Дипломная работа на тему "Исследование правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве"

ГлавнаяГосударство и право → Исследование правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Исследование правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве":


Оглавление

Введение

1 Правовой статус защитника

1.1Сущность этимологического значения понятия защитник

1.2 Права и обязанности защитника в уголовном судопроизводстве

2 Деятельность защитника в досудебном производстве по уголовному делу

2.1 Собирание защитником доказательств по делу

2.2 Участие защитника в производстве отдельных следственных действий

2.3 Участие защитника при предъявлении обвинения

2.4 Ознакомление защитника по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела

3 Деятельность защитника в судебном производстве по уголовному делу

3.1 Участие защитника в подготовительной части судебного заседания

3.2 Участие защитника в судебном следствии

3.3 Участие защитника в прениях сторон

3.4 Участие защитника в исполнительном производстве

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Омске и в других городах РФ.

Часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации гарантирует право получения квалифицированной юридической помощи.

Особым видом квалифицированной юридической помощи является помощь, которая оказывается в рамках уголовного судопроизводства лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, их защитниками. Причем Конституция, гарантируя обвиняемому право на помощь адвоката (защитника), недвусмысленно связывает помощь защитника (как процессуальной фигуры) с деятельностью адвокатов - профессиональных юристов.

Функции защитника в уголовном судопроизводстве указаны в ч. 1 ст. 49 УПК РФ[1]: защита прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых и оказание им юридической помощи.

Защитник является тем участником процесса, который представляет в уголовном судопроизводстве не интересы правосудия, не собственные интересы, а интересы подозреваемого и обвиняемого. Защитник реализует процессуальные права, участвуя в дознании, предварительном следствии, судебном разбирательстве дела, разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора и т. д.

Актуальность данной темы обусловлена тем, что коренное обновление уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре означает подведение определенного итога многолетней дискуссии учёных-правоведов и практикующих юристов о путях совершенствования правового института защиты, по уголовным делам, но не положили конца ни этой дискуссии, ни проблемам, существующим в данной области.

Сказанное относится, прежде всего, к проблеме участия защитника в уголовно-процессуальном доказывании, которая имеет особую остроту как в стадии предварительного расследования, так и на судебных стадиях, по-прежнему страдающих существенными недостатками с точки зрения гарантий принципа состязательности сторон (статья 123 Конституции РФ, статья 15 УПК), прав и законных интересов стороны защиты.

Проблемы, связанные с процессуальным статусом защитника в уголовном процессе, никогда не были обделены вниманием уголовно-процессуальной науки. К ним в той или иной степени обращались все выдающиеся отечественные процессуалисты и специалисты в области криминалистики (И. Я. Фойницкий, М. С. Строгович, Р. С. Белкин, А. М. Ларин и многие другие).

Объектом исследования послужили общественные отношения и правовые нормы, сложившиеся ранее и складывающиеся в настоящее время на основе нового уголовно-процессуального законодательства в сфере процессуального положения защитника в стадии предварительного расследования, а также связанные с развитием принципа состязательности в уголовном процессе. Эти отношения получили выражение в Конституции РФ (статья 48), многочисленных нормах УПК (статьи 11, 16, 49, 51, 53 и другие), в практике органов расследования, прокурорской, судебной и адвокатской практике по уголовным делам.

Предметом исследования - правовой статус защитника в уголовном судопроизводстве. При этом в рамках работы анализируются права и обязанности защитника только на стадии предварительного расследования и в суде первой инстанции. Объем работы не позволяет провести анализ правового положения защитника в апелляционной и кассационной инстанциях уголовного процесса.

Цель исследования - выявить особенности правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Раскрыть сущность этимологического понятия защитник;

2.  Определить круг лиц, допускаемых в качестве защитника по уголовному делу;

3.  Проанализировать права и обязанности защитника на стадии предварительного расследования и в судебных стадиях.

Методологическую базу исследования составляют диалектический метод научного познания, а также исторический, логический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологический и другие частные методы исследования правовых явлений.

Нормативную базу исследования составили Конституция РФ, УПК и УК РФ, другие федеральные законы, постановления пленумов Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

Теоретическую базу исследования составляют труды ученых в области уголовно-процессуального права, уголовного права, а также теории и истории государства и права, других юридических наук. В частности, использованы труды видных российских ученых: М. Н. Кипниса, Ю. В. Кореневского, П. А. Лупинской, Г. П. Падвы, И. Л. Петрухина, С. М. Прокофьевой, Е. К. Ривкина, Д. В. Ривмана, М. С. Строговича, Ю. К. Орлова и других.

Теоретическая значимость исследования заключается в комплексном исследовании правового статуса защитника в уголовном процессе. Результаты исследования вносят определенный вклад в разделы уголовно-процессуальной науки, изучающей нормы и институты участия защитника в уголовном процессе.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения 30 архивных уголовных дел, рассмотренных в суде Центрального района г. Оренбурга в 2005-2008 гг. Кроме того, в работе использованы результаты эмпирических исследований ученых-процессуалистов.

Практическая значимость исследования заключается в том, что в ней формулируются предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства о процессуальном статусе защитника в уголовном процессе.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

1 Правовой статус защитника

1.1 Сущность этимологического значения понятия защитник

Под защитником, согласно ч. 1 ст. 49 УПК РФ, понимается лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Например, в одном из своих решений Верховный Суд РФ отказал в допуске в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, на том основании, что в деле не участвует адвокат[2].

Понятие «близкие родственники» определяется в п. 4ст. 5 УПК РФ и означает следующих лиц: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Вместе с тем, кроме ходатайства обвиняемого(см. Приложение 1), для этого необходимо соблюдение еще одного условия: близкий родственник или иное лицо должны быть объективно способными оказывать обвиняемому именно юридическую помощь, т. к. согласно ч. 1 статьи 49 УПК РФ, защитник - это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Закон не требует, чтобы указанные лица обязательно имели официальное юридическое образование, однако суд должен убедиться, что они достаточно разобрались в юридической стороне данного уголовного дела, чтобы, хотя бы с помощью адвоката, оказывать своему подзащитному реальную юридическую помощь. Допуск таких лиц не обязанность, а право суда.

По смыслу ч. 2 статьи 49 УПК РФ допуск в качестве защитников близких родственников и иных лиц предусмотрен лишь в судебных стадиях процесса, поскольку, во-первых, решение принимает суд, а во-вторых, речь идет только об обвиняемом, но не подозреваемом. Обвиняемый же, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым (ч. 2 ст. 47 УПК РФ).

При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (ч. 2 ст. 49 УПК РФ).

В литературе идут споры о том, могут ли наряду с адвокатами на предварительном следствии участвовать в качестве защитников один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Одни ученые считают, что могут,[3] другие же полагают, что такое невозможно - на досудебном производстве в качестве защитника может принимать участие исключительно адвокат[4]. Причем и те и другие ссылаются в подтверждении своей позиции на анализ положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ. Исходя из этого, становится очевидным, что решение этого вопроса зависит от того, кто правильно толкует норму уголовно-процессуального закона.

Свою правовую позицию по данному вопросу высказал Конституционный Суд РФ - в ряде своих решений. Его позиция такова: "допуск в качестве защитника на предварительном следствии только лица, состоящего в коллегии адвокатов, соответствует Конституции РФ"[5], тем более, что "... применительно к подозреваемым и обвиняемым Конституция Российской Федерации связывает реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи именно с помощью адвоката. Данный подход нашел свое закрепление в статье 49 УПК Российской Федерации, устанавливающей, что в качестве защитников - лиц, осуществляющих защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, допускаются адвокаты".[6] В данном случае "... необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами....[7]

Следовательно, с точки зрения норм Конституции РФ, УПК РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ правы те ученые, кто полагает, что на досудебном производстве в качестве защитника может принимать участие исключительно адвокат. При этом следует учитывать и такую правовую позицию Конституционного Суда РФ, что "только законодатель вправе при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц, в том числе имеющих лицензию на оказание платных юридических услуг".

Сущность конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи заключается не только в том, чтобы публично обязать адвоката ее оказывать, но и предоставить ему максимальные возможности для ее реализации.

По своему содержанию право на самостоятельный выбор защитника не означает право выбирать в качестве защитника любое лицо по усмотрению подозреваемого или обвиняемого и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права, гарантированного статьей 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому человеку, - права на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому положения части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений части 1 этой же статьи.

Государство, гарантируя каждому право на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ), тем самым "обязалось обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи не только в уголовном процессе, но и любой другой сфере деятельности, где возникает необходимость в такой помощи"[8].

Особая необходимость в квалифицированной юридической помощи возникает в уголовном судопроизводстве. Лишение обвиняемого права на защиту является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что влечет возвращение дела на дополнительное расследование, отмену приговора и принятие иного решения. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в постановлении "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г., при нарушении конституционного права пользоваться помощью адвоката (защитника) "все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с их участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона"[9].

Приведем пример нарушения права на защиту из российской судебной практики.

Гр-н Гаргуль был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР. Определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС Республики Северная Осетия-Алания действия осужденного были переквалифицированы на менее тяжкое преступление, и на основании акта амнистии Гаргуль был от наказания освобожден. В надзорном порядке приговор и кассационное определение оставлены без изменений. В своем протесте заместитель Генерального прокурора России указал, что в судебном заседании не было обеспечено участие адвоката. Гаргулю был предоставлен адвокат Ц., но в подготовительной части судебного заседания Гаргуль отказался от услуг адвоката, хотя в дальнейшем признал, что отказ имел вынужденный характер. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала нарушение конституционного права Гаргуля на защиту существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим отмену всех судебных постановлений.

Подобную почетную, но вместе с тем неимоверно трудную миссию государство возложило на адвоката, поскольку именно его деятельность, согласно ч. 1 ст. 1 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", характеризуется как квалифицированная юридическая помощь. И это не случайно, поскольку именно в Федеральном законе "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" нашло отражение то, что "гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно", согласно п. 3 Постановления Конституционного Суд РФ от 28 января 1997 г. N 2-П, "во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии" [10].

Как отмечает А. М. Резепкин, «цели адвокатуры, несмотря на ее обособление, не противоречат целям государства, так как судебное производство и, в особенности, уголовный процесс невозможны без участия адвокатов: они как бы стоят между государством, от имени которого осуществляется обвинение или иные требования и обвиняемым (подсудимым)».[11] Из ст. 48 Конституции РФ следует, что государство заинтересовано в профессиональной деятельности адвоката, обладающего особым статусом и правом на осуществление защитительной функции[12].

Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" предусмотрено, что для приобретения статуса адвоката, дающего в том числе право участвовать в судопроизводстве в качестве представителя доверителя, необходимы определенный уровень юридического образования, стаж работы по юридической специальности или стажировка в адвокатском образовании, положительное решение квалификационной комиссии, принимаемое после сдачи квалификационного экзамена, отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления. Кроме того, на адвокатов "возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), гарантируя тем самым право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что вытекает из статей 45 (часть 1) и 48 Конституции Российской Федерации".

Таким образом, с точки зрения Конституции РФ, Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и последовательного ряда правовых позиций Конституционного Суда РФ на адвоката возложена государством публичная обязанность оказывать квалифицированную юридическую помощь. "Вместе с тем, поскольку статья 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации не уточняет, кем именно должна быть обеспечена квалифицированная юридическая помощь нуждающемуся в ней гражданину, конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи нельзя трактовать как обязанность пользоваться помощью только адвоката"[13].

Критерии квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве, исходя из необходимости обеспечения принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, устанавливает законодатель путем определения соответствующих условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников.

Например, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, выразившегося в защите несовершеннолетнего Б. стажером адвоката, т. е. лицом, не имевшим на это права[14].

Согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ по определению суда или постановлению судьи в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Однако на практике возник вопрос: каким судом разрешается ходатайство о допуске указанных лиц?

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановления суда первой инстанции о допуске в качестве защитников матерей осужденных, указав, что по смыслу ст. 49 УПК РФ вопрос о допуске защитников разрешает суд, в производстве которого находится дело. Таким образом, вынося постановления о допуске в качестве защитников матерей осужденных при рассмотрении дела в кассационной инстанции - Верховном Суде Российской Федерации, судья областного суда вышел за пределы своих полномочий".[15]

Деятельность адвоката и защита обвиняемым своих прав во многом совпадают, однако имеются и существенные отличия в рамках осуществления функции защиты.

Так, адвокат призван осуществлять функцию защиты при производстве по уголовному делу в интересах обвиняемого с использованием своих профессиональных знаний, навыков и умений. Если обвиняемый вправе использовать предоставляемые ему возможности для защиты, то адвокат не только вправе, но в первую очередь обязан использовать все законные средства и способы для установления обстоятельств, свидетельствующих в пользу обвиняемого. В соответствии со ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами.

В то же время адвокат не должен отводить подзащитному роль пассивного наблюдателя происходящего по уголовному делу. Адвокат должен предпринимать шаги к тому, чтобы сам подсудимый активно участвовал в судопроизводстве, в процессе доказывания. Это будет способствовать установлению оправдывающих и смягчающих ответственность обстоятельств. Без активного участия в деле обвиняемого эффективное выполнение адвокатом своих обязанностей крайне затруднительно.

Выполнение стоящих перед адвокатом и защитой в целом задач предполагает также оказание подзащитному надлежащей юридической помощи. Она включает в себя дачу консультаций по возникающим вопросам, разъяснение сущности и целей предпринимаемых адвокатом по делу шагов, составление процессуальных документов от имени подзащитного и др.

Демократизм, гуманизм и справедливость современного российского уголовного процесса проявляется в том, что уголовно-процессуальный закон в интересах всемерной охраны, защиты и реализации субъективных процессуальных прав человека и гражданина, причастных к совершенному преступлению или обвиняемых в совершении его, основываясь на возрастных, личностных и иных критериях, закрепляет обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Существует круг дел, по которым закон предписывает обязательное участие защитника. Это дополнительная гарантия защиты лиц, которые в силу физических или психических недостатков либо возрастных особенностей, а также по иным причинам не могут сами осуществлять свое право на защиту либо она для них существенно затруднена. Государство заинтересовано в повышенной охране интересов таких лиц, в результате чего оно избавляет себя от возможных ошибок на следствии и в суде[16].

Согласно ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ;

2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

3. 1) судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 247 УПК РФ (судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях проводится в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу);

4) подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу;

5) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

6) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;

7) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 УПК РФ.

Невыполнение требований данной статьи согласно п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ влечет отмену приговора с возможными последствиями, указанными в ст. 378 УПК РФ. Выявление этого нарушения в ходе подготовки к судебному заседанию является основанием для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение или обвинительный акт (см. Приложение 2), составленные на материалах, содержащих в себе такой существенный порок, не могут быть предметом судебного разбирательства (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ). Так, предъявление обвинения несовершеннолетнему без участия защитника должно быть безоговорочно признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона и повлечь возвращение дела прокурору с момента назначения судебного заседания[17].

Установив, что участие защитника обязательно, в случае, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке ст. 52 УПК РФ, следователь, прокурор, суд должны выяснить, приглашен ли обвиняемым защитник. В противном случае им необходимо принять меры по обеспечению участия защитника в деле через адвокатское образование.

Следователь обязан обеспечить обязательное участие защитника подозреваемому и обвиняемому, если последние не отказались, а воспользовались своим правом обратиться за помощью адвоката с момента, определяемого законом, а именно: с возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, а также с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях водворения в изолятор временного содержания либо заключения под стражу.

Кроме того, в силу ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации участие в уголовном деле адвоката обязательно и тогда, когда о назначении его ходатайствуют подозреваемый, обвиняемый, подсудимый. Решая вопрос об обеспечении участия адвоката в уголовном деле, надо иметь в виду, что Основные положения о роли адвокатов, принятые VIII Конгрессом ООН по борьбе с преступностью и предупреждению преступности в августе 1990 г. в г. Нью-Йорке, закрепляют обязанность правительств гарантировать каждому право получить помощь адвоката по его выбору при аресте, задержании и помещении в тюрьму или обвинений в совершении преступления (ст. 5) [18] . Право подозреваемого и обвиняемого иметь защитника (ст. 52 УПК РФ) не может быть превращено в обязанность защищаться с помощью защитника. В любой момент производства по делу каждый из них вправе отказаться от помощи защитника. Это относится ко всем делам, в том числе и к тем, по которым участие защитника обязательно. Однако закон предупреждает, что отказ от защитника необязателен для дознавателя, следователя, прокурора и суда. Практика идет по пути безусловного участия защитника в процессе во всех случаях.

Таким образом, мы определили, что функции защитника могут выполнять адвокат, близкие родственники обвиняемого или иное лицо, которому последний доверяет свою судьбу и ходатайствует о его допуске в уголовное дело. Будучи допущены в процесс, все они имеют в целом одинаковый правовой статус. Однако следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство отдает предпочтение адвокату, как субъекту, занимающемуся защитой граждан на предварительном следствии и суде профессионально. Это выражается в том, что государство, реализуя конституционное право граждан (ст. 48 Конституции) на получение квалифицированной юридической помощи на досудебных стадиях процесса, доверяет защиту только адвокату.

1.2 Права и обязанности защитника в уголовном судопроизводстве

Как участник уголовного судопроизводства защитник обладает определенным в законе процессуальным положением (статусом). Последнее в теории уголовно-процессуального права и адвокатуры трактуют многозначно: защитник представляет интересы обвиняемого и в то же время является самостоятельным участником уголовного процесса[19]; защитник самостоятельный субъект уголовного судопроизводства, представляет интересы подозреваемого, обвиняемого[20]; защитник - самостоятельный субъект уголовного процесса, не зависит от незаконных и необоснованных притязаний подозреваемого и обвиняемого[21]; адвокат является представителем обвиняемого, призванным оказывать ему юридическую помощь[22]; процессуальное положение адвоката - это совокупность только закрепленных в законе его процессуальных прав и обязанностей[23].

Приведенные понятия процессуального положения защитника неприемлемы прежде всего потому, что не содержат ответа на концептуальные вопросы о том, что представляет собой данный статус, почему защитник есть самостоятельный субъект процесса или представитель подзащитного, кто и где закрепляет его положение.

В соответствии с положениями уголовно-процессуального права процессуально-правовое положение (статус) защитника – это урегулированные нормами права взаимоотношения на уровне "государство - защитник", которые охватывают различные слагаемые данного феномена. В частности, его структура включает права, обязанности, гарантии надлежащей реализации прав и обязанностей, процессуальную право-дееспособность, ответственность защитника[24].

Именно закон определяет самостоятельность и независимость защитника при выполнении процессуальной свой роли, характер и содержание его взаимоотношений как с подзащитным, так и с судом, руководителем следственного органа, следователем, дознавателем. Рассматривая вопрос о процессуальном положении защитника-адвоката, непременно следует учитывать предписание о том, что адвокат является независимым советником по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре). Естественно, и советником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Для того чтобы получить статус защитника в уголовном процессе лицо должно быть допущено в качестве такового субъекта к участию в уголовном деле.

Согласно УПК РФ значительно расширен перечень случаев возможности допуска защитника к участию в уголовном деле. Защитник допускается к участию в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;

2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления;

б) применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

3.1 с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ;

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

К сожалению, механизм вступления избранного самим подозреваемым (обвиняемым) адвоката в качестве его защитника в уголовное дело плохо урегулирован действующим УПК РФ, как, впрочем, и ранее действовавшим УПК РСФСР. Следует согласиться с СВ. Купрейченко, Л. А. Демидовой и рядом других авторов в том, что необходимо различать момент принятия на себя защиты адвокатом и момент его вступления в дело в качестве защитника подозреваемого (обвиняемого). Если первый совпадает с моментом заключения соглашения между адвокатом и доверителем об оказании юридической помощи по уголовному делу в порядке ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"[25], то второй - с моментом его официального допуска в данное уголовное дело, когда он становится реальным субъектом уголовного судопроизводства. Именно второй момент вызывает определенные вопросы в теории и на практике.

Так, если проанализировать положения статей УПК РФ, посвященных вступлению адвоката в качестве защитника в уголовное дело, можно сделать вывод о навязываемом этими положениями некоем "разрешительном порядке", на чем сходятся большинство ученых.[26] Об этом свидетельствуют следующие положения уголовно-процессуального закона: ч. 2 ст. 49 "в качестве защитников допускаются адвокаты", ч. 4 ст. 49 "адвокат допускается к участию в уголовном деле:", ч. 1 ст. 53 "с момента допуска к участию в уголовном деле:" Таким образом, иной субъект уголовного судопроизводства допускает адвоката к участию в деле в качестве защитника. Этим субъектом, очевидно, является тот, в чьем производстве находится уголовное дело (следователь, дознаватель).

Нередко следователи (дознаватели) считают допуск адвоката своим правом, а не обязанностью, и используют его в своих интересах, которые нередко далеки от интересов надлежащего, объективного расследования уголовного дела. Так, ч. 1 ст. 53 УПК РФ указывает, что защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Апеллируя к данной норме закона, следователи отказывали в удовлетворении ходатайств (первоначально именно в данную процессуальную форму облекли защитники свои обращения) в допуске к участию в деле, поскольку обвиняемые находились за пределами Российской Федерации (обвинения предъявлялись заочно) и своего согласия на участие в деле именно данных защитников следователю не передали.

Данная практика представляется не соответствующей закону по следующим соображениям. Исходя из положений Закона об адвокатуре соглашение, заключенное между адвокатом и его доверителем (а в отдельных случаях - иными лицами в его интересах), является строго конфиденциальным документом. В соответствии с положениями ч. 2 ст.6 данного Закона никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Из этого можно сделать логичный вывод, что конфиденциальным является и согласие, которое дает подозреваемый (обвиняемый) на заключение соглашения именно с данным адвокатом. Форма такого согласия законом не урегулирована. Должна ли это быть устная, письменная или нотариально заверенная форма, неизвестно. Однако представляется, что в любом случае доводиться до третьих лиц, в том числе следователя (дознавателя), это согласие не должно ни при каких обстоятельствах, в том числе потому, что на него распространяется охраняемая законом адвокатская тайна, которой в соответствии со ст. 8 Закона об адвокатуре являются "любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю".

Однако подобные коллизии на практике были бы исключены, если действующим УПК РФ был подробно прописан порядок фактического вступления адвоката в дело. На наш взгляд, этот порядок должен быть уведомительным.

Именно такую позицию занял Конституционный Суд РФ еще в период действия УПК РСФСР, положения которого о порядке допуска адвоката в уголовное дело перекочевали в УПК РФ без особых изменений. Так, в своем постановлении от 25 октября 2001 г. N 14-П Конституционный Суд РФ указал: "Как следует из приведенных законоположений в их нормативном единстве, выполнение адвокатом, имеющим ордер юридической консультации на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, основанного на не перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, исключающих участие этого адвоката в деле: Положения частей первой и четвертой статьи 47 УПК РСФСР и части второй статьи 51 УПК РСФСР, определяя момент, с которого адвокат, имеющий ордер юридической консультации, при отсутствии обстоятельств, указанных в статье 67.1 УПК РСФСР, вправе вступить в уголовное дело, не предполагают какого-либо особого - разрешительного - порядка такого вступления и, следовательно, не должны служить основанием для лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, принимать правоприменительные акты, разрешающие защитнику участвовать в деле"[27]. Данное конституционно-правовое толкование положений УПК РСФСР не утрачивает актуальности при применении положений ст. 49 и 50 УПК РФ при вхождении защитника в дело.

Полностью солидарны с Конституционным Судом РФ и авторы комментария к УПК РФ под редакцией Д. Н. Козака: "Следователь (дознаватель), прокурор, суд не имеют права отказать в допуске к участию в уголовном деле защитника, приглашенного обвиняемым (подозреваемым). Обвиняемый (подозреваемый) имеет право пригласить защитника по соглашению в любой момент уголовного судопроизводства. Данное ходатайство подлежит удовлетворению во всех случаях".

В этой связи автор полагает, что, желая вступить в уголовное дело после заключения соответствующего соглашения, защитник должен обратиться к лицу, в производстве которого находится уголовное дело с уведомлением о вступлении в дело. Безусловно, для соблюдения положений ч. 4 ст. 49 УПК РФ к уведомлению необходимо приложить соответствующий ордер адвокатского образования, а также копию удостоверения адвоката, если ходатайство подается данному должностному лицу не на личном приеме.

Такое уведомление должно содержать не просьбу о разрешении вступить в дело, а излагать факт вступления адвоката в соответствующие отношения с доверителем, т. е. факт принятия адвокатом обязанности по защите законных прав и интересов доверителя, а также указание на необходимость приобщения прилагаемых документов к материалам дела, что должно расцениваться как официальное вступление адвоката в уголовное дело в качестве защитника. Неудачным в этой связи представляется образец такого уведомления, предлагаемый А. А. Глисковым и А. Г. Глисковым в "Справочнике для адвоката по уголовному судопроизводству", который по сути ничем не отличается от ходатайства, так как в резолютивной части содержит просьбу о допуске в качестве защитника.[28] Очевидно, что суть такого документа как уведомление заключается не в том, что бы просить кого-либо о чем-либо, а ставить его адресата перед определенным фактом (можно провести аналогию с судебными уведомлениями о назначенном судебном слушании и необходимости явки уведомляемого лица).

Одновременно представляется целесообразным внести в действующий УПК РФ следующие изменения, предложенные Ю. А. Костановым:

в ч. 2 ст. 49 слова "В качестве защитников допускаются адвокаты" заменить словами "Защиту по уголовным делам осуществляют адвокаты";

в ч. 3 ст. 49 слова "Защитник допускается к участию в уголовном деле" заменить словами "Защитник приступает к участию в уголовном деле"; ч. 4 ст. 49 изложить в следующей редакции "О вступлении в дело в качестве защитника адвокат уведомляет должностное лицо либо орган, в производстве которого находится дело. Документом, подтверждающим полномочия адвоката в качестве защитника по уголовному делу, является ордер";

в ч. 1 ст. 53 слова "С момента допуска к участию в деле" заменить словами "С момента вступления в дело".[29]

Еще до вступления в силу УПК РФ в ч. 3 его ст. 49 Федерального закона от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ были внесены изменения, согласно которым ранее присутствовавшая в данной норме закона фраза "защитник допускается к участию в уголовном деле" была заменена на "защитник участвует в уголовном деле".

Таким образом, ликвидировав возможность применения разрешительного порядка вхождения адвоката в качестве защитника в уголовное дело, отечественный законодатель не посчитал нужным сделать это и в других нормах Уголовно-процессуального кодекса, создав тем самым трудно разрешимое противоречие.

Предоставив защитнику статус самостоятельного и независимого советника по юридическим вопросам, уголовно-процессуальный закон наделил его широкими полномочиями на досудебном и судебном производстве. С момента допуска к участию в уголовном деле на досудебном производстве адвокат-защитник вправе: иметь наедине свидания с подозреваемым и обвиняемым; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с их участием, по их ходатайству или ходатайству самого защитника; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием его подзащитного, иными документами, представленными подозреваемым, обвиняемым; заявлять ходатайства и отводы; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения, снимать копии с материалов уголовного дела; приносить жалобы на действия и бездействие дознавателя, следователя, прокурора, суда (ч. 1 ст. 53 УПК РФ).

Перечень предоставленных защитнику процессуальных прав не является исчерпывающим, так как он вправе использовать и иные не запрещенные законом средства и способы защиты подозреваемого и обвиняемого. Участвуя в производстве дознания или предварительного следствия по уголовному делу, защитник несет целый ряд процессуальных обязанностей, на него распространяются определенные запреты. Так, защитник обязан являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора для участия в производстве по делу, сохранять в тайне содержание бесед с подозреваемым, обвиняемым, использовать все законные средства и способы защиты подозреваемого, дать подписку о неразглашении материалов уголовного дела, содержащих государственную тайну, оказывать квалифицированную юридическую помощь подзащитному и др.

Кроме того, защитнику запрещено разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, защищать интересы двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного противоречат интересам другого, отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (п. 5-7 ст. 49, ч. 2 ст. 53 УПК РФ).

Обязанности защитника в уголовном процессе не закреплены в отдельной статье УПК РФ, они разбросаны по всему кодексу.

В ходе осуществления своих полномочий адвокат обязан строго соблюдать закон, адвокатскую этику (см. Приложение 3) и использовать все не запрещенные законом средства для защиты прав и законных интересов обвиняемого или лица, представителем которого он является. Он не вправе отказаться от принятой на себя защиты, но не имеет право и осуществлять защиту или представительство в случаях, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых находятся в противоречии с интересами лица, обратившегося с просьбой о ведении дела. Кроме этого, в случаях, установленных законом, адвокаты обязаны оказывать юридическую помощь бесплатно.

Как указывает В. Л. Кудрявцев, «в статье 49 УПК РФ в общем виде представлены полномочия защитника правообязывающего характера. Их суть в том, что необходимо одновременно по отношению к одним и тем же действиям указать как на то, что защитнику разрешено, так и на то, что он обязан делать. Вместе с тем при регулировании конкретных ситуаций сделать это одновременно невозможно и нецелесообразно. Поэтому законодатель в данном случае не употребил термины "вправе" или "обязан", а использовал описательный способ регулирования. Законодатель таким способом определяет необходимую общую линию поведения защитника - его обязанность действовать в направлении защиты прав и законных интересов подзащитного) Возложение общей обязанности позволяет законодателю использовать также и такое средство, как предоставление защитнику средств и способов защиты, не запрещенных УПК (ст. 53). Кстати, в ч. 3 ст. 15 УПК указывается на то, что суд создает необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав, в том числе и защитником.

Таким образом, на защитника возлагаются конкретные обязанности, для реализации которых ему даны определенные полномочия (права). Использование этих полномочий одновременно является и его юридической обязанностью, уклониться от выполнения которой он не вправе. У защитника нет свободы в выборе способа поведения, имеющейся, скажем, у обвиняемого, который может осуществлять свои права, а может и не осуществлять. Но у него есть то, что обычно квалифицируется как усмотрение. Под ним понимается проявление защитником инициативы при выборе средств и способов защиты, не запрещенных УПК РФ, в пределах осуществления им защиты прав и законных интересов доверителя». Таким образом, на адвоката возлагается общая обязанность использовать все не запрещенные УПК РФ (ст. 53) средства и способы защиты в целях защиты прав и законных интересов подзащитного.

На мой взгляд, основная обязанность данного субъекта уголовного процесса вытекает из понятия «защитник», содержащегося в ст. 53 УПК РФ, осуществление в установленном порядке защиты прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказание им юридической помощи при производстве по уголовному делу.

Таким образом, обязанности защитника в уголовном процессе вытекают из функции данного субъекта в уголовном процессе, которая заключается в использовании защитником установленных в законе либо не запрещенных законом средств и способов защиты.

2 Деятельность защитника в досудебном производстве по уголовному делу

2.1 Собирание защитником доказательств по делу

Наиболее актуальной проблемой для уголовного процесса России является вопрос об участии защитника в доказывании. В ч. 1 ст. 86 УПК РФ защитник не перечислен среди субъектов, осуществляющих собирание доказательств, поскольку он в отличие от них не обладает властными полномочиями. Тем не менее, уголовно-процессуальный закон, ч. 3 ст. 86 УПК РФ, наделил защитника правом собирать доказательства только ему свойственным путем. Кроме того, из ч. 3 ст. 7 УПК РФ следует, что только деятельность суда, прокурора, следователя, органа дознания или дознавателя в ходе уголовного судопроизводства при соблюдении норм УПК РФ влечет за собой признание допустимыми полученных таким путем доказательств.

Таким образом, из анализа ч. 3 ст. 7 УПК РФ, а также ч. 1 и ч. 3 ст. 86 УПК РФ, можно прийти к следующим выводам: во-первых, защитник не может подобным образом, как вышеперечисленные должностные лица и суд собирать доказательства, он собирает их только ему свойственным путем; во-вторых, его деятельность по собиранию доказательств не влечет за собой признание допустимыми полученных таким путем доказательств. Это означает, что защитник собирает фактический материал, обладающий свойством относимости, а затем представляет его лицу, ведущему производство по делу для получения свойства допустимости. Такое положение вещей вписывается в п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, согласно которой, защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса. Раз защитник не может собирать доказательства непосредственно сам, а собирает их через субъектов, уполномоченных собирать доказательства согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ, то значит, он собирает их опосредованно, и таким образом защитник участвует в собирании доказательств. Именно по причине того, что деятельность защитника по собиранию доказательств носит опосредованный характер, реализуемый через деятельность лиц, ведущих производство по делу, законодатель не урегулировал процедуру собирания доказательств защитником, поскольку она не носит процессуальный характер, а является "предпроцессуальной" или непроцессуальной деятельностью защитника.

Норма закона, дающая "зеленый свет" возможности использования труда частных детективов для сбора доказательств в интересах участников процесса рассматривается нами как прогрессивная и отвечающая веяниям времени. Между тем, отсутствие механизма вовлечения полученных в данном порядке сведений просто-напросто блокирует ее реализацию.

Думается, УПК РФ нуждается в закреплении не только возможности защитника обращаться к услугам частных детективов для сбора доказательств, но и механизма использования полученных сведений как доказательств. Рискнем предположить, что данный механизм может быть схож с механизмом вовлечения в процесс доказывания результатов оперативно-розыскных мероприятий (однако, не в том виде, что закреплен ст. 89 УПК РФ).

На наш взгляд, следует согласиться с А. А. Шамардиным, который считает, что возможно «говорить об обязанности доказывания применительно к защитнику, но только в случае, если таковым выступает адвокат. Осуществление защиты обвиняемого есть его профессиональная обязанность. То, что такая обязанность возникает у адвоката не непосредственно на основании норм УПК, а в силу заключенного соглашения или по назначению органов предварительного расследования или суда, сути вопроса не меняет. Адвокат обязан защищать обвиняемого, его права и законные интересы путем установления обстоятельств, свидетельствующих о невиновности обвиняемого или виновности его в менее тяжком преступлении, а также смягчающих его ответственность обстоятельств путем собирания доказательств, заявления ходатайств о приобщении их к материалам уголовного дела и о проведении следственных действий и т. д. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении своей профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Кон­ституцией России, законом и указанным Кодексом.

Будь защита обвиняемого не обязанностью, а субъективным правом адвоката, он мог бы произвольно отказаться от использования такого права. Сущность субъективных юридических прав как раз и заключается в возможности использования их по желанию или усмотрению субъекта правоотношений. Однако, согласно ч. 7 ст. 49 УПК, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. Аналогичную норму содержит и п. 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Кроме того, невыполнение или ненадлежащее выполнение субъективной юридической обязанности может порождать негативные для нарушителя последствия. Так и адвокат-защитник при неисполнении или ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей перед доверителем, или нарушении норм Кодекса профессиональной этики может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по решению совета адвокатской палаты субъекта РФ (п. 1 и 2 ч. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»)»[30].

«Таким образом, - делает вывод А. А. Шамардин, - можно констатировать, что адвокат-защитник, будучи профессиональным участником уголовного судопроизводства, является субъектом обязанности доказывания. При этом специфика его процессуального положения и особенность выражения обязанностей в доказывании выражается в том, что все процессуальные дей­ствия адвоката должны быть направлены исключительно на выявление и установление только тех обстоятельств, которые оправдывают обвиняемого или смягчают его ответственность».

Таким образом, участие защитника в доказывании определяется тем, что, во-первых, он оценивает доказательства в целях защиты прав и законных интересов подзащитного, а его деятельность носит односторонний характер; во-вторых, результаты деятельности по оценке доказательств выражаются в ходатайствах, заявлениях и т. п., имеющих целью убедить следователя и суд в правильности своей позиции, а результаты такой деятельности облекаются в процессуальные документы (постановления, определения и пр.), определяющие дальнейшее движение уголовного дела и подлежащие исполнению; в-третьих, он не назван в ст. 17 и 88 УПК в качестве субъекта оценки доказательств. Кроме того, защитник является субъектом обязанности доказывания.

2.2 Участие защитника в производстве отдельных следственных действий

Защитник имеет безусловное право участвовать во всех допросах защищаемого им подозреваемого или обвиняемого. Однако по буквальному грамматическому смыслу п. 5 ч. 1 статьи 53 УПК РФ в иных следственных действиях с участием подозреваемого или обвиняемого защитник может принимать участие лишь тогда, когда он или его подзащитный заявят об этом ходатайство: "С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе: участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в 33 порядке, установленном настоящим Кодексом" (п. 5). Если бы после оборота "...следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого" перед союзом "либо" в тексте названного пункта была поставлена закрывающая причастный оборот запятая, смысл всего выражения приобретал бы характер перечисления случаев возможного участия защитника в следственных действиях: а) производимых с участием (в отношении) подозреваемого, обвиняемого, независимо от наличия или отсутствия ходатайства об участии в этих действиях их защитника; б) либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по ходатайству самого защитника - во всех иных случаях, т. е. и не в отношении самого подозреваемого или обвиняемого. В отсутствие такой запятой участие защитника в следственных действиях, производимых в первом из указанных двух случаев, а именно, с участием подозреваемого, обвиняемого, формально обусловливается фактом заявления ими соответствующего ходатайства. То есть получается, что если такого ходатайства своевременно заявлено не было, следователь может провести иное следственное действие (кроме допроса) в отношении подозреваемого или обвиняемого без участия защитника1. Однако, по нашему мнению, подобное буквальное толкование не может быть признано правильным, поскольку защитник участвует в уголовном деле, начиная с одного из моментов, указанных в ч. 3 ст. 49 УПК РФ. При этом участие защитника состоит в том, что он оказывает подозреваемому или обвиняемому юридическую помощь при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 49), т. е. на протяжении всего производства. Если же следственное действие, производимое в отношении подозреваемого или обвиняемого, будет происходить в отсутствие защитника лишь потому, что ходатайство об участии защитника по тем или иным причинам (например, ввиду недостаточно полного разъяснения следователем подозреваемому и обвиняемому их прав) не было заявлено (при отсутствии письменного отказа от защитника), общее требование закона об оказании юридической помощи защитником при производстве по всему уголовному делу останется не вполне реализованным. Другими словами, если защитник участвует в деле или должен в нем участвовать, производство следственных действий с участием (в отношении) подозреваемого или обвиняемого без защитника неправомерно. Подтверждением этого может служить, в частности, ч. 11 ст. 182 УПК РФ, которая дозволяет защитнику присутствовать при обыске в помещении, занимаемом его подзащитным, не ставя это присутствие в зависимость от получения разрешения следователя.

Иначе решается вопрос в отношении следственных действий, производимых по ходатайствам обвиняемого или его защитника в порядке п. 10 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Участвовать в них эти лица могут только с разрешения следователя. Из сопоставления данной нормы с п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ можно заключить, что речь в п. 10 ч. 4 ст. 47 УПК РФ идет только о тех следственных действиях, которые производятся не в отношении самого подозреваемого или обвиняемого (их допрос, опознание, освидетельствование, обыск в их помещении и т. д.), а в отношении других лиц или объектов, но в присутствии с разрешения следователя подозреваемого, обвиняемого и их защитника.

Согласно нормам УПК при проведении следственных действий защитник также может:

- давать своему подзащитному в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол (ч. 3 статьи 53 УПК РФ);

- делать заявления (ч. 4 ст. 166 УПК РФ), подлежащие занесению в протокол следственного действия, письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе, о его дополнении и уточнении (ч. 3 ст. 53, ч. 6 ст. 166 УПК РФ);

- имеет право на предъявление ему всего обнаруженного и изъятого при осмотре (ч. 4 ст. 177 УПК РФ);

- присутствовать при обыске в помещении, занимаемом его подзащитным (ч. 11 ст. 182 УПК РФ);

- знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и ходатайствовать о внесении в него дополнительных вопросов эксперту; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ч. 1 ст. 198 УПК РФ);

- участвовать в исследовании доказательств в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 248 УПК РФ).

Согласно сложившейся судебной практике признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона неизвещение защитника о проведении следственных действий, если он заявлял ходатайство о намерении в них участвовать1.

В то же время УПК РФ, регламентируя общий порядок проведения следственных действий (ст. 164 УПК РФ), не закрепляет обязанность следователя (дознавателя) извещать защитника об их проведении.

Так, в 22 случаях из изученных нами уголовных дел защитник знакомился с материалами дела (в том числе в 19 случаях совместно с обвиняемым), в 4 случаях заявлял ходатайства о признании доказательств недопустимыми в связи получением их с нарушением уголовно процессуального закона (не удовлетворено ни одно), в 17 случаях участвовал в допросе обвиняемого. Если по каким-либо причинам защитник не имеет возможности принять участие в таком следственном действии, он обращается с ходатайством к следователю о переносе срока проведения данного действия либо при наличии согласия обвиняемого (подозреваемого) уведомляет следователя о возможности осуществления следственных действий без его (защитника) участия.

Ходатайства защитника в уголовном судопроизводстве без преувеличения можно назвать инструментом официального общения с должностными лицами и государственными органами. УПК РФ закрепляет возможность использования адвокатами ходатайств более чем в 100 случаях, при этом оставляя перечень открытым. В то же время ходатайства нельзя признать эффективным средством отстаивания позиции защиты. Помимо этого ни для кого не секрет, что в удовлетворении ходатайств адвокатам очень часто отказывают государственные органы и должностные лица. Причинами отказов являются как недобросовестность должностных лиц, так и во многих случаях неубедительность или неопределенность заявленных ходатайств.

Предметом ходатайств во время досудебного производства может быть производство процессуальных действий или принятие процессуальных решений. Цель заявления ходатайств - установление обстоятельств, имеющих значение для дела, и (или) обеспечение прав и законных интересов лица (ч. 1 ст. 119 УПК РФ).

При составлении ходатайств адвокатам следует иметь в виду, что:

а) вне зависимости от каких-либо обстоятельств заявленные ходатайства подлежат обязательному разрешению уполномоченными должностными лицами;

б) результаты разрешения ходатайств обязательно должны быть изложены в письменном виде в форме постановления (определения). Следует отметить непоследовательность УПК РФ в регламентации решений, принимаемых государственными органами и должностными лицами по ходатайствам участников уголовного судопроизводства. В частности, ст. 122 УПК РФ обязывает их выносить постановление (определение) об удовлетворении ходатайства, тогда как ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 271 УПК РФ такой обязанности не содержат;

в) решения уполномоченных должностных лиц по заявленным ходатайствам должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК РФ);

г) решения уполномоченных должностных лиц по заявленным ходатайствам могут быть обжалованы прокурору или в суд;

д) защитнику, представителю потерпевшего, а также некоторым иным лицам (ч. 2 ст. 159 УПК РФ) не может быть отказано на стадии предварительного расследования в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для уголовного дела.

К ходатайствам в уголовном судопроизводстве предъявляются различные формальные требования. Так, некоторые ходатайства должны быть заявлены только в письменной форме, например ходатайство об изготовлении копии протокола за счет стороны (ч. 8 ст. 259 УПК РФ) (см. Приложение 4), другие могут быть заявлены и в устной форме с обязательным занесением их в протокол следственного действия или судебного заседания (ст. 120, 198, 217, 271 УПК РФ и др.). К некоторым письменным ходатайствам закон предъявляет особые требования к их содержанию, например, ходатайство об исключении доказательства (ст. 235 УПК РФ) (см. Приложение 5), к другим - такие требования отсутствуют (например, к ходатайству поручителей об избрании соответствующей меры пресечения (ч. 2 ст. 103 УПК РФ) и др.).

В теории уголовного процесса используются различные классификации ходатайств. Для целей настоящей работы представляется возможным использовать классификацию ходатайств, предложенную О. А. Максимовым1. В соответствии с ней все ходатайства участников уголовного судопроизводства можно разделить на: 1) ходатайства о приобретении процессуального статуса и реализации процессуальных прав; 2) ходатайства об участии в доказывании; 3) ходатайства о порядке судебного разбирательства.

К первой подгруппе отнесены ходатайства, направленные на официальное подтверждение процессуального статуса или приобретение такового.

Ко второй подгруппе относятся ходатайства, направленные на реализацию процессуальных прав участников уголовного судопроизводства. Это могут быть ходатайства защитника об ознакомлении с протоколами следственных и процессуальных действий, которые предъявлялись или должны были предъявляться подозреваемому или обвиняемому (п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), ходатайство об изготовлении копии протокола за счет стороны (ч. 8 ст. 259 УПК РФ), ходатайство потерпевшего об ознакомлении с материалами уголовного дела (ч. 1 ст. 216 УПК РФ) и др. В отличие от ходатайств о приобретении процессуального статуса ходатайства о реализации процессуальных прав не требуют развернутой аргументации, так как для их удовлетворения требуется только соблюдение формальных условий.

Анализ изученных нами тридцати уголовных дел показывает, что из данной группы наиболее часто заявлялись ходатайства о назначении экспертизы (38 % случаев), о допуске к участию в деле в качестве защитника (34 %), о приобщении к делу в качестве доказательств опросов свидетелей защиты (28%) Ходатайства об участии в доказывании относятся ко второй группе и направлены прежде всего на собирание доказательств, подтверждающих позицию доверителя или опровергающих позицию противоположной стороны. Для защитника такого рода ходатайства являются основным способом участия в доказывании по уголовному делу. Без преувеличения можно сказать, что эти ходатайства являются наиболее распространенными в уголовном процессе и одновременно наиболее сложными в силу их специфики.

Из изученных нами уголовных дел из данной группы в 10 случаях заявлялись ходатайства о производстве следственного действия (удовлетворено одно), в 9 случаях о приобщении предметов в качестве вещественного доказательства (удовлетворено одно), в 8 случаях о приобщении документов в качестве иных документов (удовлетворено 5), в 3 случаях о присутствии обвиняемого (подозреваемого) при производстве судебной экспертизы (удовлетворено одно).

При этом особенно важно, что заявленное ходатайство о проведении конкретного следственного действия позволяет защитнику участвовать в этом следственном действии и до окончания предварительного расследования знать о его результатах. Этот вывод основывается на анализе п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, в соответствии с которым с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе участвовать в следственных действиях, производимых по ходатайству обвиняемого (подозреваемого) или самого защитника.

Например, по одному из уголовных дел защитник заявил ходатайство о производстве судебно - химической экспертизы вещественного доказательства (майки). Обстоятельство, для установления которого было заявлено это ходатайство, - установление факта наличия на майке следов металлизации. В свою очередь это обстоятельство (наличие следов металлизации на майке) относится к установлению события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), так как позиция защиты состоит в том, что лицо оборонялось от нападающего на него с металлической трубой, которой был нанесен удар по телу. Следовательно, это обстоятельство (наличие следов металлизации на майке) имеет значение для дела, так как подтверждает позицию защиты о наличии необходимости обороны. Данное ходатайство было удовлетворено следовтелем.1

Также следует иметь в виду и прямое указание в законе на то, что в силу ч. 2 ст. 159 УПК РФ обвиняемому (подозреваемому) и его защитнику “ не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела” (ч. 2 ст. 159 УПК РФ).

Как показывает практика должностные лица стороны обвинения часто оказывают в удовлетворении такого рода ходатайств, обосновывая это тем, что искомое доказательство уже было установлено иными доказательствами, в связи с чем, проведение дополнительных следственных действий нецелесообразно (по изученным уголовным делам в 88% случаев).

В целях реализации предоставленного подозреваемому и обвиняемому права на защиту защитник, вправе знакомиться с целями рядом составленных следователем (дознавателем) протоколов

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Исследование правового статуса защитника в уголовном судопроизводстве". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 766

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>