Дипломная работа на тему "Исковая давность"

ГлавнаяГосударство и право → Исковая давность




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Исковая давность":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ КАК СРОК ЗАЩИТЫ НАРУШЕННОГО ПРАВА

1.1 Понятие исковой давности

1.2 Общий и специальные сроки исковой давности

1.3 Отличие срока исковой давности от иных гражданско-правовых сроков

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СРОКИ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1 Проблемы начала течения срока исковой давности

2.2 Проблемы приостановления течения и перерыва срока исковой давности

2.3 Восстановление сроко в исковой давности

ГЛАВА 3. ЗНАЧЕНИЕ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

3.1 Последствия истечения срока исковой давности

3.2 Применение законодательства об исковой давности

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Воронеже и в других городах России.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность избранной темы обуславливается тем, что своевременное осуществление и защита нарушенных прав способствует достижению той цели, которую субъекты преследовали, вступая в те или иные гражданские правоотношения. Исковая давность в качестве института материального или процессуального права применяется сегодня практически во всех известных правовых системах. В российской правовой системе, относящейся к числу континентальных, исковая давность является институтом гражданского материального права, в то время как в системе англосаксонского права исковая давность представляет собой институт процессуального права. Институт исковой давности всегда был объектом самого пристального внимания. Соблюдение сроков, в том числе и сроко в исковой давности, способствует устойчивости правопорядка, стабильности фактически сложившихся между субъектами правоотношений. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся между их участниками, при применении сроко в исковой давности, регулирующиеся гражданским, гражданско-процессуальным и арбитражно-процессуальным законодательством. Предметом исследования является анализ, особенностей правового регулирования порядка применения сроко в исковой давности и выявление пробелов в действующем законодательстве.

Необходимость соблюдения сроков, сроко в исковой давности обуславливается тем, что те или иные обстоятельства по истечении длительного времени, не всегда могут быть установлены с необходимой достоверностью, что многие доказательства (письменные доказательства) со временем утрачиваются. Применение исковой давности защищает лицо от необоснованных притязаний. Исковая давность одновременно побуждает стороны в правоотношениях, заблаговременно проявлять заботу об осуществлении и защите своих прав и тем самым способствует укреплению финансовой и хозяйственной дисциплины в гражданском обороте.

Степень научной разработанности. Научной разработкой проблемы сроков в гражданском праве занимались такие ученые какАгарков М. М., Александров Н. Г., Белиловский Д. И., Брагинский М. И., Варфоломеев В. В., Витрянский В. В., Вострикова Л. Г., Грибанов В. П., Гукасян Р. Е., Ильин Б. В., Катаржинская Н. И., Кириллова М. Я., Корнилова Н. В., Крашенинников Е. А., Курылев С. В., Лебедева К. Ю., Леонова Л. Г., Люшня А. В., Мейер Д. И., Никитина М. И., Новицкий И. Б., Осокина Г. Л., Ринг М. П., Сергеев А. П., Синайский В. И., Терещенко Т. А., Толстой Ю. К., Фаршатов И. А., Черепахин Б. Б., Шершеневич Г. Ф., Энгельман И. Е., Эрделевский А. М. и другие.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу реализации гражданами права на защиту при исчисления сроков для обращения в суд.

Предмет исследования составляют:

- нормы гражданского и смежных федеральных законов, предусматривающих исчисление сроко в исковой давности;

- научные публикации по теме исследования;

- практика реализации норм, предусматривающих применение сроко в исковой давности.

Целью работы является изучение теоретических вопросов, связанных с понятием сроков в гражданском праве, отдельных видов сроков в гражданском праве, в том числе и срока исковой давности; с общей характеристикой срока исковой давности, определением порядка исчисления исковой давности, правовыми последствиями истечения срока давности.

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

- проанализировать понятие срока исковой давности;

- рассмотреть понятие исковой давности и ее видов;

- проанализировать порядок исчисления сроко в исковой давности;

-дать отличие срока исковой давности от других сроков гражданского права;

- обосновать практическую значимость срока исковой давности.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений и выводов, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура и объем работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ КАК СРОК ЗАЩИТЫ НАРУШЕННОГО ПРАВА 1.1 Понятие исковой давности

По своему родовому началу исковая давность есть срок, т. е. определенный период времени. Время, однако, течет в пространстве и немыслимо вне его. Сообразно этому, рассуждения о некотором временном промежутке имеют смысл только по отношению к тому предмету, начало и конец существования которого он определяет. Иными словами, вне пространства некоего явления срок лишается всякой определенности.

Но если исковая давность, по мнению законодателя, представляет собой срок для защиты права по иску, то значит, исходя из сути такой защиты, исковая давность есть срок для вынесения судом решения, удовлетворяющего иск. Последняя фраза сама по себе абсурдна, ибо, во-первых, регламентация сроков вынесения судебного решения - это чисто процессуальный вопрос, а исковая давность - институт материального права; во-вторых, законодатель в принципе не может устанавливать сроки именно для удовлетворения судом иска. Абсурд еще более усугубляется, если вспомнить о трех годах общего срока исковой давности (ст. 196 ГК РФ). Итак, логический анализ легального понятия исковой давности вскрывает несостоятельность мнения законодателя о том, что сама по себе защита права по иску, т. е. судебное удовлетворение иска, образует то, на что распространяется срок, именуемый "исковая давность".

Однако вряд ли правильным будет утверждение, что позиция законодателя, выраженная в ст. 195 ГК РФ, является его действительной позицией. Это так потому, что все тот же логический анализ, но уже текста других статей гл. 12 ГК РФ "Исковая давность", во-первых, опровергает легальное понятие исковой давности и, во-вторых, обнаруживает совершенно иное представление законодателя о предмете давностного срока. И поскольку эти "другие статьи" имеют строго практическую направленность, то можно утверждать, что законодатель-практик вступил в противоречие с законодателем-теоретиком, являющимся автором ст. 195 ГК РФ "Понятие исковой давности".

Из текста ст. 200 ГК РФ следует, что срок исковой давности начинает свое течение с момента правонарушения, если он совпадает с моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (так и происходит в большинстве случаев). Очевидно, что явление, на которое распространяется срок, должно существовать уже с начала его течения. Следовательно, если допустить, вслед за законодателем, что исковая давность - это срок для защиты права по иску, то с логической неизбежностью возникает тезис: защита права по иску существует с начала течения давностного срока, то есть с момента правонарушения.

Защита права по иску в принципе не может ни возникнуть в момент правонарушения, ни начаться, ни состояться в период течения исковой давности. Ибо защита права по иску есть удовлетворение иска судом. А удовлетворение иска предполагает предъявление иска, которое само по себе не является еще защитой по иску и в то же время прерывает течение исковой давности (ст. 203 ГК РФ). Таким образом, независимо от того, до или после истечения давностного срока произошло предъявление иска, в любом случае защита права по иску, как действие суда, не может состояться в период от начала до истечения исковой давности[1].

Выходит, что мысль об исковой давности как о сроке для защиты права по иску есть мысль о сроке для того явления, которое не возникает и не существует в течение этого срока и, следовательно, есть мысль о беспредметном сроке, то есть логически несостоятельная мысль. Следовательно, теоретическое представление законодателя об исковой давности, данное в ст. 195 ГК РФ, находится в логическом противоречии с практическим правилом о начале течения давностного срока, выраженном в п. 1 ст. 200 ГК РФ.

Основное практическое правило гл. 12 ГК РФ "Исковая давность", логический анализ которого позволяет выявить подлинный предмет давностного срока, потому что именно это правило регламентирует ситуацию истечения срока исковой давности.

Вот это правило: "Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске" (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ).

Собственно логический анализ конкретной нормы права заключается в том, чтобы заполнить деталями ее структуру: если произошла некоторая фактическая ситуация, то у конкретных субъектов возникают определенные права и обязанности. Поэтому сначала подробно рассмотрим исходные данные, составляющие гипотезу абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ: "истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре".

Во-первых, раз давностный срок истек, значит, он когда-то начался, а раз он начался, значит, было нарушено чье-то право требования (или охраняемый законом интерес). Таким образом, факт гражданского правонарушения является первым условием (первым "если") гипотезы рассматриваемой нормы.

Во-вторых, в абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ говорится о заявлении стороной в споре (очевидно ответчиком) факта истечения исковой давности. Следовательно, к еще одним заданным в гипотезе условиям относятся: 1) пропуск лицом, право которого было нарушено, давностного срока и 2) факт предъявления иска, т. е. возбуждения спора в суде после истечения исковой давности (поскольку "заявлено стороной в споре").

Теперь преобразуем текст абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ в детальное "если - то". Итак:

1) если совершено гражданское правонарушение и 2) если лицо, чье право нарушено предъявило иск после истечения исковой давности, 3) о чем заявил ответчик, то суд обязан вынести решение об отказе в иске (поскольку написано: "является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске").

Далее. Если истечение исковой давности (при известном условии) для суда означает возникновение обязанности отказать в иске, то для лица, право которого нарушено, окончание давностного срока соответственно означает невозможность осуществить свой интерес в удовлетворении иска.

Следовательно, факт истечения (пропуска) срока исковой давности в силу того, что он служит основанием для возникновения обязанности суда вынести решение об отказе в иске, означает потерю лицом, чье право нарушено, собственно возможности получить от суда удовлетворение иска. Выходит, исковая давность определяет длительность существования возможности, которая по своей природе является правом на удовлетворение иска. И тогда неизбежен вывод: именно это право и образует предмет исковой давности, раз оно погашается с истечением давностного срока.

В большинстве случаев в иске выражено (заявлено) конкретное имущественное требование к правонарушителю (ясно, что убытки возмещает тот, кто их причинил).

Однако иск удовлетворяется судом. Спрашивается, каким образом? Что конкретно делает суд, удовлетворяя иск, скажем, о возмещении убытков? Очевидно: а) не возмещает убытки непосредственно - это дело причинителя, б) но присуждает, т. е. принуждает последнего к их возмещению. Значит, способ защиты, который может найти свое отражение в иске, представляет собой: а) не просто требование к правонарушителю, б) но требование к суду о понуждении обязанного к совершению реализующего действия.

И если в ст. 12 ГК РФ закреплен такой способ защиты гражданских прав, как "возмещение убытков", то с учетом постулата защиту гражданских прав осуществляет суд (ст. 11 ГК РФ), следует читать "присуждение к возмещению убытков". За способом защиты, именуемом компенсация морального вреда, стоит присуждение к компенсации морального вреда; за взысканием неустойки - присуждение к уплате неустойки, за возвратом вещи чужого незаконного владения - присуждение к возврату (не случайно право на такой возврат именуется виндикационным иском).

Теперь подумаем о смысле присуждения. Сам по себе этот акт есть всего лишь исходящая от суда сила, направленная на то, чтобы обязанный субъект удовлетворил заявленный в иске интерес. Единственной целью присуждения, его содержательным итогом выступает реализация правонарушителем некоторого имущественного требования, т. е. совершением им того действия, к которому его присуждает суд. Выходит, что присуждая, например, к уплате неустойки, суд не занимается ничем иным, кроме как реализацией требования о неустойке.

Теперь вспомним, что присуждая, суд удовлетворяет иск. И получим вывод: право на удовлетворение иска, скажем, о возмещении убытков является самим правом требования возмещения убытков, именно потому, что: а) удовлетворение такого иска, будучи актом присуждения, вплетено в ткань реализации требования; б) а что такое право требования как не право на его реализацию.

Иными словами, в праве на возмещение убытков интерес правообладателя в осуществлении причинителем возмещения соединен с интересом в удовлетворении судом соответствующего иска. Именно соединен, потому что акт удовлетворения иска (акт принуждения) выступает способом реализации данного требования и, следовательно, немыслим вне последнего, т. е. немыслим в отрыве от действия, к которому принуждается обязанное лицо.

Так мы приходим к выводу о существовании ряда гражданских прав требований, а) которые в силу того, что или возникают из правонарушения, или становятся нарушенными, б) могут быть реализованы посредством присуждения обязанного нарушителя к требуемому действию. Обладание такими требованиями дает лицу, чье регулятивное право нарушено, возможность получить от суда удовлетворение иска о присуждении. Следовательно, право на удовлетворение иска является чертой, специфическим признаком, характеристикой особых субъективных гражданских прав, выступает формой их существования.

Благодаря этому признаку род таких прав уместно именовать правом на защиту по иску или проще - исковым правом требования.

Подведем итоги. Ключевая мысль в представленном выше размышлении о природе права на удовлетворение иска состоит в следующем тезисе: удовлетворение иска - это способ реализации специфических требований, заключающийся в присуждении обязанного правонарушителя к осуществлению необходимого действия.

Отсюда логически следуют два взаимосвязанных вывода. 1) Наличие у лица права на удовлетворение иска о присуждении означает, что это лицо обладает определенным требованием к нарушителю его права (или охраняемого законом интереса). И наоборот. 2) Наличие требования к правонарушителю (например, возместить убытки, уплатить неустойку, исполнить обязанность в натуре) означает, что правообладатель реально может рассчитывать на присуждение правонарушителя путем удовлетворения иска[2].

Таким образом, исковая давность, включая в свой предмет право на удовлетворение иска, распространяется на характеристику специфических требований, означающую их способность принудительно реализовываться через суд.

Далее. Если некоторые гражданские права требования возникают и существуют с определенной характеристикой (правообладатель может реализовать их путем присуждения обязанного лица), но истечение срока исковой давности отнимает у них эту характеристику (правообладатель теряет возможность получить от суда удовлетворение иска о присуждении), то, следовательно, предметом исковой давности выступает круг гражданско-правовых требований, обладающих этой характеристикой, и в силу этого называемых исковыми.

Таким образом, окончательный тезис выглядит так: предмет исковой давности образует исковое гражданское правовое требование.

Исковая давность есть срок а) не для защиты права по иску (как определено в ст. 195 ГК РФ), а б) для возможности такой защиты, т. е. для права на защиту по иску, которая выступает как право на удовлетворение иска.

Последний тезис следует из правила абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК РФ, согласно которому факт истечения исковой давности обязывает суд вынести решение об отказе в иске. Значит, исковая давность определяет длительность существования права на удовлетворение иска.

Удовлетворяя иск, суд принуждает обязанного правонарушителя к реализации строго определенных требований - либо вызванных правонарушением (например, требование о возмещении убытков, уплате неустойки), либо нарушением обязательств (требование об исполнении обязанности в натуре). Таким образом, это действие суда воплощает в себе способ реализации специфических требований. Следовательно, право на такое действие, т. е. право на удовлетворение иска выступает формой существования требований, обязанным по которым является правонарушитель.

Исковая давность - это срок, с истечением которого (если до этого момента иск не предъявлен) лицо теряет появившуюся вследствие нарушения регулятивного права (или охраняемого законом интереса) возможность реализовать свое требование к правонарушителю посредством присуждения его к необходимому действию, т. е. лишается права требовать от суда удовлетворения иска о присуждении.

1.2 Общий и специальные сроки исковой давности

В соответствии со ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации под исковой давностью понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Действующим законодательством предусматриваются два вида сроко в исковой давности:

1) общий;

2) специальные.

Общий срок исковой давности установлен в 3 года применительно ко всем субъектам гражданских правоотношений (ст. 196 ГК РФ). Специальные же сроки исковой давности разбросаны по отдельным статьям ГК РФ и другим законам.

Следует особо оговориться, что трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ГК РФ, менее продолжителен в сравнении со сроками, установленными в других странах. Так, во Франции и Германии общий срок исковой давности равен 30 годам. Кроме того, установлена довольно сложная система сроко в исковой давности.

В соответствии со ст. 2262 Французского гражданского кодекса[3] все иски погашаются давностью в тридцать лет, за исключением требований, в отношении которых установлены сокращенные сроки исковой давности. В качестве таковых могут быть названы следующие сроки:

10 лет - в отношении того, кто приобретает добросовестно и в силу надлежащего основания недвижимость, если истинный собственник проживает в округе апелляционного суда, где расположена недвижимость, а 20 лет - если последний имеет место жительства вне этого округа (ст. 2265 ФГК);

5 лет - по требованиям из обязательств, по которым выполнение производится с определенной периодичностью (о взыскании заработной платы, процентов и т. д.);

от 6 месяцев до 2 лет - по требованиям, доказательство выполнения которых может быть утрачено в длительные сроки (иск поверенных об уплате их расходов и вознаграждения и т. д.).

В Германском гражданском уложении в параграфе 196 установлен общий срок исковой давности в 30 лет. Можно назвать следующие специальные сроки:

4 года - по требованиям об уплате периодических платежей;

3 года - по требованиям о возмещении вреда;

2 года - для притязаний из сделок повседневного оборота;

от 6 месяцев до 2 лет - для некоторых притязаний коммерсантов.

Также значительно большие по продолжительности, чем в России, установлены общие сроки исковой давности и в других странах с романо-германской системой права. В Гражданском кодексе Португалии общий срок исковой давности установлен в 20 лет (ст. 309), в Швейцарском обязательственном законе - 10 лет (ст. 127).

Предусмотрены большие сроки исковой давности и в странах с англо-американской системой права. Причем в Англии в 1980 году издан закон, который вобрал в себя законодательные нормы об исковой давности, принятые за период с 1939 по 1980 годы. Так, для исков из договоров "за печатью" установлен срок 12 лет, а для исков из простых договоров - 6 лет.

В США общие сроки исковой давности устанавливаются законодательными актами штатов и варьируются в зависимости от 4 до 10 лет. Например, в Калифорнии такой срок равен 4 годам, в Мичигане - 6 лет, а в Вирджинии - 10 лет. Для отдельных видов исков устанавливались другие сроки. В Единообразном торговом кодексе США[4] предусмотрен срок исковой давности по искам из нарушения договора продажи. Такой иск может быть предъявлен в течение четырех лет с момента возникновения основания для иска.

Если обратиться к нормам международного права, то 14 июня 1974 г. в г. Нью-Йорке была принята Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже[5], которая вступила в силу с 1 августа 1988 г. Статьей 8 Конвенции срок исковой давности установлен в четыре года.

Рассмотрим нормы российского гражданского законодательства, устанавливающие иные, чем трехгодичный, сроки исковой давности.

1. Пунктом 2 ст. 181 ГК РФ (Сроки исковой давности по недействительным сделкам) установлен годичный срок по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

2. Пунктом 3 ст. 657 ГК РФ (Права кредиторов при аренде предприятия) - кредитор, который не был уведомлен о передаче предприятия в аренду в порядке, предусмотренном п. 1 ст. 657 ГК РФ, может предъявить иск об удовлетворении требований, предусмотренных п. 2 данной статьи, в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о передаче предприятия в аренду.

3. пунктом 1 ст. 725 ГК РФ (Давность по искам о ненадлежащем качестве работы) - срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений определяется по правилам статьи 196 ГК РФ.

4. Пунктом 3 ст. 797 ГК РФ (Претензии и иски по перевозкам грузов) - срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.

5. Статья 966 ГК РФ (Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием) - иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, может быть предъявлен в течение двух лет.

6. Пунктом 1 ст. 408 Кодекса торгового мореплавания от 31 марта 1999 г.[6] (Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза) - к требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза, применяется годичный срок исковой давности.

Пункт 1 ст. 409 КТМ (Исковая давность по иным требованиям) - к требованиям, вытекающим из договора морской перевозки пассажира в заграничном сообщении, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ст. 197 КТМ, договора морского страхования, а также из столкновения судов и осуществления спасательных операций, применяется двухгодичный срок исковой давности.

Статья 410 КТМ (Исковая давность по требованиям возмещения ущерба от загрязнения с судов нефтью и ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ) - иски о возмещении ущерба от загрязнения с судов нефтью и ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ погашаются в течение трех лет со дня, когда потерпевший узнал или должен был узнать о причинении такого ущерба. Однако иски о возмещении ущерба от загрязнения с судов нефтью не могут быть предъявлены по истечении шести лет со дня инцидента, вызвавшего загрязнение с судов нефтью; иски о возмещении ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ - по истечении десяти лет со дня инцидента, вызвавшего такой ущерб.

7. Статья 164 Кодекса внутреннего водного транспорта от 7 февраля 2001 г. [7] (Сроки исковой давности) пунктом 3. ст. 164 КВВТ срок исковой давности устанавливается: по требованиям к перевозчику или буксировщику, возникающим в связи с осуществлением перевозок грузов или буксировки буксируемых объектов, - один год; по требованиям к перевозчику, возникающим в связи с осуществлением перевозок пассажиров и их багажа, - три года.

Пунктом 4 ст. 164 КВВТ предусматривается, что иски перевозчиков или буксировщиков к пассажирам, грузоотправителям, грузополучателям, отправителям буксируемых объектов и получателям буксируемых объектов, другим юридическим и физическим лицам, возникающие в связи с осуществлением перевозок грузов, пассажиров и их багажа, буксировки буксируемых объектов, могут быть предъявлены в течение одного года со дня наступления события, послужившего основанием предъявления таких исков.

Согласно п. 5 исследуемой статьи иски по требованиям, возникающим в связи со столкновением судов и осуществлением спасательной операции, могут быть предъявлены в течение двух лет.

8. статья 13 Федерального закона от 12 февраля 1999 г. "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"[8] (Срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным) - Срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным - один год с даты начала размещения ценных бумаг.

9. Статья 2 Федерального закона от 24 марта 1995 г. "О государственных долговых товарных обязательствах"[9] установлен десятилетний срок исковой давности по государственным долговым товарным обязательствам.

10. Статья 13 Федерального закона от 11 июня 2003 г. "О транспортно-экспедиционной деятельности"[10] (Исковая давность) - для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год. Указанный срок исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска.

11. Статьей 70 Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. "О введении в действие положения о простом и переводном векселе"[11] предусмотрен как общий, так и специальные сроки исковой давности. Исковые требования, вытекающие из переводного векселя против акцептанта, погашаются истечением трех лет со дня срока платежа.

Исковые требования векселедержателя против индоссантов и против векселедателя погашаются истечением одного года со дня протеста, совершенного в установленный срок, или со дня срока платежа, в случае оговорки об обороте без издержек.

Исковые требования индоссантов друг к другу и к векселедателю погашаются истечением шести месяцев, считая со дня, в который индоссант оплатил вексель, или со дня предъявления к нему иска.

Как видно, действующим российским гражданским законодательством, за редким исключением, предусмотрены сокращенные, по сравнению с общим, сроки исковой давности. И само число таких сроков довольно значительно.

В 2005 г. в ГК РФ были внесены изменения в части сокращения срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки с 10 до 3 лет. Причина таких изменений, как отмечалось в пояснительной записке к проекту федерального закона "О внесении дополнения в статью 181 Гражданского кодекса Российской Федерации", была вызвана ситуацией, сложившейся в области признания недействительными сделок, и в первую очередь сделок приватизации, в отношении которых действия по признанию недействительности в большей части носят политический характер, что, в свою очередь, и обусловило необходимость принятия мер к обеспечению хотя бы частичной защиты прав. Именно в качестве такой меры и предлагалось в первую очередь рассматривать уменьшение срока исковой давности по применению последствий недействительности ничтожной сделки, поскольку, как показала практика, именно большой срок давности позволяет использовать данный правовой механизм, призванный защищать права собственников имущества, как инструмент передела собственности и деприватизации в России, что являлось одним из самых серьезных факторов нестабильности отечественного рынка с точки зрения инвесторов.

Таким образом, последние изменения в ГК РФ свидетельствуют как раз о том, что такие сроки уменьшаются, тогда как по примеру других стран должны приниматься нормы, которые бы увеличили срок исковой давности по сравнению с общим трехгодичным сроком. Кроме того, нельзя не обратить внимание на то, что законодательством других стран установлены сроки исковой давности, превышающие (и значительно) сроки исковой давности, установленные в Российской Федерации.

В последнее время в юридической литературе появляются статьи, посвященные вопросам исковой давности. Причем высказываются и довольно радикальные точки зрения о необходимости отмены исковой давности. Так, Г. Лобанов пишет о том, что исковая давность как юридический институт противоречит требованиям Конституции РФ, а лицо, в отношении которого применена исковая давность, вправе обратиться в Конституционный Суд РФ с обращением о признании не соответствующим Конституции РФ ст. 197-207 ГК РФ, что не соответствует положениям ст. 46 Основного закона страны, гарантирующим гражданское право на судебную защиту[12]. По мнению ученого, именно в предложенном им подходе и будет на практике реализовываться государством так называемая "устойчивость правопорядка".

Представляется, что отмена исковой давности (особенно в настоящее время) ни в коем случае не приведет к устойчивости правопорядка. Как раз наоборот, приведет к его нарушению, так как с истечением времени утрачиваются доказательства, забываются существенные для дела обстоятельства. Исковая давность способствует укреплению дисциплины в гражданском обороте, так как стороны должны заботиться о своевременном осуществлении и защите своих прав. И. Б. Новицкий писал: "Введением института исковой давности вообще не имеется в виду кого-то наказывать, для кого-то создавать выгоды. Задача института исковой давности состоит в том, чтобы, не расшатывая правоотношений, не подрывая их прочности, вместе с тем устранить неопределенность правоотношений"[13].

Именно в таком ракурсе можно рассматривать те изменения, которые были внесены в ст. 181 ГК РФ, целью которых как раз и была защита законных интересов добросовестных лиц, а также содействие стабильности гражданского оборота.

1.3 Отличие срока исковой давности от иных гражданско-правовых сроков

Определение соотношения между исковой давностью и сроками осуществления гражданских прав является, пожалуй, наиболее значимым, так как именно эти сроки чаще всего смешиваются в теории и на практике. Данное обстоятельство, в свою очередь, вызвано различиями в понимании того критерия, который кладется в основу деления сроков на указанные виды.

В современной науке гражданского права выработано общее понятие «охрана гражданских прав»[14]. Так, принято различать охрану гражданских прав в широком и узком смыслах. В первом случае речь идет обо всех мерах, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, так и восстановление нарушенных или оспариваемых прав и интересов. Во втором случае под охраной гражданских прав понимаются лишь такие законодательно установленные меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских нарушенных или оспариваемых прав. Такие меры принято именовать защитой гражданских прав. Нельзя не согласиться с мнением А. П. Сергеева о том, что в общем виде право на защиту есть предоставленная управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права[15]. Думается, что право на защиту является самостоятельным субъективным правом, включающим, во-первых, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий (например, меры самозащиты, так называемые оперативные санкции и др.) и, во-вторых, возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Последняя может реализовываться как непосредственно в рамках отношений между управомоченным и обязанным без какого-либо постороннего властного вмешательства, так и с помощью принудительных предписаний компетентных органов (государственных или негосударственных), не имеющих какой-либо заинтересованности в результате, достигаемом с помощью защиты прав. Однако в научной литературе укоренилась традиция (сформировавшаяся еще в советский период), согласно которой осуществление мер защиты в виде требования от обязанного лица конкретного действия сводится исключительно к деятельности компетентного органа, наделенного полномочиями на принуждение.

Данное обстоятельство объясняет, в свою очередь, тот факт, что в рамках рассматриваемой классификации сроков фактически проводится противопоставление двух категорий материальных прав. К первой категории можно условно отнести такие права, которые напрямую связаны с возможностью управомоченного лица извлекать из определенного блага полезные свойства и поддерживать все необходимые для этого условия (например, путем заявления претензий по качеству в течение гарантийного срока). При этом взаимодействие осуществляется исключительно по схеме «управомоченный — обязанный». Ко второй категории относится собственно самостоятельное право на защиту, отождествляемое, по существу, с одной из возможностей своей реализации: мерами, применяемыми компетентными органами[16]. Представляется, что даже если отрицать за правом на защиту самостоятельность, то можно прийти примерно к такому же выводу: сроки осуществления опосредуют потребление полезных свойств блага, сроки же защиты направлены на обеспечение того же «потребления», но с помощью третьего субъекта — компетентного органа.

Однако если принять во внимание сказанное выше о понятии «защита прав» (право на защиту состоит из двух возможностей: собственных действий управомоченного и правомочия требования от обязанного определенного поведения, которое может реализоваться не только с помощью принуждения, исходящего от компетентного органа, но и в рамках отношений «управомоченный — обязанный»), то неизбежен следующий вывод. Традиционное разделение на сроки осуществления, которые объединяют сроки существования, пресекательные, гарантийные, претензионные, и сроки защиты (сроки исковой давности[17]), если не делать соответствующих оговорок и допущений, представляется несколько некорректным как по форме (с точки зрения названия), так и по содержанию. В самом деле, претензионный срок – это в чистом виде срок защиты права, как, впрочем, и срок для применения мер самозащиты. Подобное утверждение тем более верно, когда классификационное деление проводят согласно назначению срока в процессе правового регулирования.

Таким образом, проводя разграничение между сроками осуществления и сроками защиты, необходимо прежде всего учитывать всю условность разделения на эти виды сроков, которое, по существу, не в полной мере соответствует правовой природе опосредуемых указанными выше сроками прав.

Представляется, что в основе настоящей классификации лежит своеобразный комбинированный критерий: 1) учитывается, подлежат ли осуществляемые права охране в широком или в узком смысле (единство этого классификационного критерия не выдерживается для претензионных сроков, если их относить к срокам осуществления); 2) необходимо со стороны независимого субъекта внешнее принуждение для реализации права или нет (единство этого классификационного критерия опять же не выдерживается для претензионных сроков, если относить их к срокам защиты[18]).

Сроки существования опосредует нормальное развитие гражданских правоотношений, определяя временные рамки для использования субъективного права (например, права должника по кредитному договору, заключенному сроком на 5 лет)[19]. Своеобразной антитезой подобной конструкции служат бессрочные права (например, право собственности), возможность реализации которых не связана с какими-либо сроками. Причем управомоченное лицо в течение срока существования права вовсе не обязано реально его использовать, совершать определенные в законодательстве действия (все зависит сугубо от его усмотрения). Правовой результат, на достижение которого установлен срок существования права, достигается уже в силу самого установления этого срока[20]: в течение определенного периода лицу предоставлена возможность извлекать полезные свойства из соответствующего блага, однако указанная возможность в любом случаев прекращается с истечением срока, не подлежащего приостановлению, перерыву, восстановлению[21].

Исковая давность, напротив, опосредует «ненормальное» развитие гражданских правоотношений, возникающее из-за нарушения или оспаривания права. Для достижения правового эффекта, который опосредуется этим сроком, управомоченное лицо должно не только совершить определенные законом действия в установленный временной период, но и соблюсти порядок их осуществления.

Пресекательные сроки[22] в отличие от сроков существования права побуждают управомоченного к активной, «реальной» реализации своего права, так как в противном случае с его истечением фактически досрочно погашается субъективное гражданское право[23]. По существу, пресекательные сроки, являясь исключительными по своей природе, призваны содействовать нормальному функционированию гражданского оборота, что необходимо в целях сочетания частных и общественных интересов[24]. Специфичен характер и самой правовой «аномалии»: нарушение в развитии правоотношений возникает, во-первых, только в момент истечения пресекательного срока, что и влечет одномоментное и автоматическое досрочное прекращение права[25]; во-вторых, нарушение вызвано исключительно действиями, точнее бездействием, самого управомоченного, то есть отсутствует какое-либо внешнее неправомерное вмешательство[26].

Для исковой давности, напротив, специфична своеобразная временная протяженность нарушения во времени. К тому же возникшая невозможность осуществления права ни в коем случае не связана с действиями (бездействием) управомоченного. Однако основным и самым важным отличием исковой давности является то, что ее истечение не влечет прекращения материального права, а погашает лишь возможность его принудительного осуществления (так называемое право на иск в материальном смысле) с помощью властного предписания компетентного органа.

Установление гарантийных сроков[27] обусловлено тем, что пределы того или иного использования соответствующей продукции обусловлены технико-экономическими параметрами, в основу которых положены физические характеристики вещей. Поэтому гарантийный срок, по существу, является сроком для обнаружения недостатков в переданном товаре и предъявления соответствующих претензий продавцу (поставщику, изготовителю), который поручился за безотказную службу своего изделия[28]. Причем обязательным условием удовлетворения требования является его предъявление в течение гарантийного срока. Это обстоятельство роднит гарантийные сроки с исковой давностью. Гарантийный срок опосредует регулятивное правоотношение, то есть нормальное развитие взаимодействия между участниками оборота. С момента же предъявления требования регулятивное обязательство прекращается и возникает новое, вытекающее из нарушения прав кредитора (покупателя, заказчика) на соответствующее качество товара и безопасность его использования. Причем с момента предъявления гарантийного требования начинает течь давностный срок.

Претензионные сроки, являясь, по существу, сроками защиты (о чем говорилось выше), отличаются от исковой давности тем, что защита права осуществляется без обращения к компетентному органу в рамках непосредственного взаимодействия управомоченного и обязанного[29].

Необходимость сравнения между собой исковой давности и сроков исполнения обязанностей может показаться на первый взгляд надуманной. Однако она вызвана происшедшими за последние 1 2 лет изменениями в законодательном регулировании порядка применения исковой давности. Так, согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Аналогичное правило содержалось в п. 1 ст. 43 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Постановлением ВС СССР от 31.05.1991 г. №2211-1[30]. Напомним, что ст. 82 ГК РСФСР было предусмотрено противоположное правило: исковая давность должна была применяться судом, арбитражным судом или третейским судом независимо от заявления сторон. Другими словами, для стороны фактически была установлена обязанность заявлять об исковой давности, в противном случае она (обязанность) все равно восполнялась юрисдикционным органом.

Так, в наиболее общем виде обязанность можно определить как меру должного поведения, а право - как меру и степень возможного поведения[31]. Право и обязанность представляют собой половинки одного целого, так как в ряде случаев реализация права возможна только посредством совершения обязанным лицом соответствующих действий (либо воздержания от их совершения) в целях удовлетворения правомерных интересов управомоченного. Иными словами, срок исполнения обязанности устанавливается в том случае, когда он призван обеспечить нормальное использование кем-либо своего права[32].

Заявление о применении исковой давности нельзя рассматривать в качестве обязанности. В противном случае имел бы место дисбаланс интересов сторон, и нарушитель чужого права ставился бы в ничем не обусловленное более привилегированное положение[33].

Таким образом, действие исковой давности может рассматриваться сугубо через призму осуществления принадлежащих субъекту прав, но не исполнения обязанностей. Корреспондирующая этому праву обязанность возникает у юрисдикционного органа, если имеет место возбуждение гражданского дела и сделано соответствующее заявление.

Необходимость сопоставления исковой давности и приобретательной обусловлена тем, что они обе опосредуют такое явление, существующее в гражданском праве, как давность[34]. Этот институт, с помощью которого обеспечивается устойчивость, определенность гражданского оборота, основан на следующей презумпции: если какой-либо субъект е течение определенного времени не совершает необходимых действий по использованию принадлежащего ему блага, предполагается, что он потерял интерес к надлежащему осуществлению своих прав и обязанностей. Последнее означает утрату таким лицом определенных «преимуществ», которые признавались за ним государством и участниками гражданских правоотношений (например, погашение самого субъективного права, лишение судебной защиты т. п.)[35].

Однако этим сходство между исковой и приобретательной давностями исчерпывается, так как стабильность оборота достигается диаметрально противоположными способами, обусловливающими принципиально различный механизм действия указанных сроков. Так, приобретательная давность представляет собой первоначальный способ приобретения права собственности лицом, которое открыто добросовестно непрерывно владеет имуществом как своим собственным в течение 5 (если движимое) или 15 лет (если недвижимое) (ст. 234 ГК РФ)[36]. В течение срока приобретательной давности фактический владелец не только вправе извлекать полезные свойства из имущества и получать защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками, а также не имеющих прав на владение в силу иного предусмотренного законом или договором основания, но и обязан нести бремя содержания этого имущества и риск его случайного повреждения, гибели, несения ответственности за вредоносные свойства имущества. В какой-то степени приобретательная давность имеет своей целью обеспечение такого экономического оборота, в котором бы за любым имуществом осуществлялся надлежащий «надзор», что необходимо для предсказуемости гражданских правоотношений.

Напротив, исковая давность не связана с обеспечением надлежащего хозяйственного господства над имуществом, но имеет целью обеспечение условий для осуществления юрисдикционным органом надлежащей защиты нарушенного или оспариваемого права. В основе исковой давности лежит «застарелость доказательств». Другими словами, со временем становится все труднее установить фактические обстоятельства дела, потому что уничтожаются вещественные и письменные доказательства, искажаются события в памяти свидетелей и т. п[37]. «Устойчивый гражданский оборот предполагает конкретизацию объема прав и обязанностей участвующих... субъектов, а значит, скорейшее разрешение... споров по поводу гражданских прав»[38]. Длительное необращение за защитой свидетельствует о том, что лицо либо не заинтересовано в осуществлении своего права, либо не уверено в нем, потому в целях справедливости и общей устойчивости права устаревшее притязание должно со временем утратить такое свое качество, как возможность быть принудительно реализованным[39].

Принципиальным отличием приобретательной давности от исковой является то, что по истечении первой фактический владелец приобретает право собственности при погашении этого субъективного права на стороне бывшего собственника. При истечении исковой давности имеет место погашение возможности принудительной реализации права, но не его прекращение[40]. Причем никакого непосредственного возникновения нового права на стороне другого лица не происходит[41].

Установить специфические различия, существующие между исковой давностью и процессуальными сроками, не менее важно, чем определить место первой в системе гражданских сроков в целом. Результаты такого сравнительного анализа значимы не только при решении вопроса об отраслевой принадлежности исковой давности, но и при уяснении ее механизма действия.

Так, согласно ст. 107 ГПК РФ, ст. 113 АПК РФ процессуальные действия совершаются в сроки, установленные кодексом или иными федеральными законами, а в случаях, если не установлены, то они назначаются судом, арбитражным судом. Иными словами, процессуальные сроки — это периоды времени для совершения процессуальных действий. Все сроки в принципе можно разделить на два вида: 1) сроки, установленные законом для суда, арбитражного суда (например, срок подготовки, разбирательства дела, для совершения иных процессуальных действий), для лиц, участвующих в деле (например, сроки апелляционного, кассационного обжалования решений); 2) сроки, назначаемые судом, арбитражным судом для лиц, как участвующих в деле (например, срок для устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления искового заявления без движения), так и не участвующих (например, для сообщения лицом суду о невозможности представления истребуемых доказательств)[42].

Следовательно, возникновение и развитие процессуальных правоотношений осуществляется в результате процессуальных действий суда, арбитражного суда, участвующих в деле лиц и лиц, содействующих правосудию. Однако необходимым свойством правосудия является его своевременность, то есть осуществление в строго установленные процессуальные сроки[43].

Процессуальные сроки существуют только для процесса, текут, прерываются, приостанавливаются, восстанавливаются в нем и немыслимы вне его[44]. Как правильно отметил Д. М. Чечот, они призваны обеспечить быстроту судопроизводства (в идеале), дисциплинировать суд и участвующих лиц[45]. Процессуальные сроки являются необходимой составляющей процессуальной формы, представляющей собой такой нормативно установленный порядок осуществления процессуальных действий, который воплощает в себе систему гарантий доверия к суду, правосудию.

Исковая же давность в своем существовании прямо зависит от наличия у лица субъективного гражданского материального права или признания за ним охраняемых законом интересов и свобод. Конечно, применение этого института осуществляется при рассмотрения дела юрисдикционным органом, но данное обстоятельство не влияет на сам факт начала течения, истечения, перерыва, приостановления исковой давности. Так, согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается по общему правилу со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Другими словами, различие между исковой давностью и процессуальными сроками проявляется не только и не столько в плоскости источников, сколько в сфере их существования и характере действия. Исковая давность не зависит от процесса, так как является неотъемлемой составляющей реализации материального субъективного гражданского права.

Подводя итог, отметим, что провести однозначное разграничение между сроками невозможно, потому что в каждом виде в той или иной мере присутствуют одинаковые признаки. Поэтому при выяснении правовой природы различных категорий сроков важно акцентировать внимание не на второстепенных чертах, а на тех, которые определяют их существо.

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СРОКИ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ 2.1 Проблемы начала течения срока исковой давности

Определение начального момента течения срока исковой давности имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от этого зависит правильное исчисление срока, а следовательно, адекватная защита нарушенного права. По меткому выражению И. Е. Энгельмана, отвлеченное право на иск принадлежит всякому, имеющему известное право, но право осуществляется беспрепятственно; нет надобности, и нет возможности предъявить иск - право на иск не сделалось положительно существующим[46].

По общему правилу, изложенному в п. 1 ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Н. обратилась к мировому судье с иском к своему бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества, указав, что состояла с ответчиком в зарегистрированном браке, который расторгнут 01.11.2002. Однако, несмотря на это, они продолжают проживать совместно. Ссылаясь на то, что соглашения о добровольном разделе совместно нажитого имущества между нею и ответчиком не достигнуто, Н. просила разделить указанное имущество, выделив ей дачный участок площадью 8 соток с кирпичным домом, гаражом, погребом и баней, расположенный в районе АГЛОС, а ответчику машину ВАЗ-21099, 1997 года выпуска, и металлический гараж.

Решением мирового судьи судебного участка № 42 Промышленного района г. Самары от 04.02.2008 в иске отказано.

Определением Промышленного районного суда г. Самары от 14.02.2008 решение мирового судьи оставлено в силе.

Президиум Самарского областного суда апелляционное определение отменил, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья исходил из того, что земельный участок с находящимся на нем домом и другими строениями и металлический гараж не подлежат разделу, поскольку правоустанавливающих документов на указанное имущество не имеется. Также мировой судья сослался на истечение срока исковой давности для обращения Н. в суд. С такими выводами мирового судьи согласился и суд апелляционной инстанции.

Между тем в материалах дела имеется ксерокопия свидетельства на право собственности на спорный земельный участок на имя ее бывшего супруга, подлинник которого, по утверждению Н., находится у нее.

Кроме того, отсутствие правоустанавливающих документов не является достаточным основанием для исключения спорного имущества из состава имущества, подлежащего разделу.

Закон допускает раздел незаконченного строительства дома, если, учитывая степень его готовности, можно определить подлежащие выделу части с последующей технической возможностью доведения строительства дома до конца. При невозможности выдела доли в натуре из общего имущества суд присуждает одному из супругов денежную компенсацию.

Также суд не обсудил вопрос о возможности включения в раздел денежных средств, затраченных сторонами по делу на строительство дома и других строений на земельном участке, на приобретение гаража. Суд апелляционной инстанции данное противоречие не устранил.

Делая вывод об истечении срока исковой давности, мировой судья и суд апелляционной инстанции правильно руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 19 Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.98 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака", однако неправильно их истолковали.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.1998 № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака"[47] течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента прекращения брака, а со дня, когда разведенный супруг знал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество.

Мировой судья и суд апелляционной инстанции начало течения срока исковой давности связали с моментом прекращения брака, оставив без внимания и оценки доводы Н. о том, что, несмотря на расторжение брака в ноябре 2002 года, между нею и ответчиком сохранялись фактически семейные отношения до октября 2005 года. Именно с октября 2005 года ответчик стал препятствовать ей в пользовании спорным имуществом.

При таких обстоятельствах определение судьи апелляционной инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

Апелляционное определение суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд[48].

При рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. С учетом этого довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности (п. 13 Постановления от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18[49]).

Для обязательств с определенным сроком исполнения в соответствии с п. 2 ст. 200 ГК РФ исковая давность течет с момента окончания срока исполнения (со следующего за датой исполнения дня)[50].

В обязательственных правоотношениях, как правило, срок является существенным условием, и несоблюдение его означает ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства, нарушающее субъективное материальное право кредитора. О таком нарушении кредитору становится обычно известно в момент истечения срока исполнения обязательства. С этого момента и определяется начальный срок исковой давности.

Возможны обязательственные правоотношения, в которых одним из условий соглашения является обязанность должника не совершать определенное действие. Тогда нарушением права кредитора будет совершение должником запрещенного действия. С этого момента возникает право на иск, а значит, и должно быть определено начало течения срока давности. Таково, например, условие издательского договора, по которому автор обязуется в течение срока действия договора не выпускать в свет свое произведение без письменного на то согласия со стороны издательства, с которым заключен договор[51]. В случае нарушения указанного условия издательство имеет право расторгнуть договор и взыскать с автора понесенные от этого нарушения убытки. Конечно, при рассмотрении вопроса о начале течения срока давности по таким спорам суды учитывают факт, когда издательству стало известно и должно было быть известно о нарушении автором своей обязанности не передавать свое произведение другому издательству.

В обязательственных правоотношениях, где предусмотрены сроки исполнения обязанностей сторон, возможно в последующем изменение этих сроков по соглашению сторон. Такое изменение сроков исполнения обязанностей влияет на определение начального момента течения срока давности. Если срок исполнения удлиняется, переносится на более позднее время, чем это было предусмотрено первоначально в правоотношении, то соответственно отодвигается и начальный момент исчисления срока давности. Равным образом если изменяется первоначальный срок исполнения обязанностей в правоотношении в сторону его сокращения, то суд должен учитывать это важное обстоятельство при определении начального момента течения давностного срока[52].

Гражданским законодательством регулируется ряд обязательственных правоотношений, для которых характерно исполнение обязанностей сторонами по частям. Таковы обязательства из договора поставки, подряда на капитальное строительство, а также обязательства, возникающие вследствие причинения вреда здоровью или жизни гражданина, и др. Так, договор поставки заключается на год и на более продолжительные сроки. В течение года, например, поставка может производиться поквартально, а в пределах квартала - ежемесячно разными партиями. Расчеты за поставляемую продукцию (товары) производятся непосредственно между отправителями и получателями за каждую полученную партию продукции (товара).

При таком исполнении обязанностей по частям право требования может возникать в связи с неисполнением обязанности в отдельные частные сроки договора. Соответственно этому и сроки исковой давности применяются и исчисляются по конкретным требованиям отдельно. Начало течения срока давности определяется истечением внутригодового поквартального или помесячного срока поставки, если поставщик оказывается неисправным и допускает просрочку в поставке или вообще не поставляет обусловленную продукцию (товар) в договорные сроки[53].

Другое правило действует для обязательств, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования. В таком случае на основании ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ течение исковой давности начинается с того момента, когда кредитор предъявит должнику требование об исполнении обязанности. При этом, если должнику предоставляют льготный срок, давность исчисляется с момента окончания льготного срока.

Обычно определить момент нарушения по искам о защите прав собственности и других абсолютных прав нетрудно. Конечно, если собственник не знал о нарушении своего права из-за небрежности, бесхозяйственности или других неуважительных причин, то начало течения давностного срока определяется с того момента, когда он должен был узнать о нарушении своего права. Проблемы могут возникнуть, когда личность нарушителя неизвестна, например в случае кражи имущества. Время, затраченное на обнаружение нарушителя, засчитывается в срок исковой давности и, конечно, сокращает его. Однако факт неизвестности правонарушителя учитывается судом при истребовании имущества или возмещении ущерба и служит основанием для восстановления срока исковой давности в соответствии со ст. 205 ГК РФ (применительно к гражданам). Для юридических лиц в подобных ситуациях возможно предъявление иска в уголовном деле.

Специальные правила определения точки отсчета давностного срока введены уставами и кодексами, регулирующими перевозку грузов транспортными организациями.

По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. Так, по требованиям к предприятию - изготовителю недоброкачественного товара торговое предприятие вправе предъявить иск после возврата ему покупателем-гражданином купленного товара.

Специальное правило отсчета исковой давности определено и применительно к ничтожным сделкам.

Перемена лиц в обязательстве не изменяет срок исковой давности и порядок его исчисления. Правило ст. 201 ГК РФ применимо к обоим вариантам перемены лиц: и к уступке права требования (переходу прав требования кредитора к другому лицу), и к переводу долга (замена субъектов на стороне должника). Так, если срок исковой давности начал течь по конкретному праву требования до реорганизации юридического лица или при жизни наследодателя, то для правопреемников он продолжается.

2.2 Проблемы приостановления течения и перерыва срока исковой давности

Как в хозяйственной деятельности юридического лица, так и в жизни гражданина могут возникать обстоятельства, препятствующие предъявлению иска в защиту своих прав; важно, чтобы эти обстоятельства были объективны и были указаны в федеральном законе. Для таких случаев законодатель предусмотрел четыре основания приостановления срока исковой давности (ст. 202 ГК).

Во-первых, чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила). На основании ст. 3 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении"[54] к обстоятельствам, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю, относятся:

- попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

- чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ[55].

Вышеназванные обстоятельства могут иметь место в течение непродолжительного времени (кратковременно), но они могут носить разрушительный характер и повлечь утрату необходимых документов, иных материалов, необходимых для того, чтобы обосновать иск. Для восстановления указанных документов и материалов требуется тот или иной период времени. На весь этот период течение срока давности признается приостановленным.

Во-вторых, нахождение истца или ответчика в составе Вооруженных Сил РФ, переведенных на военное положение. Это не означает, что на военное положение должны быть переведены все Вооруженные Силы РФ: имеется в виду конкретное воинское подразделение, где находится истец или ответчик. Обычный призыв в ряды Вооруженных Сил РФ не приостанавливает течения срока давности.

В-третьих, установленная Правительством РФ отсрочка исполнения обязательств (мораторий). Мораторий может применяться в стране в связи с различными объективными, чрезвычайными обстоятельствами, вызванными как природными явлениями, так и общественными событиями, международным положением и др. Отсрочка исполнения обязательств может носить общий (по всем обязательствам и в стране в целом) или частный (по обязательствам определенного лица и применительно к отдельным категориям субъектов) характер. Так, в 80-е и 90-е гг. колхозам и совхозам, понесшим убытки в связи с неблагоприятными природными условиями, была предоставлена отсрочка в выплате задолженности по ссудам, полученным в Госбанке страны, сроком на 12 лет. Кроме того, низкорентабельным и убыточным колхозам и совхозам была предоставлена отсрочка еще на 10 лет, с погашением, начиная с 1991 г., ранее отсроченной и необеспеченной задолженности в общей сумме свыше 11 млрд. руб.

В-четвертых, приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение. Это новое, ранее не известное гражданскому законодательству основание. Примером может служить приостановление Верховным Советом РФ на 1993 г. действия п. 3 ст. 30 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. № 443-1 "О собственности в РСФСР" (далее - Закон о собственности)[56], в силу которого государство должно было возмещать ущерб собственнику, нанесенный преступлением. Со вступлением в силу действующего ГК РФ указанная статья вместе с Законом о собственности утратила сил

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Исковая давность". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1052

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>