Дипломная работа на тему "История развития уголовного законодательства"

ГлавнаяГосударство и право → История развития уголовного законодательства




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "История развития уголовного законодательства":


Оглавление

Введение

Глава 1. Периодизация и развитие угол овного законодательства России в досоветский период

§ 1. Уголовное законодательство до имперского периода

§ 2. Уголовное законодательство имперского периода

Глава 2. Уголовное законодательство России советского и постсоветского периода

§ 1. Уголовное законодательство советского периода

§ 2. Уголовное законодательство современного периода

§ 3. Характеристика современного угол овного законодательства России

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Актуальность темы исследования. Процесс зарождения и становления российского угол овного законодательства был сложным, постепенным и продолжительным. Уголовное законодательство России имеет богатую историю, тесно связанную с развитием Российского государства. Современная концепция построения угол овного законодательства формировалась на протяжении нескольких столетий, пройдя путь от неписаного обычая до Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года.

Прослеживается постепенный переход и усовершенствование российских уголовных законов от принципа талиона «око за око, зуб за зуб» до демократических принципов гуманизма, законности, равенства всех перед законом, приоритета защиты интересов личности перед государством, неприменения смертной казни. Тем не менее, нынешнее российское уголовное законодательство нуждается в совершенствовании. Вопрос о полном соответствии его современным жизненным реалиям, социально-экономическим и политическим отношениям в стране, а также соответствии его Конституции, международным стандартам недостаточно разработан. Отдельные его аспекты требуют дальнейшего исследования и разработки.

В этих условиях особую актуальность приобретает всестороннее исследование проблемы создания, реализации угол овного законодательства Российской Федерации, определение понятия «уголовное законодательство», его структуры, а также оснований угол овного законодательства Российской Федерации.

До сих пор ученые-юристы, как теоретики, так и практики, вносят многочисленные предложения о дополнении и изменении Уголовного кодекса РФ. Несовершенство российского угол овного законодательства во многом предопределило существующие проблемы в стадии его применения. Широко дискутируется проблема определения источников и оснований российского угол овного законодательства, его содержания, структуры норм, соотношения уголовного права и других отраслей права, что порождает все новые проблемы, нуждающиеся в общетеоретическом разрешении.

Как уже отмечалось, российское законодательство нуждается в совершенствовании. Многие законодательные новеллы остались не востребованными, отдельные положения Уголовного кодекса РФ, наоборот, недостаточно разработаны. Вызывают научные споры множество теоретических вопросов. Все это относится как к Общей, так и Особенной части угол овного законодательства.

На данный момент понятие «российское уголовное законодательство» и его основания в полной мере наукой не разработано, хотя это именно тот критерий, по которому можно определять уголовное законодательство вообще.

Степень разработанности темы исследования. Проблемы истории угол овного законодательства, его структуры, источников и оснований уже рассматривались в работах таких ученых, как: А. Г. Блинов, Ю. И. Бытко, P. P. Галиакбаров, А. А. Герцензон, Г. В. Верина, Т. Г. Даурова, М. Дьяконов, Б. В. Здравомыслов, А. А. Зимин, А. Н. Игнатов, И. А. Исаев, А. Г. Кибальник, А. Ф. КистяковскиЙ, Т. В. Кленова, И. Я. Козаченко, В. П. Коняхин, В. Н, Кудрявцев, Н. Ф. Кузнецова, СВ. Курылев, Л. В. Лобанова, Н. А. Лопашенко, В. В. Мальцев, А. Т. Маньков, В. Д. Меньшагин, А. В. Наумов, Б. С. Ошерович, А. А. Пионтковский, Б. Т. Разгильдиев, А. И. Рарог, В. А. Рогов, Р. А. Сабитов, Н. С. Таганцев, Ю. В. Трунцевский, Г. С.Фельдштейн, В. Ф. Щепельков, СВ. Юшков и других правоведов.

В большинстве работ названных исследователей комплексно данная проблема не была разработана, затрагивались лишь отдельные ее аспекты. Кроме того, среди указанных авторов наблюдаются существенные расхождения во взглядах относительно рассматриваемой темы.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по нужной вам теме. Безупречное написание дипломных проектов под заказ в Перми и в других городах России.

Отмечая значительную научную ценность проведенных исследований, полагаем, что ряд положений и выводов, разработанных вышеназванными идругими авторами, требуют дальнейшего развития и уточнения, как в теоретическом, так и практическом направлениях.

Объект исследования составляют отношения в сфере формирования угол овного законодательства и его реализации, признания основаниями Конституции РФ, а также общепризнанных принципов и норм международного права.

Предметом исследования является российское уголовное законодательство доимперского, имперского, советского и современного периодов, понятие и структура угол овного законодательства, нормы современного и зарубежного угол овного законодательства, международные правовые акты, основания угол овного законодательства: Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права.

Цель исследования состоит в комплексном анализе угол овного законодательства Российской Федерации, в определении на основе этого понятия «уголовное законодательство России», его структуры, решении вопроса об основаниях угол овного законодательства и разработке рекомендаций по совершенствованию действующего угол овного законодательства.

Названная цель исследования определила разработку и решение следующих задач:

-  изучить историю развития угол овного законодательства от доимперского периода до принятия Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г.;

-  дать характеристику уголовному законодательству современного периода.

Методологическую основу исследования составляет система философских знаний, определяющая основные требования к научным концепциям, сущности и сфере применения различных методов познания. Также использовались диалектический метод научного познания, исторический, формально-логический, систематический, статистический, социологический, метод сравнительного правоведения.

Теоретическое значение исследования обусловлено результатами исследования, которые позволили сформулировать ряд предложений, развивающих теорию уголовного права, повышающих эффективность обеспечения задач, стоящих перед российским уголовным законодательством в сфере его создания и реализации.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования результатов для дальнейшего изучения проблем истории угол овного законодательства, результаты могут быть использованы в учебном процессе.

Структура работы обусловлена логикой и целью исследования и состоит из введения, двух глав включающих 5 параграфов, заключения, списка источников и литературы.


Глава 1. Периодизация и развитие угол овного законодательства России в досоветский период § 1. Уголовное законодательство до имперского периода

Народ не может жить, не помня уроков своей истории. Только на основании накопленного опыта строятся сегодняшний и завтрашний день. Это изречение еще раз подтверждает известную истину о том, что без прошлого нет настоящего и не может быть будущего. Данное суждение относится и к уголовному законодательству. По мнению А. Ф. Кистяковского, «только история может дать объяснение причин, как современного состояния уголовного права, так и состояния его в предшествующие периоды»[1].

По справедливому замечанию Н. Ф. Кузнецовой, историко-сравнительный метод познания уголовного права является одним из важнейших методологических законов[2].

В трудах ученых-юристов встречается несколько подходов к периодизации истории российского уголовного права. Так, А. П. Чебышев-Дмитриев, исходя из господствовавшего в российском праве в течение длительного времени подхода к классификации видов источников права, различал период обычного права и период законного права, а период от XIV до начала XVII в. называл переходным периодом[3]. Близкую позицию по данному вопросу сегодня занимает И. Я. Козаченко[4]. Напротив, М. Ф. Владимирский-Буданов, руководствуясь критерием «свойство уголовного наказания», выделял три основных периода: 1) период кровной мести и частных композиций; 2) период устрашающих уголовных кар; 3) период наказаний, основанных на времени[5].

Большинство современных отечественных исследователей при решении данного вопроса обращаются к эволюции российской государственности, в процессе развития которой изменялись не только понятие, система и целиуголовного наказания, но и представления о преступном деянии. В частности, В. В. Мальцев на этом основании различает два периода в истории российского угол овного законодательства: 1) дооктябрьский (дореволюционный) 1917 г. и советский (с октября 1917 г. до 12 декабря 1993 г.)[6]. А. В. Наумов условно выделяет в этой связи три периода: 1) уголовное законодательство досоветского периода (до октября 1917 г.); 2) советское социалистическое уголовное право; постсоциалистическое уголовное право[7], а А. Н. Комиссаров - четыре периода: 1) уголовное законодательство Древней Руси; 2) уголовное право централизованного Русского государства; 3) уголовное законодательство советского периода[8]; 4) уголовное право Российской Федерации после распада СССР. Наконец, И. С. Алихаджиева, Т. Г. Даурова и О. А. Лиценбергер разграничивают шесть таких периодов: 1) уголовное право X-XIV вв. (Древней Руси); 2) уголовное право XV-XVI вв. (период образования Русского централизованного государства); 3) уголовное право XVII в. (период сословно-представительной монархии); 4) уголовное право XVIII в. (период становления и развития абсолютизма); 5) уголовное право Х1Х-начала XX в. (период расцвета абсолютизма и неоабсолютизма); 6) уголовное право XX в. (периоды оформления конституционной монархии, Советского государства и современный этап[9].

М. С. Кармановский выделяет три типа уголовного преследования: 1) ранний - обвинительный; 2) средневековый - инквизиционный; 3) цивилизованный - состязательный. Эти виды сменяли друг друга, обусловленные экономическими, социальными, политическими и идеологическими причинами[10].

По нашему мнению, историю российского угол овного законодательства условно можно разделить на четыре равновеликих периода: уголовное законодательство доимперского периода; уголовное право имперского периода; уголовное законодательство советского периода; уголовное право современного периода.

Уголовное законодательство России имеет богатую историю, тесно связанную с развитием Российского государства. Первым источником уголовного права, господствовавшим у славян еще в догосударственный период развития, было обычное право. Одновременно появились и договоры.

Примером документов обычного права служат договоры Великих князей Олега и Игоря с греками. Первый был заключен в 911 г. при императорах Льве Мудром и его соправителе Александре. Второй - в 944 г. при императорах Романе Лакапине и его соправителях Константине Багрядном и Стефане[11].

В IX-X вв. на Руси не существовало письменных сборников обычного права. Впервые письменную форму стали применять только при заключении договоров. Договор («докончанье», «ряд», позднее - «крестное целование») стал главным средством перехода от обычного права к законодательству. Наука выделяет различные типы договоров. Прежде всего, это договоры международные (с греками, немцами), договоры русских князей между собой. Первый сохранившийся договор между сыновьями Ивана Калиты заключен в 1341 г., но поскольку русские князья были достаточно самостоятельны, независимы друг от друга, то можно предполагать, что такие договоры существовали уже в X в, и содержали, в основном, нормы государственного права. Первыми международными соглашениями были договоры Руси с Византией. Это не случайно. Киевские князья в X в. проводили свою внешнюю политику посредством военных походов на Византию[12].

Древнейшим российским письменным сборником законов является Русская Правда, относящаяся к XI-XII вв. В ней наиболее полно рассматривались нормы уголовного права.

Русская Правда, несомненно, воспроизводит целый ряд древнейших народных юридических обычаев. Наряду с обычаем, источником Русской Правды служили княжеские уставы и судебные решения. Другим источником было византийское право, которое проникло к нам вместе с принятием христианства. Судебные решения часто воспроизводятся в Русской Правде в их первоначальном виде, но иногда и в форме, обобщенной в юридические нормы. Княжеские уставы как источник Русской Правды в большинстве случаев представляли собой только обобщенные судебные решения, еще не утратившие своего судебно-казуального характера. И византийское право как источник Русской Правды привносилось в нее не путем научного заимствования, а главным образом, путем решения судов на основании норм византийского права[13].

Уголовный закон по Русской Правде представлял собой совокупность конкретных деяний и раскрывал неблагоприятные последствия за его совершение.

Открытие в 1738 г. В. Н. Татищевым Русской Правды в составе Новгородской летописи положило начало научному изучению этого памятника. Первое упоминание о Русской Правде в печати принадлежало профессору Штрубе де Пирмонту (1756 г.). Известна Русская правда была и М. В. Ломоносову[14].

До наших дней дошло более ста списков Русской Правды. Все они распадаются на три основных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная.

Краткая правда дошла до нас в двух списках XV в. и нескольких списках XIII-XIV вв. Оба древних текста включены в Новгородскую летопись.

Пространная редакция возникла не ранее 1113 г. и связывалась с именем Владимира Мономаха. Она разделялась на Суд Ярослава (ст. 1-52) и Устав Владимира Мономаха (ст. 53-121)[15].

Сокращенная редакция появилась в середине XV в. из переработанной Пространной редакции[16].

Термин «преступление» в Русской правде отсутствовал, он был заменен словом «обида». Под преступлением (или обидой) понималось причинение физического, материального или морального ущерба конкретному человеку, его личности, имуществу.

Характерной чертой права того времени являлось отсутствие различия между уголовными и гражданскими правонарушениями.

Субъектами преступления в феодальном обществе выступали феодалы, городские люди и феодально зависимые крестьяне. Рабы за свои преступления или проступки подлежали иной ответственности. По Русской правде раба, ударившего свободного мужа, можно было убить. Обычно субъектом преступления являлось одно лицо. Если же преступление совершалось несколькими лицами, то все виновные отвечали одинаково, независимо от степени участия каждого из них в совершении преступления[17].

Субъекты преступления различались по общественному положению и полу. Так, штраф за убийство князя составлял 80 гривен, а за убийство княжеского слуги - 5 гривен (ст. 12-14 Русской Правды). Жизнь женщины оценивалась вдвое дешевле, чем жизнь мужчины, если она совершала преступление в семейной сфере (ст. 88)[18].

В Русской Правде еще не существовало возрастного ограничения уголовной ответственности, не был известен и институт вменяемости, но уже были заложены основы института индивидуализации ответственности и наказания. В этом документе можно отыскать и зачатки института соучастия впреступлении. Так, размер наказания различался, например, в зависимости от того, было ли совершено преступление в одиночку или несколькими лицами[19].

Система наказаний по Русской Правде была представлена следующим образом:

1. Смертная казнь. Русская Правда не говорит о смертной казни, но летописи сообщают о ее применении.

2. Поток и разграбление. Сущность этого вида наказания, по-видимому, заключалась в обращении преступника и членов его семьи в рабство и в конфискации имущества.

3. Вира - денежное взыскание за убийство в размере 40 гривен. Одновременно с взиманием виры родственники убитого получали от убийцы так называемое головничество (его размер Русская Правда не устанавливала).

Русская Правда знает так называемую дикую виру, которая взыскивалась не с одного преступника, а и с верви, к которой он принадлежал, в следующих случаях: а) если было совершено простое убийство и преступник состоял с членами верви в круговой поруке; б) если было совершено убийство в разбое, но вервь не разыскивала убийцу, то есть прикрывала его и не выдавала.

4. Вознаграждение за убийство княжеских холопов и смердов, взимавшееся в разном размере от 12 до 5 гривен.

5. Продажа (штраф), которая взималась в размере 12 или 3 гривен и поступала князю.

Кроме того, пострадавшие от обид получали от обидчика особое вознаграждение, так называемый урок.

Высшей мерой наказания считался поток и разграбление. За большинство преступлений предусматривалась «продажа».

Русская Правда не содержала никакой системы преступлений и знала лишь два их вида: против личности - убийство, телесные повреждения, оскорбление действием и др.; против имущества - кража (татьба), поджог, конокрадство, потрава посевов, использование чужого имущества и пр.

Преступления против государства и против церкви, а также должностные преступления на данном этапе развития общества еще отсутствовали[20].

Некоторые авторы в качестве самостоятельной группы преступлений выделяют также преступления против семьи и нравственности[21].

Следуя хронологическому порядку, нельзя не упомянуть о таких исторических памятниках права, как Псковская и Новгородская судные грамоты (XIII-XV вв.). В основу данных документов легли нормы Русской правды, а также украинского, белорусского и литовского права[22].

Ни время составления Новгородской судной грамоты, ни ее содержание точно не известны. Этот вопрос постоянно дискутируется. Исследователи относят его к различным периодам XV века (1440, 1446, 1456)[23].

Что касается Псковской судной грамоты, то она датируется 1467 г., и состоит из 120 статей. Но дополнялся и переписывался этот документ неоднократно. Разрозненные статьи, объединенные под общим названием «Псковская судная грамота», были обнаружены в 1847 г. в Одессе русским историком Н. Музаркевичем[24]. Грамота рассматривала не только процессуальное право, как Новгородская судная грамота, но и материальное, в том числе уголовное. Нормы уголовного права были разработаны в обеих грамотах слабее, чем нормы гражданского права. Однако в уголовном праве появились значительные новеллы, такие, как смертная казнь, государственные и должностные преступления и др.[25].

Под преступлением Псковская судная грамота впервые в русском праве понимала причинение ущерба не только частным лицам, но и государству. Вообще, по сравнению с Русской Правдой система преступлений в ней была расширена.

Псковская судная грамота предусматривала следующие виды преступлений:

1.  преступления против имущества:татьба. Не различаются виды татьбы по тому, из какого помещения она произведена. Татьба подразделялась на простую и квалифицированную; разбой. Существовало 2 вида разбоя: наход (нападение вообще) и разбой, имеющий корыстную цель - грабеж; поджег. За данное преступление полагалась смертная казнь.

2.  преступления против лица: обида действием. Сюда же относилось порвание бороды; убийство. Здесь уже различался умысел от нечаянности.

3.  государственные преступления:переест (передача неприятелю нужных ему сведений об отечестве изменника) - карался смертной казнью (ст. 7)[26].

В грамоте отсутствуют должностные преступления. Какое-то подобие превышения служебных полномочий встречается лишь в ст.48[27], когда насильственные действия по отнятию имущества со стороны волостеля приравнивались к грабежу. За взяточничество не предписывалось никаких санкций. Просто говорится, что брать их нельзя.

Покупка краденой вещи освобождала от наказания, если покупатель представлял свидетелей сделки[28].

В отличие от Русской Правды в Псковской судной грамоте изменилась система наказаний. В качестве одного из вида наказаний называлась смертная казнь в виде повешения, сожжения или отсечения головы. Высшая мера наказания применялась за 5 преступлений (государственная измена, кража в третий раз, кража в кремле, конокрадство и поджег).

Основным видом наказания являлись штрафы. Наиболее распространенной формой штрафа была продажа, поступавшая в княжескую казну. Потерпевший и его родственники никакой компенсации в отличие от Русской правды не получали.

В XIV в. в Русском государстве признавалось действующим уголовное право Русской правды. С течением времени Русская Правда стала утрачивать значение действующего источника права, но еще в конце XIV в. основные принципы права были близки к принципам Русской Правды. Например, в Двинской грамоте сохранялась норма о вире: в одной из ее статей говорилось о дикой вире, которою должны в случае не отыскания преступника платить общины. Основное различие между этими документами состояло в том, что в Русской Правде большее преимущество отдавалось государственным, а не частным интересам.

В XV в. с усилением классовых противоречий основные начала уголовного права стали подвергаться значительным изменениям, получившим свое выражение в Судебнике 1497 года, который в дальнейшем был исправлен идополнен Василием III (до нас он не дошел), а вслед за ним появился и Судебник 1550 года.

Судебник 1497 года имел второе название - Судебник Ивана III. Причинами его появления стали необходимость принятия единого свода законов и введение единой системы суда и управления. Проект Судебника был разработан дьяком В. Гусевым и вступил в силу с 1 сентября 1497 г. Это был первый опыт кодификации отечественного права, внесший единообразие в судебную практику Русского государства. Профессор М. Ф. Владимирский-Буданов, историк русского государства и права, впервые разделил Судебник на 68 статей в зависимости от содержания[29].

Содержание Судебника почти исключительно процессуальное. В конце помещены немногие случайные нормы материального права под особыми заголовками: «О займах», «О христианском отказе», «О чужеземцах», «О изгородях» и т. п.

Под преступлением Судебники понимали не только нанесение материального или морального ущерба - «обиду». На первый план выдвигалась защита существующего социального и правового порядка. Преступление - это прежде всего нарушение установленных норм, предписаний и вместе с тем воли государя, которая неразрывно связывалась с интересами государства. Формального определения «преступление» Судебники не знали.

Усиление центральной власти обусловило развитие форм внесудебной расправы. Практика выработала такую своеобразную форму судебного процесса, как «облихование» (ст. 52 Судебника 1550 года).

Система наказаний по Судебникам усложняется, формируются новые цели наказания: основными становятся устранение и изоляция преступника, Появляются новые виды казней и наказаний. Для наказаний стали характерными жестокость и неопределенность их формулировки. Высшей мерой наказания была смертная казнь, которая подразделялась на квалифицированную (сожжение, посажение на кол, колесование) и простую (отсечение головы). По Судебнику 1497 года смертная казнь предусматривалась в 10 случаях (ст. 9,11, 13, 39) и могла быть отменена помилованием государя[30].

Теоретически в Судебнике 1497 года заключение еще не упоминается, преступник мог помещаться в монастырском подвале или башне на срок, «сколько государь укажет». В Судебнике 1550 года заключение в тюрьму упоминается уже в 21 случае.

Необходимо отметить, что в уголовном праве того времени имели значение возраст преступника, его пол, социальная принадлежность и виновность. Религиозно-идеологическое отношение к преступной деятельности утвердило практику привлечения к уголовной ответственности с 7 лет, так как с этого возраста человек допускался к причастию. По достижению «гражданской и семейной» зрелости, дававшей возможность в полной мере нести имущественную ответственность (12 лет - для женщин и 14 лет - для мужчин), лицо начинало нести уголовную ответственность в полном объеме.

Виновность преступника была обязательным элементом привлечения к уголовной ответственности[31].

Почти одновременно с Судебником 1550 года был издан Стоглав (1551 г.), явившийся результатом законодательной деятельности церковного (стоглавого) собора. Стоглав, в подражание Царскому судебнику, также разделенный на 100 глав (статей), содержал наряду с важными постановлениями о церкви ряд нормуголовного и гражданского права, обеспечивавших усиленную защиту интересов духовенства.

  § 2. Уголовное законодательство имперского периода

Крупнейшим законодательным памятником XVII в. явилось Соборное Уложение 1649 года. В нем была сделана попытка впервые создать свод всех действующих правовых норм, включая Судебники и Новоуказные статьи[32]. Это первый печатный свод законов Российской империи. Текст Уложения был найден по приказу Екатерины II Г. Ф. Миллером в конце XVIII в.[33] До Соборного Уложения публикация законов ограничивалась оглашением их на торговых площадях и в храмах, о чем обычно специально указывалось в самих документах. Второе название данного документа - Уложение царя АлексеяМихайловича. Соборное Уложение оказало серьезное влияние на дальнейшее развитие российского уголовного права. Оно представляет собой своеобразный свод законов и состоит из 25 глав и 967 статей[34], намечается разделение норм по отраслям и институтам, хотя казуальность в изложении сохраняется. Целый ряд глав был посвящен уголовному праву.

Следует отметить, что в Соборном Уложении сделан значительный шаг вперед в развитии уголовно-правовых норм Общей части. В нем впервые была предпринята попытка законодательного разграничения деяний на умышленные, неосторожные и случайные. Вводились такие уголовно-правовые понятия, как необходимая оборона и крайняя необходимость, различались инициатор преступления, исполнитель, пособник и укрыватель[35].

Субъектами преступления могли быть как отдельные лица, так и группа лиц. Закон разделял их на главных и второстепенных (соучастников). Соучастие могло быть как физическим (содействие, практическая помощь), так и интеллектуальным (например, подстрекательство к убийству в ст. 7 гл. XXII)[36]. Субъектом стал признаваться даже раб, совершивший преступление по указанию своего господина.

Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность. Впервые в истории русского законодательства в светскую кодификацию были включены преступления против религии, которые ранее находились в юрисдикции церкви[37].

Уложение впервые дает четкую классификацию преступлений. Цель наказания, господствовавшая на ранних стадиях развития русского права, состояла во всех видах возмездия, начиная от талиона по принципу «око за око, зуб за зуб» и кончая материальным возмещением ущерба, причиненного потерпевшему, а также извлечением выгод для казны. Наказание в Московском государстве XVII в. преследовало в первую очередь задачи устрашения. Наряду с устрашением преследовались и цели обезвреживания преступника. Для всех сословий устанавливался принцип личной ответственности. Преступления, за которые назначалась смертная казнь, Уложение 1649 г. относило к ведению разбойного приказа.

Наказания, предусмотренные в Уложении, делились на следующие виды: смертная казнь, телесные наказания, лишение свободы, лишение чести, имущественные взыскания (штрафы)[38].

По объему и богатству юридического материала, по уровню законодательной техники Соборное Уложение выгодно отличается от современных ему европейских юридических памятников. Уложение царя Алексея Михайловича весьма подробно рассматривало вопросы уголовного права. Созданное в середине XVII в., Соборное Уложение вплоть до первой половины XVIII века оставалось основным кодексом законов в России[39]. Оно вошло в Полное собрание законов Российской империи 1830 г., в значительной мере использовалось при составлении XV тома Свода законов и Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года.

Наибольший интерес из уголовно-правовых источников периода становления абсолютизма в России вызывает Артикул Воинский 1715 года. Это своеобразный уголовный кодекс, сыгравший большую роль в развитии угол овного законодательства России. Петр I как создатель Артикула распространил его действие на все суды государства, хотя в основе своей это был военно-уголовный закон[40].

Артикул Воинский, написанный в 1714 г., впервые был издан в 1715 г. отдельным актом. В 1716 г. он вошел в состав Воинского устава вместе с процессуальным кодексом «Краткое изображение процессов или судебных тяжб». Артикул Воинский состоял из 24 глав и 209 артикулов. По сравнению с прежним законодательством он более четко определял целый ряд институтов уголовного права.

Артикул проводил различие между умышленными, неосторожными и случайными деяниями; содержал перечень обстоятельств, смягчающих наказание - состояние крайнего возбуждения, раздражение, неведение, младенчество и обстоятельств, отягчающих наказание - рецидив (арт. 189), убийство, совершенное каким-либо мучительным способом, убийство отца, матери, ребенка, офицера и др.[41].

В вопросах возраста привлечения к ответственности ясности не было. Сохранялось старое правило не применять наказания до семилетнего возраста, снижать его для не достигших 15 лет, хотя в этих случаях могли применяться телесные кары.

Все преступления делились на государственные и партикулярные (против частных лиц). Наказания за первые устанавливались более суровые.

Было введено новое наказание - «шельмование», которое в будущем превратилось в «лишение прав состояния». Оно определялось как «тяжелое чести нарушение, которого имя на виселице прибито, или иначе его от палачапереломлено и вором (шельм) объявлено будет»[42]. Данное наказание входило в группу позорящих, к которым также относились такие виды наказания, как повешение за ноги после смерти, удар профоса по щеке, прибитие к виселице имени, раздевание женщин до нага, положение тела на колесо.

Каторжный труд назначался в виде ссылки на работу по строительству гаваней, крепостей, в рудники и мануфактуры вечно или на определенный срок.

Расширяется применение тюремного заключения, иногда сопровождавшееся заковыванием в железо.

К имущественным наказаниям относились конфискация имущества (полная или частичная), штраф (в пользу государства или частных лиц), вычет из жалования.

Кроме перечисленных светских наказаний, Артикулы предусматривали церковное покаяние[43].

Итак, юридическая техника этого кодекса достаточно высокая: законодатель впервые стремится использовать наиболее емкие и абстрактные юридические формулировки и отходит от традиционной для русского права казуальной системы. Чтобы отдельная норма могла вобрать в себя максимально большее число случаев, она дополняется особым толкованием. В «толке» дается либо конкретизация правовой ситуации, уточняются обстоятельства, приводятся примеры и т. п., либо указывается на открытый характер нормы, дается свобода судебного толкования.

В дальнейшем российское законодательство в своем развитии не стояло на месте. Предпринимались попытки создать Уложение общее или только специально уголовное, на началах разума и естественного права. В 1767 г. была созвана Комиссия для сочинения проекта нового Уложения. Важнейшим источником уголовного права XVIII в. стал Наказ Екатерины II от 30 июня 1767 года. Принципиально новым в Комиссии 1767 г. было то, что в своей законодательной деятельности депутаты должны были руководствоваться в первую очередь наказами, содержащими изложение их «общественных нужд и отягощений». Свой наказ представила в Комиссию и Екатерина II.

К уголовному праву относилось 227 статей. Из них 114 статей Екатерина позаимствовала у Беккариа и 87 - у Монтескье. Лишь 27 статей были написаны лично императрицей. Единственным стремлением Екатерины, как уверяла она в манифесте, было обеспечение в России законности и правосудия.

Изучая историю нашего законодательства, нельзя не обратить внимания на деятельность эпохи Николая I. В период его царствования важной задачей было систематизировать отечественное законодательство, упорядочить, не меняя при этом его по существу. В 1826 г. кодификационная комиссия была преобразована во Второе отделение Его Императорского Величества канцелярии. Возглавил это отделение М. М. Сперанский, который предложил три этапа систематизации законодательства: 1) составление Полного собрания законов; 2) составление Свода законов; 3) составление уложений (кодексов)[44].

В 1830 г. завершился первый этап работы. Его результатом стало издание Полного собрания законов Российской империи в 45 томах. Оно включало в себя более 30 тысяч законодательных актов, начиная с Соборного Уложения 1649 года до Манифеста о вступлении на престол Николая I в декабре 1825 г, расположенных в хронологическом порядке. Сразу же после окончания работы над Полным собранием М. М. Сперанский и его помощники приступили к созданию кодифицированного Свода законов и закончили эту работу в 1832 г. (в 1832 г. Свод был издан, а вступил в силу с I января 1835 г.). В т. XV помещались уголовные (Книга первая) и уголовно-процессуальные законы (Книга вторая); (в XI и XIV т. содержались также отдельные нормы, относящиеся к уголовному праву). Свод отменил Уложение 1649 года, Артикул воинский Петра I и все указы, изданные с 1649 г.[45]. В отличие от Полного собрания законов он включал только действующие на 1 января 1832 г. законы, расположенные не в хронологическом порядке, а по отраслевому (предметному) принципу.

Свод делился на Общую и Особенную части. Общая часть была представлена разделом 1 «О существе преступлений и разных родах казней и наказаний» (181 статья), Особенная - остальными десятью разделами (584 статьи). Общая часть делилась на 7 глав, 30 отделений и 22 подотделов: г. 1 - «О существе преступлений и разных степенях виновности»; гл. 2 - «О разных родах казней и наказаний»; гл. 3, которая не имела аналогов ранее, называлась «Об изъятиях от телесного наказания по состоянию подсудимых»; гл. 4 - «О мере наказания по мере вины»; гл. 5 - «Об освобождении от наказания, отсрочке иотмене онаго»; гл. 6 - «О последствиях наказаний и о гражданских взысканиях по преступлениям; замыкала систему Общей части гл. 7, которая имела название «О пространстве действия уголовных законов»[46].

Свод законов консолидировал действующее в России уголовное законодательство и стал действующим источником уголовно-правовых норм, хотя на этот счет существуют и другие мнения. Например, Н. П. Ерошкин замечает, что «кодификацией законов не вполне точно именовалось в первую половину XIX в. составление различных сборников законов царской России... Фактически эти сборники представляли собой механическое соединение («инкорпорацию») законов»[47].

Почти сразу после издания Свода законов начались работы над составлением нового уголовного Уложения. После нескольких лет работы в комитетах и комиссиях проект уголовного Уложения был рассмотрен Государственным Советом 15 августа 1845 г. и утвержден, с введением его в действие во всей Империи с 1 мая 1846 г.

Уложение 1845 года поражало своей громоздкостью. В нем было 2224 статьи. На Общую часть приходилась 181 статья. В Особенной части было 11 разделов, делившихся на 68 глав. Почти половина глав делилась на «отделения», которых было почти 100, некоторые из них разделялись еще на подотделения. Уложение 1845 г. претерпело три редакции - 1857, 1866 и 1885 гг.

В ст. 1,2 и 4 Уложения, впервые в российском законодательстве, дается понятие «преступление». «Преступлением или проступком признается как самое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного законом предписано». Преступлением признавалось как действие, так и бездействие. Разграничение преступлений и проступков проводилось по объекту посягательства, хотя и не очень четко[48].

Основаниями уголовной ответственности Уложение 1845 года признавало несомненную доказанность преступного деяния и виновность (ст. 97). Преступления делились на умышленные и неумышленные (ст. 5). Кроме того, Уложение различало умысел двух степеней: «1-я, когда противозаконное деяние учинено вследствие не внезапного, заранее обдуманного намерения или умысла; 2-я, когда оное учинено хотя, и с намерением, но по внезапному побуждениюбез предумышления» (ст. 6). Неосторожность как форма вины не была отражена в Уложении 1845 года.

Уложение достаточно четко формулировало стадии совершения преступления. Различались четыре стадии: обнаружение умысла, приготовление к преступлению, покушение на преступление и «совершившееся» преступление (ст. 8-11). Уложение знало виды покушения (в современной уголовно-правовой терминологии - оконченное и неоконченное покушение)[49].

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных впервые в российском законодательстве оговаривало возраст уголовной ответственности. Формально он устанавливался с 7 лет (ст. 100), но фактическим возрастом уголовной ответственности признавалось 10 лет (ст. 143). Ответственность лиц в возрасте от 10 до 14 лет зависела от того, совершено ли ими преступление «с разумением» или «без разумения». Для несовершеннолетних же в возрасте от 14 лет до 21 года наказание назначалось одного или двумя степенями ниже относительно соответствующих наказаний для взрослых (ст. 146)[50].

Довольно определенно были зафиксированы критерии невменяемости -юридический и медицинский.

Уложение устанавливало перечни обстоятельств, уменьшавших и увеличивающих вину и наказание. К уменьшающим вину и наказание обстоятельствам относились следующие: «явка с повинной», чистосердечное раскаяние и признание и т. д. На увеличение вины влияли: степень умысла и«обдуманности в действиях преступника», жестокость, опасность способа совершения преступления, особая активность при совершении преступления[51].

Интересно в Уложении 1845 года решался вопрос об ответственности за деяние, которое сейчас именуется мнимым посредничеством. Лица, принявшие деньги или иные ценности, будто бы для передачи должностному лицу, не участвующему в преступном сговоре, и присвоившие их, подлежали высшим наказаниям, предусмотренным в статьях об ответственности за мздоимство и лихоимство[52].

Уложение не содержит общего понятия «наказание», не определяет его целей и задач. Устанавливается довольно сложная казуальная система наказаний (ст. 18)[53].

Как уже отмечалось система наказаний составляла сложную иерархию. Она делилась на наказания уголовные и исправительные. Уложение предусматривало одиннадцать родов наказаний, разделенных на тридцать пятьступеней, расположенных по убывающей прогрессии (от смертной казни до внушения).

Наказания также подразделялись на: главные, дополнительные, замещающие. Главные составляли 11 родов наказания, дополнительные следовали за главными (поражение в правах, покаяние, конфискация, учреждение опеки, отдача под надзор полиции, запрещение промысла), заменяющие могли заменить главные. Все эти наказания считались общими. Их дополняли особенные наказания (исключение со службы, отстранение от должности, вычет из жалования) и исключительные наказания (лишение христианского погребения, частичное лишение права наследования)[54].

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в редакции 1885 г.) базировалось на сословном подходе феодального общества к понятиям «преступление» и «наказание» и не отвечало принципам буржуазного общества. Эти новые задачи должно было выполнить Уголовное уложение 1903 года[55].

10 февраля 1903 г. проект Уложения был рассмотрен и одобрен Государственным Советом. 22 марта 1903 г. Николай II его утвердил. В окончательном варианте Уложение содержало 37 глав и 687 статей. На Общую часть приходилось 72 статьи. Особенная часть была построена по «линейной» системе. В ней было 36 глав без дальнейших подразделений[56].

Новое уложение значительно отличалось от предыдущего, прежде всего своей краткостью. Все 72 статьи Общей части были объединены в одну главу «О преступных деяниях и наказаниях вообще», которая состояла из 8 разделов («отделений»). Отделение первое включало статьи о понятии преступления, о системе наказания и классификации преступных деяний. Отделение второе объединяло статьи, регулирующие действие Уложения в пространстве. Отделение третье посвящалось наказаниям, четвертое — условиям вменения и преступности деяния, пятое - видам виновности, шестое - смягчению наказанияи его замене, седьмое - обстоятельствам, усиливающим ответственность, восьмое — обстоятельствам, устраняющим наказуемость[57].

К тяжким преступлениям относились преступные деяния, караемые смертной казнью, каторгой и ссылкой на поселение, к преступлениям - караемые крепостью и исправительным домом, к проступкам - караемые арестом или штрафом.

Заметно была упрощена система наказаний, к основным видам которых относились: смертная казнь, каторга, ссылка на поселение, заключение в исправительном доме, заключение в тюрьме, арест, денежная пеня (штраф)[58]. Осуждение к смертной казни, каторге или ссылке на поселение сопровождалось лишением прав состояния.

Так, согласно ст.30 Уголовного уложения человек, приговоренный к данным видам наказания, утрачивал следующие права: участвовать в постановлениях и выборах сословных собраний и быть избирателем или избираемым в земских, городских или общественных собраниях; состоять на государственной, сословной, земской, городской или общественной службе; быть опекуном или попечителем; быть третейским судьей, а также членом конкурсного управления или администрации, присяжным попечителем, присяжным заседателем и т. д.[59] .

Большим достижением стали нормы (по сравнению с Уложением 1845 года), касающиеся установления возраста уголовной ответственности. Не вменялось в вину преступное деяние, учиненное несовершеннолетним от 10 до 17 лет, который «не мог понимать свойства и значения, им совершаемого или руководить своими поступками». Несовершеннолетние могли быть привлечены к уголовной ответственности лишь за совершение тяжких преступлений и преступлений.

Вина по Уложению подразделялась на умысел и неосторожность.

По своей юридической технике Особенная часть значительно уступала части Общей. Она подразделялась на 36 глав, насчитывающих 611 статей. На первое место была поставлена глава о религиозных преступлениях. Затем шли преступления государственные, которые были поделены по 3 главам: «О бунте против Верховной власти и о преступных деяниях против Священной Особы Императора и Членов Императорского Дома» (гл. III), «О государственной измене» (гл. IV) и «О смуте» (гл. V).

Глава XIX объединяла статьи, предусматривающие уголовно-правовую ответственность за преступления против семьи («прав семейственных») и против личности.

Главы XXX-XXXIV содержали статьи о преступлениях против собственности. Завершалась Особенная часть гл. XXXVII о должностных преступлениях, в том числе и о должностных преступлениях в сфере правосудия[60].

Судьба Уголовного уложения 1903 года оказалась не совсем удачной. Полностью оно так и не было введено в действие, и в дальнейшем в него вносились изменения и дополнения. Однако в целом юридический уровень данного документа был достаточно высок. В Уложении были отражены все основные понятия уголовного права, причем они достаточно разработаны даже на сегодняшний день. Уголовное уложение 1903 года действовала практически до 1917 г. и после Октябрьской революции продолжало действовать в Польше, Латвии, Эстонии и Литве.

Выводы по 1 главе:

С развитием общества уголовное законодательство совершенствовалось и все разрабатывалось.

В XI-XII в. появляется первый письменный сборник законов - Русская правда, в которой преступления и наказания уже делятся на виды. Затем создаются Псковская и Новгородская судные грамоты, Двинская грамота, Судебники 1497, 1550, 1589 годов.

Уголовное законодательство имперского периода представлено таким крупнейшим законодательным памятником, как Соборное Уложение 1649 года. Это первый печатный Свод законов Российской Империи, в котором был сделан значительный шаг в развитии уголовно-правовых норм Общей части. Впервые была предпринята попытка законодательного разграничения деяний на умышленные, неосторожные и случайные. Уже различались инициатор, исполнитель, пособник и укрыватель преступления. Все еще широко 186 применялись членовредительные и болезненные наказания, В 1715 г. был издан Артикул воинский Петра I. Основной идеей наказания данных документов являлось устрашение, а затем присоединилось и извлечение выгоды из наказания для государства. Техника этих уголовно-правовых актов уже достаточно совершенна, используются наиболее емкие и абстрактные юридические формулировки.

В дальнейшем, при Екатерине II, был разработан «Наказ», который так и не вступил в силу.

Законодательство последующего периода пришло к некоторому смягчению, особенно в отношении мер наказания. В 1835 г. вступил в силу Свод законов, делившийся на несколько книг и содержавший более 765 статей. Для него характерны казуистичность и громоздкость. На основе данного документа в 1845 г. было издано Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, которое также содержало множество статей (около 2224) и не отличалось высокой степенью законодательной техники.

В 1903 г. появилось новое Уголовное уложение, которое было более кратким, понятным и достаточно разработанным с теоретической точки зрения, но, к сожалению, полностью в действие оно так и не было введено.

Подводя итог раскрытию истории угол овного законодательства, необходимо отметить, что рассмотрены основные законодательные акты уголовного права, начиная с такого древнейшего памятника угол овного законодательства. Каждый из источников уголовно-правовых норм имел свои достоинства и недостатки, свои особенности. Тем не менее, в целом, можно сделать вывод о том, что они в той или иной мере отвечали социальному, политическому и экономическому положению общества соответствующего исторического периода. В законодательных памятниках истории уголовного права мы находим ряд постановлений разнородных и во многом весьма несовершенных, но состоящих в тесной связи между собой. Сначала круг действия их довольно ограничен, но чем более увеличиваются потребности гражданского общества, тем более распространяются и пределы угол овного законодательства.


Глава 2. Уголовное законодательство России советского и постсоветского периода   § 1. Уголовное законодательство советского периода

Накануне Февральской революции основными источниками уголовного права были: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных; Уголовное Уложение; Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями; Воинский и Морской уставы о наказаниях. Все эти кодексы продолжали действовать вплоть до Октября[61].

Учитывая бедственное социальное и экономическое положение детей и подростков в стране, многомиллионной армии беспризорных, советское уголовное право установило гуманный возраст начала уголовной ответственности - с 17 лет. Декрет СНК от 14 января 1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних»[62] упразднил суды и тюрьму для малолетних и несовершеннолетних преступников.

В течение нескольких месяцев после революции декретами о суде от 24 ноября 1917 г. № 1 и от 7 марта 1918 г. № 2 разрешалось применение судами дореволюционного угол овного законодательства, если оно не отменялось революцией и не противоречило революционной совести. Фактически же местные народные суды дореволюционное законодательство не применяли[63].

Декрет о суде от 20 июля 1918 г. № 3 не содержал положения об использовании законов свергнутых правительств. Народные суды отныне руководствовались декретами рабоче-крестьянского правительства и социалистической совестью[64].

Институт уголовного наказания в первые годы существования Советского государства отличался крайней противоречивостью.

Первыми актами, установившими перечень возможных мер наказания, были: постановление НКЮ от 18 декабря 1917г.«О революционном трибунале печати» и «Инструкция революционным трибуналам», изданная 19 декабря 1917 г.

В перечень мер наказания вошли следующие: 1) денежный штраф; 2) лишение свободы; 3) удаление из столиц, отдельных местностей или пределов Российской Республики; 4) объявление общественного порицания; 5) объявление виновного врагом народа; 6) лишение виновного всех или некоторых политических прав; 7) секвестр или конфискация (частичная или общая) имущества виновного; 8) присуждение к обязательным общественным работам. Высшая мера наказания - расстрел - не была включена в этот перечень.

Декрет СНК от 22 июля 1918 г. «О спекуляции» предусматривал новый признак принудительных работ - тягчайшие принудительные работы. Они присоединялись к лишению свободы на срок не менее 10 лет и конфискации всего имущества за сбыт, скупку или хранение с целью сбыта, в виде промысла, продуктов питания, монополизированных Республикой.

Важным событием явилось принятие в марте 1919 г. Программы РКП (б), а в декабре 1919 г. - Руководящих начал по уголовному праву РСФСР. Руководящие начала, изданные Наркомюстом, имели нормативную силу как своего рода прототип Общей части будущего УК. Это было первой попыткой систематизации уголовного права и обобщения практики судов и трибуналов за два года Советской власти.

Руководящие начала строились по итогам обобщения двухлетней практики нормотворчества по уголовному праву. С 26 октября 1917 г. до 1 июня 1922 г. было принято более 400 уголовно-правовых норм. Они состояли из восьми разделов и преамбулы, раздел 1 - об уголовном праве и его задачах; 2 — о правосудии; 3 - о преступлении и наказании; 4 - о стадиях осуществления преступления; 5 - о соучастии; 6 - о видах наказания; 7 - об условном осуждении; 8 — о пространстве действия уголовного права[65].

Принятие Руководящих начал стимулировало теоретическую разработку проблем науки уголовного права. Впервые в истории советского уголовного права давалось материальное определение понятия «преступление», раскрывавшее его классовую сущность.

Многие положения и институты Руководящих начал получили свое развитие в УК РСФСР 1922 г. и Основных началах угол овного законодательства СССР[66].

В истории угол овного законодательства особое место занимает первый советский Уголовный кодекс - УК РСФСР 1922 г. Многие его положения были сформулированы очень удачно.

Принятию УК РСФСР 1922 г. предшествовала большая законопроектная работа. 1 июня 1922 г. УК РСФСР 1922 г. вступил в силу. Это был самый краткий из всех известных мировой истории кодекс: всего 218 статей. Одну четверть занимали нормы Общей части[67].

Она имела следующую систему: раздел I - пределы действия Уголовного кодекса; II - общие начала применения наказания; III - определение меры наказания; IV - роды и виды наказаний и других мер социальной защиты; V - порядок отбывания наказаний.

Особенная часть УК РСФСР 1922 г. в редакции 1 июня 1922 г. состояла из следующих глав: Государственные преступления (о контрреволюционных преступлениях, о преступлениях против порядка управления); Должностные (служебные) преступления; Нарушение правил об отделении церкви от государства; Преступления хозяйственные; Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности; Имущественные преступления; Воинские преступления; Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок[68].

В УК РСФСР 1922 г. содержалось материальное, классовое понятие преступления. Оно было сформулировано на более высоком уровне, чем в Руководящих началах 1919 г.: «Преступлением признается всякое опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времен».

В ст. 5 УК РСФСР говорилось о том, что «Уголовный кодекс РСФСР имеет своей задачей правовую защиту государства трудящихся от преступлений и от общественно опасных элементов и осуществляет эту защиту путем применения к нарушителям революционного правопорядка наказания или других мер социальной защиты».

Исходя из этого, можно сказать, что основанием уголовной ответственности являлось совершение преступления.

Понятия стадий совершения преступления в Кодексе, по сравнению с Руководящими началами 1919 г., конкретизированы. В частности, было уточнено понятие покушения. Кодекс (ст. 13) ввел разграничение покушения на два вида: неоконченное и оконченное покушение. В отношении стадии приготовления к преступлению говорилось, что оно карается только в том случае: если оно само по себе является наказуемым действием (ч.2 ст. 12 УК РСФСР 1922 г.).

Статья 17 УК РСФСР 1922 г. повторяла положения о невменяемости, которые были сформулированы в ст. 14 Руководящих начал 1919 г. Однако здесь были сделаны некоторые дополнения. Наряду с душевной болезнью как причиной невменяемости Кодекс указывал также и на временное расстройство душевной деятельности. Существенным дополнением была также часть 2 ст. 17: «Действие настоящей статьи не распространяется на лиц, которые привели себя в состояние опьянения для совершения преступления».

Институт необходимой обороны получил в УК РСФСР 1922 г. более ясную и точную правовую формулировку, впервые было сформулировано понятие крайней необходимости (ст. 20)[69].

Также был разработан институт давности привлечения к уголовной ответственности, что имело большое практическое значение.

До издания УК РСФСР 1922 г. вопрос о применении аналогии не возникал, так как судебные органы и без того, руководствуясь своим социалистическим правосознанием, могли признать преступлением любое общественно опасное деяние, не предусмотренное уголовным законом.

Два года действия УК РСФСР 1922 г. показали, что норма об аналогии судами применялась редко, чаще в порядке расширительного толкования норм УК и к реально опасным преступлениям[70].

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., не давая общего определения понятия «состав преступления», сформулировал составные его элементы. Общим объектом преступления УК определил основу советского строя и установленный рабоче-крестьянской властью правопорядок.

Ст. 8 УК РСФСР 1922 г. определяла конкретные задачи наказания: «Наказание и другие меры социальной защиты применяются с целью: а) общего предупреждения новых нарушений, как со стороны нарушителя, так и со стороны других неустойчивых элементов общества; б) приспособления нарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия; лишения преступника возможности совершения дальнейших преступлений».

УК РСФСР в редакции 1922 г. различал наказание в собственном смысле и меры социальной защиты. Система наказаний включала: а) изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно; б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой; в) принудительные работы без содержания под стражей; г) условное осуждение; д) конфискацию имущества, полную или частичную; е) штраф; ж) поражение прав; з) увольнение от должности; и) общественное порицание; к) возложение обязанности загладить вред. Смертная казнь не включалась в систему наказаний, что подчеркивало ее исключительный и временный характер УК РСФСР предусматривал меры защиты двух видов: за деяния, не являющиеся преступлением, и как дополнительные наказания. К первым относилось помещение в учреждение для умственно и морально дефективных и принудительное лечение, ко вторым - воспрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью, а также удаление из определенного места (высылка)[71].

Установив минимальный возраст уголовной ответственности в 14 лет, УК РСФСР 1922 г. в том же году претерпел дальнейшие изменения в сторону гуманизации. Наказание несовершеннолетним в возрасте от 14 до 16 лет судом смягчалось наполовину, от 16 до 18 - на одну треть. Смертная казнь, так же как и к беременным женщинам к ним не применялась.

В 1924 г. были приняты Основные начала угол овного законодательства Союза ССР и союзных республик, появление которых объяснялось образованием СССР и необходимостью создания единого союзного акта по вопросам уголовного права[72]..

После издания Основных начал возникла необходимость приведения УК республик в соответствие с общесоюзным уголовным законодательством. Новый УК РСФСР был принят 22 ноября 1926 г. и введен в действие с 1 января 1927 г.

Новый УК РСФСР состоял из 5 разделов: 1- О задачах угол овного законодательства РСФСР; II - Пределы действия Уголовного кодекса;III - Общие начала уголовной политики РСФСР; IV - О мерах социальной защиты, применяемых по Уголовному кодексу в отношении лиц, совершивших преступления; V - О порядке применения мер социальной защиты судебно-исправительного характера[73].

В основу Общей части УК были положены Основные начала 1924 г., большинство норм которых почти текстуально были включены в Кодекс. Вместе с тем ряд положений Основных начал был конкретизирован и дополнен. Так, УК РСФСР 1926 г. дал определение преступления, отсутствовавшее в Основных началах: «Общественно опасным признается всякое действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени» (ст. 6). Это определение почти полностью воспроизводило определение преступления, данное в УК РСФСР 1922 г. с его резко выраженной классовой направленностью. Также, Кодекс закреплял применение угол овного закона по аналогии[74].

В развитие материального признака преступления к ст. 6 было дано важное примечание; «Не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части настоящего кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно опасного»[75].

УК РСФСР 1926 г. сохранил норму о лицах, «представляющих общественную опасность по прошлой деятельности и связи с преступной средой» (ст. 7). Однако в такой норме не было необходимости, так как для общественно опасных лиц теперь не предусматривалось каких-либо специальных мер социальной защиты.

Система наказаний в в данном УК в основном сходна с УК 1922 г. Из нее исключили условное осуждение. Также не стало наказания в виде возложения обязанности загладить вред, которое вновь появится в УК РСФСР 1960 г. Появился новый вид наказания - предостережение.

Время действия этого уголовного кодекса совпадает с периодом культа личности в развитии нашего общества. Это выразилось в появлении ряда норм, противоречащих принципам законности, гуманизма и демократизма, на которых основывался названный кодекс в момент его принятия, а также в игнорировании многих его положений на практике[76].

25 декабря 1958 г. принимаются Основы угол овного законодательства ССР и союзных республик[77]. Это был первый уголовный закон СССР, проект которого широко обсуждался общественностью. Данный документ был принят в период так называемой «хрущевской оттепели» и стал значительным шагом вперед в направлении демократизации уголовной политики и угол овного законодательства, что выразилось, в первую очередь, в отказе от применения угол овного закона по аналогии и перехода советского уголовного права на принципы «нет преступления без указания о том в законе». Одновременно с Основами были приняты: Закон об уголовной ответственности за воинскиепреступления и Закон об уголовной ответственности за государственные преступления[78].

С принятием Основ угол овного законодательства Союза ССР и союзных республик началось формирование ныне действующего института освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия[79].

Основы, состоящие из четырех разделов: «Общие положения», «О преступлении», «О наказании» и «О назначении наказания и освобождения от него», определили общие положения угол овного законодательства, установили основания уголовной ответственности и действия угол овного закона во времени.

Преступлением признавалось предусмотренное общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на советский государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное законом.

Основы изменили принципы применения уголовного права: наметилось общее смягчение норм права, отменялись наказания за трудовые и гражданско-правовые нарушения и институт аналогии. В соответствии с Основами в 1959-1961 гг. были приняты уголовные кодексы союзных республик.

Принципы гуманизма и справедливости воплотились в системе наказаний. Предусматривалось 10 видов наказаний, большинство из которых не были связаны с лишением свободы. Максимальный срок лишения свободы понижался с 25 до 10 лет. Только за тяжкие преступления и особо опасным рецидивистам суд мог назначить лишение свободы до 15 лет.

Смертная казнь определялась как исключительная и временная вплоть до ее отмены мера наказания. Она могла назначаться за особо опасные государственные преступления и за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Из системы наказаний исключались лишения прав в виде изгнания из пределов СССР, объявление врагом народа, поражение прав[80].

Переходя к рассмотрению УК РСФСР 1960 г., необходимо иметь в виду, что старые уголовно-правовые акты были приняты в совершенно иных исторических условиях. Поэтому потребовалась основательная переработка старого кодекса. УК РСФСР был принят 27 октября 1960 г. и вступил в действие с 1 января 1961 г.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г., как и уголовные кодексы других союзных республик, предусматривал своей задачей охрану советского общественного и государственного строя, социалистической собственности, личности и прав граждан и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств. То есть он так же, как и предыдущие нормативные акты, на первое место ставил интересы государства и общества, а не личности.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. состоит из двух частей, из которых первая (Общая часть) содержит основные принципы и положения советского угол овного законодательства, а во второй (Особенной части) определяется уголовная ответственность за отдельные виды преступлений, и устанавливаются конкретные меры наказания за их совершение.

Общая часть УК РСФСР состоит из шести глав: I - Общие положения, II - Пределы действия Уголовного кодекса, III - О преступлении, IV - О наказании, V - О назначении наказания и об освобождении от наказания и VI - О принудительных мерах медицинского и воспитательного характера.

Особенная часть УК РСФСР состоит из 12 глав: I - Государственные преступления, II - Преступления против социалистической собственности, III - Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, IV - Преступления против политических и трудовых прав граждан, V - Преступления против личной собственности граждан, VI – Хозяйственные преступления, VII — Должностные преступления, VIII - Преступления против правосудия, IX - Преступления против порядка управления, X – Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения, XI - Преступления, составляющие пережитки местных обычаев, XII - Воинские преступления.

Точно так же исключается возможность уголовной ответственности и наказания лица, не совершившего конкретного преступления, но представляющего общественную опасность по своей прошлой преступной деятельности или по своим связям с преступными элементами[81].

Каждое преступление, предусмотренное Уголовным кодексом, характеризуется точно определенными признаками. Например, для кражи характерно тайное похищение чужого имущества; для грабежа - открытое хищение чужого имущества без насилия или с насилием, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего; для спекуляции - скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы и т. д. (ст. 144, 145, 154 УК РСФСР 1960 г.). Необходимо отметить, что для того, чтобы признать деяние преступлением, необходимо устано

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "История развития уголовного законодательства". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 768

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>