Дипломная работа на тему "Функционирование и современное состояние гражданско-правового института исковой давности в Российской Федерации"

ГлавнаяГосударство и право → Функционирование и современное состояние гражданско-правового института исковой давности в Российской Федерации




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Функционирование и современное состояние гражданско-правового института исковой давности в Российской Федерации":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

1.1.Понятие и сущность исковой давности в гражданском праве РФ

1.2. Регламентация общего и специальных сроков исковой давности

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1. Правовые конструкции исковой давности (перерыв, приостановление, восстановление срока исковой давности)

2.2. Проблемы применения норм, устанавливающих сроки исковой давности

2.3. Другие вопросы практики применения норм исковой давности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ >

Актуальность темы исследования. Исковая давность относится к числу наиболее фундаментальных институтов гражданского права. Поскольку практически все гражданско-правовые отношения характеризуются той или иной временной протяженностью, подавляющее их большинство тесно связано с гражданско-правовым институтом сроков и институтом исковой давности, в частности.

Развитие норм института исковой давности, таким образом, представляет собой объективный, исторически закономерный процесс. В то же время следует отметить, что со вступлением в силу действующего ГК РФ и последующими изменениями в системе гражданского законодательства данный процесс вовсе не завершился. Так, эволюция системы гражданского права в целом, развитие частных отношений, вступление в такие отношения с субъектами других государств, а также объективная необходимость ее принципиального соответствия международно-правовым нормам обострили проблему императивности или диспозитивности норм исковой давности. Зачастую затруднения на практике вызывает применение норм, регламентирующих исчисление начала срока исковой давности, а также использование ее конструкций, таких как приостановление, перерыв и восстановление. Об актуальности проблем правоприменения исковой давности свидетельствует тот факт, что к разъяснению данного вопроса часто обращается Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Научная исследованность темы. Проблеме исковой давности в отечественной теории гражданского права уделяется большое внимание. Ее разработкой и определением места в общей системе норм гражданского права в разное время занимались такие ученые как М.М. Агарков, С.И. Вильнянский, Ю.С. Гамбаров, В.П. Грибанов, М.А. Гурвич, М.П. Ринг, В.А. Жгунова, О.А. Красавчиков, О.С. Иоффе, В.А. Кабатов, М.Я. Кириллова, И.Б. Новицкий, А.К. Селезнев, Ю.К. Толстой, В.А. Туманов, А.А. Добровольский и др. Эволюция представлений об исковой давности в системе российского гражданского права нашла отражение в работах И.Д. Беляева, Е.В. Васьковского, А.Г. Гойхбарга, А.И. Косарева, О. Морошкина, М.Х. Хутыза, И.Е. Энгельмана.

Проблема влияния истечения срока исковой давности и существования субъективного гражданского права отражена в исследованиях А.М. Абызова, Д.М.Генкина, М.А.Гурвича, К.И. Ильиных, Н.И. Катаржинской, Е.А. Крашенинникова, Б.Б. Черепахина и др. Коллизионными вопросами правовых конструкций приостановления, перерыва и восстановления срока исковой давности занимались, в частности, В.П. Грибанов, А.Н. Гуев, М.Я. Кириллова, М.Я. Лапиров-Скобло, В.В. Лантух, А.В. Селезнев, В.В. Тимофеев. Многие проблемы регламентации института исковой давности в системе международного частного права подробно исследованы в работах М.Г. Розенберга.

Цель исследования состоит в комплексном исследовании теоретических основ функционирования и современного состояния гражданско-правового института исковой давности в Российской Федерации, а также разработке научно обоснованных рекомендаций по его совершенствованию.

Перед настоящим исследованием поставлены следующие основные задачи:

- теоретический анализ существующего законодательного и доктринальных определений сущности исковой давности и ее места в общей системе гражданского права;

- характеристика видов сроков исковой давности и особенностей исчисления исковой давности, закрепленных в законодательстве; рекомендации по их совершенствованию;

- анализ правовых конструкций приостановления, перерыва и восстановления срока исковой давности; конкретные предложения по совершенствованию правовых норм в этой области;

- анализ наиболее актуальных проблем практики применения норм института исковой давности и предложения по их решению.

Объект исследования - гражданско-правовой институт исковой давности. Предмет исследования - система гражданско-правового регулирования исковой давности в Российской Федерации и практика применения норм в данной правовой сфере.

Методы исследования. В дипломном исследовании использовались такие методы научного познания как формально-логический, системно-структурный, историко-правовой, сравнительно-правовой и др.

Структура работы определяется логикой построения научного исследования, его целями и задачами. Работа включает в себя введение, две главы, состоящие из пять параграфов, заключение, библиографический список.


ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ >

1.1 Понятие и сущность исковой давности в гражданском праве РФ >

Учет фактора времени является одним из существенных условий эффективной реализации гражданских прав - данный фактор оказывает дисциплинирующее воздействие на субъектов социально-экономических отношений, способствует рационализации гражданского оборота. De facto судебная защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав не может осуществляться бессрочно. Кроме того, чем больший временной разрыв между фактом нарушения гражданского права и моментом подачи иска, тем сложнее сбор доказательств, характеризующих существо дела, и, соответственно, тем выше вероятность судебной ошибки. Таким образом, налицо объективные социально-экономические и нормативно-правовые основания формирования, развития и совершенствования гражданско-правового института исковой давности.

Легальная формулировка исковой давности, данная в ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гласит: "Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено". Эта формулировка тождественна законодательному определению исковой давности в ГК РСФСР 1964 г. (ст.78) и в Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г. (п.1 ст.42).

В отечественной цивилистике имеют место различные точки зрения по вопросу о сущности и содержании правового института исковой давности. В частности, по мнению А.А. Добровольского, сущность исковой давности неразрывно связана с категорией "иск", а именно: исковая давность есть "срок на предъявление иска".[1] Несколько иной точки зрения придерживался ряд ученых,[2] обосновывавших ее тем, что вышеназванное определение было ориентировано на ошибочную формулировку ч. 1 ст. 44 ГК РСФСР 1922 г. и теперь не согласуется с действующим законодательством, по которому требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности (п.1 ст. 199 ГК РФ). Это означает, что судья не вправе отказать в приеме искового заявления по мотиву пропуска давностного срока, поскольку истечение данного срока не лишает заинтересованное лицо возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.

М.П. Ринг, также опираясь на легальное определение ГК РСФСР 1922 г., определял исковую давность как "прекращение права на иск вследствие непредъявления иска в течение срока, указанного в законе".[3] Вполне корректное для того времени понимание исковой давности не вполне согласуется с современной трактовкой исследуемого гражданско-правового института, поскольку с истечением срока давности способность искового требования подлежать принудительному осуществлению юрисдикционным органом погашается, но само притязание продолжает существовать, хотя и может быть теперь удовлетворено обязанным лицом лишь в добровольном порядке.

О.С. Иоффе определяет исковую давность как "срок, с истечением которого погашается возможность принудительного осуществления нарушенного гражданского права при помощи гражданского иска".[4] Аналогичного мнения придерживается Н.И. Катаржинская.[5] Совершенно ясно, что эта дефиниция опиралась на традиционное для советской юридической науки воззрение: большинство юристов[6] исходили из официального определения исковой давности, данного в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (ч.1 ст. 16).

Однако для совершенно ясного понимания института исковой давности попробуем для начала разобраться, что такое "давность" вообще.

В отечественной цивилистике традиционно признавалось, что среди юридических фактов (событий) важное место по своему значению занимает давность, т.е. истечение известного количества времени, которое при наличии определенных условий способно прекратить или установить юридические отношения.[7]

Понятия "давность" и "исковая давность" соотносятся как общее и частное. В теории гражданского права помимо исковой давности существуют и иные типы давности: например, приобретательская давность.

Анализ работ многих цивилистов показывает отсутствие разногласий по вопросу определения "давности" как юридической категории. Однако еще в начале XX в. российский ученый И.Е. Энгельман в работе по русскому гражданскому праву, анализируя термин "давность", давал ему следующее определение: «Слово "давность" употребляется обыкновенно для обозначения того влияния, которое приписывается в законах истечению определенного срока времени, по отношению к приобретению или потере какого-либо права».[8] Развивая данную мысль, известный цивилист Д.И. Мейер следующим образом характеризовал роль давности для прекращения субъективных прав: «а) право прекращается по давности вследствие того, что другое лицо приобретает это право также по давности; б) право прекращается по давности без соответствующего приобретения его другим лицом, так что если прекращение права и доставляет выгоду какому-либо другому лицу, то все-таки нельзя указать на какое-либо право, приобретенное им вследствие прекращения права по давности».[9]

Вызывает интерес определение еще одного известного цивилиста начала XX в. Ю.С. Гамбарова: "Давностью мы называем признанное положительным правом превращение фактического состояния в юридическое действие времени".[10]

Общеизвестно, что фактор времени имеет большое значение в гражданско-правовом регулировании имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений.

С истечением времени закон связывает наступление различных юридических последствий. В одних случаях истечение времени влечет за собой приобретение юридической возможности самостоятельного осуществления имеющихся прав или приобретения новых прав. Так, достижение гражданином совершеннолетия означает возникновение у него дееспособности в полном объеме, дающей возможность для самостоятельного приобретения и использования имеющихся конкретных гражданских прав. В других случаях с истечением времени закон связывает прекращение определенных прав и обязанностей (например, истечение срока на предъявление требований к поручителю). Иногда истечение определенного периода времени приводит одновременно к прекращению и одновременному возникновению различных групп прав. Так, истечение времени хранения находки влечет за собой прекращение права собственности у лица, потерявшего вещь, и возникновение, например, права собственности у государства. Поэтому достаточно распространенным является понимание давности как установленного законом срока, истечение которого влечет определенные юридические последствия.[11]

Сущность исковой давности неразрывно связана с такими нормативно-правовыми категориями, как иск и право на иск.

Общепринятой в отечественной юридической литературе является позиция, согласно которой иск представляет собой юридическое средство защиты нарушенного или оспариваемого субъективного права.[12] Как в гражданском процессе, так и в арбитражном процессе иск может быть предъявлен любым заинтересованным лицом в установленном законом порядке. Иск может быть направлен на привлечение ответчика к совершению определенных действий или к воздержанию от неправомерных действий (возврат имущества, возмещение убытков, уплата неустойки, уплата алиментов и т.п.), на установление наличия или отсутствия правоотношений между сторонами (признание сделки ничтожной) либо на изменение или прекращение правоотношений (раздел общей собственности, расторжение брака и т.д.).

По нашему мнению, наиболее лаконичное и четкое определение права на иск было дано К.И. Комиссаровым, В.М. Семеновым, Д.М. Чечот, которые предложили следующую формулировку: "Право на иск - есть обеспеченная законом возможность заинтересованного лица обратиться в суд с требованием о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком в целях защиты нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса лица".[13]

Необходимо отметить, что в разное время учеными[14] высказывались и радикальные точки зрения относительно иска, права на иск и исковой давности. Так, Р. Гланц считал право на иск "одним из самых схоластических и совершенно бесполезных учений".[15] Причем один из его аргументов по этому вопросу сформулирован следующим образом: "Ввиду полного разногласия в науке относительно того, что составляет право на иск, введение этого термина в закон должно создать для практики затруднения и вызвать в ней неустойчивость и колебания, что признать желательным, конечно, нельзя".[16]

Как уже указывалось выше, право на иск в теории права принято рассматривать в двух смыслах - материальном и процессуальном. С.Н. Братусь справедливо отмечал, что право на иск в материальном смысле означает "такое состояние субъективного права, при котором оно может быть принудительно осуществлено в отношении обязанного лица".[17]

В свою очередь, право на обращение с иском в суд общей юрисдикции, арбитражный суд или другой судебный орган называется правом на иск в процессуальном смысле. Причем для признания права истца на иск в процессуальном смысле не требуется, чтобы суд, арбитраж или другой какой-либо орган, управомоченный производить рассмотрение гражданских споров, предварительно проверил и убедился в наличии у истца того права, за защитой которого он обращается и на котором основано исковое требование.

Согласно общепринятой в российской науке гражданского права точке зрения, право на иск состоит из двух правомочий — права на предъявление иска и права на удовлетворение иска. Право на предъявление иска, которое часто именуется правом на иск в процессуальном смысле — это право требовать от суда рассмотрения и разрешения возникшего спора в определенном процессуальном порядке. Условия и предпосылки осуществления данного права определяются процессуальным законодательством. При этом важно подчеркнуть, что право на иск в процессуальном смысле, по общему правилу, не зависит от фактора времени. Так, обратиться в суд с иском можно в любое время независимо от истечения срока исковой давности (ч 11 ст. 199 ГК РФ).

Иначе обстоит дело с правом на удовлетворение иска: право на иск в материальном смысле, под которым понимается возможность принудительного осуществления требования истца через суд, непосредственно зависит от действия фактора времени. Истечение исковой давности погашает именно эту возможность и служит основанием для отказа в иске (ч.2 ст. 199 ГК РФ).

Представляется, что определение права на предъявление иска объединяет оба рассмотренных выше определения, однако во втором случае указанное право присуще и таким требованиям, которые не могут быть осуществлены в порядке искового производства (необоснованность притязаний истца). Это создает видимость, что возможность принудительного осуществления материально-правового требования (право на иск в материальном смысле) существует независимо от права на предъявление иска в процессуальном смысле.

Нельзя не согласиться с мнением тех авторов, которые считают, что легальное определение исковой давности ограничивает действие исковой давности только случаями "защиты права", в то время как давность может применяться и при защите охраняемого законом интереса.[18] Так, например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения. Приведем еще один пример: когда выносится решение об аннулировании правовых последствий оспоримой сделки, суд защищает охраняемый законом интерес истца в прекращении порожденных сделкой гражданских прав и обязанностей, а не подвергаемые прекращению субъективные права. На наш взгляд, очевидна необходимость исправления указанного недостатка в легальном определении исковой давности.

Автор полностью разделяет мнение Е.А.Крашенинникова, который предлагает такое определение: "Исковой давностью признается срок для защиты права или охраняемого законом интереса по иску заинтересованного лица".[19] Считаем, что это определение является наиболее рациональным; оно в полном объеме раскрывает суть изучаемого понятия.

Роль исковой давности, как справедливо отмечает М.Я. Кириллова, принято характеризовать, прежде всего, в рамках задач, свойственных гражданскому праву в целом. В этой связи принято говорить о его дисциплинирующей, стимулирующей роли.[20] Исковая давность обеспечивает стабильность взаимоотношений сторон, устраняет неопределенность в отношениях, способствует заинтересованности участников в своевременном осуществлении своих прав.

Аналогичной точки зрения придерживается Н.И. Катаржинская, которая отмечает, что исковая давность служит укреплению договорной дисциплины, стимулирует активность участников гражданского оборота в осуществлении принадлежащих им прав и обязанностей, а также усиливает взаимный контроль за исполнением обязательств, способствует осуществлению своих прав.[21]

Ю.С. Гамбаров писал об очевидной необходимости и пользе исковой давности: «Этот принцип есть принцип общей пользы, которого нельзя не признать в устранении неопределенности и необеспеченности юридических отношений вместе с вытекающей отсюда трудностью их доказательства. Это — самые большие противники всякого хорошо организованного правопорядка, и их торжество было бы, несомненно, обеспечено продолжительным неотправлением и одновременным удержанием в силе как устарелых положений объективного права, так и потерявших свою энергию субъективных прав».[22]

Очевидно, что для прогрессивного развития государство и общество нуждаются во временной упорядоченности существующих гражданских правоотношений. Так, если бы исковые притязания могли принудительно осуществляться в течение бесконечно долгого времени, то определенность этих правоотношений была бы в значительной мере ослаблена.

Устойчивый гражданский оборот предполагает определенность прав и обязанностей участвующих в нем субъектов. Кроме того, следует учесть и социально-экономическую справедливость — отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты гражданских прав ущемляло бы охраняемые законом права и интересы ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могут заранее учесть необходимость сбора и сохранения соответствующих доказательств. Длительное же непредъявление иска истцом обычно свидетельствует о том, что он либо не слишком заинтересован в осуществлении своего права, либо нетвердо уверен в обоснованности своих требований.

Следует признать, что несвоевременное обращение в юрисдикционный орган за правовой защитой может быть выгодно для истца: он может намеренно затягивать предъявление иска, делая тем самым затруднительной или даже невозможной эффективную защиту со стороны ответчика, так как с истечением длительного времени доказательная база последнего с неизбежностью устаревает или даже исчезает (свидетели могут забыть существенные факты, документы могут потеряться, вещественные доказательства - повредиться и т.п.). Поэтому существует объективная необходимость в формировании и развитии правового института, призванного ограждать ответчика от указанных выше неблагоприятных последствий. Известно, что сущность института исковой давности определяется, с одной стороны, его принадлежностью к институту более высокого ранга, а именно институту сроков, а с другой — тесной связью с гражданско-правовым механизмом защиты субъективных гражданских прав и интересов. Эта двойственность, в принципе, очевидна; она использовалась в качестве исходной посылки исследования института исковой давности практически всеми авторами, обращавшимися к исследуемой проблеме.[23]

Вот уже много лет из учебника в учебник переходит ставшая классической для гражданского права мысль о том, что субъективные гражданские права существуют во времени и пространстве,[24] что большинство юридических отношений ограничено определенным сроком, что осуществление и защита гражданских прав неразрывно связаны с фактом времени, что защита большинства субъективных прав ограничена во времени определенным сроком[25] и т.д. По своему целевому назначению сроки подразделяются на сроки осуществления субъективных прав и сроки их защиты.

Поскольку исковая давность по определению является разновидностью срока, она обладает всеми свойствами, присущими ей как сроку. Однако ее применение ограничено сферой защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, что определяет ее особое положение в составе иных сроков, установленных в гражданском праве.

Как известно, исковые притязания могут быть принудительно осуществлены юрисдикционным органом. Но управомоченное лицо, по общему правилу, может воспользоваться этой присущей праву на иск способностью лишь в границах установленного в законе давностного срока. По истечении этого срока указанная способность искового требования отпадает, однако истечение срока давности не лишает заинтересованное лицо возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права и не прекращает субъективного права.

Иное понимание исковой давности мы встречаем в Конвенции "Об исковой давности в международной купле - продаже товаров", которая была заключена в Нью-Йорке 14 июня 1974 г. (далее - Конвенция 1974 г.).[26] В соответствии со ст. 1 Конвенции определяются условия, при которых "требования покупателя и продавца друг к другу, вытекающие из договора международной купли-продажи товаров или связанные с его нарушением, прекращением либо недействительностью, не могут быть осуществлены вследствие истечения определенного периода времени. Такой период времени в дальнейшем именуется сроком исковой давности".

В юридической литературе имеет место обширная теоретическая дискуссия, суть которой сводится к следующему: погашает ли исковая давность только право на иск или и само материальное право? Некоторые ученые[27] считают, что субъективное право сохраняется и после истечения исковой давности, хотя оно и не обеспечено исковой защитой. По мнению же других,[28] истечение срока исковой давности влечет утрату не только права на иск, но и самого субъективного права. В юридической науке достаточно солидно представлено как первое, так и второе мнение. Первое - такими именами, как Б.Б.Черепахин, Д.М.Генкин, И.Б.Новицкий и др., второе — такими, как М.М.Агарков, М.А.Гурвич, О.С.Иоффе, М.П.Ринг и др. Первая точка зрения представляется более логичной, поскольку субъективное право сохраняется и после истечения исковой давности, а гражданин может подать заявление, которое принимается на рассмотрение судом. Иначе говоря, нельзя отказать лицу в принятии искового заявления лишь на том основании, что к моменту обращения с иском в суд срок исковой давности истек.

В то же время, если вопрос о том, сохраняется ли субъективное право по истечении срока исковой давности, может быть в соответствии с действующим законодательством и теорией права решен достаточно однозначно (субъективное право существует, как минимум, до момента принятия решения судом первой инстанции решения об отказе в иске по причине пропуска срока давности), то вопрос о существовании указанного права после принятия судебного решения об отказе в иске представляется менее однозначным. В частности, возможны два варианта:

а) если субъективное право погашается после вынесения судом решения об отказе в иске на основании истечения срока исковой давности, то не вполне ясно, каким образом юридически квалифицировать возможные действия должника по добровольному исполнению обязательства после подобного решения; очевидно, их неправомерно рассматривать как новое правоотношение (например, дарение), поскольку фактический состав правоотношения остается прежним;

б) если субъективное право сохраняется и после вынесения судом решения об отказе в иске по истечении срока давности, то очевидно, что подобное право не является полноценным, действенным правом; подобное право в специальной литературе иногда называют не юридическим, а чисто фактическим.[29]

По нашему мнению, выход из сложившейся ситуации состоит в признании за субъективным правом истца после вынесения судом отказа в иске по причине пропуска срока давности условного (потенциального) характера - в противовес реальному (действительному) праву, которое может быть удовлетворено процессуальным путем.

Указания на то, что по истечении срока давности субъективное право трансформируется в условное, содержатся в специальной литературе: "Пропуск срока исковой давности имеет последствием не прекращение правоотношения, а ослабление его юридической силы... Однако добровольное удовлетворение требования после истечения срока исковой давности не является дарением или действием, лишенным правового основания".[30] Непосредственное указание на то, что исполнение обязательства по истечении срока исковой давности не влечет возвратного права требования содержится в ст. 206 ГК РФ. По умолчанию, то же правило можно отнести и к случаю, когда должник все же выполняет свое обязательство, несмотря на то что суд отверг требования истца на основании истечения срока исковой давности.

Действительно, было бы не вполне правомерным полагать, что истечение срока исковой давности (или даже вынесенное на данном основании судебное решение) влечет окончательное прекращение правоотношения, поскольку исковая давность является общим принципом гражданского права, она абстрагирована от содержания конкретного правоотношения, от его юридического состава. Соответственно, предлагаемый подход к пониманию форм существования субъективного права в зависимости от исковой давности является и социально справедливым. Действующее законодательство четко прописывает, что стороны не могут своим соглашением изменить продолжительность срока исковой давности, по-иному, чем в законе, определить начало его течения, а также обстоятельства, приостанавливающие исковую давность, и т.д. (ст. 198 ГК РФ). Иначе говоря, любые устные и письменные, нотариально удостоверенные соглашения об изменении сроков исковой давности в равной степени недействительны, поскольку соглашения, противоречащие закону, ничтожны. Эти предписания законодательства императивны, однако, не все нормы, регулирующие исковую давность, таковы.

Вообще проблема императивности/диспозитивности норм, регламентирующих исковую давность, является весьма актуальной. Прежде чем приступить к ее рассмотрению, дадим определение правовых категорий "императивные нормы" и "диспозитивные нормы". Так, "императивные нормы - категорические, строго обязательные, не допускающие отступлений и иной трактовки предписания".[31] В отличие от них, "диспозитивные нормы предписывают варианты поведения, но при этом предоставляют субъектам возможность в пределах законных средств предпринимать отношения по своему усмотрению".[32]

В то же время традиционно признается, что именно гражданское право является отраслью права, в которой диспозитивные нормы получили наибольшее распространение. В.И. Власов по этому поводу пишет: «Диспозитивные нормы, именуемые еще "восполнительными", характерны для частного права — той области права, где регулирование осуществляется прежде всего самими субъектами права».[33] Аналогичной позиции придерживается и В.К. Бабаев: "В наибольшей мере диспозитивные нормы присущи гражданскому праву, так как специфический метод правового регулирования данной отрасли базируется на автономном положении субъектов".[34]

Мы разделяем точку зрения юристов,[35] которые считают, что наиболее существенной новеллой, определяющей сегодня значение исковой давности, является утрата ею своей абсолютной императивности. Так, согласно п.1. ст.9 ГК РФ, субъекты гражданских правоотношений осуществляют принадлежащие им гражданские права, в том числе и исковые притязания, по своему усмотрению, что соответствует принципу диспозитивности. Сугубо императивный характер норм исковой давности, на наш взгляд, не соответствует тенденциям развития науки и практики гражданского права в целом, в частности классическому принципу свободы договора, который "предусматривает свободу усмотрения субъектов гражданских правоотношений... в выборе вида договора и условий, на которых он будет заключен".[36]

Отметим, что некоторый отход от императивности в регламентации исковой давности в ГК РФ 1994 г. по сравнению с ГК РСФСР 1964 г. прослеживается. Так, если ранее применение правил об исковой давности составляло обязанность суда, то сегодня в соответствии с действующим законодательством "исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения" (п.2 ст. 199 ГК РФ).

Необходимо отметить, что нормы, регулирующие исковую давность, носят общий характер и, как правило, применяются ко всем гражданским правоотношениям, за исключением тех, по отношению к которым в законе имеется указание о неприменимости сроков исковой давности. Легальное определение исковой давности в последнее время не претерпело каких-либо существенных изменений, однако в ГК РФ появились принципиально новые нормы.

 

1.2 Регламентация общего и специальных сроков исковой давности >

Сроки исковой давности регламентируются, прежде всего, Гражданским кодексом РФ - основным законом российского гражданского законодательства, с анализа которого следует начать рассмотрение нормативно-правового регулирования данного института. В Гражданском кодексе РФ исковой давности посвящено всего 14 статей. Они включены в гл. 12 "Исковая давность", которая начинается со ст. 195 "Понятие исковой давности". Данное в этой статье определение было приведено нами выше (п. 1.1). Теперь проведем его анализ.

Из определения рассматриваемого понятия следует, что исковая давность трактуется как "срок для защиты права", т.е. как срок, в течение которого право может быть защищено. Это не вполне согласуется с содержанием ст.ст. 199, 202, 208 ГК РФ. Во-первых, Гражданский кодекс РФ четко предписывает, что "требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности" (п.1 ст. 199 ГК РФ). Таким образом, не может быть и речи о сроке для защиты права. Далее, ст.208 ГК РФ перечисляет требования, на которые исковая давность не распространяется. Из буквального смысла ст. 195 ГК РФ в сопоставлении со ст. 208 ГК РФ следует, что некоторые права вообще не могут быть защищены, так как для них не предусмотрен срок защиты.

На наш взгляд, противоречия указанных статей имеют место вследствие несколько различного представления в них сущности исковой давности. А именно, в ст. ст. 195, 205 ГК РФ под исковой давностью понимается срок для защиты права, а в ст. ст. 202 и 208 ГК РФ понимается срок, по истечении которого погашается право на судебную защиту.

Считаем, что нельзя не обратить внимание на необходимость внесения изменения в название ст. 208 ГК РФ - "Требования, на которые исковая давность не распространяется". Автор полностью согласен с точкой зрения Р.Е. Гукасяна, который считает, что данная статья при таком понимании исковой давности, которое закреплено в легальном определении, должна быть озаглавлена так: "Требования, защита которых бессрочна".[37]

Следует остановиться еще на одном важном моменте. Так как исковая давность определяется в законе как "срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено", то выражение "срок исковой давности" (de facto "срок срока для защиты права...") является тавтологией. Для устранения данного недостатка некоторые ученые[38] предлагают содержащееся в ст. 196 — 207, 234, 308, 411 и других статьях Гражданского кодекса словосочетание "срок исковой давности" заменить выражением "давностный срок". Автор не согласен с данной точкой зрения, так как известно, что в действующем гражданском законодательстве признана не только исковая, но и приобретательная давность, поэтому будет не совсем ясно, о каком же давностном сроке идет речь.

Думается, нет необходимости в усложнении данного вопроса. Считаем, что в Гражданском кодексе надо писать не о сроках исковой давности, а просто об исковой давности, ведь и так совершенно ясно, что речь идет о сроке. Например: начало течения исковой давности (ст. 200 ГК РФ), исковая давность при перемене лиц в обязательстве (ст. 201 ГК РФ), приостановление течения исковой давности (ст. 202 ГК РФ), перерыв исковой давности (ст.203 ГК РФ), восстановление исковой давности (ст. 204 ГК РФ), исполнение обязанности по истечении исковой давности (ст. 206 ГК РФ) и т.д.

Далее, рассмотрим подробнее ст.ст.196, 197 Гражданского кодекса РФ, регламентирующие общий и специальный сроки исковой давности соответственно. Действующий Гражданский кодекс, в отличие от ГК РСФСР 1964 г., устанавливает лишь один общий срок исковой давности - трехгодичный, независимо от того, кто выступает в качестве стороны правоотношения, нуждающейся в исковой защите: гражданин или организация. Подобный подход соответствует такому важному принципу гражданского законодательства, как равенство всех участников регулируемых им отношений (п.1 ст.1 ГКРФ).

Известно, что общий срок исковой давности применяется ко всем требованиям, за исключением тех, для которых законом установлены специальные сроки (п.1 ст. 197 ГК РФ), сокращенные или более продолжительные по сравнению с общим сроком. К специальным срокам, в частности, относятся:

1. Трехмесячный срок исковой давности, установленный для требований сособственника доли  о  переводе  на него прав и обязанностей покупателя (п. З ст.250 ГК РФ).

2. Шестимесячный срок исковой давности для требований налоговых органов о взыскании налоговой санкции со дня обнаружения налогового правонарушения (п. 1 ст. 115 НК РФ, Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июля 2007 г. № 3246/07[39]). Однако заявление о возврате суммы излишне уплаченного налога может, подано плательщиком в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы, т.е. в данном случае действует общий срок исковой давности (Постановление Президиума ВАС РФ от 11 января 2007 г. № 3646/07[40]).

3. Шестимесячный срок, установленный для требований индоссантов друг к другу и к векселедателю (абз. 3 ст.70 Положения о переводном и простом векселе[41]).

4. Годичный срок исковой давности, установленный для требований, возникающих из нарушений обязательств по грузовым перевозкам (п.З. ст. 797 ГК РФ), и требования о признании оспоримой сделки недействительной (п.2 ст. 181 ГК РФ).

5. Двухгодичный срок, установленный для требований, связанных с имущественным страхованием (ст. 966 ГК РФ).

Однако следует отметить некоторое несоответствие ряда норм положению, содержащемуся в ст. 199 ГК РФ: требования о защите нарушенного права принимаются к рассмотрению судом независимо от истечения исковой давности. Так, в ст. 181 ГК РФ говорится: иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года... Аналогичным образом сформулирована ст. 966 ГК РФ применительно к договору имущественного страхования, п. 3 ст. 885 ГК РФ относительно исков чекодержателя, ст. ст. 125 и 126 Устава железнодорожного транспорта РФ[42], ст. 164 Кодекса внутреннего водного транспорта[43] и некоторые другие.

Из содержания указанных статей, казалось бы, можно сделать вывод о том, что в предусмотренных ими случаях истечение соответствующего срока лишает заинтересованное лицо права предъявлять иск в суд о защите своего права, что явно не соответствует содержанию ст. 199 ГК РФ[44].

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 и 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации»[45] говорится о применении упоминавшейся ст. 181 ГК РФ. В п. 9 постановления речь идет лишь об особенности исчисления годичного срока давности, предусмотренного ст. 181 ГК РФ. При этом никаких сомнений относительно понимания исковой давности в том же значении, что и в ст. 199 ГК РФ, не возникает.

В связи с изложенным можно сказать, что в рассматриваемых статьях «допущена терминологическая неточность»,[46] и высказать пожелание о ее устранении.

Важно отметить, что гражданское законодательство устанавливает и более продолжительные, чем общий, сроки исковой давности. Например, десятилетний срок для исков о применении последствий недействительности ничтожной сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Предметом таких исков могут быть, например: требования о возвращении в натуре всего полученного по ничтожной сделке или о возмещении его стоимости в денежном эквиваленте (п.2 ст. 167; абз.2 п.1 ст. 171 ГК РФ); требование о передаче всего полученного или всего причитавшегося по ничтожной сделке в доход Российской Федерации (абз.2 и 3 ст. 169 ГК РФ); требование о возмещении реального ущерба в случаях, предусмотренных абз. З п.1 ст.171 и п.1 ст.172 ГКРФ.

Гражданский кодекс РФ предусматривает, что исковая давность не может быть изменена частными соглашениями (jus cogens privatorum pactis mutari non potest). Абз.1 ст.198 ГК РФ предписывает: "Сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон". Эта норма - яркое свидетельство императивности российских национальных норм, регулирующих исковую давность. Итак, вышеуказанная норма свидетельствует, что если бы стороны внесли такие изменения (например, предусмотрели бы более продолжительный, нежели указанный в законе, срок исковой давности или ввели иной, по сравнению с законом, способ определения начального момента течения исковой давности и т.п.), то соответствующее соглашение сторон было бы недействительным.

На наш взгляд, абсолютная императивность норм института исковой давности не только не вполне соответствует одному из базовых положений действующего гражданского законодательства, в соответствии с которым субъекты гражданского права "свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора" (п.2 ст.1 ГК РФ), но и тормозит прогрессивное развитие гражданско-правовых отношений в целом. Так, диспозитивность соответствующих норм исковой давности в части уменьшения ее срока по договору сторон явно оказывала бы дополнительное и довольно существенное стимулирующее воздействие на участников гражданско-правовых отношений, повышала бы уровень их правовой дисциплины.

Интересно отметить, что исковая давность широко применяется и играет такую важную роль в гражданском праве, а, например, в семейном праве институту исковой давности такого значения не придается.

В п.1 ст. 9 Семейного кодекса РФ[47] закреплено общее правило, согласно которому на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, когда в самом Семейном кодексе РФ установлен срок для защиты нарушенного права. Правило нераспространения исковой давности на требования, вытекающие из семейных отношений, означает, что любое нарушенное право в области семейных правоотношений может быть защищено в исковом порядке по правилам гражданского судопроизводства независимо от времени, истекшего с момента его нарушения. Это связано с тем, что в семейном праве преобладают личные неимущественные права, имеющие длящийся характер, природа которых может потребовать их защиты в любое время. Таким образом, участники семейных отношений практически не ограничены временными рамками при реализации права на защиту нарушенных семейных прав. Так, исковая давность не распространяется на требования: о расторжении брака, о признании брака недействительным, об установлении отцовства, о признании брачного договора недействительным, о взыскании алиментов в течение всего срока действия права на их получение и т.д.

Исковая давность к семейным отношениям применяется лишь в строго определенных случаях, а именно когда сроки для защиты нарушенных семейных прав предусмотрены в самом Семейном кодексе РФ. Таких случаев несколько.

Во-первых, годичный срок исковой давности предусмотрен п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ для требований супруга, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации, другим супругом не было получено, о признании такой сделки недействительной.

Во-вторых, трехлетний срок исковой давности установлен п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ для требований разведенных супругов о разделе общего имущества.

В-третьих, годичный срок исковой давности установлен п. 4 ст. 169 Семейного кодекса РФ (он отсылает в свою очередь к ст. 15 Семейного кодекса РФ и ст. 181 ГК РФ) для предъявления одним из супругов требования о  признании брака недействительным, когда другой супруг скрыл от него наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции при вступлении в брак.

В п.2 ст. 9 Семейного кодекса РФ закреплено положение о том, что в случае необходимости применения к семейным отношениям норм, устанавливающих исковую давность, суд должен руководствоваться нормами гражданского права.[48]

Как отмечалось выше, исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре (п.2 ст. 199 ГК РФ). Оно может быть подано в любой момент: в ходе подготовки дела к рассмотрению в суде, в ходе самого процесса, при ознакомлении с дополнительными материалами и т.д., но в любом случае до вынесения решения судом первой инстанции. Разъяснения по этому вопросу содержатся в Постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 2/1 (п. 12). Это означает, что ссылка на пропуск срока, не сделанная в суде первой инстанции, не допускается на более поздних стадиях процесса, а также, если ни одна из сторон не заявила о применении исковой давности, суд не вправе применить ее по собственной инициативе.[49] По нашему мнению, требование ст. 199 ГК РФ вполне оправданно, поскольку применение исковой давности только по заявлению стороны в споре отвечает общему положению гражданского права об осуществлении субъективного права своей волей и действий в своих интересах, а также соответствует некоторым современным подходам зарубежного законодательства к регламентации исковой давности[50] и положениям международных договоров.

Однако в специальной литературе существует и иная точка зрения по рассматриваемому вопросу. В частности, С. Туровский считает, что при применении п.2 ст. 199 ГК РФ суды поставлены в сложную ситуацию. Он аргументирует свое мнение следующим образом: "Рассматривая спор из обязательственных правоотношений по иску, заявленному по истечении сроков исковой давности, суд обречен на возможность вынесения фактически незаконного решения. Если ни одна из сторон спора не заявит о пропуске исковой давности, решение суда об удовлетворении исковых требований кредитора о передаче имущества будет причиной для неосновательного обогащения последнего".[51]

Тем не менее, суд ни в коей мере не должен возбуждать вопрос об исковой давности по собственной инициативе, как бы это ни казалось ему справедливым. Очевидно, что иное было бы попросту подсказкой для ответчика, что вступает в противоречие с принципом беспристрастности суда и состязательности в гражданском процессе.

Далее, ст. 200 ГК РФ определяет начало течения как общих, так и специальных, сроков исковой давности. В п. 1 данной статьи установлено общее правило, определяющее начальный момент исчисления срока давности, а именно: "Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права". Определение момента начала течения исковой давности имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от этого зависит правильное исчисление срока и в конечном счете эффективность защиты нарушенного материального права.[52]

Как правило, лицо узнает о нарушении своего права именно в момент его нарушения кем-либо. В таком случае момент нарушения и момент возникновения права на иск совпадают; с этого же дня начинается течение срока исковой давности. Однако нередки случаи, когда лицо узнает о нарушении своего права значительно позднее, чем оно фактически нарушено.

Право на иск (и, соответственно, начало течения срока исковой давности) возникает здесь с момента, когда лицо в действительности узнало о нарушении права (ст. 200 ГК РФ). Разумность установленного правила очевидна, поскольку вполне допустимы случаи, когда по объективным обстоятельствам лицо не знало и не могло узнать о нарушении своего права в тот момент, когда право было фактически нарушено, и, естественно, не могло прибегнуть к защите, предъявив иск.

О том, что лицо узнало либо должно было узнать о нарушении своего права, можно судить лишь на основе анализа всех фактических обстоятельств конкретного дела. Например, лицо должно знать о том, что его право нарушено, если срок действия договора истек, а обязательство не выполнено, если контрагент не отвечает на предъявленные претензии и т.п. Доказательствами могут служить письмо, телеграмма, извещение, врученные лицу под расписку и т.д. Однако, пока не доказано обратное, считается, что лицо не знало еще в этот конкретный момент о нарушении права, а узнало позднее. Иначе говоря, в данном случае действует презумпция добросовестности истца (ст. 10 ГК РФ).

Вместе с тем если оказывается, что истец не знал о нарушении своего права из-за своей халатности, небрежности, бесхозяйственности и т.д., то эти обстоятельства могут быть поставлены ему в вину и начало течения исковой давности может быть определено с того момента, когда истец должен был узнать о нарушении своего права.

Важным является тот факт, что обязанность доказывания времени, с которого стало известно о нарушении права, лежит на истце. Конечно, суд своими активными действиями обязан выяснить все обстоятельства дела, в том числе и этот вопрос. Альтернативный критерий, предусмотренный общим правилом (день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права), требует от суда в каждом случае оценки конкретных обстоятельств.

В целом, порядок исчисления срока исковой давности подчиняется общим правилам, установленным в ст.ст. 190, 191 ГК РФ. Если, например, сторона узнала о нарушении своего права из-за наступления какого-то случая, то срок следует исчислять со следующего после этого дня (ст. 191 ГК РФ).

Изъятия, о которых идет речь в п.1 ст. 200, содержатся как в самом ГК РФ, так и в ряде других законов. Вот лишь некоторые примеры изъятий:

• течение исковой давности по применению последствий недействительности ничтожной сделки начинается с момента начала ее исполнения (п.1 ст. 181 ГКРФ);

• течение исковой давности  по искам  об ухудшающем качество работы отступлении подрядчика от условий договора или иных недостатках в работе начинается со дня принятия работы (ст.ст. 724, 725, 756 ГК РФ);

• срок исковой давности при продаже покупателю вещи ненадлежащего качества начинает течь с момента перехода к покупателю права собственности на вещь (ст. 477 ГК РФ).

Согласно ст.408 Кодекса торгового мореплавания РФ срок исковой давности исчисляется по требованиям:

• возмещения ущерба за повреждение груза, просрочки его доставки и возврата перебора или взыскания недобора провозных платежей - со дня выдачи груза, а если груз не был выдан — со дня, в который должен быть выдан;

•  возмещения ущерба за утрату груза - по истечении тридцати дней со дня, в который груз должен быть выдан, при перевозке в смешанном сообщении — по истечении четырех месяцев со дня приема груза для перевозки;

• возмещения убытков за неподачу судна или подачу его с опозданием, платы за простой судна, премий за досрочную погрузку или выгрузку груза со дня окончания месяца, следующего за тем, в котором началась или должна была начаться перевозка груза;

• ко всем остальным случаям - со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления требования.

Следует также отметить, что, согласно ст. 409 Кодекса торгового мореплавания РФ, к требованиям, вытекающим из договора морской перевозки пассажира в заграничном сообщении, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ст. 197 КТМ РФ, договора морского страхования, а также из столкновения судов и осуществления спасательных операций, применяется двухгодичный срок исковой давности. Он исчисляется в отношении следующих юридических фактов:

1) по требованиям, вытекающим из договора перевозки пассажира в заграничном сообщении, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ст. 197 Кодекса торгового мореплавания РФ:

а) в случае повреждения здоровья пассажира — со дня высадки пассажира на берег;

б) в случае смерти пассажира, происшедшей во время его перевозки, - с того дня, когда пассажир должен был высадиться на берег;

в) в случае повреждения здоровья во время перевозки, вызвавшего смерть пассажира после его высадки на берег, — со дня его смерти при условии, что данный срок не превышает три года со дня высадки пассажира на берег;

г) в случае утраты или повреждения багажа пассажира - со дня выгрузки багажа или со дня, когда багаж должен быть выгружен, в зависимости от того, какая из дат является более поздней;

2) по требованиям, вытекающим из договора морского страхования, - со дня возникновения права на иск;

3) по требованиям возмещения убытков  от столкновения судов - со дня столкновения судов;

4) по требованиям, возникающим из спасательных операций, - со дня окончания спасательной операции.

Необходимо отметить и требования, вытекающие из договора буксировки, договора морского агентирования, договора морского посредничества, тайм-чартера, бербоут-чартера и из общей аварии, к которым применяется годичный срок исковой давности.

Данный срок исчисляется:

• по требованиям, вытекающим из договора буксировки, договора морского агентирования, договора морского посредничества, тайм-чартера и бербоут-чартера, - со дня возникновения права на иск;

• по требованиям, возникающим из общей аварии, — со дня составления диспаши.

Далее, по обязательствам перевозки воздушным транспортом в соответствии со ст.128 Воздушного кодекса РФ[53] течение срока исковой давности начинается на следующий день после получения грузоотправителем или грузополучателем ответа об отказе или о частичном удовлетворении претензии, а в случае неполучения такого ответа - через 45 дней после получения претензии перевозчиком, если иное не предусмотрено договором воздушной перевозки груза или договором воздушной перевозки почты.

Следует указать, что в обязательствах перевозки внутренневодньм транспортом действуют следующие правила, определяющие начальный момент срока исковой давности: в соответствии со ст.218 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ[54] иски к пароходствам, вытекающие из перевозки и буксировки, могут предъявляться только в случае полного или частичного отказа пароходства удовлетворить претензию или после истечения срока, установленного для рассмотрения претензии. В соответствии со ст. 226 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ этот срок течет с момента получения отказа в удовлетворении претензии или с момента истечения срока для ответа на претензию.

Подчеркнем, что многие нормативно-правовые акты достаточно подробно регламентируют начальный момент исчисления срока исковой давности. Это обстоятельство необходимо обязательно учитывать в процессе их применения, так как от этого зависит точное и верное исчисление срока и в конечном счете защита нарушенного материального права. Ведь неточное определение начального момента неизбежно приведет к ошибочному удлинению или, наоборот, сокращению срока исковой давности.

Вернемся к анализу ст. 200 ГК РФ, п. 2 которой регламентирует наиболее часто встречающийся момент начала течения исковой давности. Дело в том, что в обязательствах (особенно вытекающих из договоров) по общему правилу устанавливается срок исполнения обязательства и он является существенным условием, а несоблюдение его означает ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства, нарушающее субъективное материальное право, скажем, кредитора. О таком нарушении кредитору становится обычно известно в момент истечения срока исполнения обязательства. С этого момента и определяется начало течения рассматриваемого срока.

Есть обязательственные правоотношения, в которых одним из условий соглашения является обязанность должника не совершать определенное действие. Тогда нарушением права кредитора будет совершение должником запрещенного действия. С этого момента возникает право на иск, а значит, и должно быть определено начало течения исковой давности.

В обязательственных правоотношениях, где предусмотрены сроки исполнения обязанностей сторон, в последующем возможно изменение данных сроков по соглашению сторон или на основании административного акта. Изменение сроков исполнения обязанностей влияет на определение начального момента течения исковой давности. Так, если срок исполнения удлиняется, переносится на более позднее время, чем это было предусмотрено первоначально сторонами правоотношения, то соответственно отодвигается и начальный момент исчисления рассматриваемого срока. Равным образом если изменяется первоначальный срок исполнения обязанностей в правоотношении в сторону его сокращения, то суд должен учитывать это важное обстоятельство при определении начального момента течения срока исковой давности.

Особый интерес представляет проблема начала течения исковой давности по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования. Гражданское законодательство для таких случаев устанавливает (абз.2 п.2 ст.200), что давностньм срок начинает течь с "момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, то исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока".

Что касается обязательств, по которым предоставляется упомянутый льготный срок, то здесь ситуация с исчислением срока исковой давности выглядит более или менее ясной. По смыслу п.2 ст.314 ГК РФ обязательства с неустановленным сроком исполнения должны исполняться в разумный срок. Не исполненные в этот период обязательства, а равно обязательства, срок исполнения которых определен моментом востребования, должны быть осуществлены в течение семи дней со дня предъявления кредитором требования об исполнении. Указанный семидневный период и выступает, в частности, тем льготным сроком, о котором говорится в приведенной выше норме.

Следует отметить, что именно те обязательства, по которым в силу упомянутых причин не устанавливается льготный срок, и представляют собой некоторую сложность с точки зрения определения начала течения исковой давности. Известно, что законодатель связывает начало течения указанного срока не с моментом, когда кредитор по таким обязательствам предъявил требование, а с днем, когда у кредитора возникает право на его предъявление. А по обязательствам, срок исполнения которых определен моментом востребования без льготного срока, такое право появляется у кредитора одновременно с возникновением самого обязательства. Например, возьмем договор хранения на неопределенный период. Согласно п.2 ст.889 ГК РФ, если срок хранения договором не предусмотрен и не может быть определен исходя из его условий, хранитель обязан хранить вещь до востребования ее поклажедателем. Никакого льготного срока по возврату вещи закон не устанавливает. Более того, по сути обязательства во многих случаях вещь должна быть выдана немедленно. Следовательно, срок исковой давности по обязательствам, вытекающим из договора хранения, по смыслу абз.2 п.2 ст.200 ГК РФ, начинает течь с момента заключения такого договора. Значит, по истечении трех лет с момента возникновения обязательства по хранению независимо от того, заявлялось ли поклажедателем требование о возврате вещи или нет, исковая давность по требованию поклажедателя истечет.

С рассмотренным выше положением трудно согласиться. Ведь исковая давность, согласно ст.195 ГК РФ, устанавливается для защиты нарушенного права и, таким образом, не может начаться ранее нарушения права. А в приведенном выше примере никаких нарушений прав поклажедателя нет.

Исходя из вышеизложенного автор считает, что предписание абз.2 п.2 ст.200 ГК РФ подлежит изменению, и полностью согласен с мнением С. Сарбаша,[55] который считает, что исковая давность по обязательствам, срок исполнения которых определен моментом востребования без льготного срока, должна начинаться со дня предъявления требования, а не с момента, когда у кредитора появится право на такое востребование.

Рассмотрим п. 3 ст. 200 ГК РФ, который посвящен течению исковой давности по регрессным обязательствам. Примером может служить уплата банком - гарантом бенефициару суммы, на которую выдана гарантия. На следующий день после уплаты начинается течение рассматриваемого срока на право банка-гаранта требовать от принципала в порядке регресса возместить уплаченную сумму.[56] Или еще одни пример: течение исковой давности по регрессному иску торгового предприятия к предприятию-изготовителю недоброкачественных товаров народного потребления, связанному с возвратом покупателю-гражданину цены товара, начинается со дня удовлетворения в установленный срок торговым предприятием требования покупателя.

Отметим, что регрессные требования, предусмотренные ст. 313 Кодекса торгового мореплавания РФ, исчисляются со дня уплаты соответствующей суммы и к ним применяется годичный срок исковой давности. Речь в данной статье идет о праве судовладельца, выплатившего большую сумму возмещения вреда, чем ему следовало бы уплатить, на регресс к другим судовладельцам, чьи суда также были причиной убытков, возникших в результате столкновения.

Далее, остановимся на анализе ст. 201 ГК РФ "Срок исковой давности при перемене лиц в обязательстве". Согласно содержанию данной статьи, перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Указанное положение ГК РФ носит универсальный характер. Оно относится к случаю уступки требования (перехода прав кредитора к другому лицу — ст. 382 ГК РФ); к случаю перевода долга должником на другое лицо (ст. 391 ГК РФ); к случаю слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования юридических лиц (ст. 58 ГК РФ), а также перехода прав к наследнику и т.д.

В ряде случаев перемена лиц в обязательстве может быть основана и на законе. Например, если арендодатель продал арендованное имущество в установленном порядке, то к новому собственнику переходят права и обязательства по договору аренды. При уступке прав по договору о залоге (ст.355 ГК РФ) также происходит перемена лиц в обязательстве. При удержании (п.2 ст. 359 ГК РФ) у кредитора может находиться вещь, права на которую уже приобретены третьим лицом, т.е. по существу и здесь мы встречаемся с переменой лиц в обязательстве. Хотя по общему правилу при ликвидации юридического лица нет правопреемства, все же такие обязательства, как возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 419 ГК РФ), переходят к другим лицам. По существу, и при субсидиарной ответственности происходит перемена лиц в обязательстве (например, ст.ст. 115, 120, 123 ГК РФ). Таким образом, изложенное выше правило применимо как к универсальному (при реорганизации юридического лица и наследовании), так и к сингулярному (частному) правопреемству. Во всех случаях перемены лиц в обязательстве сохраняются как установленный срок исковой давности, так и порядок его исчисления. Иначе говоря, если, допустим, кредитор уступил свои права правопреемнику, исковая давность будет исчисляться не заново, а продолжится течение того срока, который начался в момент возникновения прав у первоначального кредитора. Аналогично решается вопрос и об истечении исковой давности: если он истек в отношении первоначального кредитора, то истек и для его правопреемника. Сказанное относится и к должнику.

В целом предусмотренная Гражданским кодексом РФ регламентация течения общего и специальных сроков исковой давности, по нашему мнению, способствует рациональной организации гражданского оборота. Вместе с тем на основании проведенного в первом параграфе исследования автор предлагает внести следующие изменения и уточнения в действующее гражданское законодательство:

1. Устранить содержащуюся в ст.ст. 196-207, 234, 308, 411 ГК РФ и в других статьях тавтологию, т.е. повторение того же самого другими словами, не уточняющими смысла. Для этого необходимо заменить словосочетание "срок исковой давности" на "исковую давность", так как известно, что, согласно ст. 195 ГК РФ исковая давность - это срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено; и поэтому уточнение не требуется.

2. Внести изменение в абз.2 п.2 ст.200 ГК РФ, согласно которому исковая давность по обязательствам, срок исполнения которых определен моментом востребования без льготного срока, должен начинаться со дня предъявления требования к должнику, а не с момента, когда у кредитора появится право на такое востребование.

3. Заменить название ст. 208 ГК РФ "Требования, на которые исковая давность не распространяется" на следующее — "Требования, защита которых бессрочна".


ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ >

2.1 Правовые конструкции исковой давности (перерыв, приостановление, восстановление срока исковой давности) >

Исковая давность, как и всякий срок, имеет три основные характеристики: момент начала течения, момент окончания течения и период действия. Чаще всего исковая давность течет непрерывно. Но могут возникнуть обстоятельства, благодаря которым в период ее действия возможны изменения, а именно: приостановление и перерыв течения срока, а также после окончания действия и восстановление срока исковой давности.

В отечественной юридической литературе время от времени поднимается вопрос о начале течения срока давности по виндикационному иску в тех случаях, когда собственник не знает, кто нарушил его право.

По мнению С. Сарбаша, не может начаться течение давностного срока, пока собственнику неизвестно, в чьем фактическом владении находится его вещь, хотя о самом факте утраты (потери) вещи он знает.[57]

Иную позицию занимает А.П. Сергеев: «Закон связывает начало течения исковой давности лишь с тем, что лицо узнало или должно было узнать о факте нарушения своего права... Так, лицо, право которого нарушено, может не знать, кто является правонарушителем, либо не иметь сведений о месте его нахождения... Все эти и сходные с ними обстоятельства по действующему законодательству не влияют на начало течения исковой давности».[58] В противном случае, по мнению А.П. Сергеева, правила об исковой давности утратили бы в значительной степени определенность как свое необходимое качество, а также открылись бы широкие возможности для злоупотреблений.

При рассмотрении этого вопроса следует иметь в виду, что в некоторых странах институт исковой (погасительной) давности в принципе не применяется к праву собственности.

Совершенно ясно, что течение времени приостановить нельзя, так же как нельзя его замедлить либо ускорить. Поэтому такое приостановление течения рассматриваемого срока является условным и означает, что период врем

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Функционирование и современное состояние гражданско-правового института исковой давности в Российской Федерации". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 453

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>