Дипломная работа на тему "Хищение особо ценных предметов и документов"

ГлавнаяГосударство и право → Хищение особо ценных предметов и документов




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Хищение особо ценных предметов и документов":


МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САМАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МИНЮСТА РОССИИ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ТЕМА: Хищение особо ценных предметов и документов

Самара 2004

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Введение

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика хищения предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

1.1. Развитие з аконодательства об ответственности за хищения предметов, имеющих особую ценность

1.2. Особенности конструкции состава и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, отграничение от смежных составов 1.3. Квалифицирующие признаки хищения предметов, имеющих особую ценность

Глава 2. Проблемы совершенствования з аконодательства, предусматривающего ответственность за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

2.1.  Актуальные проблемы совершенствования диспозиции и санкций уголовно-правовой нормы об ответственности за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

2.2.  Использование в России зарубежного опыта выявления и расследования преступлений, посягающих на предметы, имеющие особую ценность

Заключение

Библиографический список

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации закрепляет в числе основных прав граждан право собственности – право каждого иметь в собственности имущество, свободно владеть, пользоваться и распоряжаться им. Государство гарантирует гражданам защиту их прав и свобод. Кроме того, отношения собственности являются одной из фундаментальных основ, обеспечивающих нормальное функционирование экономики. Одним из способов защиты прав и свобод граждан, а также интересов общества и государства, является их уголовно-правовая защита.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Высококлассное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Саратове и в других городах России.

Как показывают материалы судебной практики, преступления против собственности составляют абсолютное большинство от регистрируемых в России преступлений. В условиях огромного размаха корыстной преступности уголовно-правовая защита собственности приобретает особое значение. Мелкие преступления против собственности являются наиболее распространёнными, они совершаются чаще всего и ущемляют интересы значительного числа лиц. Вместе с тем наиболее опасные преступления, посягающие не только на собственность, но и на личность, неприкосновенность, здоровье людей, общественную безопасность, культурное наследие народов России представляют наибольшую общественную опасность, хотя совершаются реже.

В структуре преступлений против собственности особое место принадлежит посягательствам на культурные и исторические ценности, являющимися национальным достоянием народов России.

Одной из важнейших задач любого государства является сохранение ценностей национальной культуры. Основы з аконодательства Российской Федерации о культуре, принятые 9 августа 1993 г. установили, что культурное достояние народов России находится на особом режиме охраны и использования. Для решения проблемы защиты и сохранения культурных и исторических ценностей была принята межведомственная Программа мер по обеспечению сохранности, усилению борьбы с хищениями и контрабандным вывозом предметов культурного и природного наследия народов России. Основное внимание в ней уделялось профилактике и пресечению правонарушений, связанных с незаконным оборотом культурных ценностей, и раскрытию ранее совершенных преступлений. О чрезвычайной значимости этих проблем для нашего общества свидетельствует принятие 18 августа 1998 г. очередной межведомственной Программы мер по обеспечению сохранности, усилению борьбы с хищениями и незаконным оборотом предметов исторического и культурного наследия народов России.

Исследование криминологической ситуации в нашей стране свидетельствует о том, что в 1997-2000 гг. хищения предметов, имеющих особую ценность, по сравнению с другими хищениями были не частым преступлением. В течение рассматриваемого периода их число постепенно снижалось и в 2002 г. на территории Российской Федерации зарегистрировано 1687 посягательств на предметы искусства, что на 16, 5 % меньше по сравнению с 2001 г.

Наиболее распространенными в данной группе преступлений являются хищения художественных произведений, антиквариата, предметов религиозного культа. Сегодня российские "дельцы от искусства" нацелены преимущественно на добычу очень дорогих и действительно редких художественных произведений, находящихся в экспозициях и в запасниках музеев, в частных коллекциях. Если говорить о правоохранительных структурах, призванных охранять достояние России, то основной мешающей в борьбе с расхитителями культурных ценностей проблемой является кадровая. В этой сфере в идеале должны работать люди, владеющие как оперативным мастерством, так и искусствоведческими познаниями.

Например, во Франции существует такая практика: там и принимают на службу "готовых" искусствоведов, и инспекторам создают условия для получения второго образования. Состав французского подразделения, занимающегося такими проблемами, очень стабилен, потому что работа в нем престижна и высокооплачиваема.

В России за последние годы все же произошли кое-какие положительные сдвиги в этой сфере деятельности правоохранительных органов. В ряде областей были созданы структуры по борьбе с хищениями художественных ценностей. Удалось также издать книгу-учебник по антиквариату, позволяющую сотрудникам милиции и органов предварительного расследования получать хотя бы некоторые представления о русской иконе, живописи, музыкальных инструментах, фарфоре, орденах.

На положение дел в большей степени влияют и причины, лежащие за пределами милицейской компетенции. Прежде всего, это отсутствие общероссийских, региональных каталогов, фотовидеотек произведений изобразительного, декоративно-прикладного и народного искусства, представляющих собой историческую и культурную ценность. Необходимо проведение сплошной паспортизации произведений искусства, находящихся в музеях, храмах и частных коллекциях. Необходимо более тесное сотрудничество с правоохранительными органами других стран, так как множество ценностей уходит за пределы России. В законе Российской Федерации "О вывозе и ввозе культурных ценностей", принятом в 1993 г., по данному поводу сказано следующее: "В целях предотвращения незаконных вывоза, ввоза культурных ценностей и передачи права собственности на них, а также для возвращения законным собственникам незаконно вывезенных и ввезенных культурных ценностей государственные органы регулирования вывоза и ввоза культурных ценностей и контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей осуществляет сотрудничество с аналогичными компетентными органами, службами, а также с соответствующими правительственными и неправительственными организациями других государств". (ст.59)

Сегодня сохранение культурного наследия должно стать частью доктрины национальной безопасности России, чтобы не растерять исторической связи времен. В этой связи особое значение приобретает совершенствование уголовного з аконодательства об ответственности за хищения предметов, имеющих особую ценность.

Вышеизложенное подтверждает актуальность темы выпускной квалификационной работы.

Степень научной разработанности темы. Понятию хищения и его признакам, в том числе и хищению предметов, имеющих особую ценность, уделяют внимание такие авторы как И. Я. Фойницкий, В. Здравомыслов, Г. Н. Борзенков, А. И. Рарог, С. Кочои, А. Успенский и многие другие. Вопросы уголовно-правовой борьбы с данной категорией преступлений рассматривались в трудах А. И. Алексеева, А. В. Бриллиантова, Д. В. Верещагина, Б. В. Воженкина, Л. Д. Гаухмана, А. И. Гурова, А. Э. Жалинского, Н. Г. Иванова, А. Н. Игнатова, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, Н. С. Таганцева, О. Ф. Шишова В. Е. Эминова и других авторов.

Изложенные выше обстоятельства обусловили выбор темы выпускной квалификационной работы, его практическую и научную актуальность.

Научная новизна настоящего исследования определяется, прежде всего, недостаточной разработанностью самой темы. В имеющихся работах и публикациях вышеперечисленных авторов затрагиваются лишь некоторые аспекты хищения предметов, имеющих особую ценность. В связи с этим настоящая работа представляет собой специальное комплексное исследование з аконодательства, регулирующего отношения в сфере посягательств на данный вид собственности и является попыткой осмысления положений, закрепленных в современном з аконодательстве России.

Целью предпринятого исследования является обобщение выводов по проблемам применения з аконодательства в отношении хищений предметов, представляющих особую ценность, нашедших отражение в судебной практике, в рассмотрении признаков данного преступления и их анализе.

В соответствии с этим определены следующие задачи выпускной квалификационной работы:

1.  Провести юридический анализ объективных и субъективных признаков хищения предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

2.  Выявить проблемы правоприменения современного уголовного з аконодательства в практике борьбы с данным видом хищения.

3.  Наметить пути совершенствования уголовного з аконодательства России, которые могли бы способствовать повышению эффективности правоприменительной деятельности в предупреждении и раскрытии хищений предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

4.  Изучить использования в России зарубежного опыта выявления и расследования преступлений, посягающих на предметы, имеющие особую ценность.

Объектом настоящего исследования являются уголовно-правовые отношения, возникающие в судебно-следственной практике при квалификации преступлений, связанных с хищениями предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Предмет исследования. Специфическим предметом настоящей работы являются уголовно-правовые проблемы, возникающие при квалификации преступлений, связанных с хищениями предметов и документов, имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Логическая последовательность решения поставленных задач определила структуру выпускной квалификационной работы, которая состоит из введения, двух глав, объединяющих 5 параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.


Глава 1. Уголовно-правовая характеристика хищения предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность

1.1. Развитие з аконодательства об ответственности за хищения предметов, имеющих особую ценность

Преступность появилась с возникновением государства, которому предшествовало возникновение частной собственности на орудия труда и средства производства и расслоение общества на антагонистические классы.

З аконодательство об ответственности за преступления, посягающие на предметы имеющие особую ценность в своем развитии прошло длительный этап эволюции. В источниках российского уголовного права досоветского периода ответственность за данные преступления не выделялась и регулировалась нормами ха конкретный вид хищения.

Первые советские Уголовные кодексы 1922 и 1926 гг. восприняли идею Уголовного Уложения о единой уголовно-правовой охране государственного, общественного и личного имущества и подразделении преступлений против собственности на хищения и иные посягательства. Согласно УК РСФСР 1922 г. кража есть «тайное похищение чужого имущества, находящееся в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения» (постановление ВЦИК от 22.11.1926 г «О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР Редакция 1926 г. вместе с Уголовным кодексом РСФСР»)[[1]]. В 1947 году было дано иное определение кражи: «тайное или открытое похищение имущества граждан», упразднив понятия грабежа, з аконодательство вернулось к той ее трактовке, которая содержалась в Уголовном Уложении 1903 г.

Наиболее существенной отличительной особенностью УК РСФСР 1960 г. являлось то, что он долгое время различал посягательства на социалистическое (государственное, общественное) и личное имущество граждан[[2]]. В основе такого подхода лежала идея необходимости обеспечить повышенную охрану социалистической собственности. УК РСФСР 1960 г. восстанавливал самостоятельное значение состава грабежа как открытого похищения без насилия или с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, что обусловило соответствующую трактовку кражи как тайного похищения имущества и разбоя (нападения с целью завладения имуществом, соединенным с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего).

Долгое время общее понятие хищения имущества оставалось сугубо научной категорией и не содержалось в уголовном законе.

Однако Законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 1 июля 1994 года определение хищения включено непосредственно в текст УК в виде примечания к ст.144 УК РСФСР[[3]].

Этот же з аконодательный прием использован в УК РФ 1996 г., где устанавливается, что «под хищением в статьях настоящего Кодекса понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества»[[4]].

Таким образом, с развитием з аконодательства, совершенствовались и понятия, относящиеся к имущественным преступлениям и ответственности за них. В частности понятие хищения от одного источника к другому прошло определенный путь эволюции и дошло до нас в том виде, который оно имеет в современном российском з аконодательстве и уголовном праве.

В развитии уголовного з аконодательства, предусматривающего ответственность за преступные посягательства на указанные ценности, можно выделить три этапа.

Первый этап. С 1 января 1961 г. до 1 июля 1994 г., существовала лишь одна уголовно-правовая норма, предусматривающая специальную ответственность за посягательства на культурные ценности — ст. 230 УК РСФСР «Умышленное уничтожение, разрушение или порча памятников истории и культуры».

Ответственность за хищения культурных ценностей — наиболее распространенный на практике и опасный вид преступных посягательств — устанавливалась на общих основаниях статьями УК РСФСР о хищениях государственной, общественной и личной собственности граждан. Сложности в квалификации рассматриваемой категории дел вносило ранее действовавшее постановление ВНИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях», рассматривавшее имущество церквей и религиозных организаций, а также ценные предметы культа собственностью государства, а следовательно, предметом преступления против социалистической собственности[[5]].

Так как в УК РСФСР по-разному решались вопросы ответственности за хищения в зависимости от вида собственности на предмет преступного посягательства, то основной вопрос, который приходилось решать при квалификации преступных посягательств на культурные ценности - вопрос о виде собственности на них. С 1990 г. ситуация осложнилась тем, что УК РСФСР и указанное постановление ВНИК и СНК РСФСР, формально продолжавшее действовать, вступили в противоречие с вновь принятыми законами СССР «О собственности в СССР» и «О свободе совести и религиозных организациях», а также с принятыми позднее законами и Конституцией Российской Федерации. Это противоречие заключалось в том, что указанные вновь принятые нормативные акты провозглашали равенство всех форм собственности и одинаковую их защиту. Однако УК РСФСР продолжал ставить квалификацию преступления и тяжесть ответственности за его совершение в зависимость от формы собственности на предмет посягательства, например, хищение какого-либо предмета антиквариата из церкви расценивалась при всех прочих равных условиях как более тяжкое преступление и квалифицировалось по иной статье, чем такое же хищение аналогичного предмета, принадлежащего лично священнику этой церкви. Это объяснялось тем, что церковное имущество, согласно указанному постановлению ВНИК И СНК РСФСР объявлялось государственным, а УК РСФСР, в свою очередь, считал своей приоритетной целью защиту именно государственного имущества.

Таким образом, на рассматриваемом этапе развития з аконодательства, предусматривающего ответственность за преступные посягательства на культурные ценности, их уголовно-правовая защита была неоднородной и ставилась в зависимость от вида собственности на них, что значительно осложняло правильную квалификацию совершенных преступных посягательств. Особенности квалификации хищений антиквариата, присущие данному этапу развития отечественного уголовного з аконодательства, нашли свое достаточно полное отражение в работах В. М. Первушина[[6]].

Второй этап. Этот этап развития уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступные посягательства на культурные ценности, можно выделить в связи с принятием Федерального закона Российской Федерация от 1 июля 1994 г. № 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»[[7]]. Этим законом была введена специальная ответственность за контрабанду культурных ценностей (ч. 1 ст. 78 УК РСФСР); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 782 УК РСФСР); хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 1472 УК РСФСР); умышленное разрушение, повреждение либо уничтожение предметов и документов, имеющих историческую, научную или культурную ценность (ст. 230 УК РСФСР). Следует подчеркнуть большую важность введения усиленной ответственности за хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную и культурную ценность независимо от способа совершения хищения. Приняв эту норму, з аконодатель своим отношением к способу совершения хищения показывает, что общественную опасность данного деяния характеризует, прежде всего, сам предмет преступного посягательства, которому должна обеспечиваться разная защита, независимо от иных признаков и обстоятельств.

В соответствии с дополнениями, внесенными в ст. 71 УК РСФСР данным законом, это преступление было отнесено к категории тяжких. Оценка з аконодателем хищения предметов и документов, имеющих особую историческую, научную и культурную ценность как тяжкого преступления выразилась в новой редакции ст. 10 УК РСФСР, устанавливающей наступление уголовной ответственности за совершение данного деяния с 14-летнего возраста и в новой редакции ст. 36 УПК РСФСР, определившей, что дела о преступлениях, предусмотренных ст. 1472 УК РСФСР, подсудны суду не ниже уровня краевого, областного, республиканского, автономной области и автономного округа.

Следует отметить благотворное влияние описываемого нормативного акта на правоприменительную практику по рассматриваемой категории дел, выразившееся в исключении из круга обстоятельств, влияющих на квалификацию хищений культурных ценностей, вопроса о виде собственности на них. Данный нормативный акт снял фактическое противоречие УК РСФСР Конституции Российской Федерации, предусматривающей равноправие всех форм собственности.

Указанный закон существенно расширил возможности правоохранительных органов в борьбе с преступными посягательствами на особо ценные объекты. Не случайно разработчиком и инициатором принятия рассматриваемой его части выступило ГУУР МВД России, организующее всю повседневную работу по раскрытию этих преступлений.

Третий этап. В развитии уголовного з аконодательства, предусматривающего ответственность за преступления, посягающие на исторические, научные, художественные и иные культурные ценности, по нашему мнению, начался 1 января 1997 г. с вступлением в силу Уголовного кодекса РФ 1996 года[[8]].

В УК РФ 1996 года в соответствии с ФЗ от 08.12.2003 № 169 – ФЗ и последующий ФЗ от 11.03.2004 № 12 - ФЗ нормы, предусматривающие ответственность за рассматриваемые деяния, несколько видоизменились, став более четкими и полными.

Так, в ст. 164 УК РФ, устанавливающей ответственность за хищение предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, теперь содержится вторая часть, предусматривающая усиленную ответственность за те же деяния, совершенные: группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; если они повлекли уничтожение, порчу или разрушение указанных предметов и документов.

УК РФ 1996 года относит хищение предметов и документов, имевших особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо повлекшее уничтожение, порчу или разрушение указанных предметов или документов, к разряду особо тяжких преступлений.

Таким образом, новеллой УК РФ 1996 г. является выделение в самостоятельный состав преступления и отнесение его к разряду преступлений против собственности хищения предметов, имеющих особую ценность. Данная норма регулирует ответственность за посягательства на историческую, научную, художественную или культурную ценность, совершенные любым способом.

1.2. Особенности конструкции состава и квалификации хищения предметов, имеющих особую ценность, отграничение от смежных составов Прежде чем рассматривать уголовно-правовую характеристику хищения предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, по нашему мнению, необходимо уделить внимание общему понятию хищения в з аконодательстве Российской Федерации.

Общее понятие хищения содержится в примечании к ст. 158 УК РФ, которое определяет его как «совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Вокруг понятия хищения в теории уголовного права и судебной практике неизменно ведутся принципиальные дискуссии, поводом к которым обычно выступают конкретные факты или юридические казусы.

Термин хищение является одним из основных и определяет родовое понятие, охватывающее группу однородных корыстных посягательств на чужую собственность.

При определении понятия хищения правоведы оперируют такими терминами, как «изъятие» и «захват» (завладение), «изъятие» и «обращение в собственность», «извлечение» и «обращение» и т. д.

Например, если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения. Неправомерное присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ - на территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на транспортном средстве, а также в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником.

В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу имущество, которое фактически уже находится в его обладании. Однако присвоение вверенного имущества означает переход от правомерного владения к противоправному, что иногда называют «формальным изъятием»[[9]].

Не является хищением обращение в свою пользу имущества, которое еще не поступило в фонды собственника. Причинение имущественного ущерба путем не передачи должного (преступная экономия) при определенных условиях может квалифицироваться по ст. 165 УК РФ.

И еще одна особенность в понятии хищения. Так, похитивший имущество устанавливает «господство над вещью». Поэтому он владеет, пользуется и распоряжается имуществом как своим собственным. Однако похититель, юридически не становится собственником вещи, ибо невозможно приобрести право собственности преступным путем. Потерпевшее лицо (от хищения) не теряет право собственности на похищенное у него имущество.

Именно по указанным выше причинам з аконодатель включил в определение хищения «обращение чужого имущества не в собственность виновного, а в пользу виновного или других лиц».

Признаки хищения, содержащиеся в его з аконодательном определении, являются общими для любого изъятия чужого имущества. Вместе с тем изъятие чужого имущества может осуществляться различными способами, существенно меняющими характер и степень общественной опасности содеянного.

Под способом совершения хищения понимается определенная совокупность приемов и методов, в результате которых осуществляется изъятие чужого имущества[[10]]. Теоретики уголовного права справедливо утверждают, что деяние играет роль способа совершения преступления тогда, когда находится с ним в идеальной совокупности, будучи неотъемлемой частью его объективной стороны[[11]]. В связи с этим з аконодатель предусматривает шесть форм (способов) совершения хищения: кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж и разбой. Каждой из перечисленных в законе форм хищения помимо общих черт присущи свои особенности, уяснение содержания и смысла которых необходимо для правильной квалификации и устранения разногласий в судебной практике. Выделение форм хищения в самостоятельных статьях Уголовного кодекса дает возможность установить в самом законе признаки конкретных способов изъятия чужого имущества и разграничить смежные составы преступлений.

Такое построение з аконодательства позволяет учесть специфические для каждой формы отягчающие обстоятельства, определить возрастные условия уголовной ответственности и установить момент окончания хищения при описании объективной стороны конкретной формы хищения. Кроме того, определение в законе различных форм хищения способствует изучению механизма хищений, облегчает распознание этих преступлений и выяснение причин, способствующих их совершению.

Перечень форм хищений в законе является исчерпывающим и исключает расширение понятия хищения. Случаи завладения имуществом способами, не содержащими признаков конкретной формы хищения, не образует данного преступления.

Если же способом завладения имуществом выступают действия, которые сами по себе содержат признаки другого преступления, то такие деяния образуют с хищениями реальную совокупность и должны квалифицироваться по правилам совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ). Разъяснения по этому поводу даны Пленумом Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. в постановлении № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». В тех случаях, когда незаконное изъятие имущества совершено при хулиганстве, изнасиловании или других преступных действиях, необходимо устанавливать, с какой целью лицо изъяло это имущество. Если при этом преследовалась корыстная цель, содеянное в зависимости от способа завладения имуществом должно квалифицироваться по совокупности как соответствующее преступление против собственности и хулиганство, изнасилование или иное преступление[[12]].

Хищение предметов, имеющих особую ценность, исходя из исключи­тельной ценности предмета посягательства, является одним из наиболее опасных корыстных посягательств[[13]]. В этой связи анализ его состава представляет значительный интерес как с точки зрения теории уголовно­го права, так и правоприменительной практики.

Уголовная ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность, предусмотрена ст. 164 УК РФ.

При этом з аконодатель руководствовался как национальными интере­сами России, так и рядом международно-правовых актов.

Например, Гаагская конвенция 1954 г. призывала признавать пре­ступными посягательствами на предметы, обладающие культурной цен­ностью, в период вооруженных конфликтов[[14]].

В Конвенции ЮНЕСКО принятой 14 ноября 1970 года «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности», в Конвенции «Об охране всемирного культурного и природного наследия», принятой 16 ноября 1972 г. в Париже также рекомендовалось криминализировать посягательства на культурные ценности[[15]]. На VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 1990 г. был принят «Типовой договор о предупреждении преступлений, связанных с посягательствами на культурное наследие народов в форме движимых ценностей»[[16]].

В Европе такими международно-правовыми актами стали: Европейская культурная конвенция, принятая в Париже 19 декабря 1954 года[[17]]; Европейская конвенция о преступлениях в отношении культурных ценностей 1985 года[[18]]; Конвенция об охране архитектурного наследия Евро­пы, принятая в Гранаде 3 октября 1985 года[[19]]; Европейская конвенция о защите археологического наследия 1992 года[[20]].

Наличие большого числа международно-правовых актов по рассмат­риваемому вопросу свидетельствует о повышенной социальной опасно­сти хищения предметов, имеющих особую ценность, поскольку их утрата часто бывает невосполнимой.

Рассмотрение проблемы начнем с квалификации преступных посягательств на предметы, представляющие особую ценность по объекту преступления.

По мнению Г. В. Назаренко, с формальной точки зрения, объект преступления есть то, чему посягательство причиняет или может причинить ущерб. В материальном смысле объект преступления – это охраняемое уголовным законом общественное отношение, которому в результате посягательства причиняется вред либо создается угроза причинения вреда[21].

В С. Егоров уточняет определение объекта следующим образом: «Объект преступления — охраняемое уголовным законом общественное отношение, представляющее повышенную значимость для государства и общества, которому в результате совершения преступления причиняется существенный вред»[[22]].

Общественное отношение — это сложное явление, представляющее собой единство различных элементов, одним из которых является участник общественных отношений. В качестве элемента этого сложного явления выступают также общественные отношения «сами по себе», т. е. отношения коллективов или отдельных личностей между собой.

Согласно принятой в науке уголовного права классификации, объекты преступления делятся на общий, родовой, видовой и непосредственный.

Общим объектом для всех преступлений являются все общественные отношения, охраняемые уголовным законом, т. е. те отношения, которые перечислены в ст. 2 УК РФ.

Каждая группа охраняемых законом общественных отношений может оказаться объектом нескольких преступных деяний различного вида, поэтому правильное установление родового, видового и непосредственного объекта посягательства является, по нашему мнению, необходимым элементом первоначального этапа идентификации преступного посягательства на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность. Роль этого элемента состоит в том, что он создает направление поиска необходимой нормы среди всей системы уголовного з аконодательства.

Поэтому, сопоставляя фактические обстоятельства конкретного дела, необходимо, прежде всего, выявить, к какой группе общественных отношений, охраняемых УК РФ, относятся те отношения, в сфере деятельности которых причинен вред.

Решающую роль при анализе признаков объекта преступных посягательств на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность, играют наименования глав УК РФ, нормы Общей и Особенной частей. Большую помощь в квалификации таких деяний оказывают знание и использование норм других отраслей права, а также научных рекомендаций по данной проблеме.

УК РФ 1996 г. существенно обновил содержание родового и видового объектов преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность, слабо затронув структуру и сущность самих норм. Данное обстоятельство значительно облегчило установление родовых и видовых объектов для преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность.

С принятием УК РФ 1996 г. родовой объект этих преступлений характеризуется общественными отношениями в сфере экономики в соответствии с названием главы, в которую включены рассматриваемые нормы.

Родовой объект хищения предметов, имеющих особую ценность, — это общественные отношения в сфере экономики, а видовым объектом являются отношения собственности.

Непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления будет являться конкретный вид собственности, которому принадлежат предметы, имеющие особую ценность, на которые осуществляются посягательства.

В науке уголовного права России, на наш взгляд, не уделяется должного внимания непосредственному объекту посягательства на культурные ценности, основной акцент делается на предмет данного посягательства. Между тем представляет научный и практический интерес решение вопроса о том, на какие, кроме отношений собственности, социальные отношения посягает хищение культурных ценностей?

Рассматривая непосредственный объект преступления, предусмотрен­ного ст. 164 УК РФ, Гайдашов А. В. обоснованно отмечал, что рассматри­ваемый вид хищения посягает не только на отношения собственности, но еще и на комплекс общественных отношений, затрагивающих материальную и духовную культуру общества, культурное достояние страны[[23]]. С такой точкой зрения, по мнению автора, можно согласиться.

Сама идея о выделении, помимо основного, дополнительного непосредственного объекта не вызывает сомнения и у Кочои С. М., который, вместе с тем, исходя из структуры Особенной части УК РФ, предлагает считать таким объектом общественную нравственность. Основанием для такого вывода служит решение з аконодателя о включении уничтожения или повреждения памятников истории и культуры, предусмотренного ст. 243 УК РФ, как преступления, близкого по предмету к хищению предметов, имеющих особую ценность, — в главу «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности»[[24]].

Автор считает, что с таким мнением трудно согласиться по следующим соображениям. На наш взгляд, речь должна идти не о посягательстве на нормы общественной нравственности, а о нарушении з аконодательно установленного порядка оборота предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Таким образом, основным непосредственным объектом хищения предметов, имеющих особую ценность, служит тот вид собственности (государственная, частная, общественная и др.), в которой находится похищаемое имущество.

Дополнительным непосредственным объектом хищения предметов, имеющих особую ценность, является установленный порядок оборота предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, а при насильственном способе их изъятия может выступать здоровье человека.

Кроме основного и дополнительного при рассматриваемом виде хи­щения могут быть и различного рода факультативные непосредственные объекты.

Например, при насильственном грабеже или разбое с целью хищения указанных предметов и документов обязательным становится такой факультативный объект, как здоровье человека, а при хищении этих предметов и документов из жилого помещения — право на неприкосновенность жилища.

Особым конструктивным признаком анализируемого вида хищения, который стал основанием для образования з аконодателем самостоятельного состава преступления, является предмет хищения.

Рассматривая вопрос о квалификации преступлений, посягающих на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность по объекту преступления, следует учитывать, что в Особенной части УК РФ в качестве разграничительных признаков объектов уголовно-правовой охраны в большинстве случаев предусмотрены не сами общественные отношения, как таковые, а так или иначе преломленные в законе наиболее важные стороны, признаки общественных отношений, выраженные в предмете преступного посягательства.

Поэтому важно рассмотреть понятие предмета преступления и его соотношение с объектом преступления, так как именно по признакам предмета преступления отграничивается рассматриваемая нами категория преступлений от иных преступных деяний. Объект преступления и предмет преступления — это различные уголовно-правовые явления. Поэтому не случайно з аконодатель выделяет многие составы в качестве самостоятельных только на основании признаков предмета преступления.

В ст. 164 УК РФ рассматриваются в качестве предмета - предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

З аконодатель во всех случаях имеет в виду тождественные понятия или понятия, находящиеся в отношении части к целому. Мы стараемся рассмотреть данные определения в качестве взаимозаменимых и используем их в качестве синонимов.

Для правильной квалификации указанных деяний недостаточно общих сведений о том, что является предметами, имеющими особую ценность: особо охраняемые правом уникальные вещественные результаты человеческой деятельности, которые, будучи продуктом всеобщего труда, имеют важное историческое, научное, художественное или иное культурное значение для общества, т. е. служат связующим звеном между различными поколениями людей, носят конкретно-исторический характер и выступают как фактор формирования необходимых качеств человека. Такое определение Р. Б. Булатова, рекомендованное практическим работникам органов следствия и суда, по нашему мнению, излишне расплывчато и не отражает существенных, практически значимых черт охраняемого объекта. Оно не объясняет, что такое «всеобщий труд», «конкретно-исторический характер» и фактором формирования каких именно качеств человека должны выступать «уникальные вещественные результаты человеческой деятельности», чтобы их можно было признать культурными ценностями. Без этого приведенное определение теряет свое юридическое значение и не может быть применено для целей квалификации[[25]].

При квалификации рассматриваемых деяний нельзя проводить жесткую привязку понятия движимых культурных ценностей, на которые происходит абсолютное большинство преступных посягательств, к понятию недвижимых культурных ценностей, не учитывающую, что первые вполне могут существовать вне всякой связи и зависимости от вторых.

Так, ст. 3 Основ з аконодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. определяет культурные ценности как «нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты»[[26]].

Данный закон также выделяет такие термины, как «культурные блага», «культурное наследие» и «культурное достояние».

Под культурными благами понимаются условия и услуги, предоставляемые организациями, другими юридическими и физическими лицами для удовлетворения гражданами своих культурных потребностей.

Культурное наследие народов Российской Федерации - это материальные и духовные ценности, созданные в прошлом, а также памятники и историко-культурные территории и объекты, значимые для сохранения и развития самобытности Российской Федерации и всех ее народов, их вклада в мировую цивилизацию.

Культурное достояние народов Российской Федерации в ст. 3 Основ з аконодательства о культуре определяется как совокупность культурных ценностей, а также организации, учреждения, предприятия культуры, которые имеют общенациональное (общероссийское) значение и в силу этого безраздельно принадлежат Российской Федерации и ее субъектам без права передачи иным государствам и союзам государств с участием Российской Федерации.

Приведенные положения, по нашему мнению, не соответствуют аналогичным терминам, закрепленным в УК России.

Так, ч. 2 ст. 188 УК РФ предусматривает ответственность за контрабанду культурных ценностей, но не раскрывает это понятие. Если за основу брать определение, данное з аконодателем в Основах з аконодательства о культуре, то останется неясным, каким образом можно совершить контрабанду «нравственных и эстетических идеалов, норм и образцов поведения, языков, диалектов и говоров, национальных традиций и обычаев, исторических топонимов, фольклора, художественных промыслов и ремесел».

Если использовать понятие культурного достояния, данное в основах з аконодательства о культуре для определения предмета преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, то к нему могут быть отнесены «организации, учреждения и предприятия культуры», но не будут охраняться уголовным правом предметы культурного достояния, принадлежащие организациям, гражданам и зарубежным государствам, что противоречит конституционному положению о равенстве всех форм собственности.

Не внес ясности в рассматриваемую проблему и принятый всего полгода спустя после принятия Основ з аконодательства о культуре Закон Российской Федерации «О вывозе и ввозе культурных ценностей»[[27]], который уже по-другому трактует понятие «культурных ценностей» — как «движимых предметов материального мира, находящихся на территории Российской Федерации». Статья 7 указанного закона дает перечень таких предметов:

- исторические ценности, в том числе связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государственных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, литературы, искусства);

- предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок;

- художественные ценности, в том числе:

- картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и изготовленные из любых материалов;

- оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы;

- оригинальные художественные композиции и монтажи из любых материалов;

- художественно оформленные предметы культового назначения, в частности иконы;

- гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы;

- произведения декоративного прикладного искусства, в том числе художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов;

- изделия традиционных народных художественных промыслов;

- составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства;

- старинные книги, издания, представляющие особый интерес (исторический, художественный, научный и литературный), отдельно или в коллекциях;

- редкие рукописи и документальные памятники;

- архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы;

- уникальные и редкие музыкальные инструменты;

- почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях;

- старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования;

- редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия и палеонтология;

- другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры[[28]].

Анализируя приведенные положения указанных законов, следует отметить, что, на наш взгляд, они далеки от совершенства, так как, в частности, содержат элементы тавтологии. Так, представляется, что памятники истории, в каких бы формах они не выступали, всегда являются памятниками культуры и автономного содержания не имеют, так как соотносятся между собой как часть к целому. Понятие «памятники культуры» охватывает и понятие «памятники истории», поэтому нет необходимости выделять их в самостоятельную и равноправную группу в общей классификации.

Не вносят большей ясности в понятие «культурные ценности» и многочисленные подзаконные акты, в которых встречается этот термин, принимаемые без должного согласования различными ведомствами. Основные недостатки этих нормативных актов, как нам представляется, заключаются в том, что в них просто дается перечень тех объектов, которые относятся к культурным ценностям, без приведения оснований классификации и относимости перечисляемых предметов к культурным ценностям, либо это понятие вообще не расшифровывается.

Как можно заметить, наряду с понятием «культурные ценности» в российском национальном з аконодательстве, а также международных соглашениях широко используются такие термины, как «исторические и культурные ценности», «памятники истории и культуры», «культурное наследие», «культурные объекты», «культурные достижения», «художественные ценности» и тому подобное. Но даже в тех случаях, когда в нормативном акте дается более или менее четкое их определение, это не снимает вопроса об их соотношении как между собой, так и с понятием «культурные ценности».

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что для целей нашего исследования наиболее приемлемо определение и описание предметов, данное в Законе Российской Федерации «О ввозе и вывозе культурных ценностей». На наш взгляд, его можно использовать для квалификации преступных посягательств на предметы и документы, имеющие историческую, научную, художественную и культурную ценность.

Несмотря на все отмеченные сложности в определении понятия «культурные ценности», именно в соответствии с признаками предмета преступления происходит отграничение рассматриваемой категории преступлений от смежных деяний. В случаях совершения хищений предметов и документов, имеющих особую историческую, научную, художественную и культурную ценность, з аконодатель безразлично относится даже к способам совершения указанных деяний, определяя степень их общественной опасности исключительно по чертам, присущим предмету преступления. Поэтому, учитывая важность правильной и точной квалификации преступлений, Верховный Суд РФ в п. 9 постановления Пленума № 5 от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами з аконодательства об ответственности за преступления против собственности» [[29]] разъяснил, что по делам о хищениях особо ценных предметов их особая ценность определяется только на основании заключения соответствующего эксперта. Особая историческая, научная или культурная ценность похищенных предметов и документов (ст. 1472 УК РСФСР) определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры.

Причем эксперт должен ответить на вопрос о наличии именно особой ценности исследуемых предметов. Несоблюдение данного указания приводит к возвращению уголовных дел органам предварительного следствия для проведения дополнительного расследования.

Конечно, полностью избежать субъективизма в таком деле, как оценка исторических, научных или художественных достоинств того или иного объекта, невозможно. В качестве примерных критериев, с учетом которых следователь должен решать вопрос о вынесении постановления о назначении соответствующей экспертизы, можно привести следующие:

- старина, т. е. предметы были изготовлены в прошедшей эпохе;

- уникальность (единственный и неповторимый в своем роде предмет, исключительный по своим художественным и другим качествам или ставший большой редкостью);

- способ изготовления (машинный, поточный или ручной);

- статус памятника истории и культуры, охраняемого государством;

- общероссийскую, федеральную или международную значимость;

- повышенную потребительскую стоимость (с учетом спроса на антикварном рынке).

С особой осторожностью следует подходить к решению вопроса о научной и культурной ценности предмета и документа. Не всякий объект, имеющий научное содержание, представляет культурную ценность, и наоборот. Научный объект имеет значение культурной ценности только в том случае, когда он отвечает одному требованию — историчности; является ли этот объект свидетелем прошлого и насколько он соответствует интересам различных аспектов человеческих знаний. Поэтому установление научной ценности не всегда достаточно для установления культурной ценности объекта, так как это пересекающиеся логические понятия. Данное уточнение не относится к исторической и художественной ценностям, установление которых равнозначно установлению культурной ценности в силу того, что понятия «история» и «искусство» полностью охватываются таким понятием, как «культура».

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 25.04.95 г. указывается на обязательность проведения экспертизы для определения особой исторической, научной или культурной ценности предметов и документов в случаях их похищения.

Думается, что данное правило необходимо распространить и на случаи расследования преступлений о контрабанде культурных ценностей, невозвращении на территорию России предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран, уничтожении или повреждении памятников истории и культуры, природных комплексов и объектов, взятых под охрану государства, а также предметов и документов, имеющих историческую или культурную ценность. Необходимость экспертизы по всем подобным делам определяется особой важностью установления признаков предмета преступления для квалификации по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления, посягающие на культурные ценности.

Исключительно по признакам предмета преступления отграничивается хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную и культурную ценность, от похищения официальных или важных личных документов (ст. 325 УК РФ), хищения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК РФ) и иных видов хищений.

На основании только признаков предмета преступления отграничивается уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК РФ) от вандализма (ст. 214 УК РФ), умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 УК РФ) и от уничтожения или повреждения имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ). По признакам предмета преступления отграничивается также уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, предметов и документов, имеющих историческую или культурную ценность (ч.1 ст. 243 УК РФ), от уничтожения или повреждения особо ценных объектов и памятников общероссийского значения (ч.2 ст. 243 УК РФ).

Рассмотрим содержание предмета изучаемого вида преступления под­робнее. Предметом рассматриваемого деяния, как было отмечено ранее, являются предметы и документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Понятие культурных ценностей достаточно подробно раскрывается в международно-правовых актах, перечень которых был приведен выше.

Так, упомянутая выше Гаагская конвенция «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», принятая 14 мая 1954 года относит к числу культурных ценностей движимые и недвижимые, имеющие особое значение для культурного наследия каждого народа, памятники искусства, истории, религии, археологические находки, произведения искусства, рукописи, книги, научная коллекция или важные коллекции книг, архивных материалов или репродукции ценностей, музеи, крупные библиотеки, антиквариат и тому подобные вещи[[30]].

Конвенция УНИДРУА «По похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям» принятая в Риме 24 июня 1995 года, вступившая в законную силу для Договаривающихся Сторон в июле 1998 года, рекомендует признавать культурными те ценности, которые с религиозной либо светской точки зрения обладают важностью для археологии, антропологии, истории, литературы, искусства или науки и образуют следующие категории:

1) редкие коллекции и образцы фауны, флоры, минералов, анатомии, объекты палеонтологического интереса;

2) исторические ценности, включая историю наук и технологий, войн и социальной истории, жизни национальных лидеров, мыслителей, ученых, художников, артистов и событий национальной важности;

3) предметы археологических раскопок (регулярных или подпольных) или археологических открытий;

4) элементы художественных или исторических памятников либо ар­хеологических заповедников, которые были открыты заново;

5) древности возрастом более 100 лет, такие как надписи, монеты, гравюры;

6) объекты этнографического интереса;

7) художественные ценности, такие как: картины, полотна и рисунки, изготовленные вручную и с применением любого материала (исключая промышленные рисунки или ремесленные изделия, украшенные вручную); оригинальные лепные работы и скульптуры из любого материала; оригинальные художественные изделия и конструкции из любых материалов;

8) редкие рукописи, старинные книги и их аналоги (инкунамбулы), документы и публикации специального характера (исторические, художественные, научные, литературные и т. д.), единичные или в коллекциях;

9) почтовые, акцизные и схожие с ними марки, единичные или в коллекциях;

10) архивы, включая фоно-, фото - и киноархивы;

11) предметы мебели, созданные более 100 лет назад, старинные музыкальные инструменты[[31]].

В диспозиции ст. 164 УК РФ упоминаются в качестве предмета преступления не только предметы, как объекты материального мира (вещи), но и документы, то есть материальные носители важной исторической, научной, художественной или культурной информации, предназначенной для передачи новым поколениям народа.

Примерный перечень культурных ценностей, обрисованных родовыми признаками и способных быть предметом рассматриваемого преступления, содержится в Законе Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей». В соответствии со статьей 7 названного Закона к ним относятся: редкие рукописи и документальные памятники; архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы; уникальные и редкие музыкальные инструменты; почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях; старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования; редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия, палеонтология; другие движимые предметы, в том числе копии, взятые государством под охрану как памятники истории и культуры[[32]]. На основании экспертного заключения любая из перечисленных культурных ценностей может быть признана предметом хищения, предусмотренного ст. 164 УК.

Автор поддерживает позицию Уканова К. Ш. и считает, чтобы стать предметом анализируемого преступления, вещи и документы по своему содержанию должны обладать особой ценностью, выражающейся в их исключительности и неповторимости, которая связана с историческим, научным, художественным наследием[[33]]. Помимо этого, автор считает, что историческую ценность имеют предметы и документы, найденные в результате археологических раскопок, а также ценности, характеризующие исторические события в жизни народа, общества, государства, отдельных выдающихся личностей.

В отличие от обычных форм хищения данное преступление характеризуется особыми свойствами предмета посягательства, которые закон именует «предметами и документами, имеющими особую историческую, научную, художественную или культурную ценность».

Как было сказано выше, предметом рассматриваемого преступления является чужое имущество. Таковым признается имущество, собственником которого является не лицо, виновное в хищении, а другой гражданин, юридическое лицо или иной собственник. Предметом хищения могут быть не только отдельные произведения или вещи, но и коллекции культурных ценностей, т. е. совокупность однородных или подобранных по определенному признаку разнородных предметов, которые, независимо от культурной ценности каждого из них в отдельности, собранные вместе, имеют историческое, научное либо иное культурной значение, например, коллекции почтовых марок, старинных монет и т. д.

Поскольку в следственно-судебной практике возникает немало вопросов, связанных с отнесением вещей и документов к предмету преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ[[34]], в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 года «О некоторых вопросах применения судами з аконодательства об ответственности за преступления простив собственности» разъясняется, что особая историческая, научная или культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основе экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры[[35]].

Учитывая, что практически установление юридически значимых признаков предмета рассматриваемых преступлений возможно только при условии использования специальных познаний, представляется необходимым привести положения закона в соответствие с действительно существующими общественными отношениями.

Таким образом, рассматриваемое посягательство представляет собой не форму, а особый вид хищения, выделенный з аконодателем в специальную норму исходя из особенностей предмета хищения. Исходя из этого, з аконодатель специально указал (формулируя признаки состава рассматриваемого преступления), что имеется в виду деяние в отношении указанных предметов независимо от способа хищения.

Одной из наиболее остро стоящих проблем при квалификации деяния по ст. 164 УК РФ является проблема определения момента окончания данного преступления. Уголовная ответственность по ст. 164 УК РФ в случае хищения предметов, имеющих особую культурную ценность, наступает независимо от способа совершения преступления. Эта з аконодательная формулировка более всего вызывает споры в юридической литературе.

Основные положения этой полемики можно свести к двум направлениям. Одни авторы утверждают, что это преступление надлежит считать оконченным, в момент не только завладения указанными предметами, но и получения реальной возможности распоряжаться ими по своему усмотрению. Такой позиции, в частности, придерживается П. Н. Панченко[[36]]. Это утверждение представляется бесспорным, если речь идёт о хищение предметов, имеющих особую ценность путём кражи, мошенничества, грабежа, присвоения или растраты, однако в отношении разбоя не всё так однозначно. Разбой это единственная форма хищения, которая признаётся оконченной уже в момент нападения с целью завладения чужим имуществом. Вместе с тем, отдельная группа авторов, числу которых относятся В. М. Лебедев и Ю. И. Скуратов, полагают, что если посягательство на предметы, имеющие особую ценность, осуществлено в форме разбоя, то оно в соответствии с прямым предписанием ст.164 УК РФ может квалифицироваться как оконченное хищение лишь при том непременном условии, что субъект фактически изъял и (или) обратил в свою пользу или пользу других лиц данные предметы. По их мнению, иное решение вопроса было бы грубым нарушением прямых предписаний уголовного закона, очевидным противоречием его буквальному содержанию и смыслу, следовательно, разбой с целью хищения предметов, представляющих особую ценность, не окончившийся их завладением, должен квалифицироваться как покушение на преступление, предусмотренное ст. 164 УК РФ[[37]].

Разделяет точку зрения о недопустимости считать моментом окончания хищения предметов, имеющих особую ценность, совершённого путём разбоя - нападение, и С. М. Кочои[[38]]. Он полагает, что з аконодательная конструкция разбоя (ст. 162 УК РФ) не позволяет безоговорочно его относить к формам хищения. Помимо этого, ст.164 УК РФ установлена ответственность за хищение, а хищение, согласно примечанию 1 к ст.158 УК РФ, окончено с момента причинения ущерба.

Суть другой позиции, которую высказывают З. А.Незнамова[[39]], О. Ф. Шишов[[40]], сводится к тому, что момент окончания преступления, предусмотренного в ст.164 УК РФ, определяется формой хищения. Это утверждение представляется наиболее приемлемым. Так, О. Ф. Шишов пишет, что систематическое толкование закона исключает двоякое понимание юридической природы разбоя и различного подхода к уяснению момента окончания этого преступления[[41]]. Поэтому моментом окончания данного преступления, совершенного путём разбоя, исходя из систематического толкования закона и единого понимания разбоя в действующем уголовном з аконодательстве, следует считать момент нападения, соединённого с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

Ещё одной сложностью связанной с з аконодательной конструкцией ст. 164 УК РФ, является вопрос об оценке вымогательства предметов, имеющих особую ценность. Проблема в том, что в диспозиции данной статьи з аконодатель не упоминает о таком способе корыстного завладения указанными предметами. Следует заметить, что раздел 9 УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» содержит несколько преступлений, состоящих в незаконном завладении особыми предметами, среди которых, ядерные материалы (ст. 221), оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства (ст. 226), наркотические средства, психотропные вещества (ст. 229), где в качестве способа незаконного завладения, называется не только хищение, но и вымогательство. Однако, в ст. 164 УК РФ завладение предметами, имеющими особую культурную ценность, ограничивается лишь одним способом – хищением, это, своего рода, пробел уголовного з аконодательства. При вымогательстве предметов, имеющих особую ценность, надлежит вменять ст. 163 УК РФ.

Вместе с тем, Г. Н. Борзенков полагает, что вымогательство указанных предметов также должно квалифицироваться по ст. 164 УК РФ, поскольку оно не менее опасно, чем кража, грабеж и т. д.[[42]]. С таким утверждением вряд ли возможно согласиться, так как это означало бы применение уголовного закона по аналогии, что недопустимо.

Несовершенство з аконодательного построения ст. 164 УК РФ порождает проблемы и в правоприменительной практике. Среди них, наиболее обсуждаемым является вопрос о допустимости квалификации хищения предметов, имеющих особую культурную ценность соединённого с отягчающими признаками, предусмотренными в ст. 162 УК РФ, по совокупности.

В частности, Г. Н. Борзенков[[43]] а также Л. Д. Гаухман и С. В. Максимов [[44]] считают, что совокупность преступлений надлежит вменять в том случае, когда хищение названных в ст. 164 УК РФ предметов, совершается способом, характерным для насильственных форм хищения при некоторых отягчающих обстоятельствах, не предусмотренных в ч. 2 ст. 164 УК РФ. Например, разбойное нападение с незаконным проникновением в жилище, в результате чего была похищена коллекция рукописей, имеющих особую ценность, представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 164 и ч. 3 ст. 162 УК РФ. Авторы пишут, что применение совокупности в этом случае обусловлено тем, что санкция за данный вид разбоя строже предусмотренной в ч. 1 ст. 164 УК РФ.

С. М. Кочои не разделяет вышеизложенной точки зрения, полагая, что виновный здесь объективно совершает одно хищение, умысла на совершение двух хищений у него нет, и поэтому квалифицировать содеянное, как два хищения, нет законных оснований. В то же время, он высказывает мысль о том, что при совершении нападения в целях хищения предметов, имеющих особую ценность, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, имеет место одно преступление, предусмотренное п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ. Никакой дополнительной квалификации по ст. 164 УК РФ не нужно[[45]]. Мы полагаем, что с данной мыслью нельзя согласиться, так как в противном случае теряется смысл создания ст. 164 УК РФ.

Большинство же авторов высказывают мнение о том, что нет необходимости подобную ситуацию оценив

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Хищение особо ценных предметов и документов". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 632

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>