Дипломная работа на тему "Источники права Республики Беларусь"

ГлавнаяГосударство и право → Источники права Республики Беларусь




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Источники права Республики Беларусь":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧСКОЕ ПОНЯТИЕ ИСТОЧНИКА ПРАВА 6

1.1 Сущность и понятие источника права 6

1.2 Соотношение понятий источника и формы права 15

ГЛАВА 2. СООТНОШЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ, ИДЕАЛЬНЫХ И ФОРМАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ ПРАВА 21

2.1 Материальные источники права 21

2.2 Идеальные источники права 28

2.3 Формально-юридические источники права 34

ГЛАВА 3. ИСТОЧНИКИ ПРАВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ 41

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 5 6

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 63

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы. Кардинальное преобразование нашего общества люди чаще всего связывают с правом, с правовым государством, с правосудием, с правами человека. Но как возникло право? Как появилось это общественное явление, этот незаменимый в современном цивилизованном обществе социальный регулятор? Этот вопрос интересен многим. Сразу следует отметить, что вопрос об образовании права разделяется на два весьма отличных друг от друга вопроса: о происхождении права и о его развитии. Вопрос о происхождении права есть вопрос о том, как образовалось в обществе то явление, которое именуется правом. Вопрос о развитии права есть вопрос о том, каковы факторы, под влиянием которых происходит преобразование права, приобретение им таких форм, в которых мы можем видеть право сегодня. Вопрос об образовании права сложен, и у юристов нет единого мнения на этот счет. Существуют и существовали различные взгляды, концепции по этому вопросу, обусловленные различными обстоятельствами: конкретным историческим промежутком, историко-правовой обстановкой в государстве, а также субъективными факторами: личным мнением юристов-теоретиков.

Право - одно из сложных, тонких, многоаспектных научных понятий. Само слово “право” используется в разных значениях. Мы говорим “право”, когда имеем в виду систему норм, причем не только юридических, но и коренящихся в обычаях или морали. Мы употребляем слово “право” в смысле допустимой меры поведения. В Древнем Китае моральные и правовые нормы как бы сливались воедино. Примерно то же самое наблюдалось в Древней Индии. В праве Древней Греции важное место занимало понятие “дике” (справедливость), в римском праве - “эквитас” (справедливость) и “натуралис ратио” (естественный разум). Дигесты римского императора Юстиниана начинаются с превосходного определения Цельса: “Право есть наука о добром и справедливом”.

В нашей стране требуется переосмысления фундаментальных категорий, выхода на новый уровень исследований, призванный соединить достижения правовой науки и смежных отраслей знания. К числу категорий, требующих углубленной разработки, относится категория формы (источники) права. Уровень научной разработки данной проблемы, и, прежде всего общего понятия источника права, явно недостаточен. Проблема роли источников права в правовой системе вытеснялась вопросом о соотношении системы права и системы законодательства. Одной из причин недостаточной теоретической разработки данной проблемы являются многозначность и нечеткость самого понятия источника права. Ведь «источник права» - это не более чем образ, который скорее должен помочь пониманию, чем дать понимание того, что обозначается этим выражением. В самом деле, под источником права понимают и материальные условия жизни общества (источник права в материальном смысле), и причины юридической обязательности нормы (источник права в формальном смысле), и материалы, посредством которых мы познаем право (источник познания права). Кроме того, ряд авторов - отечественных и зарубежных - выделяют исторические источники права.

В условиях такой многозначности использование данного понятия в качестве научной категории связано с серьезными проблемами. В 60-е годы ряд авторов предлагали заменить понятие «источник права» понятием «форма права», которое, по их мнению, позволяло вести исследование права более глубоко и всесторонне. Такая позиция не получила широкой поддержки. В частности, в отраслевых юридических науках термин «источник права» сохранил свое значение.

Со временем и в теории права происходит восстановление в «правах гражданства» старого понятия. При употреблении понятия «источник права» обычно под ним стали понимать юридический источник права (источник права в формальном смысле). Поэтому весьма распространен прием, когда в выражении «источники права» между этими словами в скобках добавляется уточнение – «формы», или наоборот.

Вопросу изучения источников права посвящена обширная научная литература как в России, СССР, Республике Беларусь, так и за рубежом. Следует отметить существенный интерес ученых к этой теме, что свидетельствует о научной актуальности данной проблемы.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по желаемой вами теме. Качественное выполнение дипломных работ под заказ в Туле и в других городах России.

Тема дипломного исследования: «Источники (формы) права».

Предметом исследования дипломной работы являются источники (формы) права.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе полученных в ходе обучения знаний и изучения научной литературы, правильно и объективно раскрыть сущность темы дипломного исследования.

Задачи исследования предопределяются целью исследования и состоят в том, чтобы:

- изложить сущность и содержание понятия источника права;

- охарактеризовать соотношение понятий источника и формы права;

- проанализировать материальные, идеальные и формально-юридические источники права;

- рассмотреть источники права в Республике Беларусь.

Характеристика источников для написания дипломной работы. В основу работы положены, во-первых, международные нормативно-правовые акты, Конституция Республики Беларусь, законы Республики Беларусь; во-вторых, специальная литература. В своей работе я ссылаюсь на труды Богдановской И. Ю., Бошно С. В., Дихтяр А. И., Иванова В. В., Калинина А. Ю., Комарова С. А., Марченко М. Н., Смирнова Л. В. и др.

При написании работы и для раскрытия темы дипломной работы использовались следующие методы: формально-юридический метод, метод системного анализа, комплексного исследования, сравнительного правоведения.

Структура дипломной работы включает: титульный лист, введение, три главы с разделами, заключение, список использованных источников. Дипломная работа выполнена на 66 листах компьютерного текста.

ГЛАВА 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧСКОЕ ПОНЯТИЕ ИСТОЧНИКА ПРАВА

1.1 Сущность и понятие источника права

Будучи одним из фундаментальных понятий теории права, источник права сам по себе и в соотношении с другими, сопредельными категориями и понятиями, имеет большое теоретическое и практическое значение. Именно поэтому сначала римские юристы, а затем и последующие поколения правоведов неизменно уделяли ему повышенное внимание. Еще в начале XX в. И. В. Михайловский писал, что термин «источник права» до сих пор еще понимается различно, и по поводу его ведутся споры.

Между тем эти споры основаны на недоразумении, нет ничего проще устранить эти недоразумения и согласиться с общим пониманием термина, которым столь часто пользуется наука. В сущности, почти все ученые одинаково понимают «источники права» как факторы, творящие право, а разногласия начинаются только при решении вопроса, что должно считаться правотворящими факторами. При этом одни говорят, что это - объективные условия данной среды, другие - что это высший этический закон, третьи - что это психические переживания личности, четвертые - что это те формы, в которые облекается высшим внешним авторитетом известное содержание. Споры о понятии источника права периодически возникали и продолжают возникать. Констатируя данный факт, можно сказать, что данное понятие принадлежит к числу наиболее неясных в теории права. Не только нет общепринятого определения этого понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором определяются слова «источник права». И по сей день, в отечественной юридической науке отсутствует относительно единое определение этого термина[[1]].

Это свидетельствует помимо всего прочего о том, что мы имеем дело со сложным, многосторонним и весьма неоднозначным явлением, не отличающимся гносеологической однородностью своей сущности, обозначаемым термином «источник права».

Нисколько не умоляя доходчивости и красоты великого и могучего русского языка, можно отметить, что неопределенность понятия и термина «источник права» нередко возникает из-за присущей ему некоторой омонийности, то есть наличия в его составе слов, отличающихся в большей или меньшей степени по смыслу, но одинаково звучащих и пишущихся. Эта его черта даёт дополнительные художественные возможности его пользователям шанс воспользоваться игрой слов или выразительностью эпитета в пылу жаркого спора, но, вместе с тем, приводят к незначительным затруднениям при рассмотрении перечня некоторых научных и бытовых вопросов. В частности приходится привязывать к определениям дополнительные «приставочные слова», помогающие раскрыть лучшим образом их контекстный смысл.

Анализируя сложившиеся в отечественной и зарубежной научной литературе представления об источнике права - его понятии, сущности, содержании и назначении, можно заявить о том, что источник права, как и само право, непозволительно определять лишь в одном каком-либо аспекте, однозначно. Это будет неполное, одностороннее его определение и несколько искаженное о нем представление.

Так в юридической науке под источниками права понимают:

а) деятельность государства по созданию правовых предписаний[[2]];

б) конкретные исторические памятники, которые когда-то имели значение действующего права. О таких правовых памятниках как об источниках права говорят, когда пользуются в исследованиях Русской Правдой и т. п.;

в) материалы, положенные в основу того или иного законодательства. Этот смысл источника права используется тогда, когда констатируется, например, что римское право послужило источником при подготовке германского Гражданского кодекса или что труды учёного Потье использовались при разработке Кодекса Наполеона;

г) силы, творящие право; например, источником права считают волю Бога, волю народную, правосознание, идеи справедливости, свободы, равенства, братства, государственную власть;

д) священные книги и предписания, религии, вероучения как метод или как источник права теократических, клерикальных и, даже, светских государств;

е) мораль и нравственность;

ё) общечеловеческие принципы и гуманизм;

ж) определённое стечение обстоятельств, сложившиеся в обществе;

з) политические установки, теории и доктрины;

и) судебную и юридическую практику;

й) обычай;

к) правовой договор;

л) судебный и административный прецедент;

м) нормативный акт - и это не весь список источников права, перечислены самые важные и существенные[[3]].

Источник права как явление и отражающее его понятие следует рассматривать, что традиционно и делается в юридической литературе, одновременно с разных позиций. Во-первых, и, прежде всего, с этимологической стороны, с точки зрения общепринятого «расхожего» представления об источнике - о его понятии и содержании как таковых.

Обратившись к отечественным и зарубежным толковым словарям, можно констатировать, что под источником в этимологическом смысле понимается:

а) то, из чего берется, черпается что-либо; то, что дает начало чему-либо, служит основой для чего-либо;

б) письменный памятник, документ, на основе которого строится научное исследование[[4]].

Данные представления об источнике, несмотря на то, что оно является весьма общим и всеохватывающим, тем не менее, позволяет определить дальнейшее направление процесса познания исследуемой материи в виде источников как таковых вообще и источников вполне конкретных явлений, институтов и учреждений - политики, экономики, культуры, идеологии и, естественно, права. Во-вторых, под углом зрения источника права как естественного - географического, климатического, биологического и иного - фактора, оказывающего непосредственное влияние на процесс правообразования и опосредовано - на процесс правотворчества и соответственно на само право. Это своего рода естественный источник права.

В научной литературе неоднократно указывалось, что естественные факторы играют роль силы, воздействующей на правовое регулирование» и это более чем очевидно. Еще в XVIII в. Ш. Монтескье, исследуя процесс влияния климатических условий на право, писал, что если утверждение о справедливости различия характера ума и страсти сердца в отличных друг от друга климатах, верно, то законы должны соответствовать и различию этих страстей, и различию этих характеров. Действительно и научно доказано, что внешние факторы, среда обитания человека, субъективные обстоятельства жизни оказывают немалое влияние на поведение человека, его психологическое и психическое состояние - всё это опосредованно отражается в праве. Высказывание маститого правоведа и философа остается актуальным и по сей день. В-третьих, с точки зрения источника права как социального фактора, оказывающего прямое воздействие на процесс правотворчества, а через него, опосредованно, и на само право. С уверенностью можно заявить, что реально складывающиеся общественные отношения, а точнее сказать, те из них, которые нуждаются в регламентации правом, но, несомненно, с учётом всех остальных общественных отношений, являются источником права. Страшно представить, что бы было, если бы в праве отсутствовала социальная обусловленность. Оно было бы просто неполезно, по крайней мере, для широких слоёв населения, бессмысленно и, даже, опасно. Можно сказать, что в тоталитарном государстве и, соответственно, антидемократическом праве социальная обусловленность отсутствует, и заменяется в, свою очередь, обоснованностью и целесообразностью тем потребностям и задачам, которые наиболее благоприятны, с точки зрения правящего субъекта, для него самого. Это может быть социальная группа, людей, или, даже, один индивид, объединённая по какому то отличительному признаку, его наличию или отсутствию, но эта тема, скорее всего, уже следующего источника права. Этот же источник можно назвать, учитывая его природу и назначение, социальным источником права. Существование последнего источника столь же естественно и очевидно, сколь закономерно возникновение и развитие самого социально обусловленного права. Причем речь идет о социальной обусловленности права не только на каком-либо одном отдельно взятом его уровне или срезе, а на всех без исключения уровнях и срезах, начиная с макроуровня (правовая система и правовая семья в целом), продолжая на среднем уровне (отдельные отрасли и институты) и кончая микроуровнем (многочисленные нормы права). В-четвертых, необходимо указать идеальные источники права. Под идеальными источниками права можно понимать философские и другие концепции, правовые воззрения, политические, теории и доктрины учёных и мыслителей, правосознание в купе с моралью и нравственностью, религии, вероучения как идейные организаторы общественных отношений, некоторые другие элементы правовой действительности. В-пятых, экономической стороны, с точки зрения восприятия в качестве источника права экономических факторов, существующих в том или ином обществе и оказывающих на процесс правообразования наряду с другими факторами определенное влияние. С учетом природы и характера данного источника права он обычно именуется экономическим источником права[[5]].

В отечественной и зарубежной литературе экономическим факторам традиционно уделялось повышенное внимание. Их роль и влияние на развитие государства и права не только всесторонне изучались и оценивались, но при этом часто переоценивались и даже абсолютизировались. Последнее особенно касается марксистской литературы. В подтверждение сказанного достаточно привести цитату И. В. Сталина: «...источник формирования духовной жизни общества, источник происхождения общественных идей, общественных теорий, по­литических взглядов, политических убеждений нужно искать не в самих идеях, теориях, взглядах, политических убеждениях, а в условиях материальной жизни общества, в общественном бытии, отражением которого являются эти идеи, теории, взгляды и т. п.»[[6]]. Этой цитате предшествовали многочисленные аналогичные положения и высказывания других авторов - «основоположников марксизма-ленинизма» и простых сторонников развиваемой ими доктрины.

Тезис о существовании экономических источников права как составной части широко известной и в советский период общепринятой концепции о соотношении базиса и надстройки (точнее, об определяющей роли базиса, неотъемлемой частью которого является бытие, или материальные условия жизни общества, по отношению к надстройке, составной частью которой является право со всеми его атрибутами и институтами, включая источники права), несомненно, имеет под собой весьма солидную основу и заслуживает, как впрочем, и раньше, весьма серьезного внимания. Правильность его многократно была подтверждена не только с научной точки зрения, теоретически, но и самой повседневной жизнью, практически.

Однако справедливости ради следуй заметить, что, разрабатывая положение о роли и значении экономического фактора, об обусловленности надстроечных явлений, включая право, базисными явлениями, классики марксизма-ленинизма и их идейные последователи имели в виду следующие два обстоятельства и постоянно обращали на них внимание.

Первое из них связано с тем, что материальный базис, экономика не прямо и однозначно, а лишь косвенно, только, в конечном счете, определяют надстроечные явления, в том числе право и политику. Объективная обусловленность государственной и правовой надстройки экономическим базисом не является прямой и однозначной. Она опосредована рядом субъективных факторов, оказывающих влияние на те конкретные формы, в которых выражается эта объективная обусловленность. Второе обстоятельство характеризуется тем, что при выработке положения о приоритетной роли экономического базиса по отношению к правовой и иной надстройке учитывались не только прямые связи и воздействия базиса на надстройку, но и обратные связи и воздействия надстройки на базис. Примечательно в этом плане высказывание К. Маркса о том, что экономическое движение, в общем и целом проложит себе путь, но оно будет испытывать на себе также и обратное действие политического движения, которое оно само создало и которое обладает относительной самостоятельностью. В-шестых, с материальной стороны, что же является источником права, откуда исходит право в материальном плане? На этот, казалось бы, простой вопрос до сих пор не может однозначно ответить ни один юрист. А дело ту в пресловутой связи с всё тем же правопониманием. То есть, с одной стороны всем известно, что право есть плод деятельности государства, творение его рук, и с этим трудно поспорить. При таком виденье проблемы материальными источниками права можно считать само государство в целом и государственные органы в частности. Это точка зрения ярых позитивистов. Но, с другой стороны, с точки зрения социологической школы права, где влияние государства на право вторично, или, даже, школы естественного права, где роль государства мыслится ничтожной, источникам права может считаться общество, или же (естественно-правовая школа) у права вообще нет источников в материальном смысле оно изначально, абсолютно и первично по отношению к государству. Но эти споры бы были вечны и подобны истории про курицу и яйцо, если бы не появилась ещё одна точка зрения, согласно которой общество можно считать материальным источником права, но не первичным, а вторичным, то есть, через государство влияющим на право.

Но материальный источник затрагивает не только проблемы правотворчества. Материальными источниками могут считаться конкретные представители правовой системы, например КоАП, УПК, ГПК в Республике Беларусь, Русская правда в Древней Руси, Салическая - у франков. Пока они действуют - они источники права. Но с другой стороны, Русская правда послужила источником Псковской Судной Грамоты и, соответственно, права Псковской республики. В этом и схожих случаях Русскую правду и аналогичные ей исторические памятники можно принять за материальный источник права. Видом рецепции, и, следовательно, источником права, можно считать отношения между внутренним и международным правом. В-седьмых, наряду с указанными весьма многозначными представлениями об источнике права последний рассматривается также в философском (философский источник) плане.

При трактовке источника права с философской точки зрения в философском плане, основное внимание обращается, прежде всего, на то, какие по своему характеру (либеральные, консервативные и пр.) философские идеи легли в основу той или иной правовой системы, того или иного источника права; на базе каких философских конструкций создается та или иная правовая система и соответственно система права. И, наконец, в-восьмых, когда речь идет об источнике права, рассматриваемом в юридическом или формальном плане, то основное внимание исследователей концентрируется на совокупности способов возведения в закон воли политических сил, стоящих у власти. Именно здесь выделяют такие разновидности источников права как правовой прецедент, правовой обычай, нормативный договор и нормативно-правовой акт. Этот источник права можно назвать формой права, но не внутренней, то есть не совокупностью элементов, составляющих содержание данного элемента, другими словам - системой, а внешней, то есть объективным комплексом юридических источников, формально закрепляющим правовые явления и позволяющим адресатам правовых установлений ознакомится с их реальным содержанием и пользоваться ими.

Потребность в анализе юридических источников права как самостоятельных категорий теории государства и права обусловлена необходимостью поиска идеала внешнего выражения права как социального явления. При этом юридические источники права характеризуют связь права с государством как способ выражения государственной воли и как способ, которым правилу поведения придаётся государственной властью общеобязательная сила.

Следует заметить, что формально-юридическое представление об источниках права в отечественной и зарубежной юридической литературе является в настоящее время, пожалуй, наиболее распространенным и часто употребляемым. Очевидно, это можно объяснить своеобразной, издавна сложившейся в юридической науке и практике традицией сведения реального (материального, духовного и иного) источника права к формальному. А кроме того (и это, вероятно, главное), сказываются широкая доступность формального понимания источника права, его гораздо большая, по сравнению с другими видами и представлениями об источниках права, определенность и в силу этого огромная возможность его практического применения и его практическая значимость.

Однако "выдвижение" на первый план формально-юридичес­кого понимания источников права вовсе не означает принижения роли, а тем более забвения других представлений об источниках права и их значения.

В научной литературе, например, начиная еще с конца XIX - начала XX в. периодически рассматривался вопрос об источниках не только объективного, но и субъективного права. Последнее «с подачи» Б. Чичерина определялось как нравственная возможность, или иначе, как законная свобода что-то делать или требовать, а под объективным правом подразумевался самый закон, определяющий эту свободу. Такая традиция сохранилась в значительной степени до сих пор. В отечественной и зарубежной юридической литературе по-прежнему существует и другая своеобразная традиция: рассматривать материальные, социальные, естественные и иные им подобные (реальные) источники права преимущественно в теоретическом плане, а формально-юридические источники - обычно в практическом плане[[7]].

Итак, можно отметить довольно-таки большую амплитуду колебания гносеологии определения понятия источник права. Что свидетельствует о широком объеме понимания данной категории науки. Данный массив понятий, объединенный одним - источник права, можно охарактеризовать по разделительным или объединительным признакам, то есть, с одной стороны, принять данное понятие как целое тело, как категорию - общее фундаментальное понятие, и в дальнейшем дифференцировать его по какому-то критерию или критериям, ввести какое-то мерило оценки, что, собственно говоря, и было проделано, мы взглянули на категорию с разных гносеологических точек понимания, но, с другой стороны, если представить различный массив отнюдь не близких к друг другу так называемых источников права как абстрагируемые друг от друга формы, то рано или поздно проскакивает мысль, что некоторые, относительно самостоятельные, объекты науки с достаточно большим успехом можно классифицировать, то есть установить определённую связь между ними. Данная классификация выражает систему законов, присущих отображенной в ней области действительности. Эти законы нельзя умалить или не заметить. Объективно, с точки зрения научной обоснованности и правильности, с уверенностью можно заявить, что данная связь между объектами раздела науки действительно существует и оправдывает своё существования. Тем самым мы доказываем само существование источника права как категории теории государства и права.

1.2 Соотношение понятий источника и формы права

«...Если бы зоологи стали называть собак, кошек и т. д. «источниками животных» и спорить по этому поводу, что такое источники животных, представляют ли они формы создания животных, или основания их существования, или признаки их животной породы и т. д., то это представляло бы явления мысли, совершенно однородные с теми, которые имеются в теперешнем правоведении в области учения о так называемых источниках права»[[8]].

Приведенные слова Л. И. Петражицкго написаны почти сто лет назад с целью закрыть спор об источниках права как ненужный и даже абсурдный. Однако ни резкость выражений, ни даже их оскорбительный смысл никак не отразились на настойчивых попытках исследователей определить источники права, найти их соотношение с формами права. До сих пор философская мысль исследует данную тему[9]. Изучая вопрос о понятии, содержании и системе источников права просто нельзя не затронуть теоретически и практически важную проблему соотношения понятия источника права с понятием формы права. Данная проблема отечественными и зарубежными авторами всегда решался и до сих пор решается далеко не одинаково. Всё же их различные позиции в целом подлежат некоторой систематизации. Традиционно существует два диаметрально противоположных варианта решения данного вопроса. Суть первого в теории уравнивания форм и источников права, представленная двумя течениями. Представители одного видят равенство рассматриваемых понятий, то есть полное тождество источника права с формой права, сведение источника права к форме права и, наоборот, формы права - к источнику права. Во избежание неясностей в подобных случаях при упоминании формы права после воспроизведения данного термина обычно через запятые или в скобках указывается термин «источник права». В качестве одного из многочисленных примеров можно привести точку зрения М. И. Байтина, который полностью отождествляет понятие «форма права» с источником права, а обозначающие их термины считает равнознач­ными. «Под формой (источником) права, - пишет автор, - понимаются определенные способы (приемы, средства) выражения государственной воли общества»[[10]], то есть источники права - это формы, в которых возникают и получают обязательную силу юридические нормы.

Второе же течение также уравнивает изучаемые понятия, но с целью обосновать непригодность термина «источник права» и заменить его понятием «форма права». Свою позицию они мотивируют малой приспособленностью термина «источник права» к продуктивному использованию ввиду его многозначности. Но, однако, дают ему право на жизнь вследствие исторической обоснованности и в качестве дани уважения. Вторая тенденция не является обособленной от первой, так как ядро у них общее - единство терминов. Но для первой эта мысль есть вершина теории, а для второй – исходный тезис для обоснования непригодности одного из терминов. Во второй тенденции речь идёт не столько о содержательном тождестве понятий, сколько о замене термина «источник права» на термин «форма права»[[11]]. Приверженцы первого варианта решения вопроса часто приводят этот спор к простому поиску названия для способов внешнего выражения и закрепления нормы права, и критикуют не подходящий в полной мере к этому действу термин «источник права». Но можно констатировать факт о складывании в правоведение тенденции уравнивания терминов «форма» и «источник» права с приоритетом формы с целью выхода из словесного тупика, сложившегося за сотни лет использования термина в разных смыслах. Сторонники второго подхода к решению проблем соотношения источников и форм права полагают, что их понятия совершенно не совпадают друг с другом, а отражающие их термины далеко не равнозначны, их самостоятельность признаётся. Исследователи обосновывают наличие собственного значения у каждого из этих терминов, не признают возможности замены одного термина другим. Несмотря на то, что оговаривается тесная связь указанных понятий, их тождество отрицается: если «форма права» показывает, как организовано и выражено вовне содержание права, то понятие «источник права» охватывает истоки формирования права, систему факторов, предопределяющих его содержание и формы выражения. Анализируя данные варианты и подходы к решению вопроса о соотношении формы права и источника права и сопоставляя их с реальной действительностью, нетрудно заметить, что они грешат, как представляется, односторонностью в оценке рассматриваемых явлений и чрезмерной прямолинейностью. Формула «или-или», сводящаяся лишь к одному из двух умозаключений в отношении формы и источника права: или к тому, что они полностью совпадают, тождественны, или же, наоборот, к тому, что они совсем не тождественны и не совпадают, не соответствуют реальному положению вещей.

Под понятием «форма права» следует понимать способы внешнего выражения права - то есть его внешнюю форму. И тогда обширное понятие «источник права» включает в себя понятие «форма права». Но, с другой стороны, наряду с предыдущим определением под формой права можно понимать и внутреннее строение права, деление его на отрасли, подоотросли и правовые институты в соответствие с предметом и методом правового регулирования - то есть систему права, внутреннею форму. И в этом случае понятие форма права включает в себя понятие «источник права» что само по себе также является неверным ввиду понимания под источниками права не только внешней формы права, способов выражения и закрепления нормы права, так называемых «вторичных» источников права, но и «первичных», которые формой права не являются по простой причине отсутствия в них норм права, то есть общеобязательных правил поведения. Таким образом, отрицая ввиду перечисленных аргументов возможность обособленного существования данных понятий и учитывая их индивидуальность, можно с уверенностью заявить, что не каждый источник права является формой и не каждая форма источником права. Пересечение данных понятий происходит, когда под источником права мы подразумеваем формально-юридический смысл, а форма права является внешней. В этом случае можно отметить полное тождество понятий.

Также необходимо отметить ёще один аспект вопроса, как бы вскользь затронутый выше. Это первичность материальных, социальных, идеальных и других источников права по отношению к формально-юридическому, вторичному источнику права. Само существование вторых обусловлено первыми, являются источниками форм права и одновременно источниками права. То есть на лицо дуалистический смысл - вышеперечисленные источники являются истоками права как макропонятия, материалами, положенными в основу этого явления, и в то же время источниками многочисленных форм права, как частных представителей правовой системы и, несомненно, права в целом, и опять-таки, опосредованно, через форму права, источником права, то есть своего рода источник права в квадрате. Юридический же источник права, внешняя форма права - тоже источник права. Разностороннее изучение понятия и содержания форм и источников права, а также характера их взаимоотношений недвусмысленно свидетельствуют о том, что в одних отношениях форма и источник права могут совпадать друг с другом и рассматриваться как тождественные, в то же время в других отношениях они значительно отличаются друг от друга и их не следует считать тождественными. Совпадение формы и источника права имеет место тогда, когда речь идет о вторичных, формально-юридических источниках права. Которые нередко именуются в литературе просто формальными источниками права. Тем самым подчеркивается помимо всего прочего идентичность формы и источника права, где форма указывает на то, как, каким образом организовано и выражено во вне юридическое (нормативное) содержание, а источник - на то, каковы те юридические и иные истоки, факторы, предопределяющие данную форму права и ее содержание. Что же касается первичных источников права, рассматриваемых самих по себе, в виде материальных, социальных и иных факторов, оказывающих постоянное влияние и предопределяющих процессы правообразования, правотворчества и законотворчества, то здесь совпадения источников права с формами права нет и не может быть. Одна из причин этого заключается в том, что названные феномены находятся на разных уровнях и «обслуживают» разные сферы. Материальные, социальные и иные источники - факторы воздействия на процессы правообразования, правотворчества и законотворчества - относятся к соответствующим материальным и иным реальным сферам жизни. Формы же права, равно как и само право в целом, неизменно ассоциируются с юридическими сферами жизни общества, а точнее, с юридическими аспектами материальной, социальной и других реальных сфер жизни общества[[12]]. На основании изложенного можно сделать вывод о том, что при совпадении понятий формы и источника права, обозначающие их термины, следует признавать идентичными по своему смысловому значению и содержанию, взаимозаменяемыми. Во всех других случаях подобная взаимозаменяемость данных терминов в силу неадекватности рассматриваемых явлений и отражающих их понятий исключается. Однако в учебной, а нередко и в научной юридической литературе различные смысловые оттенки терминов «источник права» и «форма права» не принимаются во внимание и эти понятия почти во всех случаях используются как идентичные. Одна из причин кроется в том, что при таком подходе отдается определенная дань сложившейся в сфере познания форм и источников права своеобразной традиции ретроградности, нежелание меняться в лучшею сторону, приобретать большею юридическую грамотность. Но существования других точек зрения и подходов не исключается.

Таким образом, материальный источник (экономические отношения, воля классов, государства народа при референдуме и т. д.) – это сущность формально-юридического источника. А формально-юридические источники (нормативные акты, договоры) – это форма права и источник его норм.

ГЛАВА 2. СООТНОШЕНИЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ, ИДЕАЛЬНЫХ И ФОРМАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ ПРАВА

2.1 Материальные источники права

За материальный источник права можно принять, того, кто вершит судьбы мира, путём правотворчества. В частности, материальным источником права в Республике Беларусь может считаться её суверенный народ как единственный законный обладатель всей существующей власти в стране. Формирует же он правовое пространство двумя способами: путём непосредственной и представительной демократии. Формирование права через непосредственную демократию осуществляется путём референдума - всенародного голосования граждан по законопроектам, действующим законам и другим вопросам государственного значения. Решения, принятые референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждение не нуждаются и обязательны на всей территории Республике Беларусь.

Ввиду ряда субъективных и объективных причин народ часть своих законодательных прав делегирует государству в лице его органов. Согласно сложившемуся институту государства, государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, органы ветвей власти самостоятельны. Из названий ветвей власти видно, что основным источником права в системе триединства властей является законодательная. Но исполнительная ветвь власти и Президент Республики Беларусь как венец системы разделения властей, должность над системой, обладают правотворческими функциями. Во избежание коллизий и властного произвола сложилась определённая иерархия материальных источников права и соответственно иерархия нормативно-правовых актов, принимаемых этими источниками. Так, верховным источником права в теории разделения властей и системе государственных органов Республике Беларусь занимает Парламент, только он вправе издавать законы, нормативно-правовые акты, обладающие высшей юридической силой в иерархии нормативно-правовых актов, творимых государственными органами[[13]]. Исполнительная же власть вправе издавать подзаконные нормативно-правовые акты, акты во исполнение законов, обладающие более низкою юридической силой, это всевозможные указы, декреты, постановления, распоряжения, приказы, инструкции.

Уроки прошлых лет, связанные с испытанием на себе действия тоталитарного гнёта, послужили хорошим основанием для складывания системы принятия законов. Так, существует разделение парламента на две палаты: Палаты Представителей и Совета Республики, и к тому же Президент, обладатель права «вето», превращается в своего рода «третью палату».

Действительно, существующая модель разделения властей, система сдержек и противовесов, закреплённая в Конституции Республике Беларусь, проходит период трудного, тяжёлого становления на практике. Но это не оправдывает такую проблему как правотворчество органов, не уполномоченных на то основным законом, и, в частности, «указное право», практику принятия указов Президентом по вопросам, прямо обозначенным в Конституции как предмет законодательного регулирования. Эта проблема в данный момент затихла в связи с определенными причинами (надобностью в применение «указного права» отпала), но может разгореться вновь. Но потенциальными правотворческими ветвями власти и материальными источниками соответственно могут являться не только законодательная и исполнительная. Все ветви власти, именно потому, что это власть, являются источниками права. Исполнительная власть вправе издавать подзаконные нормативно-правовые акты, не противоречащие законам и во исполнение последних. Судебная ветвь также может повлиять на правовую действительность. В частности, в научной среде часто возникает вопрос, являются ли в Республике Беларусь суды источником права и судебная практика - правотворчеством?

Значение актов Конституционного и Верховного Судов Республики Беларусь в регулировании общественных отношений в сфере социального обеспечения в белорусской правовой науке не исследовалось. Это обусловлено следующими причинами. Во-первых, право социального обеспечения сформировалось как самостоятельная отрасль в начале 70-х годов истекшего столетия. Во-вторых, Конституционный Суд Республики Беларусь впервые учрежден на основании Конституции 1994 года (с изменениями и дополнениями от 1996 года) и его практика только складывается. В-третьих, внесены кардинальные изменения в законодательство, и суды общей юрисдикции приобрели качественно новые черты, а судебная власть превратилась в самостоятельную ветвь власти.

В последние годы Конституционный Суд неоднократно исследовал различные источники права на предмет соответствия их Конституции и по результатам этой работы вносил в них существенные коррективы. Право социального обеспечения постоянно находится в центре внимания и Верховного Суда Республики Беларусь, который в 1999 году на базе судебной практики проанализировал различные аспекты реализации пенсионного законодательства. Из вышеизложенного следует вывод об актуальности рассмотрения вопроса о месте и значении актов Конституционного Суда и постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь в системе источников права социального обеспечения. Полагаю, что фундаментом для анализа рассматриваемых вопросов должно быть действующее законодательство, которое определяет компетенцию Конституционного и Верховного Судов Беларуси. В этой плоскости главное значение имеют соответствующие нормы Конституции Республики Беларусь ст. ст. 5, 7, 9-10, 36 Закона Республики Беларусь "О Конституционном Суде Республики Беларусь", ряд положений Закона Республики Беларусь "О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь" и Закона Республики Беларусь "О нормативных правовых актах Республики Беларусь".

Поскольку юридический характер актов Конституционного и Верховного Судов Республики Беларусь применительно к правовому регулированию отношений в белорусской юридической науке не рассматривался, определенный научный интерес имеют взгляды ученых на правовую природу этих актов, как с позиций общей теории права, так и теории конституционного права. Заметим, по данной проблеме юристами высказывались различные точки зрения. Так, А. Н. Пугачев полагает, что заключения Конституционного Суда могут быть источниками только отрасли конституционного права. При этом он критически оценивает позицию законодателя, закрепившего в ст. 3 Гражданского кодекса Республики Беларусь норму о том, что акты Конституционного и Верховного Судов регулируют гражданские правоотношения[[14]]. Заслуживает поддержки его предложение законодательно закрепить правило о прямом действии актов Конституционного Суда. В то же время, упомянутое выше положение ст. 3 ГК как раз и свидетельствует о том, что акты Конституционного Суда могут быть источниками не только конституционного, но и других отраслей права (в том числе и права социального обеспечения).

В качестве весомого аргумента в поддержку этой точки зрения служит и содержание ст. 2 Закона Республики Беларусь "О нормативных правовых актах Республики Беларусь", согласно которой акты Конституционного Суда и постановления Пленума Верховного Суда признаются одним из видов нормативных правовых актов. То, что решения Конституционного Суда могут выступать в качестве источников права социального обеспечения вытекает также из ст. ст. 5, 7, 10, 36 Закона Республики Беларусь "О Конституционном Суде Республики Беларусь", по которым некоторые нормативные правовые акты, либо их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают юридическую силу с момента вынесения по данному вопросу акта Конституционным Судом. Характерно, что соответствующий орган государства, принявший такой акт, не вправе вновь придать ему юридическую силу путем повторного издания. Таким образом, Конституционный Суд своими решениями правомочен устранять из системы источников права социального обеспечения неконституционные нормы и такими действиями изменять законодательство. Это правомочие Конституционного Суда свидетельствует не только о правоприменительной, но и о правотворческой его функции.

При анализе постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, кроме приведенных выше аргументов, основанных на действующем законодательстве, важное значение имеет ст. 47 Закона Республики Беларусь "О судоустройстве и статусе судей в Республике Беларусь", в силу которой разъяснения Пленума являются обязательными для судей, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Сказанное предполагает обязательность этих разъяснений для всех правоприменителей. Существенной чертой деятельности Верховного Суда является не только то, что он дает толкование законов, но и восполняет пробелы в действующем законодательстве, то есть фактически создает новые нормы права. Вместе с тем, в настоящее время законодатель придал обязательную силу только руководящим разъяснениям Пленума Верховного Суда. Таким образом, именно эти акты Верховного Суда (судебная практика), применительно к социальной сфере, являются источником права социального обеспечения Республики Беларусь. Однако в юридической науке предлагается и более широкий подход к обсуждаемой проблеме. В частности, Г. А. Василевич не только относит решения Конституционного Суда к важнейшим источникам права, но и высказывает мнение, что в качестве источников правового регулирования могут также выступать судебный и административный прецеденты, которые по своему характеру должны иметь по отношению к закону подчиненную роль[[15]]. Такой взгляд на проблему отражает реальные тенденции в правовой жизни. Однако думаю, более точным будет суждение, что в качестве источника права социального обеспечения в настоящий период выступают не судебные прецеденты, а судебная практика в форме постановлений Пленума Верховного Суда. Вместе с тем, это мнение отнюдь не отрицает перспективы введения в законодательном порядке института судебного прецедента.

Необходимо все же отметить, что правотворческая функция судебных органов в регулировании отношений по социальному обеспечению является дополнительной. Главная же роль в деятельности судов отведена правоприменению. Рассматривая гражданские дела, суды оперативно получают информацию о наиболее уязвимых в реальной жизни требованиях законодательства о социальном обеспечении. Считаю, что информация о выявленных проблемах должна доводиться Верховным Судом Президенту Республики Беларусь, Национальному Собранию или Правительству для принятия необходимых мер. Но наряду с этим, в отдельных случаях Верховный Суд в границах действующего законодательства более оперативно сам может внести нужные коррективы в регулирование общественных отношений.

Что касается Верховного Суда Республики Беларусь, то его Пленум 24 июня 1999 года принял постановление № 6 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с применением пенсионного законодательства". Поскольку в настоящей работе не ставилась цель детального анализа этого постановления, в его содержании полагаем важным заострить внимание на двух обстоятельствах. Во-первых, в п. 7 постановления Пленума указано о возможности использования свидетельских показаний при установлении трудового стажа, если подтверждающие стаж документы утрачены при исключительных обстоятельствах. В пункте 11 этого же акта раскрывается понятие вины нанимателей. Следовательно, в указанных частях постановления Пленум сформулировал определенные юридические правила и таким образом восполнил пробелы в праве. Во-вторых, в п. 12 Пленум потребовал от нижестоящих судов при взыскании излишне выплаченных осужденным сумм пенсий руководствоваться по этому вопросу Заключениями Конституционного Суда от 28 мая 1996 года и 28 ноября 1997 года. Разъяснение, данное в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда, свидетельствует о том, что решения Конституционного Суда являются источниками права. В заключение краткого рассмотрения затронутой проблемы полагаем необходимым отметить, что решения Конституционного Суда и постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь являются важнейшими, однако специфическими источниками права, и для их всестороннего анализа потребуются дальнейшие научные исследования.

Полагаю необходимым также подчеркнуть, что одним из центральных направлений реформирования пенсионной системы и других источников права социального обеспечения является систематизация законодательства. В этом аспекте нами ранее вносилось предложение о кодификации права социального обеспечения. Что касается инкорпорации как формы систематизации, то она должна проводиться в рамках начатых в Республике Беларусь мероприятий по формированию Свода законов государства. В этом аспекте полагаем, что соответствующие решения Конституционного Суда и постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь подлежат включению в Свод законов как составная часть системы источников права социального обеспечения.

Мне кажется уместным также отметить возможность законного делегирования нормотворческих полномочий, передачи права быть материальным источником права. Делегирование не какому-нибудь, но добровольная обоснованная передача, тому, кто достоин этого по закону и на деле, а не насильственный отбор. Актуальность исследования проблемы делегированного правотворчества обусловлена тем, что Конституция Республики Беларусь в ряде случаев прямо предусматривает возможность делегирования правотворческих полномочий. В статье 8 Конституции говорится, что Республика Беларусь в соответствии с нормами международного право может на добровольной основе входить в межгосударственные образования и выходить из них. Действительно, примат международного права над внутригосударственным является общепризнанным принципом и международное право в таком случае можно считать материальным источником права. Но не является ли сама идея примата международного права над внутригосударственным ущербной, не ущемление ли это суверенитета народа? Ответ на этот вопрос неоднозначен, и скорее отрицателен, чем утвердителен. Ведь существует процедура ратификации международного документа. Акт, принимаемый в результате их совместной правотворческой деятельности, является волей большинства, но и меньшинство не ущемлено в правах. Эта воля, принявшая облик закона, не направлен против кого-то, и объект его правового воздействия затрагивает интересы каждого участника. Предметом спора не может послужить внутреннее дело отдельно взятого суверенного народа. Это своего рода «мировая прокуратура», осуществляющая надзор за естественноправовой законностью, соблюдением прав человека.

2.2 Идеальные источники права

Если материальные источники права - это либо конкретное материальное воплощение права, либо те силы, которые непосредственно формируют правовой массив, то идеальные источники - то из чего творится право, материалы, положенные в основу. Идеальные, идеологические, идейные? Я бы называл этот источник идеологическим или идейным, так как эти материалы представляют из себя совокупность идей, нередко основываются на определенных идеологиях. Но их можно считать и идеальными, так как правотворцы, использую определённые теории, знания, стремясь к своей заветной цели, выбирают наиболее оптимальные средства воплощения её в жизнь, то есть идеальные в существующих условиях. Но с другой стороны, они посредством этих «идеальных источников» стремятся достичь своего жизненного идеала. Здесь возникает такой вопрос: а что же первично? Право или так «называемые материалы, положенные в его основу»? Является ли право средством воплощения в жизнь определённых жизненных позиций правотворца, либо же право само по себе выражает определённые концепции?

Начнём с того, что идеальными источниками права могут являться всевозможные политические теории, и только политические, так как любые теории сразу же становятся политическими, будучи властно примененными, к обществу. Не будем перечислять весь перечень политических учений, так как их спектр слишком велик и лежит в цветовой гамме от светлого до черного. Можно выделить две основные группы политических концепций: это идеи всеобщего благоденствия, её цель: всеобщее благо и человеческая радость, право, соответственно, также выражает общечеловеческие идеи, и абсолютно противоположные им террористические учения, такими признаются любые теории о враждебном деление общества по какому-либо отличительному признаку: также благо, но не всеобщее, а какой-то отдельно взятой группы людей, право аналогично идеям. Но само по себе неделение общества невозможно в связи с разными объективными и субъективными причинами, но опасно использование этого деления в экстремистских целях, в частности с целью «найти себе врага», использовать как повод к репрессиям.

Часто данные политические теории рождаются из науки, из научной мысли, из её определенных теорий. Принцип научности нельзя переоценить, он ярким образом проявляется в так называемых идеях-средствах, где научные исследования наиболее важны и применяются на деле. Приведённые выше идеальные источники можно обобщённо назвать доктринами. Но есть так же другой источник пополнения политических концепций. Это религия, всевозможные вероучения. Наряду с мистицизмом, религия содержит и политический аспект. Многие религии послужили источником права в идеальном плане. Но использовались не только общие идеи, религия может непосредственно влиять на право. Никто не будет спорить, что религия не содержит различных предписаний по поводу поведения человека, всяческих заповедей, запретов, табу. Эти предписания относятся не только к сфере отношений человека с Богом, но и к сфере человеческих отношений. Чего только стоит: «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй»- эти заповеди вошли в плоть всех правовых систем. Но в заповеди явно регулирующее отношения между человеком и Богом, гласящей о едином Боге, есть скрытый светский смысл. Она гласит: «Да не будет у тебя других богов пред лицом моим». Или в мусульманстве: «Нет Бога, кроме Аллаха, и Магомет пророк его». Здесь заложен скрытый смысл: если нет других богов, значит, нет и других заповедей, налицо принцип единства правовой системы. Некоторые заповеди носят превентивный характер, в частности 10 заповедь Библии: «Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Если не желать чужого, то и состава преступления для совершения противоправного деяния не будет, незачем преступать закон. «Возлюби ближнего своего как самого себя» и «Бог наш, есть Бог единый. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душою твоею и всеми силами твоими»- по сути это перефразированная одна и таже фраза, ведь, христианство заявляет, что Бог в каждом. Таким образом, религия, не только христианство, регулирующее отношения с Богом, но религия также регулирует общественные отношения. Она сама включает в себя совокупность норм и правил, является социальным регулятором, фактически действующим через тот же механизм, что и право[[16]]. В теократических и клерикальных государствах священные книги могут являться непосредственными источниками права, но скорее материальным, чем идеальным. За идеальный же источник можно принять конкретное их содержание.

Роль правосознания в формировании права различается в зависимости от исторического контекста, типа правовой системы. Но традиционно правосознанию отводится роль источника права в идеальном смысле. Однако при наличии определенных условий она может существенно расшириться вплоть до прямого регулирующего воздействия правосознания на общественные отношения.

Правосознание — это оценка права, существующая в обществе и формирующая определенные надежды и пожелания к правовой сфере, ее изменениям, определяющая, что считать правомерным, а что — нет. Признанным является подход, согласно которому, правосознание — совокупность идей, чувств, эмоций, на основании которых правоприменительные органы принимают решения по конкретным делам. Оно приобретает собственную регулятивную силу тогда, когда отмененное по каким-либо причинам законодательство еще не заменено новым. Также с помощью правосознания могут ликвидироваться пробелы в праве, и в некоторых правовых семьях этот институт может действовать на постоянной основе. Так, в большинстве государств мира в разных формулировках действует схожее правило, смысл которого сводится к тому, что отсутствие нормы не освобождает суд от необходимости вынести решением. Действующее законодательство не содержит отсылок к правосознанию, то есть непосредственно этот термин не воспроизводится в текстах нормативных правовых актов. Однако широко используются слова, словосочетания, означающие элементы правосознания: разумность, справедливость, общий смысл права и т. п.

К идеальным источникам права также относятся и принципы права, которые представляют собой основные исходные положения не только этого явления, но и в некоторой степени человеческого мировоззрения вообще. Функциональная роль общих принципов права видится в том, что они представляют собой исходные начала правовой системы (принципы справедливости, доброй совести, гуманизма и т. п.), которые впоследствии раскрываются в текущем законодательстве, которое, несомненно, должно им соответствовать, и на которые юристы ссылаются при обнаружение и устранение пробела в праве. Большинство этих принципов вытекает из теории естественного права о неотчуждаемости прав и свобод человека, базирующихся именно на этих принципах.

Они закреплены в правовых актах: некоторые довольно пространно (например, принцип свободы договора), другие коротко (принцип презумпции невиновности). Большая же их часть в законодательстве только названа (гуманизм, автономия). Их особенность состоит в том, что они непосредственно не оказывают воздействия на поведение субъектов права (ни регулятивного, ни охранительного). Как правило, они выполняют роль основы, условия для осуществления воздействия со стороны норм — правил поведения.

Некоторые принципы не имеют законодательного закрепления, и базируются только на естественном праве, имеющем, иногда, гораздо больший авторитет, чем писаное право. Их наличие подтверждается наукой и настоящей действительностью, внешняя оболочка не получила чёткого оформления.

К числу таких принципов права относятся справедливость, разумность, нравственность, соответствие добрым нравам. Особенность этих морально-этических оснований права в том, что имеется достаточный опыт их использования в непосредственном регулировании общественных отношений, в силу чего их иногда относят к самостоятельным источникам права. В современном гражданском праве принципы добросовестности, разумности и справедливости используются для определения пределов допустимого осуществления субъектами принадлежащих им гражданских прав, а также восполнения пробелов в законодательстве. Разум представляет собой умственные способности, умственный опыт человеческой личности, предполагающий самосознание, свободную волю, мыслительные и подсознательные процессы. Принцип разумности в праве означает соответствие поведения индивида социальному опыту, осознанность, мотивированность его деяний. Разумность как критерий носит универсальный характер.

Принципом права провозглашается добросовестность участников правоотношений, представляющая собой честное выполнение своих обязательств. В юридической материи данное понятие означает качественное действие, соответствующее сложившимся представлениям о полезной, открытой деятельности.

Термин «справедливость» многоаспектен, имеет смысловые оттенки в философии, социологии, юриспруденции. Справедливость представляет собой нравственный ориентир во взаимоотношениях людей и нередко толкуется в контексте понятий «честность», «беспристрастность», «правда», «истина». В праве о справедливости говорят как об универсальном принципе, в котором объединены морально-этические ценности, которые общество желает видеть мерой, эталоном поведения.

Выделяют три функции справедливости: помощь праву, доставляемая индивидуализацией дела, затем пополнение имеющихся в праве пропусков и, наконец, исправление слишком суровых последствий юридических норм.

К сожалению, термин «добрые нравы» не используется современным законодательством в силу его абстракции и субъективизма, но имеет иностранные аналоги. Отечественная юридическая наука, в первую очередь теория права и цивилистика, уделяют определенное внимание справедливости, разумности, добросовестности. Их оценка колеблется от традиционной, в соответствии с которой перечисленные явления представляют собой принципы права. Новизной же отличается подход, согласно которому роль перечисленных явлений возрастает до непосредственно регулирующей.

Таким образом, неписаные принципы, имеющие обычное или даже научное происхождение, выполняют роль источника права перманентно. Как правило, на их пути к нормативной силе имеется промежуточная стадия — отработка и закрепление в правоприменительной практике (например, в решениях судов). Другой путь у нормативных принципов, которые приобретают прямое регулирующее воздействие на общественные отношения путем аналогии права.

Значение данных принципов в жизни общества переоценить нельзя. Не стоит забывать о незыблемых, возникших одновременно с появлением человечества, принципах, не нуждающихся в каком-либо закрепление, черте, отделяющей нас от животного мира, вечных столпах человечности. К числу идеальных источников права можно отнести право односторонних обещаний и программное право, которые упоминаются в дореволюционной литературе и имеют место сегодня. Эта форма права освещается или называется чрезвычайно редко. Под правом односторонних обещаний можно понимать факты обещания, которые в силу объективных и субъективных причин воспринимались как обязательные, обещания потенциальных законотворцев.

Схожий первому источник — право программ, сообщений о будущих действиях, программное право. Иногда правовая психика возводит в нормативные факты и простые сообщения известных лиц об их будущих действиях или правилах будущей деятельности, приписывая авторам этих сообщений, обязанность сообразно с этим поступать по отноше­нию к тем, для которых важно соблюдение возвещенного, которые имели основание надеяться на соблюдение. Примером данного источника может послужить преторское программное право. Идентифицировать правовую природу этих источников достаточно сложно, тщетными оказались попытки приравнять их к судебной практике, законам или обычаям. Отметим общую отличительную черту идеальных источников: они существуют в определённых формах, не имеющих значения для нашего исследования, для нас же наиболее важны их сущность и внутренний смысл. Соответствие идеальных источников права государственным формам права — самое желаемое состояние, так как подобная гармония содержит залог эффективности правовых норм. Некоторое расхождение формы и идеального источника права допустимо. Резкое, а тем более полное расхождение этих явлений может привести к замене формы сначала «неправом», незаконным с точки зрения законодательства, но легитимируемым окружающей действительностью, а затем новым правом, которое отразит соответствующий источник. В данных формах теория воплощается в практику, так перейдем же к способам этого воплощения.

2.3 Формально-юридические источники права

Для того, что бы стать реальностью и успешно выполнять возложенные на него функции, право должно иметь внешнее выражение, так называемую форму. При этом форма права характеризует связь права с государством как способ выражения государственной воли или как способ, котором праву предоставляется государственной властью общеобязательная сила[[17]].

Особая значимость вопроса о формах права в современном обществе определяется в некоторой степени новым витком в становление взаимоотношений между позитивизмом и естественно-правовыми взглядами на сущность права вследствие смены приоритетных целей и задач государства, самой его сущности. Наша нынешняя формирующаяся правовая система, способствующая становлению правового, социального, демократического государства, не может, развивается исключительно на началах юридического позитивизма. Основа правовой государственности, справедливое право, требует вновь обращения к истокам права, к внешнему его оформлению[[18]].

Обычай - одна из древних разновидностей социальных норм, возникшая как результат многократного повторения и обобщения наиболее рациональных вариантов общественно значимого поведения людей и ставшая, в последствии, устойчивой формой их общения между собой. Обычай исторически предшествовал закону, его роль в сфере регулирования общественных отношений нельзя переоценить. Он и сейчас выполняет свои обязанности там, где вмешательство законодателя нежелательно, является материалом для санкционированного правотворчества. Но только правовой обычай обладает государственной силой принуждения, может считаться общеобязательным и называться формой права. Обычай, прообраз правового обычая, не всегда закрепляется в тексте последнего, иногда достаточно лишь ссылки на обычай данной местности, этим правотворец избегает возможной казуистики. Данные нормы могут наилучшим образом отразить веления общества.

Ещё одной формой права считается правовой прецедент. Это понятие является более точным, чем «судебный прецедент». У данных терминов одна и таже суть, но понятие «правовой прецедент» более общее и включает в себя понятие «судебный прецедент». Правовым прецедентом называется такое решение государственного органа, которое содержит нормы права и принимается за образец при последующем рассмотрение аналогичных дел. С его помощью может быть подтвержден или объяснен какой-либо аналогичный факт или обстоятельство. Прецедент может быть как судебным, так и административным. Он предоставляет судье или должностному лицу непростую возможность личного усмотрения, поскольку при отсутствии полной аналогии жизненных ситуаций именно они обладают правом оценивать степень аналогично

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Источники права Республики Беларусь". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 450

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>