Дипломная работа на тему "Институт доказательства в гражданском процессе"

ГлавнаяГосударство и право → Институт доказательства в гражданском процессе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Институт доказательства в гражданском процессе":


Содержание

Введение

Глава 1. Доказательства в гражданском судопроизводстве

1.1  Понятие доказательств

1.2  Относимость доказательств

1.3  Допустимость доказательств

1.4  Оценка доказательств

Глава 2. Классификация доказательств

2.1  Основания классификации доказательств в гражданском процессе

2.2    Классификация доказательств по способу формирования

2.3 Классификация доказательств по характеру связи с искомыми фактами

2.4 Классификация доказательств по источнику получения доказательства

2.5 Классификация доказательств по иным основаниям

Глава 3. С редства судебного доказывания

3.1    Объяснения сторон и третьих лиц как средства доказывания

3.2    Показания свидетелей

3.3    Письменные доказательства

3.4    Вещественные доказательства

3.5    Заключение эксперта (экспертов)

3.6    Аудио- и видеозаписи

Заключение

Список использованных источников


Введение

Известно, что основой всякого общества является хозяйственная деятельность, которая регулируется гражданским законодательством. Но при ведении хозяйственной деятельности возникают споры, которые решаются в суде, где действует гражданско–процессуальное законодательство.

Задачей гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Для того чтобы осуществить такую защиту, суд в каждом отдельном случае должен установить, существует ли на самом деле то право, о защите которого просит истец; лежит ли на ответчике соответствующая обязанность; в чем именно она заключается, т.е. выяснить спорные правоотношения. При этом, как отмечал известный российский юрист Евгений Владимирович Васьковский, суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование только на том основании, что считает истца честным человеком, неспособным предъявить неправовое требование, и точно также не может отказать в иске руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают, в виду его нравственных качеств, полного доверия[1]. Суд может вынести решение только на основании тех фактов, которые были доказаны в судебном процессе, т.е. были установлены в судебном заседании с помощью судебных доказательств.

Несмотря на то, что данное высказывание было сделано в конце XIX начале XX веков, оно актуально и по сей день. В соответствии с действующим гражданским процессуальным законодательством «каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений…»(ч.1 ст. 56 ГПК РФ). Истец, ответчик, а также иные лица, участвующие в деле, должны не просто требовать от суда удовлетворить иск либо отказать в его удовлетворении. Каждый из них должен не «голословно утверждать», а доказывать свою правоту с помощью определенных доказательств – средств доказывания, исчерпывающий перечень которых дан в статье 55 ГПК РФ.

Доказательства используются судом для установления фактических обстоятельств дела.

Для того чтобы решение суда было законным и обоснованным, оно должно быть основано лишь на тех доказательствах, которые были получены в соответствии с процессуальным законом и исследованы в судебном заседании.

Целью данной работы является раскрытие понятия судебных доказательств, их классификация, анализ применяемых в гражданском судопроизводстве средств доказывания.

Выпускная квалификационная работа состоит из трех глав. Первая глава посвящена раскрытию понятия и признаков судебного доказательства, оценке судебных доказательств. Во второй главе описаны наиболее часто используемые в юридической литературе основания для классификации судебных доказательств. Третья глава содержит анализ применяемых в гражданском судопроизводстве средств доказывания.

При написании работы использовалось действующее законодательство Российской Федерации, литература по гражданскому праву и процессу, специальные литературные источники, относящиеся к определенным разделам теории доказывания и других наук, достижения которых используются при доказывании в ходе гражданского судопроизводства.


Глава 1. Доказательства в гражданском судопроизводстве

1.1 Понятие доказательств

Суд призван охранять права граждан, организаций, учреждений и др. субъектов. Однако прежде чем осуществить охрану права, суду необходимо установить, принадлежит ли истцу то право, которое он себе приписывает, нарушено ли это право ответчиком.

Для того чтобы сделать вывод о наличии прав и обязанностей суду необходимо установить фактические обстоятельства дела. Такие обстоятельства устанавливаются с помощью средств доказывания – доказательств, которые представляют не что иное, как источник, из которого суд получает необходимые сведения о юридических фактах, имеющих существенное значение для решения спора о гражданском праве.

В зависимости от объекта (предмета) доказывания и его условий выделяют доказательства судебные и логические.

В логике под доказыванием (доказательством) понимают установление истинности одного суждения с помощью других, уже известных положений, суждений, принимаемых за истинные. При этом понятия доказывание и доказательство употребляются как тождественные.

Известный русский ученый-процессуалист XIX в. К. Малышев, различая понятия доказательства в логическом и в техническом смысле, писал: «доказательством в обширном смысле, или доводом, называется все, что убеждает наш ум в истинности или ложности какого-нибудь факта или положения. В этом смысле понятие о доказательстве принадлежит к области логики. В техническом смысле, судебными доказательствами называются законные основания для убеждения суда в существовании или несуществовании спорных юридических фактов»[2].

Ю.С. Гамбаров также отделял юридическое понятия судебного доказательства от доказательства в логическом смысле, различая понятие доказательства в широком и в тесном юридическом смысле. К доказательствам в широком (общем) смысле он относил логические доказательства, т.е. установление истины, через соответствие между утверждением и действительностью. В тесном юридическом смысле доказательство только то, что служит для убеждения судьи в истинности утверждений сторон.

Д. Азаревич доказательствами в логическом смысле считал «средства, через которые разум доходит до открытия истины». В судебном же процессе «доказательствами являются те средства, которые способны убедить судью в правоте учреждения данных спорных фактов»[3].

В логическом доказательстве различают определенную структуру, знание которой позволяет отличать судебные доказательства от логических. То, что подлежит доказыванию в логическом доказательстве называют тезисом. Тезис есть суждение, истинность или ложность которого выясняется при помощи других суждений, называемых аргументами. Способ доказывания, т.е. переход от аргументов к доказанности тезиса называется демонстрацией. Таким образом логическое доказывание есть оперирование мыслями, суждениями.

В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов реальности (действий или бездействия людей, событий) с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Поэтому доказательства в гражданском и арбитражном процессах рассматриваются как средство получения судом верного знания о фактах, имеющих значение по делу.

В советской юридической литературе существовали различные определения судебного доказательства:

Академик А.Я. Вышинский считал, что, с точки зрения самого процесса доказывания, судебные доказательства тождественны с обычными доказательствами, какими могут быть любые факты, события, явления, вещи. При этом эти обычные доказательства становятся судебными лишь постольку, поскольку они вступают в орбиту судебного процесса, становятся средством для установления интересующих суд и следствие обстоятельств, для решения интересующих суд и следствие вопросов.

Профессор Чельцов-Бебутов связывал определение доказательства с процессом доказывания и с логической деятельностью судьи при разбирательстве и разрешении дела. По его мнению, «для убеждения в существовании каких-нибудь неизвестных обстоятельств могут служить только другие достоверные обстоятельства, стоящие в такой связи с неизвестными, что из наличия первых вытекает действительность вторых. Когда отдельные факты находятся в такой связи между собою, говорят, что один из них является доказательством второго, первый доказывает существование второго. Факт, подлежащий установлению, называется предметом доказательства; факты, из которых выводится существование доказываемого факта, носят название доказательственных фактов, или доказательств. Та мыслительная деятельность, которая направлена на доказывание, не есть особенность судебной работы, и учение о доказательствах не является юридическим». Профессор К.С. Юдельсон судебными доказательствами называл любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражение сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного решения дел[4].

С.Н. Абрамов рассматривает в качестве судебных доказательств в советском гражданском процессе предусмотренные законом средства установления объективной истинности наличия или отсутствия юридических фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами.

Наиболее полным и отвечающим современному уровню развития науки гражданского процесса является определение, которое дал М.К. Треушников: «Судебными доказательствами являются сведения о фактах, обладающие свойством относимости, способные прямо или косвенно подтвердить имеющие значение для правильного разрешении судебного дела факты, выраженные в предусмотренной законом процессуальной форме, полученные и исследованные в строго установленном процессуальным законом порядке»[5].

В соответствии с п. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч.2 ст. 55 ГПК РФ).

Судебные доказательства, с помощью которых достигаются точные знания суда о существовании фактов, относятся к числу материализованных явлений, перечисленных в законе, доступных непосредственному восприятию суда.

В отличии от логических доказательств, судебные должны заключать в себе информацию (сведения) о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (ч.1 ст. 55 ГПК РФ).

В юридической литературе проблема сущности судебных доказательств является дискуссионной.

В юридической литературе некоторые авторы (Курылев С.В., Фаткулин Ф.Н. и др.) рассматривали судебные доказательства, как известные факты, с помощью которых возможно установление неизвестных искомых фактов. Представители данного направления не выделяли в своих определениях средства установления известных фактов, а говорили лишь об источниках и законных способах получения доказательств.

Такие взгляды вызывали возражения, поскольку вели к отрыву содержания доказательств от их процессуальной формы, без которой судебное доказательство не может быть вовлечено в процесс.

Представители другого направления (М.С. Строгович, М.Д. Чечот, А.К. Сергун) рассматривали судебные доказательства как явления, имеющие двойственную природу. Доказательства рассматривались ими, во-первых, как доказательственные факты, а, во-вторых, как источники доказательств.

Сторонники «двойственного» понимания доказательств стремились преодолеть одностороннее определение доказательств либо только как процессуальных средств доказывания, либо только как известных фактов, фактических данных. Так, авторы, разделяющие эту позицию, дают следующее определение судебным доказательствам: "Судебными доказательствами являются все фактические данные (факты, сведения о фактах), а также средства доказывания, которые в предусмотренных законом процессуальных формах используются в суде для всестороннего и полного исследования обстоятельств и вынесения законного справедливого решения"[6].

Следует согласиться с тем, что в процессуальном законодательстве термин "доказательство" наделяется различным содержанием в зависимости от контекста и ситуации. Так, с одной стороны, в словосочетании "доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах" (ч.1 ст. 55 ГПК РФ) доказательством называется их информационное, логическое содержание. С другой стороны, в словосочетаниях "письменные доказательства", "вещественные доказательства" и др. слово «доказательство» используется как процессуальная форма, из которой извлекается фактическая информация в виде суждений.

Однако при этом двоякое употребление термина "доказательство" в тексте закона, а также в судебной практике вовсе не означает, что судебное доказательство по своей сущности является двойственным понятием. Просто одним словом "доказательство" обозначаются две различные стороны правовой категории "судебные доказательства". Поэтому представляется разумным, и наиболее правильным говорить не о двойственности, а о двуединстве понятия «доказательство», в котором взаимосвязаны фактические данные и средства доказывания как содержание и процессуальная форма.

Судебные доказательства являются таковыми лишь при одновременном наличии 3-х условий, свойств, характеристик:

1)  содержания, т.е. информации об искомых фактах (юридических, доказательственных), обладающей свойством относимости,

2)  процессуальной формы,

3)  определенного процессуального порядка получения и исследования доказательственной информации.

Все эти три признака характеризуют правовую природу судебных доказательств, т.е. здесь на лицо действие одного из законов диалектического развития, когда количественные изменения с неизбежностью влекут качественные преобразования. Доказательство, лишенное его познавательного содержания, либо лишенное процессуальной формы, вовлеченное в процесс судебного познания с нарушением процессуального порядка, перестает быть таковым.

Идеи о судебных доказательствах как единстве фактических данных, выраженных в предусмотренной законом процессуальной форме, высказаны в работах многих авторов. Так, Сахнова Т.В. считает, что «понимание судебного доказательства как диалектического единства содержания и формы соответствуют смыслу процессуального закона». Эта концепция, по её мнению, получала всеобщее признание, нашла отражение в современных учебниках и не нуждается в дополнительных аргументах[7].

В.В. Молчанов полагал, что в исследованиях судебных доказательств на основе философской теории отражения нашел убедительные подтверждение вывод о том, что доказательства являются средствами установления фактических обстоятельств дела. Сведения о фактах могут быть использованы в процессе установления истины по делу вследствие того, что воспроизводят факты реальной действительности, являются их отрицанием. Процессуальная форма доказательств выступает в качестве гарантии достоверности получаемых сведений[8].

Кроме дополнительной аргументации взглядов на доказательства как единое понятие, Молчанов весьма убедительно рассмотрел функции доказательств в структуре судебного доказывания. Так, доказательства, по мнению этого автора, выполняют в судебном доказывании три функции:

1.  Функция накопления информации. Доказательства выступают как средства организации действий по доказыванию, занимая в структуре доказывания промежуточное место между целью и результатами познавательной деятельности.

2.  Отражательно – информационная функция, в соответствии с которой сведения о фактах (информация) могут быть использованы в процессе для достижения истины по делу вследствие того, что воспроизводят факты реальной действительности, являются их отражением.

3.  Удостоверительная функция (функция обоснования выводов суда в решении). Судебные доказательства выступают в гражданском процессе не только как средства получения знания, но и являются после оценки доказательств аргументами обоснования конечных выводов суда в решении (судебном акте)[9].

Профессор Треушников М.К., соглашаясь с суждениями В.В. Молчанова, добавляет к его аргументам то, что доказательства, используемые в процессе как средства получения знания, т.е. когда они выполняют функции отражательно-информационную иногда называют "предварительными" доказательствами. При этом слово "предварительное" доказательство означает то, что доказательство как таковое было вовлечено в процесс познания, но на определенном этапе исследовательского пути отвергнуто судом, например, в результате оценки доказательство признано не имеющим отношение к делу (ст. 59 ГПК РФ).

Доказательства, когда они выполняют функцию удостоверительную, иногда называют "окончательными" доказательствами. Этим словом желают подчеркнуть, что доказательство принято судом в результате его оценки в качестве логического аргумента обоснования существования (или несуществования) юридического или иного факта, имеющего значение для конечных выводов суда, высказанных в акте правосудия[10].

1.2 Относимость доказательств

Объем доказательственного материала по гражданскому делу определяются с учетом действия правил относимости (ст. 59 ГПК РФ) и допустимости (ст. 60 ГПК РФ) судебных доказательств. Из всех представляемых участвующими в деле лицами доказательств суд должен отобрать для дальнейшего исследования обоснования мотивов решения только те из них, которые имеют связь с фактами, подлежащими установлению.

Полнота судебного познания фактических обстоятельств по делу предполагает с одной стороны, привлечение всех необходимых доказательств и с другой - исключение излишних, загромождающих процесс фактических данных.

Относимость доказательств - мера, определяющая вовлечение в гражданский процесс по конкретному делу только нужных и достаточных средств доказывания[11].

Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Относимым по гражданскому делу будет считаться доказательство, которое способно являться логической посылкой в суждении суда, подтверждающей или опровергающей существование искомых фактов.

Под относимостью доказательств понимается возможность суда допустить в процесс и исследовать только те доказательства, которые относятся к данному делу, т.е. могут подтвердить или опровергнуть те обстоятельства дела, на которые ссылаются стороны и другие лица, участвующие в деле. Доказательство, которое не относится к делу, должно быть исключено из рассмотрения. Относимость доказательств говорит о наличии объективной связи между содержанием судебных доказательств (сведениями, содержащимися в средствах доказывания) и самими фактами, являющимися объектами судебного познания. Наличие такой объективной связи позволяет восстанавливать на основе доказательств фактическую картину исследуемого события. Норма об относимости доказательств в гражданском процессе определяет относимость не как признак доказательств и не как условие допущения, а как правило поведения суда, всех участвующих в деле лиц в процессе судебного доказывания, как руководство к совершению процессуальных действий по собиранию, исследовании и оценке доказательств (ст. 59 ГПК РФ). Главным адресатом норм ст. 59 ГПК является суд, т.к. стороны и другие заинтересованные лица, представляя доказательства, могут ошибаться в оценке их относимости к делу[12]. Суд же в соответствии с правилом относимости обязан регулировать процесс представления, истребования, исследования и оценки доказательств в направлении отбора необходимого и достаточного доказательственного материала для обоснования судебного решения.

Закон не перечисляет и не указывает полного круга относимых к тому или иному делу доказательств. Поэтому относимость доказательств по конкретному делу определятся путем оценочных суждений суда, формируемым на объективной основе.

На практике решение вопроса относимости доказательств распадается на 2 взаимосвязанных этапа:

1)  для решения вопроса относимости доказательства требуется первоначально правильно определить относимость к делу фактов, для установления которых привлекаются доказательства;

2)  путем логического анализа следует решить, может ли представляемое или истребуемое судебное доказательство по содержанию подтвердить или опровергнуть относимые к делу факты.

В первую очередь относимость доказательств определяется относимостью к делу фактов, для установления которых и привлекаются доказательства.

Ошибка суда в определении круга относимых по делу фактов, т.е. объективной основы, может привести к неверному решению вопроса относимости доказательств. Это выражается в том, что по делу собираются либо ненужные доказательства, либо не истребуются действительно необходимые. На важность выполнения судами требования закона об относительности доказательств при разрешении конкретных дел неоднократно указывалось в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003г. №23 "О судебном решении" говорится о том, что «решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости …»[13].

Относимость к гражданскому делу судебных доказательств определяется четырьмя группами имеющих значение для дела обстоятельств:

1)  фактами предмета доказывания,

2)  доказательственными фактами,

3)  фактами, дающими суду основание для вынесения частного определения по делу, которые сопутствуют фактам предмета доказывания и доказательственным фактам,

4)  фактами, имеющими лишь процессуальное значение, влияющими на приостановление, прекращение производства по делу и оставление иска без рассмотрения.

Как правило, нормы материального и процессуального права не содержат рекомендаций, касающихся относимости доказательств по конкретным делам. Поэтому из норм материального права суд устанавливает не объем относимых доказательств, а круг относящихся к делу юридических фактов, т.е. предмет доказывания. В зависимости от спорного правоотношения один и тот же факт по одному гражданскому делу может обладать свойством относительности и соответственно требовать доказывания с помощью относимых доказательств. По другому, на первый взгляд, аналогичному спору этот факт не является относимым и не влечет его доказывания. Так, при разрешении споров о взыскании алиментов с детей на родителей (ч. 1 ст. 87 Семейного Кодекса РФ) требуется выяснение фактов материального положения как истца, так и ответчика и, соответственно, исследование доказательств, подтверждающих эти факты. И, наоборот, при разрешении споров о взыскании алиментов с родителей на детей (ч. 1 ст. 80 Семейного Кодекса РФ) факты материального положения взыскателя значения не имеют и доказательства, представленные в обоснование этих фактов, судом не принимаются как не имеющие отношение к делу.

Особую трудность в судебной практике вызывает правильное определение круга относимых фактов и доказательств при разрешении споров, вытекающих из правоотношений, урегулированных нормами материального права с относительно определенной гипотезой и диспозицией ("ситуационные" нормы), когда суд должен учитывать обстоятельства дела и сам призван оценивать те или иные факты с точки зрения их правовой значимости. Говоря о "доказательственных фактах", надо помнить, что закон не упоминает данное понятие, оно является достижением теории гражданского и уголовного процессуального права. Так, под доказательственными понимаются факты, связанные с искомыми юридическими фактами или иными обстоятельствами по гражданскому делу, которые в случае их доказанности с помощью судебных доказательств позволяют сделать логический вывод о существовании или отсутствии фактов предмета доказывания либо иных обстоятельств, имеющих значение по делу. Сами по себе такие факты не влияют на юридическую квалификацию правоотношения, не входят в предмет доказывания. Однако их выяснение необходимо в процессе установления истины, проверки достоверности содержания отдельных доказательств. Сведения о доказательственных фактах, полученных с помощью предусмотренных в законе средств доказывания, являются судебными доказательствами.

Кроме фактов материально-правового значения, доказательственных фактов на относимость доказательств влияют факты, являющиеся основанными на совершении определенных процессуальных действий: по отказу в принятии заявления или возбуждении дела, прекращению производства по делу или оставлению иска без рассмотрения, приостановлению производства по делу и т.д. Для совершения перечисленных процессуальных действий нужны определенные фактические основания.

Так, фактические основание отказа в принятии заявления, прекращения производства по делу, оставления иска без рассмотрения, приостановления производства по делу точно указаны в законе (статьи 133, 220, 222, 215,216 ГПК РФ). Обстоятельства же, необходимые, например, для отсрочки исполнения решения указаны в законе в обобщающей форме (ст. 203 ГПК РФ).

Вопросы относимости судебных доказательств решаются судом в стадии возбуждения гражданского дела, а также во время подготовки дела к судебному разбирательству и в ходе разбирательства.

Нередки случаи, когда те или иные судебные доказательства, относящиеся к делу "не доживают" до судебного разбирательства, либо их существованию угрожает реальное исчезновение, сокрытие, истребление. Дабы не допустить воплощение в жизнь вышеобозначенной ситуации и способствовать всестороннему и полному выяснению фактических обстоятельств в суде законодатель предусмотрел такой правовой институт как обеспечение относимых доказательств, который также имеет направленность гарантировать защиту интересов одной из сторон.

Обеспечением доказательств называется оперативное закрепление в установленном гражданским процессуальным законом порядке сведений о фактах, совершаемое судьей, нотариусом или консульским учреждением России за границей, с целью использования их в качестве доказательств при рассмотрении и разрешении гражданских дел в суде. Лица, участвующие в деле, имеющие основания опасаться, что представление необходимых для них доказательств окажется впоследствии невозможным или затруднительным, могут просить суд об обеспечении этих доказательств (ст. 64 ГПК РФ).

Потребность в обеспечении относимых к делу доказательств возникает, например, когда в качестве вещественных доказательств используется скоропортящиеся продукты, теряющие вид и свойства, когда свидетель уезжает в длительную командировку или другую страну, когда состояние здоровья того или иного лица, чьи показания важны по делу, вызывает опасения у врачей и др.

В суде действия по обеспечению доказательств совершаются лишь после возбуждения дела, в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в стадии судебного разбирательства. До возбуждения производства по делу в суде обеспечение доказательств осуществляется нотариусом (п. 18 ст. 35 Основ законодательства о нотариате от 11.02.93.г.).

В заявлении об обеспечении доказательств должны быть указаны содержание рассматриваемого дела; сведения о сторонах и месте их проживания или месте их нахождения; доказательства, которые необходимо обеспечить; обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства; причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об обеспечении доказательств (ст. 65 ГПК РФ).

Обеспечение может производиться судом, в котором рассматривается гражданское дело или в районе деятельности которого должны быть произведены процессуальные действия по обеспечению доказательств.

Доказательства обеспечиваются путем допроса свидетелей, осмотра письменных и вещественных доказательств, назначении экспертизы, совершения других действий, направленных на закрепление и сохранение фактических данных с целью использования их в качестве доказательств при рассмотрении дела в суде.

Протоколы и иные документы, составленные в процессе обеспечения доказательств, используются при рассмотрении дела в качестве производных письменных доказательств, заменяя собой первоначальные, если сами первоначальные нельзя добыть и непосредственно исследовать в суде.

Совершение процессуальных действий по обеспечению доказательств не предрешает вопроса об их относимости: суд может при рассмотрении дела по существу и при оценке доказательств признать их не относящимися к делу.


1.3 Допустимость доказательств

доказательство судебное

Если правило относимости доказательств полностью соответствует законам логики в процессе производства по делу, правило же допустимости вступает в противоречие с логическим мышлением как таковым с логикой закона. Для нашего мышления нет недопустимых доказательств, так как мы охотно оперируем любым фактом, подтверждающим доказываемое. В том случае, если доказательство по своему содержанию противоречит, например, нравственным устоям или правилам морали, либо обличено в нелицеприятную форму, то оно все равно для нашего рассудка не перестает быть доказательством.

В ином свете решается вопрос законодателем: в процессе судебного доказывания имеет место установление неизвестных фактов, имеющих правовое значение, с помощью не любых видов судебных доказательств, предусмотренных в законе, а заранее предписанных нормами права средств доказывания. Непоследовательность законодателя, нарушение логического построения процессуального законодательства (имеется ввиду содержательный, а не технический аспект) в том, что целью судебного разбирательства является установление истины, а недопустимость к ее установлению тех или иных доказательств существенно затрудняет ее установление. Таким образом, доказательство, не соответствующее правилам допустимости, в юридическом плане перестает считаться и называться доказательством.

Правила допустимости доказательств возникли в русском дореволюционном гражданском судопроизводстве как результат усиленного проникновения в процесс письменных доказательств. Нормы о допустимости доказательств в процессе обладали свойством всеобщности, так как распространялись на все категории разрешаемых дел. Допустимость доказательств можно было расценивать как принцип гражданского процесса.

В советском гражданском судопроизводстве нормы права, устанавливающие ограничения в использовании доказательств (допустимость доказательств), утратили свойство всеобщности, характерное для любого принципа процесса, свойство основного положения права.

Правило допустимости доказательств применяется по отдельным делам, чаще всего связанным с применением норм гражданского права, регулирующих различного вида сделки. Так. А.Ф. Клейнман подчеркивал, что разрешение вопроса о допустимости тех или иных доказательств связано установленными законом формами сделок и последствиями несоблюдения требуемой законом формы[14].

Норма права, предусмотренная ст. 60 ГПК РФ: "Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами", - несет абстрактный характер. Конкретизация и соответственно применения вышеуказанного положения возможно только посредством соединения с той или иной нормой права, регулирующей правоотношения, подлежащие судебному познанию.

Допустимость доказательств как правовой феномен является объектом пристального внимания ученых различных отраслей права на протяжении длительного периода времени. Общность в оценках допустимости доказательств исследователей представителей и гражданской, и уголовно-процессуальной науки состоит в том, что допустимость оценивается как строго формальное понятие означающее соответствие источника фактических данных, и облекающей его процессуальной формы, требованиям закона. Но на этом сходство и заканчивается. В трактовке "уголовных" процессуалистов допустимость рассматривается как результат соблюдения всех норм уголовного процессуального закона при проведении следствия и судебного разбирательства по уголовному делу, т.е. правила допустимости содержаться исключительно в арсенале уголовно-процессуального права.

Учение о допустимости доказательств в гражданском процессе связывается с ориентацией на материальное право с исследованием взаимодействия материальности и, прежде всего, гражданского права, на процессуальное право и его нормы. В гражданском процессе доказательства допускаются или исключаются из процесса судебного познания в силу разрешений или запретов, содержащихся, как правило, в материальном праве. Вопрос о содержании норм, устанавливающих правила допустимости доказательств, в юридической литературе является спорным. Одни авторы считают, что допустимость доказательств распространяется только на свидетельские показания (например, К.С. Юдельсон), другие полагают, что эти правила распространяются на все доказательства.

Первоначально считалось, что правила допустимости действуют только случае установления фактов об условиях сделок (А.Ф. Клейман, К.С. Юдельсон). В 60-е годы возникла точка зрения, приведшая существующие взгляды к общему знаменателю: правила допустимости применяются при установлении фактов, характеризующих не только сделки, но и лежащих в основе других правоотношений.

Содержание норм о допустимости доказательств наиболее полно раскрыто А.Г. Калпиным. По его мнению, допустимость доказательств слагается из трех требований[15]:

1)  использование для установления истины лишь предусмотренных средств доказывания,

2)  допустимость из числа предусмотренных процессуальным законом любых средств доказывания, кроме свидетельских показаний,

3)  допустимость лишь письменных доказательств определенного содержания и формы, устранение всех других средств доказывания, также письменных доказательств иного содержания и формы.

По ряду категорий дел, таких как: о возмещении вреда в связи с повреждением здоровья, при разрешении спора о переводе на другую работу по состоянию здоровья, о признании лица недееспособным или признании выздоровевшего лица дееспособным суду приходится устанавливать юридические факты с помощью предписанных в законе средств доказывания, но без исключения других доказательств.

Например, при установлении психического состояния, лица в случае предъявления заявления о признании его недееспособным обязательно назначается судебно-психиатрическая экспертиза. На это средство доказывания содержится прямое предписание в ст. 283 ГПК РФ.

Во всех случаях при рассмотрении дел, связанных с правом на воспитание детей, необходимо получение от органов опеки и попечительства составленных в установленном порядке актов обследования условии жизни лиц претендующих на воспитание ребенка. Если иск о возмещении вреда связан с увечьем или иным повреждением здоровья, причиненного лицом, не являющимся работодателем потерпевшего, то суд обязан затребовать заключение судебно-медицинской экспертизы в подтверждение факта утраты потерпевшим трудоспособности, поскольку установление этого факта входит только в ее компетенцию. Другим средством доказывания, например, заключение ВТЭК заменить это заключение нельзя. Правило допустимости доказательств, установленное приведенными в качестве примеров нормами, имеет иное содержание, по сравнению с установлением фактов, характеризующих сделки, и означает, что без доказательств, предписанных законом, по делу обойтись нельзя, их нельзя заменить другими доказательствами, но при этом для подтверждения или опровержения факта можно использовать дополнительно другие средства доказывания, если этого требуют конкретные обстоятельства дела.

Такие правила в юридической литературе получили название «позитивных». Адресатом «позитивных» правил допустимости доказательств является суд.

«Позитивные» правила допустимости необходимо отличать от правил допустимости с «негативным», т.е. исключающим, характером содержания, которые, как правило, связаны с формами сделок. Нормы права, закрепляющие формы сделок и последствия их нарушения, адресованы участникам материально-правовых отношений, сторонам.

В зависимости от последствий нарушения письменной формы все сделки делятся на 2 группы:

1)  сделки, для которых законом установлена простая письменная форма, нарушение которой влечет последствия в виде лишения стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания,

2)  сделки, для которых установлена простая или нотариальная форма сделок, а также их регистрация, когда нарушение формы влечет недействительность сделки.

При изучении литературы можно встретить две точки зрения, высказанные различными авторами относительно того, охватывают ли правила допустимости доказательств обе группы сделок или только первую группу. Представляется правильной позиция профессора Треушникова М.К., считающего, что под действие допустимости доказательств подпадают случаи доказывания фактов сделок как первой, так и второй группы, т.е. сделок, для которых установлены как санкция в виде запрещения ссылаться на свидетельские показания, гак и санкция в виде недействительности сделок[16]. Более красноречивыми и убедительным свидетелем правоты этой позиции выступает, пожалуй, официальная судебная практика. Так, в Постановлении Пленума ВС СССР от 31 марта 1978 г. "О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)" с изменениями от 12 мая 1988 г. и от 30 ноября 1990 г. указано: «Следует иметь в виду, что если принадлежность истцу имущества может быть подтверждена лишь определенными средствами доказывания, суд должен принимать во внимание только допустимые средства доказывания. В частности, не могут быть подтверждены свидетельскими показаниями обстоятельства приобретения имущества с нарушением требований ст. ст. 162, 380, 808 ГК РФ…»[17].

Сделка в письменной форме совершается путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицами, совершившими сделку или их представителями. Многосторонние сделки могут совершаться и другими способами - путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телефонной, электронной и др. связи, позволяющими достоверно установить принадлежность документа контрагенту. Письменная форма считается также соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято лицом, получившим оферту, путем совершения в срок, указанный для ее акцепта, действий по выполнению условий договора, указанных в оферте (статьи 160, 434,438 ГК РФ).

Законом или соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования к форме сделки и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, стороны лишаются права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (п. 3 ч. 1 ст. 160 и ч. 1 ст. 162 ГК РФ).

Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (ч. 2 ст. 60 ГК РФ).

В простой письменной форме должны совершаться:

1)  сделки юридических лиц между собой и с гражданами,

2)  сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом - независимо от суммы сделки (ч. 1 ст. 161 ГК РФ).

Ст. 162 ГК РФ установлены два последствия нарушения простой письменной формы сделки:

1)  запрет в подтверждение сделки и ее условий ссылаться на свидетельские показания.

2)  недействительность сделки.

Нотариальное удостоверение письменных сделок обязательно:

1)  в случаях, указанных в законе,

2)  в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида нотариальная форма не требовалась (ст. 163 ГК РФ)

Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет за собой не только запрет ссылаться на доказательства, не соответствующие форме сделки, но и ничтожность сделки (ч. 1 ст. 165 ГК РФ). Но закон содержит исключение из этого общего правила (ч.2 ст. 165 ГК РФ). Если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. Здесь судебное признание заменяет нотариальное удостоверение.

Большую практическую ценность имеет ответ на вопрос о возможности действия правил допустимости доказательств при рассмотрении и разрешении дел о признании сделки недействительной в случае уклонения другой стороны от ее нотариального удостоверения. Представляется, что факт уклонения стороны от нотариального удостоверения сделки может подтверждения любыми доказательствами, в том числе и свидетельскими показаниями, т.е. правило допустимости здесь не действует. Но необходимо помнить, что в подтверждение самой сделки и ее условий свидетельские показания не допускаются.

Сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации. Законом может быть установлена государственная регистрация сделок и с определенными видами движимого имущества (автомобили). Право собственности и другие венные права на недвижимых вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной: регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции (ст. 131 ГК РФ).

Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, обязан по ходатайству правообладателя удостоверить произведенную регистрацию путем выдачи документа о зарегистрированном праве или сделки либо совершением надписи на документе, представленном для регистрации.

Несоблюдение требований о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность, такая сделка ничтожна.

Проблема допустимости доказательств при рассмотрении и разрешении споров, вытекающих из правоотношений, связанных с государственной регистрацией сделок, может возникнуть по двум видам дел:

а) в случае уклонения одной из сторон от регистрации сделки суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки (ч. 3 ст. 165 ГК),

б) отказ в государственной регистрации права на недвижимость или сделки с ней либо уклонения соответствующего органа от регистрации могут быть обжалованы в суд (п. 1 ст. 131 ГК РФ).

Для применения правил допустимости доказательств необходимо четко представлять, какие именно факты требуют доказывания определенными средствами доказывания.

Так, факты, относящиеся к самой сделке, т.е. ее содержанию, условиям, предмету, ответственности сторон по сделке, форме договора можно доказать только с помощью письменных доказательств и личными доказательствами, в частности, свидетельскими показаниями заменить их невозможно. Что касается поведения стороны, уклоняющейся от регистрации сделки, должностных лиц органа, отказывающего в регистрации договора, мотивов отказа и других фактов, то они могут подтверждаться любыми средствами доказывания. Исключение свидетельских показаний имеет место при рассмотрение споров, вытекающих из сделок (договоров), подлежащих заключению в обязательной письменной форме.

1.4 Оценка доказательств

Оценка доказательств есть протекающая на основе логических законов, и в условиях, установленных правовыми нормами, мыслительная деятельность субъектов доказывания по определению относимости, допустимости доказательств, их достоверности, достаточности и взаимной связи.

В силу того, что оценка чего-либо является продуктом такой деятельности человека как мышление, некоторые авторы не уделяли должного внимания оценке доказательств как процессуальной стадии процесса доказывания. Доказательственная база для такого вывода была, например, следующей: "оценка доказательств - это прежде всего протекающая в логических формах психическая деятельность субъектов познания, заключающая в себе три этапа: постановка задачи, процесс ее решения и итог, результат решения"[18]. Или встречались суждения такого плана: "Оценка доказательств не может быть объектом правового регулирования, т.к. мыслительный процесс протекает по законам мышления, а не права"[19].

Если не включать оценку доказательств в структуру процесса доказывания, то закономерно возникновение и постановка следующего вопроса: "Какова цель процесса доказывания и посредством чего она достигается?"

Если на первую часть вопроса ответ очевиден: цель процесса доказывания - установление истины (каков характер этой истины, ее относительность или абсолютность - это уже отдельные вопросы), то на вторую его часть через призму рассматриваемой позиции ответить невозможно, т. к. сразу же с неизбежностью возникло противоречие. Единственным ключевым звеном, опосредующим достижение истины, является мышление, как форма его проявления в процессе оценки. Исключив, а вернее не включив, оценку как стадию, в процесс доказывания создается непреодолимая пропасть, исключающая правильное решение по делу.

В подтверждение такой точки зрения можно привести и следующий аргумент. По сути дела, весь процесс производства по делу сопровождается принятием тех или иных решений теми или иными субъектами. Решение есть не что иное, как правовая оценка того или иного факта, т.е. здесь напрашивается вывод о том, что оценка пронизывает весь гражданский процесс, все его стадии.

Действительно, без оценки немыслим весь процесс принятия, собирания, исследования доказательств и вынесения правильного решения. Оценочные акты мысли в процессе доказывания всегда проявляются "вовне", в конкретных процессуальных действиях по принятию либо отказа в принятии доказательств, по собиранию дополнительных доказательств, по возбуждению рассмотрения гражданского дела по существу, если в совещательной комнате придет к выводу о недостаточности доказательств.

Следовательно, оценка доказательств как логический акт проявляется в процессуальных действиях и подвергается в определенных пределах правовому регулированию, воздействию норм права.

В силу вышесказанного оценка доказательств представляется весьма многоплановым правовым феноменом, что позволяет даже говорить о видах оценки доказательств.

Если исходить из посыла, что доказывание осуществляется лицами, участвующими в деле, при содействии суда, то можно говорить о рекомендательной и властной оценке. Рекомендательный характер носит оценка, даваемая лицами, участвующими в деле, представителями. Такая оценка содержится, например, в речах лиц и их представителей. Значимость такой оценки в том, что она является условием (своего рода гарантией), обеспечивающим всесторонность оценки доказательств судом с учетом мнений всех заинтересованных участников процесса.

Властный характер оценка приобретает, когда исходит от суда, поскольку облекается в постановления, имеющие обязательную силу.

Оценка доказательств, даваемая судом имеет характер предварительной, окончательной и контрольной. Предварительной оценка будет в ходе принятия, исследования доказательств судом, т.е. до удаления в совещательную комнату для вынесения решения. Результаты оценки на этом этапе выражаются в определениях суда. Окончательной называются оценка доказательств, даваемая судом в условиях совещательной комнаты. Именно она является основой для принятия судебного решения. Цель окончательной оценки - достижение верного знания о фактических обстоятельствах дела. Законодатель установил принципы окончательной оценки судом доказательств в силу ее значимости. Контрольная оценка доказательств проводится вышестоящими судами при рассмотрении дел в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.

Оценка доказательств и правовая оценка установленных судом фактов - абсолютно разные явления. Правовая оценка установленных с помощью доказательств фактов состоит в том, чтобы определить, какие последствия наступают в силу норм материального права при наличии установленных обстоятельств по делу.

Если цель оценки доказательств - в достижении верных суждений о фактах, то назначение правовой оценки установленных с помощью доказательств фактических обстоятельств по делу состоит в достижении вывода о правах и обязанностях сторон.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ч.1 ст.67 ГПК РФ). Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч.2 ст.67 ГПК РФ).

Помимо этих специфических принципов суд должен руководствоваться и общими правовыми принципами.

Правильная оценка судом доказательств имеет первостепенное значение для вынесения законного и обоснованного решения.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению суда состоит в том, что только сами судьи решают вопросы достоверности доказательств, истинности или ложности содержащихся в них сведений, достаточности для правильного вывода, внутреннее убеждение судей отражает и собственное отношение к своим знаниям, решениям, действиям. Это не безотчетное мнение или впечатление, а основанный на доскональном и кропотливом изучении всех доказательств в совокупности верный вывод.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению гарантируется тем, что окончательно проводится в условиях тайны совещательной комнаты, при отмене решения вышестоящие суды не вправе давать нижестоящим указания относительно достоверности их недостоверности того или иного доказательства, каждый судья может свободно высказывать в совещательной комнате свои взгляду относительно ценности доказательств.

Воздействие в какой бы то ни было форме на судей с целью воспрепятствовать всестороннему, полному и беспристрастному рассмотрению конкретного дела, либо добиться вынесения незаконного судебного решения влечет ответственность в соответствии с законодательством.

Доказательства оцениваются в полном объеме, всесторонне беспристрастно. Требование полноты предполагает необходимость получения и исследования их в таком объеме, который является достаточным для истинного вывода. У судей не должно оставаться сомнений или колебаний в обоснованности решения. Принцип всесторонности и беспристрастности означает, что должны быть сопоставлены доказательства, обосновавшие требования как истца или заявителя, так и защиты.

При оценке доказательств суд должен оценивать только те доказательства, которые соответствуют требованиям правил относимости (ст. 59 ГПК РФ), непосредственно им восприняты. Во время оценки доказательств должен проверяться весь ход вовлечения последних, соблюдения норм, регламентирующих процесс их получения и изучения.

Особое внимание при этом уделяется устранению противоречий между доказательствами. Если устранить эти противоречия не представляется возможным, суд, признав во время совещания необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, выносит определение о возобновлении судебного разбирательства (ст. 196 ГПК РФ).

Принцип непредустановленности судебных доказательств означает, что ни в законе, ни в каких-либо подзаконных актах не должны содержаться указания, предрешающие доказательственного силу значения доказательства, никакие органы и должностные лица не вправе давать суду указания о доказательственной силе и значении того или иного доказательства. Доказательства должны оцениваться по их свойствам. Ни одно доказательство заранее не имеет для суда большей доказательственной силы. Это особенно важно учитывать при оценке заключения эксперта. Нельзя считать, что данный вид доказательств имеет преимущество, и без должной оценки и учета всех доказательств в совокупности обосновывать им решение. Результаты оценки судом доказательств излагаются в мотивировочной части, на которых основаны выводы суда и доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства.


Глава 2. Классификация доказательств

2.1 Основания классификации доказательств в гражданском процессе

Классификация судебных доказательств — логическая операция деления их на виды и отдельных видов, доказательств на подвиды. Деление доказательств проводится по какому-либо существенному для составляющих его видов признаку, позволяющему выявить между ними различия и сходства, углубить процесс познания[20].

Классификация доказательств позволяет выявить особенности отдельных групп доказательств, глубже изучить определить пути их наилучшего практического использования с учетом этих особенностей.

Признак, по которому проводится деление на виды, называется основанием классификации. Поскольку характеристика судебных доказательств дается с различных сторон в связи с многогранностью этого юридического понятия, то и классификация доказательств проводится по нескольким основаниям. Одни признаки служат основанием деления доказательств, исходя из их содержания, т.е. как качества доказательств их информационности, другие основания классификации отражают специфику процессуальной формы, т.е. средств доказывания, третьи – функциональную роль доказательств в процессе доказывания.

В юридической литературе доказательства классифицируются по следующим основаниям:

1.  по способу формирования;

2.  по характеру связи с искомыми фактами,

3.  по источнику получения доказательства, т.е. материальному носителю информации об искомых фактах,

4.  по субъекту представления доказательств;

5.  по форме вовлечения в процесс информации об искомых фактах.

2.2 Классификации доказательств по способу формирования

По способу формирования доказательства подразделяются на первоначальные и производные. Основанием этого деления служит процесс формирования содержания доказательств. Первоначальные доказательства (первоисточники) формируются в результате непосредственного воздействия искомого факта на материальный носитель информации. Такое доказательство содержит информацию, полученную «из первых рук». Такими доказательствами будут показания свидетеля-очевидца, подлинник документа (например, свидетельство о браке, паспорт технического средства на автомобиль, расписка о получении денег и т.п.), вмятины, оставшиеся на предмете. Производными (копиями) являются доказательства, содержание которых воспроизводит сведения, полученные из других источников.

Такие доказательства образуются в результате опосредованного воздействия искомого факта на материальный носитель информации[21]. Производными доказательствами будут показания свидетеля, который узнал о факте от другого лица, копя какого-либо документа, фотографии, зафиксировавшие какие-либо следы на поверхности предмета.

Производные доказательства таят в себе возможность допущения ошибки в процессе их формирования. При переходе информации об искомом факте от одного носителя к другому зачастую сопряжен с угрозой утраты или искажения такой информации. В связи с этим в юридической литературе встречаются мнения, что такие доказательства часто менее достоверны, чем первоначальные[22]. Другие авторы отмечают, что производные доказательства нельзя рассматривать как доказательства второго сорта, и не следует делать вывод о том, что первоначальные доказательства более достоверны, чем производные[23].

Учитывая оба мнения, следует исходить из того, что в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ «никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы». Поэтому суд не вправе отказывать в приобщении к материалам дела производного доказательства, ссылаясь на то, что оно носит не первоначальный, а производный характер.

Однако при этом необходимо помнить, что в соответствии с ч.7 ст. 67 ГПК РФ «суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств».

Использование производных доказательств допускается, как правило, если представление первоначальных доказательств невозможно или затруднено, а также для их отыскания, проверки и восполнения.

Так, например, внедрение компьютерной техники позволило архивным учреждениям создавать так называемые «электронные» копии хранимых документов. Создав «электронную» копию документа архивное учреждение в целях экономии рабочего пространства сам документ может уничтожить. В этом случае использование производного доказательства («электронной» копии документа) будет являться объективной необходимостью, поскольку при отсутствии первоначального доказательства (подлинника документа) установление истины иным образом будет невозможно.

2.3 Классификации доказательств по характеру связи с искомыми фактами

По характеру связи с искомыми фактами доказательства делятся на прямые и косвенные. Такое деление доказательств основано на том, дает ли доказательство возможность сделать лишь один определенный вывод об искомом факте (о наличии его или отсутствии) или нескольких вероятных выводов (разумеется, при условии достоверности самого доказательства).

Прямым называется доказательство, которое имеет однозначную связь с доказываемым фактом. Такое доказательство, даже будучи взятым в отдельности, дает возможность сделать лишь один-единственный вывод о существовании или об отсутствии искомого факта. Так, например, прямым доказательством наличия между истцом и ответчиком заемных отношений может служить письмо ответчика, в котором он просит истца продлить срок возврата заемной суммы.

Косвенное доказательство, взятое в отдельности, дает основание не для одного определенного, а для нескольких предположительных выводов, нескольких версий относительно искомого факта. В связи с этим характерной особенностью косвенного доказательства является невозможность установления истины по делу на основании одного отдельно взятого косвенного доказательства. С учетом этого, Ю.К. Осиповым были сформулированы следующие правила для работы с косвенными доказательствами[24]:

1.  для установления наличия или отсутствия искомого факта необходимо использовать не одно, а несколько косвенных доказательств;

2.  достоверность каждого из косвенных доказательств не должна вызывать сомнений;

3.  совокупность используемых судом косвенных доказательств должна быть такой, на основании которой можно было бы сделать один-единственный вывод о наличии или отсутствии искомого факта.

Косвенные доказательства широко применяются в судебной практике по гражданским делам как в тех случаях, когда по делу нет прямых доказательств, так и в тех, когда они недостаточны.

Значение таких доказательств, по мнению Ю.К. Осипова, состоит в том, что:

1.  они могут использоваться судом в качестве самостоятельного средства установления истины по делу при условии соблюдения вышеуказанных правил;

2.  они могут использоваться судом для подтверждения достоверности прямых доказательств или, наоборот, для их опровержения;

3.  несмотря на то, что установления истины по делу единичных косвенных доказательств недостаточно, они, тем не менее, помогают суду определиться, в каком направлении следует исследовать обстоятельства дела, чтобы установить истину.

По своей значимости косвенные доказательства не уступают прямым, хотя их использование является более сложным, чем использование прямых доказательств. Так, в отношении прямых доказательств основная задача суда заключается в том, чтобы проверить и установить их достоверность. Если достоверность установлена, то дальнейшее использование прямого доказательства не представляет трудностей, так как искомый факт прямо подтверждается или опровергается. Что же касается косвенных доказательств, то после проверки их достоверности возникает задача исследования всех версий, всех предположительных выводов, которые на его основе можно построить. Для этого косвенное доказательство необходимо исследовать в совокупности со всеми другими доказательствами и обстоятельствами по делу, с тем, чтобы свести все факты в единую систему, восстанавливающую картину событий. Все это требует от суда особого тщательного анализа всех материалов дела.

2.4 Классификации доказательств по источнику получения доказательства

Также судебные доказательства принято классифицировать по источнику получения информации об искомых фактах. Однако единства мнений ученых в проведении такой классификации нет.

Обычно доказательства по источнику делят на два вида — личные и вещественные, в зависимости от того, являются ли источниками получения сведений люди или вещи.

К личным доказательствам относят объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов (абз. 2 ч.1 ст. 55 ГПК РФ); к вещественным — различного рода вещи.

Особенностью личных доказательств является то, что в данном случае носителем фактических данных будет являться человек, который должен правильно воспринимать информацию, сохранять ее в памяти и воспроизводить воспринятое. Использование личных доказательств в процессе доказывания требует учета психологических характеристик личности, особенно различных форм интереса в сообщении фактических данных. Так, например сторона, участвующая в деле, имеет юридический интерес в благоприятном исходе дела, тогда как свидетель такого интереса не имеет, но может иметь иную заинтересованность, вызванную личными отношениями с истцом или ответчиком.

Что касается письменных доказательств, то некоторые авторы относят их к личным доказательствам, поскольку они составляются людьми. Так, например, К.С. Юдельсон относя письменные доказательства к личным, мотивировал свою позицию тем, что письменные доказательства всегда исходят от конкретных лиц и не имеет значения, что содержание закреплено на материальном объекте[25]. Е.В. Васьковский также относил письменные доказательства к личным[26].

Другие авторы (С.В. Курылев, Г.Л. Осокина) по источнику получения информации доказательства делят не на два, а на три вида — личные, вещественные (предметные) и смешанные. Последние представляют собой единство личных и вещественных доказательств. К ним указанные авторы относят письменные доказательства, аудио и видеозаписи, заключение эксперта. Основанием выделения смешанных доказательств считается то, что они имеют самостоятельную природу и извлекаются судом сразу из двух источников — личного и вещественного.

2.5 Классификация доказательств по иным основаниям

М.К. Треушников предлагает также классифицировать судебные доказательства по такому признаку, как субъекту их представления.

Так, при рассмотрении и разрешении исковых дел всегда участвуют две стороны с противоположными правовыми интересами, каждая из которых обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч.1 ст. 56 ГПК РФ). В зависимости от того, кто представляет доказательства в обоснование своей правовой позиции и обязан их представлять, доказательства м

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Институт доказательства в гражданском процессе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 963

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>