Дипломная работа на тему "История становления и особенности института компенсации морального вреда"

ГлавнаяГосударство и право → История становления и особенности института компенсации морального вреда




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "История становления и особенности института компенсации морального вреда":



ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ ИНСТИТУТА КОМПЕНСАЦИИ МОРА ЛЬНОГО ВРЕДА

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА КОМПЕНСАЦИИ МОРА ЛЬНОГО ВРЕДА

1.1 Компенсация морального вреда в дореволюционном российском праве

1.2 Компенсация морального вреда в послереволюционном гражданском праве

1.3 Понятие морального вреда, его сущность и юридическое значение

ГЛАВА 2 ОСОБЕННОСТИ КОМПЕНСАЦИИ МОРА ЛЬНОГО ВРЕДА

2.1 Критерии определения размера и формы компенсации морального вреда

2.2 Границы применения компенсации морального вреда

ГЛАВА 3 КОМПЕНСАЦИЯ МОРА ЛЬНОГО ВРЕДА КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ БЛАГ

3.1 Особенности применения компенсации морального вреда в договорных обязательствах

3.2 Компенсации морального вреда как способ защиты в гражданско-правовых обязательствах из причинения вреда

3.3 Компенсация морального вреда, причиненного членам семьи умершего

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Введение института компенсации морального вреда и решение вопроса об ответственности нарушителя личных неимущественных прав - составная часть процесса обновления российского законодательства.

И первые в российском законодательстве личные неимущественные права и нематериальные блага поставлены под защиту всеми к способами, которыми располагает гражданское право, а в целях прекращения их нарушения и устранения последствий устанавливается гражданско-правовая ответственность.

Теоретико-правовой анализ юридической ответственности за моральный вред позволит глубже раскрыть социальную природу ответственности, а анализ действующего законодательства позволит рассматривать возможность создания межотраслевого комплексного института компенсации морального вреда.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Качественное написание дипломных проектов на заказ в Екатеринбурге и в других городах РФ.

Проблема гражданско-правовой ответственности за моральный вред не должна оставаться на периферии теоретико-правовой науки.

Проблемы ответственности за моральный вред освещаются учеными преимущественно в контексте анализа правоприменительной практики, связанной с определением размера компенсации морального вреда, соответствующих практических рекомендаций по применению законодательства о компенсации за моральный вред в различных случаях нарушений личных неимущественных прав и благ. Имеются публикации, а также научно-практические пособия, содержащие анализ законодательства и судебной практики.

В последнее время в публикациях о юридической ответственности за моральный вред наблюдается постепенный переход от публицистического содержания и практического применения к глубокому многоаспектному научному исследованию. И эта сфера открывает огромные возможности для приложения усилий ученых и практиков.

Степень научной разработанности темы. Проблемами компенсации морального вреда занимались такие авторы как Алексеев С. С., Анисимов А. Л., Арсланов К. М., Батяев А. А., Белякова А. М., Беляцкин С. А., Воробьев С. М., Глянцев В. В., Голубев К. И., Грибанов В. П., Гущин Д. И., Завидов Б. Д., Кабалкин А. Ю., Кирсанов П. В., Клочков А. В., Красавчикова И. О., Кривощеков Н. В., Кузовлев Е. В., Левшина Т. Л., Малеина М. Н.. Малеин Н. С., Манько Е. А., Марченко С. В., Мачульская Е. Е., Михно Е. А., Петражицкий Л. И., Пешкова О. А., Рябин В. В., Селянин А. В., Смиренская Е. В., Суханов Е. А., Тархов В. А., Трунова Л. К., Шведов А. Л., Шелютто М. Л., Шершеневич Г. Ф., Шиманова М. Я., Шичанин А. В., Эрделевский А. М. и другие авторы.

Целью настоящего исследования является теоретико-правовой анализ юридической ответственности, предполагающий изучение гражданско-правовой ответственности за моральный вред как особого социально-правового феномена, обладающего многими специфическими свойствами, а также особенностей межотраслевого функционального института компенсации морального вреда, его роли в системе юридических гарантий.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

- Рассмотрение истории развития институтов защиты и ответственности при причинении вреда нематериальным благам;

- Применение компенсации морального вреда как способа защиты в гражданско-правовых обязательствах из причинения вреда;

- Определение понятия морального вреда;

- Рассмотрение проблем определения размера и формы компенсации морального вреда;

- Определение границы применения компенсации морального вреда как способа защиты нематериальных благ и неимущественных прав;

- Особенности компенсации морального вреда в договорных обязательствах;

- Особенности компенсации морального вреда во внедоговорных обязательствах;

- Порядок компенсации морального вреда третьим лицам.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан при применении норм о компенсации морального вреда.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

- нормы Гражданского кодекса РФ и федеральных законов;

- научные публикации и материалы периодической печати, относящиеся к теме исследования;

- материалы судебной практики применительно к компенсации морального вреда.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1 СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА КОМПЕНСАЦИИ МОРА ЛЬНОГО ВРЕДА 1.1 Компенсация морального вреда в дореволюционном российском праве

В российском законодательстве практика компенсации неимущественного вреда имеет глубокие корни. Одним из наиболее древних историко-правовых памятников феодальной Руси (X-XI вв.) является Русская правда, где содержится ряд норм, предусматривающих ответственность за причинение неимущественного вреда, цель наказания - возмещение материального и морального ущерба. Так, за убийство преступник мог откупиться от родственников убитого вирой (определенной денежной суммой). Если преступник не мог выплатить компенсацию, то по праву кровной мести он передавался в полное распоряжение родственников. Денежная компенсация устанавливалась и за менее тяжкие преступления, в частности, и действия оскорбительного характера. Например, за вырванный клок бороды предусматривался штраф в 12 гривен[1]. Аналогичные требования возмещения вреда за убийство, оскорбление (бесчестье) содержали и последующие правовые акты — Судебник 1497 и 1550 гг.[2], Соборное Уложение 1649 г[3].

В Соборном Уложении значительно расширены основания компенсации за моральный вред. Ответственность предусматривалась не только за физический вред, но и за оскорбление чести в виде обиды, за клевету, распространение порочащих слухов и т. п.[4] При этом законодатель конкретно устанавливал критерии определении размеров вреда, а в некоторых случаях указывалась твердая сумма[5]. При этом компенсация за причиненную обиду могла быть взыскана одновременно в пользу и государства, и потерпевшего.

Подобные правила взыскания компенсации за личную обиду просуществовали до XVIII века. При Петре I были внесены дополнения об оскорблении чести в воинском и морском уставах, a при Екатерине II издан манифест о поединках. За бесчестье лица дворянского звания или государственного служащего взыскивался годовом оклад получаемого им жалованья, а за оскорбление духовного лица вдвое больше, чем за оскорбление светского. За словесную обиду обывателю причиталось столько, сколько он должен был уплатить за этот год в казну[6]. В упомянутых источниках предусматривалась компенсация за обиды и посягательства на личные неимущественные блага.

Вышеназванные правила позднее частично вошли в Свод законов гражданских. И хотя в своде имелся специальный раздел «О вознаграждении за обиды личныя имуществом», все же подобные правила помещались в разных главах.

С середины XIX в. и до революции 1917 г. возмещение вреда регулировалось в основном Законом от 21 марта 1851 г., содержащимся в X томе Свода законов Российской Империи. Сам Закон не запрещал возможность возмещения нематериального вреда, но и не содержал норм о предустановленной оценке нападений, обид и оскорблений. Среди юристов Закон вызывал противоречивые суждения. В частности, по словам С. А. Беляцкина, возмещение морального вреда являлось отражением высокой правовой культуры общества: «...моральный вред с точки зрения гражданского права достоин не меньшего внимания, чем имущественный ущерб... Причинив ущерб моральной сфере данного лица, отняв у него одно из духовных благ, деликвент должен быть готов, что с него потребуют доставления того, чем духовные блага могут быть приобретены, т. е. уплаты денежной суммы»[7]. На основе глубокого анализа текста Свода законов Российской Империи и иных источников российского права С. А. Беляцкин обосновал выводы о необходимости введения и российское законодательство института морального вреда. В пользу выводов С. А. Беляцкина свидетельствуют положения ст. 693 Т. X ч I Свода законов Российской Империи: «Каждый имеет право, в случае неисполнения по договорам и обязательствам, а также в случае обид, ущербов и убытков, искать удовлетворения и вознаграждения посредством суда»[8]. Компенсация морального вреда применялась как в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения имущественных обязательств, так и в случаях причинения вреда неимущественным отношениям. В современном российском законодательстве также содержатся нормы о возмещении морального вреда при нарушение имущественных прав граждан в случаях, предусмотренных законом. Здесь речь идет о законе «О защите прав потребителей»[9].

Положительная оценка института компенсации морального вреда дается А. С. Кривцовым в работе «Общее учение об убытках». По его словам, «возмещение убытков является удовлетворением не за один имущественный вред и не за одно нарушение имущественных прав, но также за вред не материального характера. При этом обращено внимание, что в литературе заметно складывалась тенденция сделать объектом иска об убытках не только возмещение косвенного материального вреда, могущего иногда иметь место при нарушении хотя бы и не материальных прав, но также и такого вреда, которому совершенно чужд какой бы то ни было имущественный характер. Не разделяя всецело этого взгляда, мы должны заметить, однако, что исторически он является совершенно согласным с тем, что в древнем праве существовало в действительности»[10]. Термин «убыток» автор предлагает использовать в широком смысле как «удовлетворение, которое должно дать какое-либо лицо за вмешательство в чуждую ему сферу частного юридического господства, насколько, вследствие такого вмешательства, нарушены блага нематериального характера, например, жизнь, здоровье, честь, свобода и т. д.»[11]. В этом случае институт обязательства возмещения убытков мог быть использован и при защите неимущественных интересов.

Противоположную позицию по этому вопросу занимал Г. Ф. Шершеневич. По его мнению, «личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняй нравственный, а не имущественный вред, если только оно не отражается косвенно на материальных интересах, например, на кредит оскорбленного. Помимо последнего случая, личное оскорблен можно преследовать только в уголовном порядке, требуя наказания виновного. Преследование в гражданском порядке несовместимо с преследованием в уголовном. Здесь-то с наглядностью выступаем нецелесообразность принципа возмещения так называемого нравственного вреда. Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение? Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед»[12]. Из сказанного следует, что автор отрицает возможность денежной оценки и компенсации морального вреда, признавая лишь материальное возмещение в целях удовлетворения имущественных интересов личности.

В противоположность Г. Ф. Шершеневичу С. А. Беляцкин отмечал, что «с точки зрения обыкновенного человека вознаграждение выдается не за какое-то отчуждение духовных благ, а за причиненный этим благам урон, насколько он выразился во внешней форме лишений и страданий, за эти лишения и страдания. Получивший судом денежное вознаграждение за причиненную ему внутреннюю или физическую боль нисколько не затронул тем своей духовной индивидуальности, а компенсировал ущерб средствами, доступными государству»[13].

Своеобразную позицию по данному вопросу занимал Л. И. Петражицкий. Он в принципе был против имущественного возмещения морального вреда, не видел в этом институте базы для культурного развития, напротив, считал его антикультурным явлением Он подчеркивал: «Принципом новых гражданских прав, в отличие от прав менее культурного типа, является ограничение гражданской ответственности правонарушителя обязанностью возместить причиненные имущественные убытки, так что теперь потерпевший никакой имущественной прибыли из чужого поступка не извлекает. По идеям цивилистов, защитников восстановления начала возмещения нематериального вреда, гражданина можно поразить лишением имущества без каких бы то ни было определенных границ размера зла и притом вне случая точно определенных деяний, а при наличности любого деяния или упущения, лишь бы было налицо нарушение какого-либо из обширнейшей категории гражданских прав»[14].

Подвергая критике проект нового Гражданского уложения, касающегося возмещения нематериального вреда, Л. И. Петражицкий считает его шагом назад. Аргументирует свое мнение тем, что «денежная сумма, которая должна представлять эквивалент причиненной неприятности, боли, обиды и т. п. — представляет не определенную величину, а изменчивую, вообще тем большую, чем богаче потерпевший»[15]. Речь здесь идет о том, что сумма возмещения должна быть прямо пропорционально связана со стоимостью имущества потерпевшего, в противном случае требуемое психологическое удовлетворение не будет достигнуто. Следуя этому правилу закон будет действовать в пользу экономически сильных, во вред слабым[16].

Анализируя предоставленную судьям свободу в решении вопросов о возмещении нематериального вреда, Л. И. Петражицкий полагает, что это может привести к судебному произволу, следствием чего может быть «серьезный и по правилам проекта не вознаградимый "нравственный" вред для всего народа, состоящий в разрушении чувства законности»[17].

Проанализировав соответствующие нормы проекта Гражданского уложения, Л. И. Петражицкий неожиданно делает вывод о том, что законотворцы допустили ошибку, которая состояла не в том, что они пытались восстановить институт возмещения нематериально вреда, а в том, что они рассматривали его как элемент обязательственного права, в то время, как применять его следовало бы в области права собственности, семейного, авторского, наследственного прав с которыми в большей степени связаны нематериальные интересы[18]. Вопросы нравственной стороны проблемы имущественной возмещения нематериального вреда красной нитью проходят через многие труды Л. И. Петражицкого. Обосновывая свои возражений против возмещения морального вреда, Л. И. Петражицкий считал, что данный институт может использоваться неимущими с целью наживы, а богатыми — для обогащения, т. е. позволит безнравственно извлекать прибыль из чужого проступка, а отсутствие критериев определения размера вознаграждения за нематериальный вред и свободу судейского усмотрения по делам о возмещении нематериального вреда он рассматривал как основу разрушения законности.

И все же, несмотря на доводы против возмещения морального вреда, составители проекта нового Гражданского уложения издания 1905 г. высказались в пользу компенсации морального вреда в целях защиты нематериальных ценностей наравне с защитой материальных благ и интересов. Ряд статей проекта нового Гражданского уложения издания 1905 г. (ст. 1655, 2626, 2627 и др.) прямо указывает на необходимость возмещения нравственного вреда в случаях причинения обезображения, телесных повреждений, лишения свободы, нанесения оскорбления, в том числе чести женщины или девицы, неисполнения обязательства должником по грубой неосторожности, причинившего нравственный вред, не подлежащий точной оценке.

Несмотря на такое ограниченное применение компенсации морального вреда, все же наличие его в российском гражданском праве явилось большим шагом вперед. Начало XX столетия ознаменовалось формированием нового правового института в российском праве. На формирование института компенсации морального вреда оказали воздействие естественно-правовые учения. В начале XX в. в России сложилась одна из лучших школ естественного права. Вопросы нравственности, ее соотношения с правом волновали не только русских философов, но и юристов[19]. Главные положения естественно-правового учения стали нравственной и этической основой формирования правового института компенсации морального вреда.

Следовательно, развитие упомянутого института объективно-обусловлено, в его основе лежат исторические традиции, преобладание гуманистических начал в праве, законодательный опыт других государств.

1.2 Компенсация морального вреда в послереволюционном гражданском праве

В послеоктябрьский период идея компенсации морального вреда все реже становилась объектом изучения. До 30-х годов встречались отдельные публикации, в которых авторы высказывали позитивные взгляды на проблему компенсации морального вреда. В частности, Б. Лапицкий писал о необходимости денежной компенсации морального вреда, определяя денежную сумму компенсации не как эквивалент душевных страданий, а как эквивалент удовлетворения, позволяющего их облегчить[20]. В поддержку идеи компенсации морального вреда высказывались И. Брауде[21], Б. Утевский[22] и др. В центре споров о моральном вреде был вопрос о допустимости компенсации морального вреда в денежной форме.

В действительности, идея сторонников компенсации морального вреда состояла не в денежной оценке вреда, причиненного нематериальным благам, а в обязывании правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты переживаний, вызванных правонарушением, т. е. деньги рассматривались не в качестве эквивалента перенесенных страданий, а в качестве источника положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативный эффект, причиненный психике человека в результате нарушения его прав и благ.

Но всеобщая доктрина провозгласила недопустимость имущественной оценки нематериального вреда. Само существо доктрины заключалось в том, что принцип компенсации морального вреда классово чужд социалистическому правосознанию[23], и основывалось, в частности, на демагогических утверждениях о невозможности измерить достоинство человека в денежной форме. Дискуссии сами по себе прекратились в середине 30-х годов после провозглашения «победы социализма в СССР». В общественном сознании укоренились представления о недопустимости оценки компенсации морального вреда в имущественной форме.

В юридическом словаре 1953 г. сказано: «Денежное возмещение неимущественного или так называемого морального вреда, как унижающее достоинство советского человека, согласно действующей законодательству, не может иметь места», и далее: «Денежное возмещение неимущественного вреда, как унижающее человеческое достоинство, советскому праву чуждо»[24]. Имущественная защита нематериальных благ могла иметь место только при таком посягательстве, которое влекло за собой имущественный вред.

Однако отрицание теорией и практикой советского права возможности имущественной компенсации морального вреда не могло предотвратить случаи его возникновения в реальной жизни. Следовательно, вопрос о компенсации морального вреда, устранении негативных последствий, как в теории, так и в законодательной практике, оставался открытым.

В 60-70-е годы дискуссии по этой проблеме возобновились. Проблема денежного возмещения нематериального вреда стала вновь активно обсуждаться в цивилистической литературе.

О. А. Пешкова, анализируя 60-70-е годы и характеризуя это время как период развития института морального вреда, выделяем три основные точки зрения по вопросу компенсации морального вреда:

— принципиально не допускается его компенсация;

— допускается в самом широком объеме, независимо от того, причинен ли при этом потерпевшему или нет имущественный вред;

— допускается компенсация морального вреда в ограниченных случаях – при причинении вреда неимущественным отношениям и нематериальным благам как основной способ защиты этих прав и благ, а также как дополнительный способ защиты прав граждан при причинении имущественного вреда из деликтных обязательств[25].

Большой вклад в разработку упомянутой проблемы внес Малеин, который стал одним из сторонников денежного вознаграждения морального вреда в широком объеме. В ряде своих работ писал о возможности и необходимости компенсации за причиненный моральный вред, несмотря на сложности, возникающие при к определении размеров такой компенсации. В таком случае, по мнению Н. С. Малеина, закон может отойти от присущего гражданскому праву принципа эквивалентности и определять размер возмещения в каждом случае, исходя из конкретных обстоятельств: характера вреда, имущественного положения сторон и т. п.[26] Здесь, по словам Н. С. Малеина, наблюдается «компромисс принципа полного возмещения вреда, гуманизма и дифференциации ответственности с учетом степени вины»[27].

Идеи компенсации морального вреда поддерживались в работах С. Н. Братуся, В. А. Тархова, М. Я. Шимановой и др.[28] Названными рами признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения. Взгляды ученых подкреплялись в то время в немалой степени и тем, что законодательство ряда социалистических государств предусматривало возмещение морального вреда (Венгрия, Польша, Чехословакия и др.).

Поддерживая позитивные взгляды на необходимость введения компенсации морального вреда, А. М. Белякова тем не менее ограничивает случаи такого возмещения компенсацией средств, затраченных на адаптацию претерпевшего физический вред лица к нормальной жизни, т. е. она признавала возможность компенсации морального вреда, причиненного только физическим увечьем[29]. А. М. Белякова при этом полагала, что если невозможно оценить в деньгах душевные страдания, то допустимо взыскание с причинителя средств в иных материальных формах. Возмещение в подобном случае призвано обеспечить потерпевшему те жизненные потребности, которые не могут быть удовлетворены полностью или частично в силу полученного увечья (лишения какого-либо органа, части тела, потери их функций)[30].

При таком положении за рамками компенсации морального вреда останутся все лица, которым причинен физический вред, не повлекший за собой увечье, а также лица, которым причинен такой психический вред, который в не меньшей степени, чем увечье, требует адаптации потерпевшего в обычной жизни.

Позицию по использованию иных форм компенсации морального вреда поддерживал Е. А. Суханов, который отмечал: «В связи с причинением вреда здоровью гражданин несет не только имущественные издержки, но и подвергается моральным переживаниям и травмам. Измерить подобный моральный вред в деньгах невозможно. При нуждаемости потерпевшего в специальных средствах передвижения на причинителя вреда возлагается обязанность по оплате расходов на приобретение мотоколяски или автомашины с ручным управлением»[31].

Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных споров. Центром тяжести этих споров была проблема допустимости компенсации морального вреда в денежной форме. В течение многих лет преобладающим было мнение о недопустимости такой компенсации, в связи с чем гражданское законодательство России до 90-х годов не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни, естественно, возможности его компенсации. Одним из серьезных аргументов против идеи компенсации морального вреда в имущественной форме были невозможность или трудность ее объективной оценки.

Проведение сравнительного анализа соответствия правонарушениям мер ответственности позволило сделать вывод об относительности этого соответствия и несостоятельности аргументации противников компенсации морального вреда.

Несмотря на длительный процесс забвения, с начала 90-х годов XX в., история развития института компенсации морального вреда в российском праве получила закономерное продолжение.

Существенный шаг вперед в этом отношении был сделан принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г[32]., где наконец моральный вред определялся как "физические или нравственные страдания".

Российские законодатели пошли по пути внесения норм о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты: Федеральный закон от 10 января 2002 г. "Об охране окружающей среды"[33], Закон РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации"[34], Закон РФ от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей"[35], Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей установлены Трудовым кодексом[36], Федеральный закон РФ от 27 мая 1998 г. "О статусе военнослужащих"[37] и др.

1.3 Понятие морального вреда, его сущность и юридическое значение

В законодательстве моральный вред определяется как нравственные и физические страдания (ст. 151 ГК РФ). В цивилистической литературе под вредом понимается "всякое умаление охраняемого правом блага, имущественного или неимущественного"[38]. Вред является социальным понятием, и его можно определить "как последствия посягательства на общественные отношения, как последствия нарушения охраняемых законом прав и интересов государства, организаций или граждан"[39]. Вред в гражданском праве - это изменение во благе, которое охраняется законом и может быть имущественным и неимущественным[40].

Имущественные блага прежде всего - вещественные блага, находящиеся во владении, пользовании и распоряжении у граждан и юридических лиц.

Некоторые авторы считают, что неимущественные блага включают в себя "как материальные (т. е. имеющие вещественное содержание, например, здоровье как целостность организма человека, окружающая среда), так и нематериальные (например, имя) блага"[41].

Однако с этой позицией согласиться нельзя. Характер вредных изменений и охраняемых законом общественных отношений весьма разнообразен. Его можно классифицировать по различным признакам. Наиболее общей классификацией, имеющей важное значение для правового регулирования, является деление всех вредных последствий противоправного посягательства на имущественные (материальные) и неимущественные (нематериальные).

К неимущественным впоследствии следует относить политические, общественные, моральные, физические и т. п.[42] Здоровье человека, целостность его организма, право на безвредную окружающую среду и т. п. не является материальным благом, а есть благо физическое, нарушение которого подлежит компенсации.

Так решением Нефтегорского районного суда Т. отказано в удовлетворении исковых требований о возмещении морального вреда в связи со смертью кормильца.

Судебная коллегия по гражданским делам решение отменила, указав следующее.

Как видно из материалов гражданского дела муж Т. погиб в результате неосторожного обращения с огнем несовершеннолетней Л.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях когда, вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ, под источником повышенной опасности понимается использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п., осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельностью и др[43].

Согласно ст. 1083 ч. 2 ГК РФ, при причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Суд в нарушении вышеуказанных норм права, придя к выводу об отсутствии вины ответчиков в причинении вреда, необоснованно отказал в удовлетворении иска, ссылаясь и на то, что главой 59 ГК РФ, другим действующим законодательством при установленных обстоятельствах не предусмотрено возмещение морального вреда.

В данном случае суд нарушил требования ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, не определил по делу юридически значимые обстоятельства по делу, не дал им надлежащую оценку.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[44].

Нематериальные блага неотделимы от личности конкретного человека, но большинство из них непостоянны во времени: здоровье, окружающая среда, индивидуальный облик и другие. Объем нематериальных благ закреплен в Конституции Российской Федерации и Гражданском кодексе РФ. Конституция РФ в ст. 2 закрепляет обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Защита и реализация конституционных прав граждан более подробно приведена в Гражданском кодексе РФ. О моральном вреде говорится в статьях 12, 151, 152, 1099 - 1101 ГК РФ. В них закреплены положения, регламентирующие моральный вред, его понятие, порядок определения, возмещения и т. д. Согласно п. 1 ст. 150 ГК РФ жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и нематериальные блага, которые принадлежат человеку от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Любое нарушение данных благ (прав и свобод) гражданина может привести к наступлению морального вреда[45].

Суть содержания морального вреда заключается в том, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию, как правило негативную.

Если противоправными действиями, которые нарушают его личные неимущественные права или другие нематериальные блага, гражданину причинен моральный вред, наличие такого вреда подлежит доказыванию, и суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст. 151 ГК РФ).

Особенностью неимущественных благ является их нематериальный характер, неотчуждаемость, непередаваемость (ст. 150 ГК РФ). Учитывая неотчуждаемость и непередаваемость, можно заключить, что законодательство не допускает использования неимущественных благ в качестве объектов купли-продажи, мены, дарения, ренты, аренды, найма, займа, кредита. Исключением из общего правила являются личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, которые могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. В данной норме усматривается прецедент отчуждения личных неимущественных благ непосредственно от человека[46].

По смыслу действующего законодательства ст. 150 ГК РФ понятием "неимущественные блага" охватываются и неимущественные права. В то же время встречается точка зрения, не совпадающая с такой формулировкой. В соответствии с ней выделяются нематериальные блага (жизнь, здоровье, честь, имя) и личные неимущественные права, объектами которых нематериальные блага не являются (право авторства, право на авторское имя и др.)[47].

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Понятие "моральный вред" дается в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда"[48], в котором указывается, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием), посягающим на принадлежащие гражданину (от рождения или в силу закона) нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающим личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства, другие неимущественные права в соответствии с Законом "Об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности" и др.) либо имущественные права гражданина.

В данном Постановлении делается акцент и раскрывается содержание преимущественно только одного из двух подвидов морального вреда - нравственных страданий. При этом в качестве синонима для нравственных страданий вводится и новый термин "нравственные переживания". Это дает основания для вывода, что тем самым предполагается необходимость осознания потерпевшим умаления своих прав и возникновения в этой связи негативных самооценок[49].

Анализируя законодательство и судебную практику, А. М. Эрделевский пришел к выводу, что моральный вред выражается в негативных психических реакциях потерпевшего и правильнее было бы вместо понятия "моральный вред" использовать понятие "психический вред". В этом случае вред подразделялся бы на следующие виды: имущественный, органический и психический[50].

На наш взгляд, основная трудность такого разграничения состоит в определении формы компенсации психического вреда и возмещении имущественного вреда, так как компенсация морального вреда направлена на сглаживание переживаний и страданий, а возмещение имущественного вреда направлено на ослабление или устранение неблагоприятных изменений в организме. В сравнении с личными неимущественными благами, имущественные отношения граждан отличаются меньшей правовой защищенностью. При их нарушении моральный вред возмещению не подлежит, исключая отношения, которые регулируются Законом РФ "О защите прав потребителей", который предусматривает компенсацию морального вреда за нарушение имущественных прав.

Е. А. Михно отдает приоритет в понятии "моральный вред" нравственным страданиям над физическими. Моральный вред есть отрицательные последствия нарушения имущественных или неимущественных благ, выразившиеся в душевных страданиях или переживаниях. Основанием для денежной компенсации морального вреда является правонарушение, в результате которого лицо потерпело эмоциональный урон. Физические страдания как правовая категория в понятие "моральный вред" не могут быть включены. Они приобретают юридическую значимость для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда лишь постольку, поскольку вызывают нравственные страдания[51].

Содержание морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физических страданий) или переживаний (нравственных страданий). Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия[52].

Неблагоприятные изменения в психическом состоянии человека могут выражаться как в "физических страданиях", так и в "физическом вреде". Эти два понятия различаются по своему содержанию, но являются составляющими морального вреда.

Физические страдания - это одна из форм морального вреда (ст. 151 ГК РФ).

Физический вред - это различного рода изменения в организме человека, которые препятствуют нормальному биологическому функционированию. Физический вред является материальным и вместе с тем неимущественным, т. к. изменения, происходящие в организме человека в материальной сфере, впоследствии могут видоизмениться и неблагоприятным образом отразиться на психике человека.

Моральный вред - это прежде всего страдания по поводу тех или иных ограничений. Эти ограничения, как правило, возникают вследствие воздействия на организм человека извне.

Через возмещение имущественного вреда возмещение физического вреда направлено на восстановление нормальных функций организма и на устранение негативных внешних проявлений. Компенсация морального вреда направлена прежде всего на устранение или сглаживание переживаний, которые были вызваны причинением вреда организму человека.

Компенсация морального вреда согласно действующему гражданскому законодательству (ст. 12 ГК РФ) является одним из способов защиты субъективных гражданских прав и законных интересов, представляет собой гарантированную государством материально-правовую меру, посредством которой осуществляется добровольное или принудительное восстановление нарушенных (оспариваемых) личных неимущественных благ и прав[53].

Анализируя пункты 1 и 2 статьи 150 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что под нематериальными благами законодатель понимает неимущественные блага. При нарушении неимущественного права или блага правомерно говорить о возникновении неимущественного вреда. Понятие "неимущественный вред" шире понятия "психический вред". Моральный же вред является одним из последствий причинения одного из этих видов вреда.

Правовая защита путем компенсации морального вреда устанавливается лишь для случаев, когда страдания являются последствием противоправного нарушения неимущественных прав или умаления других имущественных благ. Гражданское законодательство предусматривает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ). Распространение сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, также является умалением неимущественных прав не только граждан, но и юридических лиц, поэтому они вправе требовать возмещения убытков и морального вреда (ст. 152 ГК) и опровержения таких сведений. Истцы по делам о защите чести и достоинства, как правило, вместе с требованием опровержения порочащих сведений заявляют о необходимости компенсации морального вреда. Денежная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности[54]. При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает "заслуживающие внимания обстоятельства" (п. 2 ст. 151 ГК РФ).

Большинство цивилистов полагают, что гражданское право как регулирует, так и охраняет нематериальные блага и права[55]. С такой позицией трудно согласиться, потому что Гражданский кодекс РФ подразделяет личные неимущественные отношения на регулируемые и защищаемые. В соответствии с п. 1. ст. 2 ГК РФ законодательство "регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников". Следовательно, неимущественные отношения, не связанные с имуществом, не регулируются, а защищаются, о чем свидетельствует п. 2 ст. 2 ГК РФ: "Неотчуждаемые права и свободы человека и нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ"[56].

Компенсация морального вреда - один из наиболее действенных способов защиты личных неимущественных прав и законных интересов граждан, позволяющий использовать его для восстановления нарушенных прав. Здесь имеет место совпадение содержания мер защиты и мер ответственности. Дополнительные обременения и применение мер ответственности как раз и свидетельствуют о том, что меры защиты оказались неэффективными. Как справедливо отмечает С. С. Алексеев, в подобных случаях подтверждается тесная взаимосвязь мер защиты и мер ответственности[57].

Моральный вред как социальное явление приобретает в случаях, указанных, в частности, в ст. 151, 152 ГК РФ, правовое значение, порождая обязанность по его компенсации.


ГЛАВА 2 ОСОБЕННОСТИ КОМПЕНСАЦИИ МОРА ЛЬНОГО ВРЕДА 2.1 Критерии определения размера и формы компенсации морального вреда

Проблема установления критериев и определения методик компенсации морального вреда является одной из самых актуальных и наименее исследованных в этом институте гражданского права. К настоящему моменту существует ряд монографий и диссертационных исследований, где ставилась данная проблема.

В частности, ей уделяли внимание А. М. Эрделевский[58], Е. А. Михно[59], К. М. Арсланов[60], Е. В. Смиренская[61], А. В. Клочков[62], В. В. Рябин[63].

Логика изложения материала в указанных работах примерно одинаковая: вначале авторы анализируют критерии определения размера компенсации морального вреда, некоторые из них касаются вопроса о функциях института компенсации морального вреда, а затем излагают свои взгляды на методику определения ее размера[64].

Попытаемся проанализировать существующие точки зрения.

Законодатель установил в ст. 151 следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

- степень вины нарушителя;

- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

- иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен следующими критериями в ст. 1101:

- характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

- требования разумности и справедливости.

Кроме того, ряд положений, касающихся определения размера компенсации морального вреда, содержится в других законодательных актах и постановлениях Верховного Суда РФ[65]. В частности:

1) вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме (п. 1 ст. 1064 ГК);

2) размер компенсации морального вреда определяет суд (ч. 2 ст. 151 ГК);

3) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения потерпевшего[66];

4) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения причинителя вреда[67];

5) размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворения иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований;

В своих работах авторы излагают точку зрения законодателя, делая ссылки на ст. 151 и 1101 ГК, а затем проводят анализ вышеуказанных критериев. Основные вопросы, возникающие по проблеме критериев определения размера компенсации морального вреда, сводятся к следующему:

1) следует ли учитывать вину нарушителя;

2) следует ли учитывать степень вины нарушителя;

3) что следует понимать под физическими и нравственными страданиями и их степенью;

4) каким образом следует осуществлять оценку физических и нравственных страданий;

5) каким образом следует доказывать наличие и степень физических и нравственных страданий (особенно нравственных);

6) какие именно иные заслуживающие внимания обстоятельства могут быть приняты во внимание судом при определении размера компенсации морального вреда;

7) что следует понимать под синтагмой "требования разумности и справедливости", введенной законодателем.

Точки зрения относительно функций института компенсации морального вреда в целом можно свести к следующим группам:

а) институт компенсации морального вреда выполняет совокупно:

- карательную (штрафную) функцию;

- компенсационную функцию;

- превентивную функцию;

б) институт компенсации морального вреда выполняет совокупно:

- карательную (штрафную) функцию;

- компенсационную функцию[68];

в) институт компенсации морального вреда выполняет совокупно:

- компенсационную функцию;

- превентивную функцию[69].

Изложим тезисно два противоречащих, на наш взгляд, друг другу положения, которые встречаются у большинства авторов:

1. "Нравственные страдания и боль не подлежат измерению в денежном выражении, не существует и строго определенной шкалы измерения человеческих эмоций, дабы перевести их в денежное выражение[70]; "при причинении морального вреда трудно, даже невозможно выявить его денежный эквивалент"[71]; "люди еще не открыли математическую формулу определения степени нравственных и физических страданий"[72]; "нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания... поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т. е. что размер компенсации должен быть адекватен размеру перенесенных страданий"[73].

2. Большей глубине страданий должен соответствовать и больший размер компенсации, и наоборот.

По нашему мнению, данные положения являются взаимоисключающими. С одной стороны, презюмируется принципиальная невозможность оценить глубину страданий в деньгах. Затем следует заключение о том, что, коль скоро невозможно нематериальный вред, т. е. страдания, вызванные умалением в сфере нематериальных благ, измерить в деньгах, это в общем-то является нецелесообразным, поскольку институт компенсации морального вреда несет функцию сглаживания негативных эмоций путем доступа к неким иным благам взамен утраченных. После этого авторы все же увязывают степень страданий с размером компенсации морального вреда (чем сильнее страдания, тем большая компенсация должна быть выплачена), таким образом, опровергая первый тезис.

В свете этой конструкции получается, что существует некая абстрактная шкала соотношения взаимозаменяемых нематериальных благ, на одном конце которой находятся утрачиваемые, умаляемые нематериальные блага, а на другом – т. е., доступ к которым лицо может приобрести взамен утраченных, причем и те, и другие каким-то образом соотносятся с денежным эквивалентом. Такое положение по сути своей противоречит самой идее существования личных неимущественных прав и благ, которые являются неотчуждаемыми и принадлежат лицу от рождения.

Таким образом, в большинстве исследований приведен лишь анализ критериев оценки компенсации морального вреда, данных законодателем, а также сформулирован тезис о том, что указанные критерии являются рекомендательными нормами для суда, при этом каждый судебный состав применяет их сообразно рассматриваемому им делу. На наш взгляд, существует объективная необходимость в построении иной системы критериев, которая была бы фундаментальной и на основе которой можно было бы разработать логичную методику оценки размера компенсации морального вреда.

По нашему мнению, следует учитывать тот факт, что страдание является прежде всего категорией как физиологической, так и психологической одновременно, а не юридической конструкцией. Следовательно, к оценке страдания следует подходить с позиций медицины, то есть с "родными" для него критериями. Лишь затем будут возможны верная юридическая оценка и выработка адекватных мер защиты лица путем компенсации морального вреда.

Задача юристов в данной области - выработать критерии определения размера компенсации за причинение морального вреда. К сожалению, современное гражданское законодательство России не содержит универсальных норм, регулирующих многообразные случаи возмещения морального ущерба. Приведенных же, например, в Гражданском кодексе Российской Федерации положений, которыми следует руководствоваться суду при определении размера компенсации морального вреда, явно недостаточно, так как они отличаются неопределенностью и неконкретностью. В связи с этим не выработана единообразная практика решения данного вопроса: судьи вынуждены самостоятельно - исходя из своего понимания права, убеждений и жизненного опыта – определять размер денежной компенсации морального вреда. Результат такого положения в российском гражданском праве – беспорядочность судебных решений и чрезмерное количество предъявляемых исков о возмещении морального вреда.

Разработкой методики определения размера морального вреда в России занимается ряд правоведов, чьи мнения представляются достаточно интересными и обоснованными. А. М. Эрделевский[74] в основу своего метода поставил зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности правонарушения, а именно от размеров санкций за то или иное преступление, предусмотренных УК РФ. Для расчетов указанного размера он вводит понятие "базисный уровень", который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда[75].

В соответствии с этим уровнем А. М. Эрделевский разработал таблицу, где, например, презюмируемый моральный вред за причинение тяжкого вреда здоровью будет соответствовать 720 МРОТ. При этом данный базисный уровень соответствует уровню заработка гражданина за десять лет при размере месячного заработка в 6 МРОТ.

Для определения же размера морального вреда при различных неимущественных посягательствах автор на основе базисного уровня вводит понятие "презюмируемый моральный вред", определяя его как "страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) "средний", "нормально" реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек". При этом он допускает, что действительный размер компенсации морального вреда может быть увеличен относительно презюмируемого, но не более чем в четыре раза. Это ограничение, однако, не распространяется на случай изменения действительного размера возмещения морального вреда в сторону уменьшения по отношению к презюмированному.

В соответствии с условиями, которые А. М. Эрделевский считает нужным учитывать при определения размера компенсации морального вреда, приводится формула такого расчета:

D = d x fv x i x c x (1-fs) x p,

где D - размер компенсации действительного морального вреда;

d - размер компенсации презюмируемого морального вреда;

fv - степень вины причинителя вреда, при этом 0 < fv < 1;

i - коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 < i < 2;

с - коэффициент учета заслуживающих внимание фактических обстоятельств причинения вреда, при этом 0 < с < 2;

fs - степень вины потерпевшего, при этом 0 < fs < 2;

р - коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, при этом 0,5 < р < 1.

Данная позиция А. М. Эрделевского достаточно обоснованна и отражает основные критерии, основываясь на которых, можно с достаточной точностью определить размер компенсации морального вреда. С этим мнением согласны многие юристы.

Вышеприведенные умозаключения не являются субъективной точкой зрения автора; они основываются прежде всего на уже существующих нормах определения размера компенсации морального вреда в гражданском законодательстве России.

Исходя из положений Гражданского кодекса (ст. 151 и 1101) и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 можно выделить следующие условия, в соответствии с которыми суд определяет размер компенсации морального вреда, а именно:

степень вины нарушителя (хотя ст. 1100 ГК РФ предусматривает основания компенсации морального вреда и независимо от вины);

степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

характер физических и нравственных страданий, оцениваемый судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

требования разумности и справедливости;

иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Решением Промышленного районного суда частично удовлетворены исковые требования С., на ОАО "АВТОВАЗ" была возложена обязанность заменить некачественный автомобиль на новый автомобиль аналогичной марки, с ОАО "АВТОВАЗ" в пользу С. взыскана неустойка в размере 80 000 рублей, судебные издержки в сумме 7 163 рублей и компенсация морально вреда в сумме 5 000 рублей.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что С. приобрел спорный автомобиль у Ж. 5.09.02, а 24.10.02 г. обратился с претензией к изготовителю о замене автомобиля на новый, ссылаясь на наличие неустранимых производственных дефектов.

При рассмотрении данного дела суд не определил и не установил юридически значимые обстоятельства, связанные с приобретением истцом автомобиля. Не выяснил по какой цене был приобретен автомобиль, не проверил наличие осведомленности истца о техническом состоянии приобретаемого автомобиля, имеющихся на нем дефектов. Не проверил вопрос о возможности злоупотребления правом и неосновательного обогащения в случае приобретения заведомо некачественного автомобиля по соответствующей цене и требования его замены на новый.

В своей жалобе ОАО "АВТОВАЗ" указывает также на то, что судом в пользу истца взысканы судебные расходы в сумме 7 163 руб., однако, в нарушении ст. 197 ГПК РФ, решение в этой части не мотивировано, расчет не приведен, размеры взысканной судом неустойки в сумме 80 000 руб. и компенсации морального вреда в сумме 5 000 руб. чрезмерно завышены, установлены без учета конкретных обстоятельств дела, поскольку спорный автомобиль постоянно находился во владении истца и он использовался им по прямому назначению.

Согласно ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств, суд вправе уменьшить неустойку.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Из материалов дела следует, что спорный автомобиль из владения и пользования истца не выбывал. Истец продолжал использовать его по прямому назначению, а потому доводы надзорной жалобы о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств и завышенном размере компенсации морального вреда являются обоснованными и суду их следует учесть при новом рассмотрении дела.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[76].

Существуют и иные точки зрения на порядок определения размера компенсации морального вреда, в основном, однако, дополняющие методику А. М. Эрделевского.

М. Н. Малеина, например, к числу критериев определения размера компенсации за причинение морального вреда предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений о происшедшем событии. При причинении физического вреда - вид и степень тяжести повреждения здоровья, длительность или кратковременность расстройства здоровья, степень стойкости утраты трудоспособности и т. д.[77].

К критериям определения размера компенсации морального вреда А. В. Шичанин относит силу причиненного вреда, материальное и социальное положение сторон, а также местные условия и нравы[78].

Интересен взгляд на вопрос определения размера компенсации морального вреда В. Я. Понаринова, специализирующегося в сфере уголовного судопроизводства. Он предложил два метода оценки морального вреда: "поденный" и "посанкционный"[79]. Посанкционный метод основывается на соотношении размера компенсации морального вреда со степенью меры наказания преступника, что соответствует методу А. М. Эрделевского. Суть же поденного метода сводится к принятию судом во внимание количества дней в году и к учету доли ежемесячного заработка (дохода) виновного, приходящегося на один день. Если суд придет к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы денег в размере семнадцатидневного дохода, то, зная его доход, приходящийся на один день, легко определить и общую сумму денег, подлежащую взысканию с виновного в качестве компенсации морального вреда. Однако (это отмечает и сам В. Я. Понаринов) уязвимость этого метода состоит в том, что он не связан тесно с самим деянием, его правовой оценкой и вызванными им последствиями.

Таким образом, мы видим, что при всей логичности методики (формулы) определения размера компенсации морального вреда А. М. Эрделевского она не является идеальной и требует дальнейшей научной разработки и уточнения.

Кроме того, наряду с вышеприведенными критериями определения размера морального вреда следует принимать во внимание, что, как отмечала К. Б. Ярошенко, "компенсация морального вреда - это одна из форм гражданско-правовой ответственности, и поэтому к ней применимы не только специальные нормы, но и общие нормы, посвященные деликтным обязательствам"[80]. Здесь совершенно справедливо затрагивается тема возможности компенсации морального вреда в зависимости от действий и вины самого потерпевшего, т. е. имеются в виду нормы, установленные п. 1 и 2 ст.1083 ГК РФ. Такое уточнение очень важно, ибо, рассматривая характеристики причинившего вред, не следует оставлять без внимания действия и степень вины самого потерпевшего (например, если он был инициатором конфликта).

Множественность и многогранность условий определения размера компенсации морального вреда делают невозможной точную оценку причиненных душевных страданий. Как отмечают К. И. Голубев и С. В. Нарижний, эта невозможность во многом предопределяет известную еще с прошлых веков доктрину, согласно которой при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является составной частью института компенсации морального вреда. Так, в английском праве в начале прошлого века данный принцип обосновывался тем, что при компенсации морального вреда суд считается с конкретным данными, конкретной справедливостью, средствами сторон и многими другими обстоятельствами. Соответственно, если бы на этот предмет существовали заранее установленные критерии, обязательные для суда, то богатый человек мог бы сделаться всеобщем мучителем, подобно некоему знатному римлянину, имевшему обыкновение ходить вокруг Форума и бить по щекам каждого встречного, в то время как раб с кошельком следовал за ним, расплачиваясь за удары по установленной в законе таксе[81].

Бесспорно, разработка критериев определения размера компенсации морального вреда более чем необходима. Такие критерии позволят российскому судопроизводству продуктивнее разрешать вопросы о компенсации морального вреда. Следует заметить, что не во всех странах мира выработана универсальная методика определения размера компенсации морального вреда. Нет ее, например, и в таких странах континентальной правой системы, как Германия и Франция, в отличие от стран англо-американского права, основанного на применении прецедентного права, определившего предельные экономические уровни компенсации морального вреда. В связи с этим Россия не может воспользоваться в полном объеме международным опытом, чему сопутствуют и отличие правовой системы, и отсутствие достаточной судебной практики, и нестабильное экономическое и политическое положение нашей страны. Разработка критериев определения размеров компенсации морального вреда позволила бы России вступить на путь создания достаточной практической базы, совершенствования законодательства в данной области и разрешения судебных споров о компенсации морального вреда с наибольшим учетом интересов граждан и соблюдения принципа справедливости.

С момента введения в современное российское право института компенсации морального вреда вопрос о его определении получил довольно широкую разработку, и наиболее жизнеспособные теории подлежат, по нашему мнению, немедленному внедрению в активную практику.

Компенсация морального вреда является мерой юридической гражданско-правовой ответственности, охватывает сферу не только гражданско-правовых отношений, но и уголовно-правовых, трудовых, семейных, административно-правовых и др. В юридической науке дискуссионным является вопрос о формах компенсации причиненного морального вреда. Действующее гражданское законодательство предусматривает лишь денежную форму (п. 1 ст. 151 и п. 1 ст. 1101 ГК РФ). В литературе отмечалось, что наряду с денежной формой необходимо введение и иных форм компенсации морального вреда. Н. С. Малеин подчеркивает, что "суть вопроса состоит в предоставлении потерпевшему возможности облегчить моральные потери, страдания, восстановить его коммуникабельность и т. п."[82]. Особенности компенсации морального вреда, предусматривающего физические и нравственные страдания, отрицают применение натурального способа возмещения.

Следует отметить, что ст. 131 Основ гражданского законодательства СССР 1991 года предусматривала возможность компенсации морального вреда как в денежном, так и в другом выражении, в том числе путем предоставления какого-либо имущества, иных благ. Тогда как Гражданский кодекс РФ с 1 января 1995 года несколько изменил толкование Основ и оставил лишь возможность компенсации морального вреда в денежном выражении. Это, в свою очередь, отмечено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", п. 8 которого гласит: "При рассмотрении требований о компенсации морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года, - только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда"[83].

Считаем, что возврат к существовавшей модели компенсации морального вреда (причиненных физических и нравственных страданий) положительно сказался бы на заглаживании данного вреда. Например, лицо, претерпевшее физические страдания, получило увечье (ампутация ног). В данном случае потерпевшему актуальней было бы получить автотранспортное средство, переоборудованное для инвалидов, для свободного передвижения, нежели денежную компенсацию, и т. д[84].

Законодательство нуждается в устранении имеющихся в нем пробелов. Для определения морального вреда необходимо установить объективные критерии, более развернутые, нежели приводимые в ст. 1101 ГК РФ.

В заключение можно сделать следующие выводы.

Размер компенсации морального вреда должен быть четко определен. Единицей измерения данного размера должна быть не конкретная денежная сумма (как, например, в США или Великобритании), а минимальный уровень жизнеобеспечения человека на единицу времени (предположительно месяц). К сожалению, МРОТ не отражает объективное экономическое положение в стране. В связи с тем что экономическая ситуация в России неоднородна, следует определять максимальный уровень компенсации морального вреда в зависимости от экономической обстановки в конкретном регионе России для защиты имущественных интересов причинителя вреда и соблюдения принципа справедливости. В отличие от максимального уровня компенсации минимальный уровень ограничению не подлежит.

Помимо указанных в законодательстве критериев определения размера компенсации морального вреда должны учитываться также:

индивидуальные (психологические, физические и социальные) особенности причинителя вреда и потерпевшего;

длительность отрицательного воздействия на потерпевшего;

культурные, религиозные и прочие нравственные особенности причинителя вреда и потерпевшего.

2.2 Границы применения компенсации морального вреда

Различные взгляды на проблему компенсации морального вреда обу

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "История становления и особенности института компенсации морального вреда". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 690

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>