Дипломная работа на тему "Историко-правовые аспекты деятельности служб охраны и конвоирования"

ГлавнаяГосударство и право → Историко-правовые аспекты деятельности служб охраны и конвоирования




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Историко-правовые аспекты деятельности служб охраны и конвоирования":


ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Тема:

«Историко-правовые аспекты деятельности служб охраны и конвоирования»

Введение

Исторический процесс – явление сложное, противоречивое и непрерывное. Задача историков – объективно разобраться в этом процессе, выявить закономерности, уловить тенденции развития, постараться установить причины и следс твия того или иного события или факта.

Взгляд в прошлое помогает лучше познавать настоящее и в какой-то мере предвидеть будущее. Опыт истории имеет не только познавательное значение, он дает возможность избежать ошибок прошлого, взять на вооружение то, что оказалось полезным.

«Настоящее бывает следствием прошедшего, – писал знаменитый русский историк Н. М. Карамзин. – Чтобы судить о первом, надлежит выполнить последнее, одно за другим дополняется и в связи представляется мыслям яснее».

История исправительных учреждений России, изучение ее охранительной системы имеют важное познавательное значение. История всегда чему-либо учит, хотя об опыте прошлого мы часто забываем. Василий Осипович Ключевский, замечательный русский историк, как-то заметил: «…Теперь стали думать: чему может научить нас наше прошлое, когда мы порвали с ним всякие связи, когда наша жизнь бесповоротно перешла на новые основы? Такая диалектика была очень логична, но недостаточно благоразумна, потому что противоречила исторической закономерности, которая не любит противоречия и наказывает за него».

Наряду с управленческими структурами к охранительным учреждениям России относились подчиненные им вооруженные формирования: Отдельный корпус жандармов, Отдельный корпус внутренней стражи, конвойные команды. Нередко к сфере полицейской деятельности привлекалась и армия. Внутренняя стража входила в состав Военного министерства. Ему же в дальнейшем подчинялись и конвойные команды. Однако свое влияние на конвойную стражу и охрану оказывали на разных этапах развития Министерство внутренних дел и Министерство юстиции.

Вооруженные формирования, предназначенные для поддержания порядка и обеспечения внутренней безопасности, являются необходимым атрибутом государственной власти. Поле их деятельности, строительство и развитие определяются государственным устройством, состоянием и потребностями общества, политическим режимом, существующим в стране. Будучи частью силовых структур, относящихся к охранительной системе государства, его карательной деятельности, они выполняют возложенные на них функции в рамках тех прав и обязанностей, которые возлагает на них закон.

Исполнение уголовных наказаний признается исключительной прерогативой государства, для осуществления которой создаются специализированные государственные учреждения и органы, являющиеся составной частью уголовно-исполнительной системы государства.

В процессе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы на протяжении довольно длительного исторического периода времени велся постоянный поиск средств и методов обеспечения нормального, с точки зрения закона, функционирования пенитенциарных учреждений.

За более чем вековой период своего развития уголовно-исполнительная система претерпела множество изменений, но она постоянно шла по пути реформирования, укрепления гуманистических начал, уважения человеческого достоинства, что, несомненно, отражалось на деятельности служб охраны ИУ. В течение десятилетий совершенствовалось организационное построение системы, и сложилась действующая вертикаль управления, которая позволяет эффективно выполнять поставленные задачи, координировать деятельность территориальных органов, оперативно реагировать на изменения обстановки.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по требуемой вам теме. Оригинальное написание дипломных проектов под заказ в Волгограде и в других городах России.

Тема представленного проекта выбрана не случайно. В данной работе предпринята попытка раскрыть исторический аспект деятельности службы охраны и конвоирования ИУ в России. Она позволяет более глубоко и детально изучить и понять развитие основных служб уголовно-исполнительной системы, предвидеть возможное развитие, будущее направление реформирования по улучшению работы данных структур.

Актуальность данной темы заключается в том, что от понимания закономерностей развития и формирования деятельности служб охраны и конвоирования исправительных учреждений в России зависит нормальное функционирование их в современный период, что немаловажно для стабильного состояния общества и государства. В своих повседневных устремлениях мы должны знать то, что было сделано нашими предшественниками, так как исторический опыт помогает идти в будущее, и позволяет сопоставлять многие параметры деятельности службы охраны и конвоирования в прошлом и настоящем, правильно ориентироваться, определять содержание деятельности.

Цель данного проекта заключается в характеристике развития служб охраны и конвоирования в их историческом аспекте на различных этапах зарождения и становления.

Задачами дипломной работы являются анализ взаимодействия данных служб с другими структурными подразделениями не только уголовно-исполнительной системы, но и с другими государственными охранительными учреждениями России, обеспечивающие функции охраны общественного порядка, безопасности и т. д. Также будет затронут вопрос правового положения лиц, находящихся под охраной при конвоировании, т. к. рассмотрение данного вопроса тоже необходимо и важно для сравнения с современной картиной правового положения конвоируемых осужденных.

Степень разработанности темы исследования. Нужно отметить, что рассматриваемой теме посвящено крайне мало научных трудов и разработок. В первую очередь причина состоит в том, что много документальных источников было затеряно, уничтожено на определенном этапе развития Российского государства, и целенаправленно она не изучалась в научных трудах. Этим и обуславливается теоретическая и научная актуальность данной темы. При написании диплома основными источниками являлись Полное Собрание законов Российской Империи, дореволюционный журнал «Тюремный вестник». Необходимо отметить таких авторов как Детков М. Г., Алексушин Г. В., Ященко П. В., Некрасов В. Ф., Штутман С. М., Зубков А. И., которые внесли неоценимый вклад в изучение рассматриваемой темы.

Объект исследования – правовая характеристика регулирования деятельности служб охраны и конвоирования в историческом аспекте.

Предметом исследования являются нормативно-правовые акты, документы, дореволюционные правовые источники, которые отражают деятельность служб охраны и конвоирования на всех этапах их становления, функционирования, развития, реформирования, преобразования.

Методология и методы исследования. Методологической основой исследования являются общенаучные методы познания, в частности исторический, статистический, сравнительно-правовой, анализ.

Нормативно-правовую базу исследования составляли Конституция Российской Федерации, Федеральные законы Российской Федерации, нормативно правовые акты СССР и РСФСР, Указы Президента, постановления Правительства, приказы министерств и ведомств, Законы Российской Империи, Указы Императоров, циркуляры, предписания.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что более глубоко и детально изучив и поняв развитие основных служб уголовно-исполнительной системы, возможно предвидеть их развитие и будущее направление реформирования по улучшению работы данных структур.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.  Вопросы возникновения, организации, функционирования службы конвоирования очень значимы и важны для карательной политики в Российском государстве. Проблемы здесь возникали всегда, и их разрешение напрямую зависело от нормативно-правовых актов, принимаемых на определенном этапе развития данной службы.

2.  Содержание охраны в местах лишения свободы в процессе реформирования постоянно менялось. Охрана спецконтингента в местах лишения свободы проявляет реальную сущность карательно-воспитательной политики государства.

3.  Служба конвоирования непосредственно взаимодействует с конвоируемыми лицами. И обеспечение правового положения данных лиц является их прямой обязанностью. Вопросы правового положения спецконтингента актуальны, особенно в современной России, и опыт, накопленный нашими предшественниками по этой проблеме, является необходимым звеном в изучении.

Структура дипломной работы представляет собой проект, состоящий из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

1. Организация службы конвоирования в России

1.1 Исторические предпосылки возникновения конвойной стражи

Организации службы сопровождения арестантов была важна на протяжении всего периода становления государства. А это значит, что нужны были и охрана, и надзор, и пересылка. Проблема этапирования арестантов, организация их размещения, труда и содержания, особенно на просторах Сибири, занимали внимание верховной власти. Как известно, многие новшества в отечественной истории идут от Петра Великого. При нем была впервые применена на практике и такая мера наказания, как ссылка на каторгу. Первоначально каторжан отправляли в Азов. Затем появились новые места ссылки: рудники, солеварни, фабрики и заводы Урала и Сибири. Долгое время отсутствовала всякая регламентация каторжного труда. Первой попыткой правового регулирования каторжного труда, определения видов преступлений, за которые преступников надлежало направлять на каторжные работы, исчисления сроков наказания был разработанный М. М. Сперанским «Устав о ссыльных», высочайше введенный 22 июля 1822 г.

Помимо каторжных работ применялся такой вид наказания, как ссылка. Во времена Анны Иоанновны, когда прошла волна репрессий против русских дворян, недовольных засильем иноземцев при дворе и их бесчинствами в Сибирь было сослано до 20 тысяч человек. При царствовании Елизаветы Петровны число высланных составило 80 тысяч человек. Крестьянская война 1773–1775 годов, карательные экспедиции в период правления Екатерины II тоже сыграли свою роль в заселении Сибири.

30 мая 1764 года был подписан Царский указ, на основании которого ссылаемых в Сибирь преступников сначала со всей империи доставляли в Казань и далее отправляли по Сибирскому трактату от селения к селению под присмотром сельских обывателей, что причиняло им «великое отягощение».

Во времена Александра I в период с 1807 по 1823 год количество сосланных в Сибирь достигает 45476 человек (в среднем по 2675 человек в год). Увеличившийся поток ссыльных и каторжан вызывал жалобы селян, которых заставляли не только выделять подводы для перевозки части этого люда, но и самих участвовать в его сопровождении и охране. Перемещение значительной части наиболее опасного для страны «порочного» контингента в Сибирь приобретало и иную, чем колонизация ее просторов, сторону, потребовав принятия определенных военно-полицейских мер для поддержания «тишины и спокойствия» здесь и в европейской России. Губернские учреждения Сибири, ввиду их удаленности от центра, требовали большего контроля, четкого и продуманного управления. Александр I не ошибся, назначив генерал-губернатором Тобольским, Томским и Иркутским сенатора И. О. Селифонтова. Это был умный и деятельный администратор. Он понимал, что главная производительная сила Сибири – это крестьянство, и потому выступал за облегчение его положения. С его именем связана ревизия состояния государственного управления в Сибири, весьма существенно затронувшая вопрос об организации каторжных работ и конвоировании арестантов по сибирским трактам. Он высказался за освобождение крестьян от повинности, которую они несут в связи с сопровождением по сибирскому тракту ссыльных и переселенцев, прося министра внутренних дел графа Кочубея решить вопрос о том, чтобы «возложить оную на состоящие там гарнизоны».

Изучив это дело, он информировал министра, что преступники, ссылаемые в Сибирь на основании указа от 30 мая 1764 г., сопровождаются под «обывательским от селения до другого присмотром», причем сначала они стекаются со всей империи в Казань и далее следуют по тракту и «живущим по дороге обывателям причиняют великое отягощение, особенно в летнее время, отвлекая их от полевых работ». Он писал, что присмотр селян за колодниками и поселенцами – мера явно недостаточная, ибо последние, «имея за собой конвой, худо или вовсе невооруженный, легко чинят побеги, делая в оных разные злодеяния: разбои, убийства, воровство и мошенничество». В то время на границах и в самой Сибири службу несли казаки: около 6000 человек в линейных казачьих войсках и 2000 – в городских караульных командах. Помимо этого имелось четыре «брацких полка» из иноверцев численностью около 3000 человек.

Кочубей сообщил, что он сторонник освобождения сибирских крестьян от указанной выше повинности, предлагая возложить «оную на состоящие там гарнизоны». Однако военный министр выступил против передачи дела этапирования арестантов по сибирским трактам гарнизонным батальонам, сославшись на то, что они комплектуются «почти всегда людьми, долговременно служившими и истощавшими уже крепость сил своих». Однако Кочубея это не убедило. Он добивается принятия решения о финансировании предстоящей реорганизации за счет казны. И все же освобождение селян от обременительной для них повинности затянулось на несколько лет. Начавшаяся война с французами, а затем и с турками отвлекла внимание государя от этой проблемы. В 1807 году конвоирование арестантов возложили на башкиров и мещеряков. Это было не лучшим решением. В 1810 году данную службу передали казакам, обслуживающим гражданскую администрацию. Поэтому возникла необходимость создания специальной конвойной стражи для этапирования и охраны сосланных.

Надвигавшаяся военная опасность потребовала серьезно заняться всем комплексом вопросов, связанных с обеспечением внутренней безопасности империи, укреплением границ, лучшей подготовкой рекрутов для армии, организации всей внутренней службы, в том числе и конвоирования арестантов. Для этой цели в резерве имелись гарнизонные батальоны, штатные губернские роты и уездные команды, служащие инвалиды.

Правильная организация конвойного дела стала налаживаться в правление Александра I. Так же, как и во всех других важных законодательных инициативах этого времени, важнейшую роль в составлении и принятии соответствующих актов сыграл Михаил Михайлович Сперанский. Первоначально предполагалось поручить конвоирование арестантов Башкиро-мещерякскому войску и сибирским казакам, в 1807–1810 гг. были приняты соответствующие указы и инструкции. Но тяжелые обязанности вызвали недовольство башкир, кроме того, нерегулярная кавалерия, какой были и башкиры, и казаки, оказались плохими конвоирами. Поэтому в 1811 году Александр I подписал Положение для внутренней стражи, в которую должны были войти основные части, расположенные во внутренних губерниях. На части внутренней стражи и возлагалась конвойная и караульная служба во всех местах лишения свободы России.

Военное министерство готовило материал о передаче местных формирований в военное ведомство. 16 января 1811 г. по представлению министра военных сухопутных сил Барклая-де-Толли император издал указ о приведении губернских рот и уездных команд, «внутреннюю губернскую стражу составляющие в лучшее устройство». Из государственных соображений решено было покончить со сложившейся децентрализацией в управлении этими ротами и командами, их комплектовании, материальном обеспечении и использовании, подчинив одному организующему центру в Военном министерстве. Это был первый шаг. Затем последовала реорганизация гарнизонных батальонов. 17 января 1811 г. по представлению военного министра издается императорский указ о формировании новых полков на базе гарнизонных батальонов. Следующим важным шагом в этом же направлении был императорский указ от 27 марта 1811 г. о создании инвалидных рот. Указы от 16 и 17 января, а также 27 марта 1811 года явились законодательной основой создания внутренней стражи.

3 июля 1811 года Положение для внутренней стражи было принято и утверждено. Положение предусматривало для управления внутренней стражей, состоящей из губернских батальонов и команд служащих инвалидов, образование бригад и округов во главе с окружными генералами. Подробно определены обязанности внутренней стражи (воинские и по отношению к гражданскому начальству). На внутреннюю стражу возлагалось «обучение запасных рекрутских делу военной экзерциции» (подготовка рекрутов). Специальные обязанности состояли «в действиях на исполнение закона и приговоров суда и на охранение либо восстановление внутреннего порядка», включая «поимку воров, преследование и истребление разбойников, и рассеяние запрещенных законом скопищ», а также «усмирение неповиновений и буйств», задержание «беглых, ушедших преступников и дезертиров», борьбу с контрабандой, содействие сбору податей и недоимок, «охранение порядка и спокойствия церковных обрядов всех исповеданий», на ярмарках, торгах, народных празднествах, проведение спасательных работ при стихийных бедствиях (пожарах, разливах рек и т. п.), «отряжение нужных часовых к Присутственным местам, тюрьмам и острогам» и «принятие и провожание рекрутов, преступников, арестантов и пленных». Таким образом, внутренняя стража представляла собой военную силу, наделенную полицейскими функциями.

Александр 1 уделил много внимания внутренней страже. Только во второй половине 1811 года было издано 14 «имянных указов», касающихся ее, а всего за это время принято более двух десятков различных законодательных актов о внутренней страже. Но начавшуюся реформу прервала Отечественная война 1812 года. Поэтому в 1816–1817 гг. внутренняя стража стала создаваться заново. В 1816–1817 гг. был создан Отдельный корпус внутренней стражи и система этапов и этапных команд на основных дорогах, по которым передвигались осужденные. Команды и помещения для ночлега арестантов располагались на расстоянии через 2 почтовых станции, таким образом, среднее расстояние между этапами внутри России и в Сибири составляло около 100 км. Арестанты следовали от этапа к этапу под конвоем солдат соответствующей команды, которые передавали арестантов, списки и прилагаемые документы следующей команде. С увеличением числа ссылаемых беспорядок пересылки все более и более увеличивался. С 1817 года вводится этапная система препровождения арестантов. Это тоже потребовало большой организаторской работы. Важную роль в создании этой системы сыграл опять же М. М. Сперанский. Он провел ревизию состояния этого дела в России. При ознакомлении с ссылкой нашел, что к месту назначения не доходило значительное число ссылаемых, не только за побегами и болезнью, но и потому что по дороге всякий начальствующий считал себя вправе задерживать ссыльного, который на что-нибудь оказывался годным. Он приложил много труда к разработке и изданию Указа о ссыльных и Устава об этапах в Сибирских губерниях (высочайше утверждены 22 июля 1822 г.). Устав 1822 года обратил особое внимание на пересыльную часть (по замечанию И. Фойницкого пересыльной организации посвящено было около 4/7 статей всего Устава). Пересылка была возложена на корпус внутренней стражи, распределенной по этапам, почему и сами команды именовались этапными. С учреждением в 1816 году внутренней стражи Сибири на нее постепенно возлагалась обязанность по этапированию арестантов, освобождая от выполнения этой задачи башкиров и мещеряков. Этапные команды согласно уставу размещались по трактам через одну станцию. Они формировались в составе одного обер-офицера, двух унтер-офицеров, 25 солдат и одного барабанщика. Каждой команде придавалось по четыре конных казака. В команды велено было набирать людей «невидных по фрунтовой службе, но отнюдь не вовсе изувеченных, или почему-либо неспособных носить ружье». Специально было оговорено, что комплектование «этапных команд из людей ненадежных не может быть допущено», молодых солдат разрешалось зачислять только после двухлетней службы. Устав подробно излагал порядок отправления и сопровождения партий арестантов, правила движения, сроки нахождения в пути и время отдыха, правила ведения установленной документации и прочее. Летом не разрешалось вести партии более 60 арестантов, зимой – 100 и более человек считалось нормой. В каждой партии каторжники отделялись от ссыльных. Практиковалось заковывание в кандалы и цепи, прикрепление по несколько человек к железному пруту. В России последнее стало применяться значительно позже европейских стран. В России осужденных на казнь, ссылку преступников заковывали в кандалы. 28 января 1822 г. высочайше утверждено принятое Комитетом министров положение относительно облегчения содержания арестантов, которое определило порядок и способ применения оков.

Служба в гарнизонных батальонах и инвалидных командах внутренней стражи была очень тяжелой. Беспрерывные караулы, конвои, усмирительные экспедиции, сопровождение рекрутских партий, выполнение различных распоряжений местного начальства, использование солдат на партикулярных работах (т. е. обслуживание частных лиц, в первую очередь начальства), хотя это и запрещалось, – все это изнуряло за долгую службу солдат, не способствовало росту и развитию офицеров, толкая их порой на неблаговидные поступки. Не способствовала делу и негодная практика комплектования корпуса. Установка пополнять корпус достойными воинскими чинами, сохранившими нравственные качества, хотя и утратившими физические силы, фактически не выполнялась. Корпус превратился в место ссылки негодных (или неугодных) к полевой службе офицеров. Под видом болезненного состояния переводились часто порочные люди. Выпускники военно-учебных заведений попадали в основном те, кто с трудом («по тупости в науке») их заканчивал. Жалование офицеров корпуса было ниже, чем в полевых войсках.

Особые трудности испытывали этапные команды. Да и вся система сопровождения арестантов требовала корректировки. Свою специфику имели служба конвоирования арестантов и служба охраны тюрем. Здесь требовались особая подготовка, опыт, сноровка, определенные физические и нравственные качества, умение владеть оружием и правильно, строго в предписанных случаях, сообразуясь с обстоятельствами, возникающими, как правило, внезапно и неожиданно, применять его. Использование для такой службы неподготовленных людей, специально не обученных, неопытных, приводило к всевозможным нарушениям службы и нежелательным эксцессам. Служба конвоирования, осуществляемая пешим порядком, изнуряла арестантов и самих конвоиров. Транспортировка арестантов в специально оборудованных вагонах по железной дороге и на зафрахтованных для этой цели пароходах по водным путям сообщения давала экономию средств и сохраняла физические силы людей. Это позволяло постепенно сокращать число конвойных команд.

С 1830 года по предложению генерала Капцевича был введен так называемый маятный порядок. Вся Россия покрылась сетью этапных путей, больших и побочных, так сказать подходных. Каждая этапная команда принимала и отдавала арестантов соседним командам, встречаясь с ним на полпути между этапами (обыкновенное расстояние между этапами было около 40 верст). В месте встречи команды (полуэтапы) и передачи арестантов полагалась арестантской партии ночевка, а в этап – полная дневка (растаг). До 1858 года способ передвижения повсюду пешеэтапный (по старой пешеэтапной пересылке партии проходили через города и села с барабанным боем, выбирая по преимуществу базарные дни и многолюдные улицы, собирая милостыню), с подводами для больных, малолетних, женщин, кормящих грудью.

В 1865 и 1867 годах были изменены правила пересылки арестантов в Сибирь: она допускалась только в летнее время года и производилась на подводах. Функции, порядок организации и несения службы регламентировались Уставом конвойной службы, утвержденным царским указом в июне 1878 года.

Верховная власть стремилась укрепить армию, усилить охранительные силы, но средств, как всегда не хватало. Приходилось изыскивать возможности сокращения расходов за счет казавшихся второстепенными местных войск. А это была сила, несшая основную нагрузку по внутренней службе. Это дало экономию в 3,5 миллиона рублей. Выиграв в некой экономии средств, проиграли в ослаблении местных войск. Теперь основную тяжесть служебных нарядов пришлось взять на себя резервным батальонам в ущерб выполнению непосредственно возложенных на них задач. Если раньше препровождалось в империи до 200 тысяч арестантов в сопровождении 15 тысяч нижних чинов внутренней стражи, то теперь ежегодно в среднем сопровождалось до 350 тысяч арестантов, а имеющиеся конвойные команды состояли из 86 офицеров и 3347 нижних чинов. Роты резервных батальонов, размещенные в уездных городах, стали нести основную служебную нагрузку в уездах, а имевшиеся в губерниях полевые части приняли на себя гарнизонную службу. Это отрывало от боевой подготовки, строевых и других занятий, снижало качество подготовки новобранцев. Назрела необходимость упорядочить это дело.

Обеспокоенный таким обстоятельством император Александр III повелел преобразовать внутреннюю службу в максимально короткий срок. В полной мере это касалось службы конвоирования. Она довольно существенно возросла. Число арестантов увеличилось в полтора раза, конвоиров явно не хватало. Технический прогресс позволил в свое время сократить число конвойных команд, но жизнь внесла коррективы.

В то время на территории Европейской России имелось всего 16 конвойных команд и в Сибири на главном ссыльном тракте (от Тюмени до Карийских промыслов) – 47. Для нужд империи их требовалось в девять раз больше. В тех пунктах, где постоянные конвойные команды не были организованы, исполнение конвойной службы возлагалось, по распоряжению военно-окружных начальников, на расположенные в этих пунктах части гарнизона.

После упразднения внутренней стражи накопленный опыт показал, что служба конвоирования требует специального регулирования. Конвойные команды оказались в сфере деятельности двух ведомств: Военного министерства (этапно-пересылочной части Главного штаба) и Министерства внутренних дел (Главного тюремного управления). Они находились в двойном подчинении. Настало время придать им статус самостоятельной воинской структуры, учитывая специфические особенности данной службы. Комиссия, созданная для выработки предложений по преобразованию внутренней службы, пришла к заключению о необходимости реорганизации всего тюремного дела как «одного из условий ограждения государственного порядка и общественной безопасности», а также освобождения армии от окарауливания тюрем и создании особого вида «военных команд, тождественных существующим ныне 63 конвойным командам». 20 января 1886 года по повелению Александра III в соответствии с мнением Государственного Совета учреждена конвойная стража.

Дальнейшее развитие и строительство конвойных формирований происходило в соответствии с теми новшествами и изменениями, которые вносило государство при реформировании.

Таким образом, зарождение конвойной стражи являлось закономерным и правильным для России и всей охранительной системы государства. Функция конвоирования теперь возлагалась на специальные подразделения, тем самым, упорядочив еще одну из ветвей карательной политики государства.

1.2 Историко-правовая характеристика службы конвоирования в пенитенциарной системе России в 1886 г. – начале XX в.

На основании Указа Александра III от 20 января 1886 года были сформированы 567 конвойных команд общей численностью 11600 человек, в том числе 101 офицер. 4 ноября 1886 года последовало повеление императора о порядке комплектования и форме обмундирования конвойных команд. Принцип комплектования был общеармейским. Это значит, что команды получали новобранцев, сами их обучали и воспитывали. С отсевом из строевых частей было покончено. Конвойные команды входили в состав местных бригад, имели свою форму одежды «для наглядного отличия» их «от полевых и местных войск». Все чины конвойной стражи пользовались одинаковыми с армейскими льготами и преимуществами. Согласно приказу по Военному ведомству №110 от 16 мая 1886 года, на конвойную стражу возлагались следующие задачи: сопровождение арестантов, пересылаемых этапным порядком по территории Европейской России (за исключением Финляндии и Кавказа) и по главному ссыльному тракту в Сибири; сопровождение арестантов Гражданского ведомства на внешние работы и в присутственные места; содействие тюремному начальству при производстве внезапных обысков и подавлении беспорядков в местах заключения; наружная охрана тюрем там, где это признано необходимым. Организационно конвойная стража состояла из двух категорий конвойных команд, имевших в своем штате начальников из офицеров, пользовавшихся правами командира отдельного батальона, и таких, где офицерской должности предусмотрено не было.

Что касается службы нижних чинов конвойной стражи, то, несмотря на некоторые облегчения по сравнению с прошлыми годами, она оставалась трудной, порой изнурительной, весьма напряженной и часто опасной. Конвоир должен был обладать определенными навыками, чтобы достойно, не превышая данной ему власти, исполнять закон. Прогрессивно мыслящие начальники, основываясь на принципах гуманности, общечеловеческой морали и не отступая от требований службы, стремились прививать необходимые качества своим подчиненным. Так, в изданной в 1890 году «Памятке конвоиру» (автор штабс-капитан Н. Дроздовский) правила несения конвойной службы изложены в виде советов и назиданий. Например, таких: «Арестанта без нужды не обижай: конвоир не разбойник»; «Предупреждай и прекращай всякие споры, ссоры, драки арестантов между собою, но делай это прилично, без ругательств, на том основании, что слишком грубое и жесткое обращение конвойных роняет и унижает их значение в глазах арестантов»; «Конвоиру надлежит быть здоровым, честным, неподкупным»; «Помни, что за всякие нарушения правил конвойной службы ожидает тебя военная тюрьма или дисциплинарный батальон, а за точное исполнение – похвала начальства…». Новый этап в строительстве конвойной стражи проходил в период контрреформ 1880–1890-х годов, то есть отхода от наметившегося ранее либерального пути развития, нарастания социальной напряженности в обществе, усиления репрессий, роста числа арестантов и ссыльных. В эти годы все большее влияние приобретает Министерство внутренних дел, которое после упразднения III Отделения становится центральным руководящим органом жандармерии и полиции. Главное тюремное управление этого министерства претендует на главенствующую роль в служебной деятельности конвойных команд. Объем службы возрос.

Время приближалось к стыку веков. 20 октября 1894 года на престол вступил Николай II, последний российский император. Россия вступает в полосу истории, которую обычно именуют кризисом монархии. Первые семнадцать лет XX века в России переполнены бурными и драматическими событиями. Две войны, три революции, внутренняя нестабильность.

Карательный аппарат приспосабливался к новым условиям, будучи нацеленным на борьбу с массовыми выступлениями и деятельностью революционных организаций. Для этого использовались армия, жандармерия, полиция. Исполняла отведенную ей роль и конвойная стража. Нагрузка на них возрастает в связи с усилением репрессивной деятельности властей, увеличением числа арестантов. Она по-прежнему по службе подчиняется Главному тюремному управлению, которое в конце 1895 года переходит из Министерства внутренних дел в Министерство юстиции. Штатная численность конвойной стражи почти не меняется, но организационная структура ее претерпевает ряд изменений в связи с перераспределением конвойных команд, сокращением одних и созданием других. Параллельно происходит процесс укрепления и усиления их посредством более строгого отбора пополнения, улучшения служебной подготовки, перевооружения. 3 ноября 1896 года главным инспектором по пересылке арестантов и заведующим ЭПЧ (этапно-пересылочная часть) был назначен помощник начальника Главного штаба генерал-майор Иван Дмитриевич Сапожников. Основным методом руководства конвойной службой было личное инспектирование. Дело осложнялось двойственностью подчинения конвойных команд, их территориальной разбросанностью, постоянной нехваткой людей. В связи с ростом революционных выступлений и введением в ряде губерний чрезвычайного положения увеличивался поток ссылаемых в административном порядке. Часто при этом приходилось прибегать к помощи военного командования, выделению конвоев из войск. А это приводило к недоразумениям, порой и к тяжелым происшествиям из-за непрофессиональных действий неопытных в конвойной службе армейских офицеров и солдат. Дело иногда принимало серьезный оборот, получало огласку в прессе, будоражило общественность.

В связи с расширением сети железных дорог происходит изменение численности команд, сокращение и перераспределение их. Так, сооружение Транссибирской железнодорожной магистрали и открытие на ней перевозок арестантов до Иркутска привело к упразднению шести конвойных команд Иркутского военного округа и передаче личного состава на формирование конвойной стражи в Туркестанском военном округе и в Закаспийской области. Встал вопрос и о формировании конвойных команд на Кавказе.

Обращается внимание на качественность личного состава конвойных команд и их вооружение. С 1900 года начинается перевооружение команд трехлинейными винтовками. По приказу военного министра штрафованных нижних чинов разрешено переводить из конвойных команд в полевые и резервные войска. В октябре 1902 года начальник Главного штаба дал указание: направлять в конвойную стражу новобранцев с хорошим зрением и крепкого телосложения, евреев в нижние чины не брать, дворян офицерами не назначать, а если будет призван физически неполноценный, то отправлять его в конвойную команду того уезда, откуда он прибыл. Нагрузка на них возрастает в связи с усилением репрессивной деятельности властей, увеличением количества арестантов.

С целью поднятия качества службы, морального и материального стимулирования нижних чинов и поощрения их приказом по Военному ведомству №234 от 30 апреля 1904 года объявлено высочайшее повеление, разрешающее представлять нижних чинов «за особо выдающиеся подвиги» к награждению серебряной медалью с надписью: «За усердие» на Станиславской ленте для ношения на груди, а также выдавать денежные награды. Служба конвойных команд в военное время и, особенно в период первой русской революции и после нее достигла наивысшего напряжения. Управлять ими, контролировать их служебную деятельность становилось все труднее. 476 конвойных команд (из 537), находившиеся в ведении уездных воинских начальников и частично местных команд, обслуживали более 170 пеших трактов. Деньги на командировки для проверки службы отпускали редко. Людей не хватало. Перевозки арестантов по железным дорогам проводились в вагонах устаревшей конструкции. Их было около четырехсот. Лишь три новых вагона курсировали по Рязанско-Уральской железной дороге. Частые наряды в караулы и конвои изнуряли солдат. Даже введенный в 1906 году трехлетний срок военной службы не облегчил положение.

Сапожников требовал безусловного соблюдения правил конвойной службы, честности и добросовестности. Ни одно нарушение дисциплины и порядка службы не должно было проходить мимо внимания командиров и оставаться безнаказанным. Конвойная стража – один из исполнительных органов карательной системы государства – работала в те годы с полной нагрузкой. Разумеется, его деятельность осложнялась внутренней обстановкой. Но при этом руководство конвойной стражи стремилось не допускать отступлений от правил службы, превышения властных полномочий со стороны начальников конвойных команд и конвоиров. Существовало немало инструкций, пособий, но специального устава, регулировавшего конвойную службу, не имелось. Его разработкой занимался генерал Сапожников. 10 июня 1907 г. проект Устава конвойной службы был высочайше утвержден. В организационном плане конвойная стража состояла из конвойных команд, которые в свою очередь, в зависимости от внутренней организации, подразделялись на следующие категории:

1. команды, имеющие особых начальников из штаб - и обер-офицеров, пользующихся правами командиров отдельных батальонов;

2. команды, не имеющие особых начальников из офицеров и в этой связи подчиненных: а) в местностях, где имелись уездные военные начальники, – этим должностным лицам и б) в местностях, где не было уездных военных начальников, – начальниками местных команд, расположенных в одном пункте с конвойными командами.

В строевом и хозяйственном отношении конвойные команды находились в ведении начальников местных бригад и подчинялись на общем для войск основании начальникам гарнизонов и комендантам.

Организация и общее руководство пересыльной частью арестантов возлагались на Начальника Главного тюремного управления. Что касается организации конкретной работы по обеспечению выполнения функций конвойной службы, то все конвойные команды находились в подчинении Главного инспектора по пересылке арестантов, в обязанности которого вменялись: контроль за несением конвойной службы конвойными командами; личное инспектирование и ревизия делопроизводства конвойных команд в части законного их использования. При Главном инспекторе по пересылке арестантов в качестве его порученцев состояли старший и младший штаб-офицеры и обер-офицер.

Во время несения службы по сопровождению и окарауливанию арестантов конвойные воинские чины приравнивались к чинам военного караула.

Согласно Уставу конвойной службы в обязанности службы конвойных команд входило:

а) сопровождение арестантов всех ведомств по железным дорогам, водным путям сообщения и пешим трактом;

б) сопровождение лиц, пересылаемых при этапных партиях;

в) сопровождение арестантов при следовании от мест заключения гражданского ведомства к станциям железных дорог, пароходным пристаням и обратно;

г) сопровождение арестантов в районе городов из мест заключения гражданского ведомства в судебные учреждения, к судебным и военным следователям, к должностным лицам, производящим расследование по уголовным делам, и в другие присутственные места;

д) сопровождение отдельно от других арестантов лиц, содержащихся под стражей штаб – обер-офицеров и гражданских чинов военного ведомства, состоящих на действительной службе; содержащихся под стражей отставных или состоящих в запасе офицеров, не лишенных по суду этого звания; приговоренных к заключению в крепости; душевнобольных арестантов;

е) сопровождение арестантов гражданского ведомства при выводе их на работы вне тюремной ограды;

ж) содействие тюремному начальству при производстве обысков в местах заключения гражданского ведомства;

и) наружная охрана мест заключения гражданского ведомства: в виде постоянной меры при условии увеличения штатной численности соответствующих конвойных команд и в исключительных случаях, в виде временной меры, с разрешения командующих войсками в округах.

А через месяц генерал Сапожников, которому уже было 75 лет и который имел почти 60 лет военной службы, был уволен приказом императора от 21 июля 1907 года. Он был произведен в генералы от инфантерии с мундиром и отправлен на пенсию. Этим же приказом главным инспектором по пересылке арестантов и заведующим этапно-пересыльной частью Главного штаба назначен начальник отделения того же штаба генерал-майор Николай Иванович Лукьянов. Он принадлежал к более молодому поколению офицерского корпуса, чье становление проистекало уже в после реформенный период. Лукьянову суждено было стать последним начальником, возглавившим конвойную стражу в последнее десятилетие ее дореволюционного существования. Конвойная служба становилась все более значимой и напряженной.

Новый устав проходил двухгодичное испытание. Лукьянов требовал его неукоснительного исполнения. Он сам проинспектировал множество команд. Распорядился усилить проверки офицерским составом несения конвойной службы, отметив, что по три и более недель конвои вынуждены находиться в отрыве от своих команд и неизбежно уклоняются от уставного порядка. 476 конвойных команд находились в ведении уездных воинских начальников, обслуживая до 175 пеших трактов. Уездные начальники не могли их проверять, офицеров не хватало, да и командировочных денег не отпускали на эти цели. Требовали усовершенствования и железнодорожные перевозки. 400 используемых для этого вагонов нуждались в переделке. ГТУ разработало новый тип арестантского вагона, почти исключающий возможность побегов и дававший большие удобства для конвоя, но на это требовались средства. Лукьянов ходатайствует о приравнивании конвойных команд в части сроков выдачи мундиров к строевым частям (т. е. вместо трехгодичного установить двухгодичный срок носки). Министр юстиции поддержал ходатайство. Но такое нововведение требовало 11509 руб. дополнительных ассигнований. В связи с ростом тюремного населения на 50 процентов Лукьянов просит увеличить штаты команд. Он объездил в инспекционных целях и Европейскую Россию и почти всю Сибирь. У него отложилась масса впечатлений, возникли интересные идеи, но реализация их упиралась в деньги. Содержание конвойных команд все более удорожалось. Государственная Дума согласилась с мнением комиссии по государственной обороне о замене конвойной стражи вольнонаемной охраной

В 1909 году подводились итоги двухлетней практики службы по Уставу конвойной стражи, который представлял собой, по выражению Лукьянова, «первый опыт кодификации разновременно изданных законоположений, инструкций и наставлений по конвойной службе». Получены мнения всех командующих войсками военных округов. Специально созданная комиссия, рассмотревшая присланные замечания, пришла к выводу о необходимости переработать устав.

Устав конвойной службы состоял из 13 глав, включавших 484 статьи. Это была довольно подробная регламентация вида службы, определяющая состав конвойной стражи, подчиненность конвойных команд, права и обязанности команд и конвоиров и т. п.

Строительство конвойной стражи происходило на основе общеармейских законоположений, требований времени, предложений Министерства юстиции и главного инспектора об укреплении конвойных команд, правильности их использования, взаимодействия с армией и жандармерией.

Каждое очередное увольнение в запас опустошало конвойные команды. Руководство добилось разрешения задерживать (при четырехлетнем сроке службы) подлежащих увольнению нижних чинов до 31 марта следующего года, пока не будут подготовлены и зачислены в строй молодые солдаты. С введением в 1906 году трехлетнего срока службы это правило перестало применяться, и потому на старослужащих нижних чинов в течение полугода ложилась вся тяжесть службы, нагрузка которой увеличивалась все более и более. Лукьянов добивается решения о прикомандировании на время первоначальной подготовки новобранцев старослужащих нижних чинов из других частей. Кроме того, он вносит предложение увеличить штатную численность команд на 2000 нижних чинов. Но вопрос застрял в Мобилизационном комитете. Было пересмотрено расписание конвойных команд. В 1910 году происходило реформирование армейской пехоты и других родов войск, упразднены резервные и крепостные войска, что усилило полевые части. Однако эта мера несколько ослабила возможности черпать дополнительные силы для конвойной службы.

Постоянный спутник и причина неустройства конвойных команд – двойственность их подчиненности. В 1910 году этот вопрос стал предметом обсуждения на специально созванном межведомственном совещании. Речь зашла о полной передаче службы конвоирования Министерству юстиции и переходе комплектования стражи по вольному найму. Но, учитывая нереальность в то время такого проекта, совещание высказалось за увеличение штата конвойных команд, чтобы свести к минимуму содействие полевых войск конвойной страже.

Отчеты Министерства юстиции, куда входили и данные главного инспектора по пересылке арестантов, предавались гласности. Они печатались в журнале «Тюремный вестник». Некоторая информация о конвойной страже проникала в газеты. Например, в петербургской газете «Колокол» 25 августа 1910 г. опубликованы «Военные заметки», автор которых, назвавший себя «Старым капитаном», высказался за упразднение уездных конвойных команд либо сокращение их, предложив изменить способ их комплектования. Он писал: «Хотя и учат конвойных солдат строю, гимнастике, стрельбе и проч., но все-таки было бы лучше, если бы конвойные команды комплектовались из запасных солдат и были бы подчинены только тюремному начальству». Проблемы конвойной службы интересовали общественность. Интересовали тогда, интересуют и сегодня.

В 1911 году в жизни конвойной стражи произошло знаменательное событие: было отмечено столетие местных войск и конвойной стражи.

По степени нагрузки конвойной стражи можно судить и о политической ситуации в стране. В 1912 году, после периода относительного спада и затишья, снова оживляется революционное движение, активизируется деятельность оппозиционных сил, а это раскручивает маховик репрессивно-карательной системы. Процессы эти взаимосвязаны. Усиление репрессий вызывает еще большие протесты. Восстановить равновесие становится все более затруднительным делом, особенно, если это делается одним методом подавления.

За 1912 год конвойными командами во время всех видов передвижения препровождено 1664028 арестантов, т. е. почти столько же, сколько в 1908 году. Начавшаяся мировая война выдвинула перед этими формированиями совершенно новые задачи в дополнение к тем, какие они постоянно несли. Численность же их в военное время не увеличивалась. По состоянию на 20 июля 1914 г. в них состояло штаб - и обер-офицеров – 101, нижних чинов – 11738 человек.

Необходимо было перестроить все дело пересылки арестантов в связи с войной. Конвойная стража оказала помощь действующей армии отправкой части личного состава на фронт. За 1914–1916 гг. направлено 7784 человека. Кроме того, при местных бригадах были организованы учебные команды с четырехмесячным сроком обучения по подготовке унтер-офицерского состава для действующих войск. Всего было подготовлено и отправлено на фронт около 1000 унтер-офицеров.

Война вызвала патриотические настроения среди личного состава конвойных команд, стремление попасть в действующую армию. Учитывая это, по согласованию с главным управлением Генерального штаба, главный инспектор распорядился «не ставить этому препятствия». Для восполнения убыли разрешено переводить в конвойные команды людей из запасных батальонов.

За период войны конвойные команды выполнили непосредственно связанный с фронтом большой объем разнообразных задач.

Но война во многом изменила характер службы конвойной стражи. Сфера использования конвойных команд существенно расширилась. Они привлекались для эвакуации из тюрем, расположенных в западных губерниях, содержащихся там людей. Сопровождали выдворяемых из страны иностранных подданных, конвоировали военнопленных, охраняли перевозимые военные грузы.

При конвоировании плененных солдат и офицеров противника руководствовались Положением о военнопленных, утвержденным Николаем II, от 7 октября 1914 года, статья 3 которого гласила: «С военнопленными как с законными защитниками своего Отечества надлежит обращаться человеколюбиво». Команды, находившиеся во внутренних округах, привлекались для надзора за лагерями военнопленных.

Исходя из того же принципа выполняли свою задачу конвойные команды при сопровождении неприятельских подданных, высылаемых за пределы империи. Квартирмейстерская служба Главного управления Генерального штаба даже обвинила чины конвойной стражи в либеральном отношении к ним.

Одной из основных функций конвойной службы являлось и является не только охрана спецконтингента при перемещении, но и обеспечение их правового положения в соответствии с нормативно-правовыми актами, действующими на определенном этапе развития государства.

Проблема правового положения конвоируемых лиц в современной России очень актуальна и важна для изучения, поскольку все государства в мире стремятся к гуманизации и законности исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных лиц. На сегодняшний момент основным российским документом, регулирующим этот вопрос, является Приказ №346 от 25 ноября 2000 года «Об утверждении Наставления по служебной деятельности специальных подразделений по конвоированию УИС МЮ РФ».

Для того чтобы вновь издаваемые нормативно-правовые акты соответствовали международным стандартам и правилам, принципам гуманизации и законности необходимо изучать и черпать из истории государства аналогичные решения проблем, рассматривать их, сравнивать и в итоге выносить соответствующие решения исходя из принципов правового Российского государства. Чтобы лучше разобраться и понять сегодняшнюю сложившуюся картину конвоирования осужденных лиц, рассмотрим период конца XIX-начала XX вв, когда зародилась первичная правовая база регулирования данного вопроса.

Характерной особенностью российского законодательства этого периода в сфере уголовного наказания и его исполнения являлось наличие ряда правовых актов, нормы которых нередко имели в своей основе один и тот же предмет регулирования, а именно организацию исполнения мер уголовного наказания. Пример тому Устав о ссыльных издания 1909 года, который, являясь самостоятельным правовым актом, в то же время весьма тесно был связан с уставами о содержащихся под стражею, особенно в части регулирования деятельности мест лишения свободы ссыльнокаторжных. Для этих правовых документов характерным является отсутствие четкого понятийного аппарата. По этой причине деятельность одних и тех же учреждений, в которых содержались различные категории осужденных, регулировалась одновременно двумя указанными выше правовыми документами. Имеется в виду содержание ссыльнокаторжных в тюрьмах. Уместно заметить, что подобная практика регулирования порядка и условий исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы использовалась в России в 30-е годы и в начале 90-х годов нынешнего столетия.

Ссыльные подразделялись на ссыльно-каторжных и ссыльно-поселенцев. Кроме того, в законе особо выделялась категория арестантов, к которой относились бродяги, в отношении их принимались крайне суровые меры. После отбытия наказания в исправительных арестантских отделениях или тюрьмах они направлялись на выдворение в Якутскую область.

Непременным условием этапирования заключенных было наложение на отдельные из них категории кандалов и наручников. Вес кандалов составлял от 5 до 5,5 фунта. Согласно Уставу конвойной службы обязательному заковыванию в кандалы ножные и ручные подлежали осужденные к каторжным работам без срока мужчины и женщины; в ножные – все осужденные к срочной каторге мужчины. В наручниках конвоировались осужденные в ссылку на поселение и бродяги.

Само передвижение ссыльных, ввиду тех значительных расстояний, которые приходилось проходить ссыльным всегда вызывало особые заботы правительства. Пересылка, во всяком случае, ложилась тяжелым бременем на государство ввиду значительности требуемых ею расходов, но еще тяжелее оказывалась она нередко для пересылаемого, действуя на него разрушительно и физически и морально из-за условий пересылки.

Ссыльные перемещались к местам назначения по железным дорогам и на пароходах, либо баржах. При отсутствии таковых ссыльные препровождались по пеше-этапным трактам. Ссыльные, которые не могут следовать пешком, перевозились на подводах по пеше-этапным трактам, а также от мест заключения до станций железных дорог и пароходных пристаней и обратно.

Перевозке на подводах по пеше-этапным трактам подлежали:

1) Ссыльные из привилегированных классов;

2) Женщины, имеющие грудных младенцев;

3) Малолетние дети, следующие со своими родителями;

4) Ссыльные, заболевшие в пути;

5) Находящиеся при ссыльных вещи;

6) Арестантские оковы.

Ссыльные, признанные по освидетельствованию бессильными передвигаться пешком подлежали перевозке на подводах.

Если количество клади позволяет, то можно было сажать женщин, не имеющих грудных младенцев. Одному ссыльному разрешалось перемещать с собой не более 30,00 фунты вещей. Общее движение партий ссыльных в места назначения производится по особо составленному плану (с 1893 года эти планы публикуются в «Тюремном вестнике»), в котором Министру юстиции предоставляется вносить дополнения и изменения, не спрашивая на то особого разрешения. При передвижении партий в Сибирь из числа ссыльных назначался староста, которому вверялся наблюдение за прочими, и с него взыскивалось за беспорядки. Ссыльные, которые до осуждения были изъяты от телесного наказания (в том числе все женщины), препровождаются только под надзором, ссыльно-каторжные следуют в оковах или кандалах, а прочие (в том числе малолетние по Закону 1863 года) – в наручниках (ст. 83 Устава о ссыльных). Следующие в ссылку женщины разделяются на два разряда: 1) идущие по собственной воле с мужьями своими; 2) оправленные по суду в ссылку с мужьями или без них. Женщины, идущие по собственной воле во все время следования не должны быть отделены от мужа и не подлежат надзору. Прочие пересылаются так же как и ссыльные мужчины. Во время следования ссылаемых преступников до мест назначения духовенство наставляет их в обязанности соблюдать веру и нравственность. Ссыльные отправляются партиями.

Претензии ссыльных не принимают и не разбирают во время пути следования. Различного рода жалобы рассматривает Губернский тюремный инспектор по прибытии конвоируемых в губернский город. Ссыльные, заболевшие во время следования, доставлялись в попутные тюремные больницы. В Сибири воинские и гражданские лекари находятся в местах расположения этапов. Они осматривают больных и дают разрешение на дальнейшее следование до места назначения. Конвойные начальники снабжались медикаментами, с объяснением способа их употребления, в особенности от таких болезней, в которых врачебная помощь может быть оказана во время их следования. Погребение умерших во время следования по этапам арестантов возлагалось во всех губерниях на местное начальство тех селений, где умрет арестант.

Кормовые деньги выдаются для ссыльных до первого губернского города или до места назначения из казначейств лежащих по дороге городов. Кормовые деньги для выдачи ссыльным на пути вверяются сопровождающей конвойной страже. После того как ссыльные прибудут до назначенного пункта, тюремное начальство допрашивало их по поводу точного получения кормовых денег. Для закупки продовольствия ссыльным начальник стражи получал деньги по расчету их количества и ни под каким предлогом не должен отдавать их преступникам.

Денежные средства выдаются ссыльным в различных суммах:

– принадлежавшие до осуждения к высшим сословиям – по 15 копеек в сутки на человека;

– принадлежавшие к прочим сословиям – по десять копеек на человека в сутки.

Ссыльные из людей военного звания получали одежду и кормовые деньги, так же как и прочие арестанты. Находящиеся при пересыльных арестантах малолетние дети получали деньги наравне со взрослыми.

П. Ф. Якубович пишет о 90-х годах XIX века, что в то страшное время в сибирских этапах давали кормовых 10 копеек в сутки на человека при цене на ковригу пшеничного хлеба (килограмма три) – 5 копеек, на кринку молока (литра два) – 3 копейки. «Арестанты благоденствуют», – пишет он. А вот в Иркутской губернии цены выше, фунт мяса стоит 10 копеек, и «арестанты просто бедствуют».

Конвоируемые арестанты снабжались необходимой в пути одеждой. Зимняя одежда выдавалась в губерниях при отправлении с сентября по март (или пока не установится теплая весенняя погода). Как только устанавливалась теплая погода, одежда менялась на летнюю в одном из губернских городов в пути следования. Аналогично, если ссыльные, отправленные в летней одежде будут застигнуты зимними холодами, то одежда их меняется на зимнюю. Отобранная одежда выдавалась другим конвоируемым арестантам в соответствующую погоду. О выдаче или отборе одежды помечалось в соответствующих документах.

Если при освидетельствовании конвоируемых арестантов оказывалось, что на ком-либо из них одежда или обувь не подлежит дальнейшей носке, им выдавали новую, либо ту, которая была в носке, но находится в хорошем состоянии после другой партии ссыльных. Деньги за нее взыскивались с тех лиц, которые снабжали ссыльных непрочною одеждою.

Для предупреждения побегов на одежду вшивается у каторжных по два, а у поселенцев по одному четырехугольному лоскутку на спины, отличающиеся от цвета самой одежды. Причем соблюдение этого правила подтверждено Циркулярами 1878 и 1879 гг. Сверх того при передвижении партий в Сибирь (ст. 194 Устава о ссыльных) всем ссыльным мужчинам, лишенным всех прав состояния выбривается при отправлении правая половина головы, и затем бритье повторяется каждый месяц; но в Европейской России употребление этой меры Законом 1858 года отменено для всех ссыльных за исключением бродяг. «Ссыльного, оказавшего неповиновение порядку, начальник партии приводит в послушание легким телесным наказанием, против явно бунтующих обязан поступать со всею строгостью, а против отважившихся нападать на конвойных он имеет право применять оружие, действуя, однако, с большой осторожностью» (Устав о ссыльных, ст. 211). По мере того, как рельсовое передвижение внедрялось в наше отечество, меняло свою форму и арестантские этапы.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что система конвоирования претерпела значительные изменения и преобразования по прошествии многих лет (политических положений в стране и других факторов). Но во многих своих принципах она находит свой отклик и в современном Российском государстве

1.3 Правовые основы формирования и развития службы конвоирования в России в 1917–2005 гг.

Произошедшие события внесли коренные изменения в жизнь и быт армии. Они коснулись и конвойной стражи. Начался процесс демократических преобразований в вооруженных силах республики.

Перемены не заставили себя ждать. Главное тюремное управление было реорганизовано в Главное управление местами заключения. Постановлениями Временного правительства от 17 и 30 марта 1917 г. внесены коренные изменения в содержание арестантов. Прежде всего, были отменены все виды оков, отменены и арестантская одежда, и телесные наказания. Была упразднена жандармерия, а полиция заменена народной милицией. Таким образом, из трех вооруженных охранительных формирований Временное правительство оставило нетронутой лишь одну конвойную стражу.

Проблемы надзора, охраны и конвоирования лиц, содержащихся в местах заключения Российского государства, в послеоктябрьский период занимали особое место в правотворческой и правоохранительной деятельности новой государственной власти.

Отсутствие единой системы исполнения наказания в виде лишения свободы оказывало серьезное влияние на характер содержания и формирование организационных структур учреждений и органов, осуществляющих функции по охране и конвоированию заключенных. В структуре Главного управления местами заключения Наркомата юстиции на основании приказа Народного комиссара по военным делам от 21 апреля 1918 года для руководства конвойной стражей республики была образована Главная инспекция конвойной стражи в составе 10 штатных единиц во главе с заведующим.

Комплектование конвойной стражи рядовым и начальствующим составом осуществлялось на добровольных началах при строжайшем соблюдении классового принципа. В конвойную стражу, как и в войска ВЧК, принимались добровольцы по рекомендации партийных, профсоюзных организаций. Все поступавшие в конвойную стражу принимали торжественное обязательство честно и верно служить Советской Республике, точно исполнять свои обязанности. К концу 1918 года было сформировано более ста конвойных команд в разных городах страны.

Правовая основа организации деятельности конвойной стражи была определена Положением о конвойной страже Республики, которое было объявлено приказом Реввоенсовета Республики No 1884 от 2 сентября 1921 года. Согласно Положению, на конвойную стражу возлагались функции:

а) сопровождения заключенных, числящихся за различными ведомствами, по железным дорогам и водным путям сообщения, пешим трактам и в районах населенных пунктов;

б) препровождения лиц, пересылаемых при этапных партиях;

в) окарауливания мест заключения;

г) содействия администрации мест заключения в пресечении и прекращении беспорядков среди заключенных.

Комплектование состава конвойных команд осуществлялось на общих основаниях, установленных для Красной Армии. Численность конвойной стражи определялась Реввоенсоветом Республики по соглашению с Наркоматом юстиции. Начальник конвойной стражи назначался приказом Реввоенсовета; он пользовался правами начальника дивизии.

После Октябрьской революции конвойной стражей занялись два ведомства: Главное управление местами заключения Народного комиссариата юстиции и Народный комиссариат по военным делам. Для реорганизации конвойной стражи создается комиссия, которая свои выводы и предложения облекла в довольно обстоятельный документ, легший в основу приказа Народного комиссариата по военным делам от 20 апреля 1918 года №284. Численность личного состава, согласно приказу, в отдельных конвойных командах сокращалась наполовину, в прочих – на одну треть.

Должность главного инспектора по пересылке арестантов осталась, но под другим названием: отныне она именовалась «главный инспектор конвойной стражи». Руководящим органом стала Главная инспекция конвойной стражи при Главном управлении местами заключения. Осталось и двойное подчинение конвойной стражи: по строевой и хозяйственной части – Народному комиссариату по военным делам (через Генеральный штаб, с 8 мая 1918 года через Всероссийский главный штаб), а по службе – ГУМЗ. Сохранялась и должность инспектора по пересылке арестантов в Восточной Сибири, только теперь под названием инспектора конвойной стражи в Восточной Сибири. При нем канцелярия – Инспекция конвойной стражи Восточной Сибири. Преемственность, как видим, в строительстве этого учреждения здесь налицо.

Приказом комиссара ГУМЗ от 3 мая 1918 года Николай Иванович Лукьянов был освобожден от занимаемой должности. Как военный специалист, вполне лояльный новой власти, он используется на службе во Всероссийском главном штабе, затем в штабе РККА, в 1926 году уволен на пенсию. Проживал в Ленинграде до тех пор, пока начавшаяся волна репрессий не захлестнула и его. 3 марта 1935 года 74-летний бывший генерал-лейтенант был арестован и по постановлению Особого совещания от 9 марта признан «социально опасным элементом», подлежащим высылке. Его жизнь закончилась в Самаре 15 июня 1937 года.

В январе 1923 года была установлена новая численность конвойной стражи – 10 тыс. человек. Она освобождалась от охраны мест заключения и охраны судебных учреждений. Доставка следственных заключенных в органы Прокуратуры осуществлялась в весьма ограниченном количестве. Принимались меры по упорядочению маршрутов. Пересматривался порядок окарауливания заключенных на внешних работах.

Приказ по милиции и конвойной страже войск ГТУ №146 от 8 мая 1923 года разграничил функции милиции и конвойной стражи при конвоировании арестованных. Милиции вменялось сопровождение арестованных от мест заключения до ближайших железнодорожных станций, пристаней, этапных трактов (и обратно), а также по грунтовым дорогам вне пределов пунктов, установленных сводом маршрутов и планом движения этапных партий. Во всех других случаях конвоирование арестованных по железнодорожным и водным путям сообщения, грунтовым трактам осуществляла конвойная стража.

С образованием ОГТУ и переходом внутренних войск в его подчинение возникла проблема дальнейшей ведомственной принадлежности конвойной стражи. Поскольку места заключения оставались в ведении НКВД союзных республик, предстояло решить вопрос о создании центрального органа управления ими в общесоюзном масштабе. На заседании Малого Совнаркома РСФСР 29 мая 1924 года был одобрен проект постановления СТО СССР по данному вопросу. Проект предусматривал передачу конвойной стражи из ОГПУ в НКВД союзных республик.

Создание конвойной стражи было подтверждено постановлением Совета Труда и Обороны от 23 августа 1924 г. и получило законодательное оформление в постановлении ЦИК и СНК СССР от 30 октября 1925 г. В соответствии с этим постановлением было образовано Центральное управление конвойной стражи СССР (ЦУКС) при СНК СССР. Оно возглавлялось начальником, назначенным СНК СССР. На этот по

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Историко-правовые аспекты деятельности служб охраны и конвоирования". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 540

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>