Дипломная работа на тему "Формы возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе"

ГлавнаяГосударство и право → Формы возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Формы возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе":


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учреждение образования ”Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины”

Юридический факультет

Кафедра уголовного пра ва и процесса

Дипломная работа

Формы возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе

Исполнитель:

студент группы П-54 А. С. Василёнок

Научный руководитель: А. И.Стрельцов

ассистент кафедры уголовного

пра ва и процесса

Рецензент: Н. Г. Грищенкова

ассистент кафедры гражданско-

правовых дисциплин

Гомель 2003

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Мастерское выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Уфе и в других городах России.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

1. СУЩНОСТЬ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. 6

2. ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. 16

2.1 Понятие и значение гражданского иска в уголовном процессе. 16

2.2 Предмет и основание гражданского иска в уголовном процессе, процессуальные предпосылки гражданского иска в уголовном процессе. 19

2.3 Субъекты гражданского иска в уголовном процессе. 27

2.4 Актуальные вопросы производства по гражданскому иску в уголовном процессе 43

3. ИНЫЕ ФОРМЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ. 67

3.1 Меры уголовной ответственности имущественного характера. 67

3.2 Возмещение вреда по инициативе суда. 72

3.3 Уголовно-процессуальная реституция. 77

3.4 Добровольное возмещение ущерба. 82

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 85

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.. 91

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. При всем современном разнообразии политических, идеологических, социальных представлений о наиболее верном, целесообразном направлении дальнейшего развития общества в одном, кажется, сходятся все: Беларусь должна быть правовым государством. Общеизвестно и то, что одним из важнейших критериев правового государства является надлежащее обеспечение и защита прав и интересов граждан. Юридическая наука призвана, основываясь на идеалах гуманизма и общечеловеческих ценностях, вырабатывать новое, демократическое правовое мышление как составную часть культуры, в центре которой стоит человек, его права и интересы. Но что для этого необходимо? Прежде всего, уверенность каждого гражданина в том, что он защищен законом. Но эта уверенность придет лишь тогда, когда каждый нарушитель права понесет наказание, а нарушенное право будет восстановлено.

Это особенно важно в период перестройки всех сфер общественной жизни, в том числе и работы судебных органов, когда значительно возросли социальные требования к осуществлению правосудия, призванного обеспечить надлежащую защиту прав и охраняемых законом интересов каждого гражданина, предприятия, учреждения, организации и государства в целом. Следовательно, получение правовых знаний о формах возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе, предопределяет, с одной стороны, возможность действенной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций в уголовном судопроизводстве, с другой – идеальный образ результата этого судопроизводства, что позитивным образом отразится на эффективности осуществления правосудия по уголовным делам. Этим объясняется теоретическая ценность данной проблемы, а также ею обусловленная не менее значимая практическая проблема, по эффективной реализации указанных форм в уголовном судопроизводстве. Сказанное о роли форм возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе, позволяет, думается, утверждать, что перед нами стоит сложная теоретическая и обусловленная этим не менее значимая практическая проблема, разработка которой становиться одним из приоритетных направлений науки уголовно-процессуального права Республики Беларусь. Эти обстоятельства подтверждают тезис об актуальности избранной темы дипломной работы.

Цели и задачи дипломного исследования. На основании исследования и анализа действующего уголовного процессуального, гражданского процессуального законодательства Республики Беларусь, монографической литературы преследуется цель определить сущность и правовую природу различных форм возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе, установить существующие теоретические и практические проблемы данного правового института в уголовном процессе, сформулировать логически обоснованные выводы, предложения по их устранению, рекомендации по внедрению полученных результатов в практику. Достижение этой цели связано с решением следующих теоретических задач:

а) раскрыть сущность защиты нарушенного субъективного права;

б) дать понятие гражданского иска в уголовном процессе;

в) изучить предмет и основание гражданского иска в уголовном процессе;

г) охарактеризовать субъектов гражданского иска в уголовном процессе;

д) изучение производства по гражданскому иску в уголовном процессе, разрешение наиболее актуальных вопросов (предмет доказывания, процесс доказывания, проблемные вопросы на различных стадиях судебного производства);

е) раскрыть сущность возмещения вреда по инициативе суда;

ж) раскрыть сущность уголовно-процессуальной реституции;

з) раскрыть сущность добровольного возмещения вреда.

Теоретической базой данной дипломной работы служат монографии и научные работы таких исследователей в области гражданского и уголовного процесса, как: Нор В. Т., Даев В. Г., Мазалов А. Г., Гуреев П. П., Басин Ю. Г., Александров С. А., Понарин В. Я., Ермаков И., Божьев В. П., Белякова А. М., Юдельсон К. С., Трусов А. И., Трунова Л. К., Газетдинов Н. И., Рыжаков А. П..

Нормативную базу - составляют:

а) Конституция Республики Беларусь;

б) Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь;

в) Гражданско-процессуальный кодекс Республики Беларусь;

г) Гражданский кодекс Республики Беларусь;

д) Пленум Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2000 г. N 7 “О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда”.

Также использовались и иные законодательные акты Республики Беларусь.

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, трех разделов, включающих в себя подразделы, заключения, списка использованных источников.


1. СУЩНОСТЬ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ И НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Любое преступное деяние, как юридический факт, посягает на сложившиеся общественные отношения и влечет негативные изменения в них. В силу объективно существующей причинно-следственной зависимости оно порождает определенные для каждого его отдельного вида вредные последствия, конкретно выражающиеся в ущербе, который причиняется объектам преступления, охраняемым как уголовным, так и другими отраслями права. Именно последствия преступления являются основным элементом его общественной опасности, а их характер определяется содержанием общественных отношений, которым данное преступление наносит ущерб. В этой связи Кудрявцев В. Н. отмечает, что основными показателями опасности преступного действия являются: а) тяжесть возможных последствий; б) вероятность их наступления; в) распространенность действий такого рода [1, с.15]. Отсюда делаем вывод, что тяжесть реальных или возможных последствий является основным показателем опасности преступного деяния, хотя, естественно, что степень общественной опасности реально наступивших вредных последствий несравнимо большая, чем вероятность их наступления.

В целом, под последствиями преступления принято понимать вредные изменения в охраняемых законом общественных отношениях, которые явились его результатом. В одних случаях преступление наносит имущественный ущерб, в других - причиняет вред жизни, здоровью граждан, в третьих - нарушает установленный в государстве правопорядок и т. д. Следовательно, по своему характеру вредные последствия преступления весьма разнообразны и их можно классифицировать по различным признакам. Мы изберем в качестве такого признака наличие или отсутствие в результате совершения преступления материального ущерба. По данному признаку все последствия преступления мы разделим на две большие группы:

1) материальные последствия (имущественный ущерб);

2) нематериальные последствия (физический и моральный ущерб).

Рассмотрим первую группу последствий преступления. Итак, материальные последствия преступления выражаются прежде всего в имущественном ущербе, причиняемом в первую очередь материальным объектам (предметам преступного посягательства обладающим количественной характеристикой, которую можно выразить в денежном эквиваленте).

Причинение материального ущерба выступает в различных его составах по-разному. В одних из них материальный ущерб составляет цель преступника (все виды хищений), в других случаях причинение материального ущерба составляет средство, с помощью которого достигается преступная цель (умышленное уничтожение либо повреждение имущества). Нередко имущественный ущерб причиняется по ходу посягательства на основной объект. Так, объектом хулиганства является общественный порядок, однако в зависимости от способа совершения хулиганских действий последними может быть причинен как имущественный, так и неимущественный ущерб.

Материальные последствия возникают не только в результате посягательства на отношения собственности в форме определенных материальных объектов. Они возникают и при посягательстве на личность гражданина и его права. Направленные против жизни и здоровья граждан преступления (убийство, телесные повреждения, побои и т. д.) влекут за собой вред именуемый физическим, который прямым путем (непосредственно) возместить невозможно. Но вред физический, как правило сопряжен с вредом материальным, то есть материальными утратами и расходами, которые были понесены потерпевшими в связи с потерей кормильца, утратой заработка, восстановлением здоровья и т. д.. Анализ содержащихся в уголовном законе составов преступлений дает основание сделать вывод о том, что материальный ущерб может явиться результатом их подавляющего большинства.

Вторая группа последствий преступления - нематериальные.

Нематериальные последствия преступления (физический, моральный вред), несмотря на всю их тяжесть и общественную опасность, определить количественно, измерить практически не представляется возможным. И если в случае физического ущерба все таки наступают какие-то материальные последствия, которые можно возместить к примеру в денежном эквиваленте, то как быть с моральным вредом, который иногда гораздо более опасен для человека чем утрата какого-либо, пусть и очень ценного, имущества.

Согласно части 2 статьи 60 Конституции Республики Беларусь с целью защиты прав и свобод, чести и достоинства граждане в соответствии с законом вправе взыскать в судебном порядке, как имущественный вред, так и материальное возмещение морального вреда [2]. Исходя из данного положения Конституции был принят ряд нормативных актов, предусматривающих материальное возмещение морального вреда: законы Республики Беларусь “О социальной защите инвалидов в Республике Беларусь”, “О защите прав потребителей”, “Об обращениях граждан”, а также Пленум Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2000 г. N 7 “О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда”[3].

В соответствии с пунктами 14, 15, 16 Пленума моральный вред компенсируется судом в денежной форме, если законодательством не предусмотрена иная форма компенсации морального вреда, кроме того требования о размере компенсации морального вреда должны быть основаны на конкретных обстоятельствах, поэтому применительно к статье 243 Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь [4] истец в заявлении о компенсации морального вреда должен указать, кем, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) причинены ему физические или нравственные страдания, в чем они выражаются, в какой денежной сумме он оценивает их компенсацию. При определении размеров же размеров компенсации суду необходимо руководствоваться ч.2 ст.152 и п.2 ст.970 Гражданского кодекса Республики Беларусь [5]. При этом суд, с целью обеспечения разумности и справедливости для каждого конкретного случая, должен учитывать степень нравственных и физических страданий потерпевшего исходя из тяжести наступивших для него последствий и их общественной оценки. Кроме этого суду необходимо учитывать обстоятельства причинения вреда, возраст потерпевшего, состояние его здоровья, условия жизни, материальное положение и иные индивидуальные особенности. Суд также вправе учесть имущественное (финансовое) положение причинителя вреда. Итак, вредные имущественные и неимущественные последствия преступления - это результат противоправного деяния, которое одновременно является уголовным и гражданским правонарушением. При его совершении возникает два вида охранительных правоотношений - уголовное и гражданское. И, если в уголовном правоотношении правонарушителю противостоит государство, то гражданско-правовое отношение возникает между правонарушителем и юридическим лицом или гражданином, которому преступлением причинен какой-либо ущерб. Содержание последнего составляет право потерпевшего требовать от правонарушителя восстановления нарушенных преступлением имущественной и неимущественной сфер, с одной с одной стороны, и корреспондирующая этому праву обязанность правонарушителя возместить ущерб - с другой. В первом из названных правоотношений реализуется уголовная ответственность, во втором - гражданско-правовая. В силу общего правила установленного п.1 ст.933 Гражданского кодекса Республики Беларусь вред причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред, кроме случаев специально предусмотренных законодательством. Эта гражданско-правовая норма дает общее понятие деликатного обязательства закрепленные в ней общие положения получают специфическую интерпретацию в специальных деликтах, отражающих особенности как самого правонарушения, так и характер материально правового отношения, возникшего в результате деликта и причинения им материального либо нематериального ущерба. Поэтому приведенное общее правило о гражданско-правовой ответственности находит свое применение лишь в тех случаях, если возникшее в результате совершения преступления и причинения им вреда спорное правоотношение не регулируется специальной нормой, определяющей порядок и размер подлежащего возмещению ущерба.

Таким образом, в случае совершения преступления и причинения им ущерба возникшие при этом правовые отношения подлежат урегулированию на основании как норм уголовного права, так и норм отрасли материального права, регулирующих ответственность за причинение вреда. И именно реализация этих норм дает возможность устранить отрицательные последствия преступления. Отсюда можно сделать вывод о том, что правоприменительная деятельность ведущих уголовный процесс органов не сводится к привлечению виновных в совершении преступления лиц к уголовной ответственности, установления ее оснований и принятию об этом решения. В их задачи входит также приятие всех необходимых мер для быстрого и полного устранения последствий преступления, что и закреплено в п.2 ст.7 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь [6]. Именно для этой цели и предусмотрен уголовно-процессуальный механизм правового регулирования, приведение в действие которого способно устранить эти последствия и, следовательно, надлежащим образом защитить нарушенные преступлением имущественные и неимущественные права и интересы потерпевших лиц.

Развитие прав и свобод граждан Республики Беларусь с необходимостью предполагает совершенствование правоохранительной деятельности государства. И, исходя из гармонического сочетания интересов общества, государства и личности, учитывая характер вредоносного деяния, законодатель предоставляет возможность лицам, понесшим материальный и нематериальный ущерб от преступления, обратиться за защитой нарушенного права не только в порядке гражданского судопроизводства, но и в уголовном процессе, совместно с рассмотрением уголовного дела. Причем уголовно - процессуальная форма располагает большим разнообразием правовых средств для осуществления такой защиты.

Исследование отдельных уголовно-процессуальных средств защиты нарушенных преступлением прав и интересов потерпевших предполагает прежде всего уяснение сущности самой защиты и содержания уголовно-процессуального механизма ее осуществления.

Правовая защита, как одна из юридических гарантий осуществления субъективных прав и их восстановления в случае нарушения, представляет собой сложное многоплановое правовое явление. В качестве научной проблемы она составляет предмет исследования многих юридических отраслевых наук, а также общей теории права. И вполне естественно, что по поводу сущности правовой защиты нарушенных субъективных прав, а следовательно и ее понятия ведется дискуссия. Так Басин Ю. Г. cчитает, что “правовая защита - это предусмотренная для борьбы с правонарушениями система мер, опирающихся на государственное принуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности права и ликвидацию последствий его нарушения” [7, с.34]. Малеин Н. С. полагает, что “правовая защита - это система правовых норм, направленных на предупреждение правонарушений и устранение их последствий”[8, с.192]. Иначе определяет сущность защиты гражданских прав Гуреев П. П.. По его мнению, она представляет собой “совокупность предусмотренных законом способов рассмотрения разрешения гражданско-правовых споров в целях восстановления нарушенных прав или подтверждения оспоренных гражданских прав” [9, с.6].

Анализируя приведенные выше соображения по поводу сущности защиты нарушенных субъективных прав мы полагаем, что их авторы в качестве определяющего признака берут лишь какую-либо отдельную сторону или свойство названного правового явления. Так Басин Ю. Г. сущность правовой защиты усматривает в материально-правовых способах, с помощью которых осуществляется защита нарушенного права, Малеин С. С. характеризует ее как правовой институт, и, наконец, Гуреев П. П. видит сущность правовой защиты в ее процессуальной стороне, не выясняя внутреннего содержания деятельности именуемой защитой права. Поэтому приведенные соображения о сущности правовой защиты нарушенного субъективного права, будучи верными по существу, не охватывают всех сторон данного явления, а следовательно, и не в полной мере выявляют сущность этого правового феномена.

Общая же теория права трактует защиту субъективного права, как деятельность юрисдикционных органов, направленную на применение предусмотренных законом мер для восстановления нарушенных прав. Здесь, по мнению Алексеева С. С., “защита права - это государственно-принудительная деятельность, направленная на осуществление “восстановительных задач”- на восстановление нарушенного права, обеспечение исполнения юридической обязанности” [10, с.180].

При таком видении защиты нарушенного субъективного права, независимо от характера последнего, ею органически соединяются материально правовая сторона (меры, способы защиты) и процессуальная (деятельность управомоченных органов по реализации этих мер), что и дает основание характеризовать защиту нарушенных субъективных прав как материально-процессуальный институт.

Изложенное, таким образом, дает основание заключить, что сущность правовой защиты нарушенного субъективного права состоит в реализации правоприменительными органами предусмотренных законом мер государственного принуждения с целью устранения нарушения и его последствий, согласно этой позиции видит сущность правовой защиты Нор В. Т.: “защита имущественных прав потерпевших лиц в советском уголовном процессе представляет собой урегулированную процессуальным законом деятельность ведущих уголовный процесс органов, направленную на применение предусмотренных законом мер с целью восстановления их нарушенного имущественного положения”[11, с.13]. Но и это определение правовой защиты не совсем полно отражает ее сущность - здесь сделан упор на устранение только имущественных последствий, хотя в законодательстве, в частности в ч.2 ст.60 Конституции Республики Беларусь, указано, что любой вред, то есть в том числе и неимущественный подлежит возмещению в полном объеме. Поэтому мы полагаем, что наиболее рациональным и раскрывающим сущность данного правового явления будет следующее понятие: правовая защита - это урегулированная процессуальным законом деятельность ведущих уголовный процесс органов, направленная на применение предусмотренных законом мер с целью восстановления субъективных прав лиц, которым в результате преступления был причинен какой-либо вред.

При таком понимании защиты субъективных прав нарушенных преступлением, она представляется не только как конечный результат деятельности ведущих уголовный процесс органов, но и как сама уголовно-процессуальная деятельность.

Нор В. Т. выделяет в защите нарушенных преступлением субъективных прав, осуществляемой при производстве по уголовному делу cледующие структурные элементы защиты:

а) объект;

б) способ;

в) субъект;

г) порядок и процессуальные средства.

Он считает, и наши мнения полностью совпадают, что ”будучи взаимосвязанными и взаимообусловленными, проявляясь лишь в единстве, они тем не менее относительно самостоятельны, что позволяет вычленить их из общего понятия защиты и подвергнуть анализу с целью выявления сущности”[11, с.13].

Итак, объектом защиты нарушенных преступлением прав потерпевших является само их субъективное право, вытекающее из гражданских, трудовых, семейных и тому подобных правоотношений.

Способ защиты - это конкретная мера государственного принуждения, с помощью которой ведущие уголовный процесс органы восстанавливают нарушенные имущественные и личные неимущественные права - данные меры пере числены в ст.11 Гражданского кодекса Республики Беларусь, но в уголовном судопроизводстве применению подлежат лишь:

а) восстановление положения существовавшего до нарушения права;

б) взыскание с обвиняемого или лиц, несущих в силу закона ответственность за его действия, причиненных убытков.

Одной из характерных особенностей способов защиты имущественных и личных неимущественных прав в уголовном процессе является то, что правовым основанием ее служат не только нормы гражданского права, но в ряде случаев и уголовного, а также уголовно-процессуального права.

Субъектом защиты прав потерпевших от преступления лиц, осуществляемой в уголовно-процессуальной форме, является ведущий уголовный процесс орган. Прежде всего, конечно, суд. Разрешая уголовное дело по существу, он принимает и решение о защите нарушенных прав. Но в предусмотренных законом случаях ее вправе реализовывать также дознаватель, следователь и прокурор.

Защита прав потерпевших лиц осуществляется в установленном уголовно-процессуальным законом порядке путем реализации предусмотренных уголовно-процессуальных средств. При этом порядок защиты представляет собой систему процессуальных действий и отношений возникающих между участниками уголовного судопроизводства по поводу такой защиты, а сами эти действия и отношения являются результатом использования ими предоставленных законом процессуальных прав и исполнения процессуальных обязанностей, то уголовно-процессуальные средства защиты - это не что иное, как процессуальные способы (формы) ее реализации.

Таким образом, уголовно-процессуальное право предусматривает специальный механизм правового регулирования, приведение в действие которого способно успешно решить одну из задач уголовного судопроизводства - защиту нарушенных преступлением имущественных и личных неимущественных прав и интересов потерпевших лиц.

2. ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 2.1 Понятие и значение гражданского иска в уголовном процессе

По мнению Федорова А. требование о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, может быть рассмотрено как в порядке уголовного, так и гражданского судопроизводства. Однако совместное рассмотрение гражданского иска и уголовного дела имеет для гражданского истца значительные преимущества перед рассмотрением такого иска вне рамок уголовного дела. Так, в частности, гражданский иск в уголовном деле освобождается от государственной пошлины. Создаются наиболее оптимальные условия для установления лица обязанного нести гражданско-правовую ответственность за причинение ущерба, и доказывания иска. Рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе позволяет избежать повторного рассмотрения обстоятельств причинения ущерба в гражданском судопроизводстве, сокращая тем самым сроки рассмотрения иска. Более того, в этом случае закон возлагает сбор доказательств на органы уголовного преследования, а характер и размер ущерба входят в обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. При этом доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу, производится по правилам установленным уголовно-процессуальным кодексом, но используется и гражданское законодательство [12, с.56].

Кроме того, реализация гражданского иска в уголовном процессе осуществляется при активном участии сторон по гражданскому иску, что, в свою очередь, способствует более глубокому исследованию всех обстоятельств дела и правильному его разрешению. Поэтому именно гражданскому иску в уголовном процессе законодатель отводит главную роль в устранении вредных последствий преступления, детально, в отличие от других способов, регламентируя процессуальную деятельность, связанную с его предъявлением, производством и разрешением.

Институт гражданского иска в уголовном процессе проблема многоаспектная и одним из таких аспектов является вопрос о понятии гражданского иска в уголовном процессе. Все дело в том, что действующий уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия гражданского иска в уголовном деле. Так, в ч.1 ст.148 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь сказано лишь то, что в уголовном процессе рассматриваются гражданские иски физических и юридических лиц, а также прокурора о возмещении физического, имущественного или морального вреда, причиненного непосредственно преступлением или предусмотренным уголовным законом общественно-опасным деянием невменяемого. А между тем дать такое определение, и прежде всего в уголовно-процессуальном, означает уяснить пределы использования исковой формы защиты нарушенных преступлением субъективных прав потерпевших лиц, в отличие этой формы от иных, неисковых способов предусмотренных уголовно-процессуальным правом.

В уголовно-процессуальной литературе нет единства во взглядах авторов по поводу понятия гражданского иска в уголовном процессе. Среди многообразия мнений можно выделить три основных направления.

Первое из них представляют такие юристы, как Мазалов, Александров. Они определяют гражданский иск, как требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления (а также прокурора в его интересах), к обвиняемому или лицам, несущим имущественную ответственность за его действия, о возмещении этого ущерба, рассматриваемое и разрешаемое судом совместно с уголовным делом [13, с.7]. Исходя из такого определения, гражданский иск в уголовном процессе является материально-правовым требованием истца к ответчику, которое заявлено в ходе производства по уголовному делу и разрешается совместно с ним.

Представителем второго направления является Даев В. Г.. Он дает такое определение: “гражданский иск в уголовном процессе есть подлежащее рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства обращение юридически заинтересованного лица или иного управомоченного лица к суду с заявлением о возмещении обвиняемым или лицами, несущими материальную ответственность за действия обвиняемого, имущественного ущерба, причиненного преступлением”[14, с.22]. Автор данного определения не отрицая материально-правового содержания иска, сущность последнего усматривает в обращении к суду с просьбой о рассмотрении гражданского иска и защите права, то есть рассматривает данный институт в процессуальном смысле.

Третье направление - Нор В. Т.. Его определение звучит так: “гражданский иск в уголовном процессе - это требование лица, понесшего материальный ущерб от преступления, его полномочного представителя или в его интересах прокурора к обвиняемому или лицам, несущем имущественную ответственность за его действия, о возмещении этого ущерба, заявленное ведущим уголовный процесс органам и разрешаемое судом совместно с уголовным делом”[11, с.33]. Данное определение говорит о том, что институт гражданского иска в уголовном процессе рассматривается его автором в единстве материально-правового содержания и его процессуальной формы, что с нашей точки зрения будет наиболее объективной точкой зрения, так как материально-правовое содержание иска (требование истца к ответчику) не будет приведено в действие, если оно не будет облечено в соответствующую процессуальную форму, а с другой стороны процессуальная форма не будет иметь никакой ценности, если в ней будет отсутствовать материальное содержание. Но несмотря на явные преимущества этого определения в нем, как, впрочем и в остальных, есть один существенный недостаток. В нем нет упоминания о вреде моральном, который также подлежит возмещению в порядке искового производства. Поэтому мы предлагаем следующее определение: гражданский иск в уголовном деле - это требование о возмещении имущественного, морального или физического вреда, причиненного преступлением или общественно-опасным деянием невменяемого, заявленное в уголовном процессе лицом, которому причинен такой ущерб, а также его представителем или прокурором, предъявленное к обвиняемому либо лицу несущему ответственность за действия обвиняемого (либо лица признанного невменяемым), разрешаемое совместно с уголовным делом. И соответственно предлагаем внести данное определение, как часть первую статьи 148 Уголовно-процессуального Кодекса Республики Беларусь.

2.2 Предмет и основание гражданского иска в уголовном процессе, процессуальные предпосылки гражданского иска в уголовном процессе

В гражданском иске предъявляемом и разрешаемом совместно с уголовным делом, равно как и во всяком ином иске, принято различать составные части или элементы: предмет и основание иска. Именно эти два элемента и составляют содержание уголовного иска в уголовном процессе. Любой гражданский иск отличается от другого прежде всего своим предметом, т. е. конкретным материально-правовым требованием истца к ответчику по гражданскому иску, предъявляемому в уголовном процессе на рассмотрение и разрешение суда. В свою очередь, это требование вытекает из определенных законов юридических фактов, составляющих в совокупности второй элемент иска - его основание. Названные два элемента и предопределяют объем (пределы) и направление производства по гражданскому иску в уголовном процессе.

Предметом гражданского иска в уголовном процессе является обращенное к суду требование истца к ответчику о возмещении вреда, основанное на факте его причинения преступлением.

Предмет гражданского иска в уголовном процессе как для уголовно-процессуальной доктрины, так и правоприменительной деятельности в целом затруднений не вызывает. Однако в нем имеется ряд вопросов по которым существует "разнобой" во мнениях ученых-процессуалистов. К их числу относится прежде всего вопрос о том, охватывается ли предметом гражданского иска в уголовном процессе материальный ущерб состоящий из неполученных потерпевшим лицом хозяйственных доходов, которое оно могло бы получить, если бы преступление не было бы совершено. То есть речь идет о той части убытков, которые принято именовать "неполученные доходы" или " упущенная выгода". В уголовно-процессуальной литературе существует два основных мнения. Первым из них является мнение, что возмещению подлежит только реальный ущерб, то есть уменьшение наличного имущества. Такого мнения в частности придерживается Мазалов А. Г. [13, с.27]. Второе - убытки подлежат полному возмещению включая в себя как реальный ущерб, так и упущенную выгоду. Такого мнения придерживаются Нор В. Т. и Рыжаков А. П. [11, с.40; 15, с.6]. Хотя в принципе исходя из современного гражданского законодательства по данному вопросу уже не может существовать двух мнений. В соответствии со ст. 933 Гражданского кодекса Республики Беларусь вред причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме. Данную точку зрения, закрепленную законодательством, мы считаем единственно правильным разрешением этого вопроса. К тому же ст. 153 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь при разрешении вопросов связанных с основаниями, условиями и способами возмещения вреда, отсылают к действующему законодательству, то есть, по сути, к гражданскому и гражданско-процессуальному законодательству.

Второй элемент гражданского иска - его основание - "представляет собой совокупность фактических юридически значимых обстоятельств (юридических фактов), с которыми материальный закон связывает возникновение правоотношения между понесшими имущественный вред лицами и лицами, обязанными его возместить (обвиняемым, гражданским ответчиком), и из которых истец выводит свое материально правовое требование" [11, с.55]. Такими юридическими фактами, по общему признанию, являются: совершение преступления; наличие вреда; наличие причинной связи между преступлением и вредом. Эти факты входят в состав гражданского правонарушения в качестве единого основания гражданско-правовой деликтной ответственности. Хотя здесь можно выделить одну особенность - в составе гражданского правонарушения принято выделять: вред, противоправное поведение, причинную связь и вину нарушителя, а в случае гражданского иска в уголовном процессе вина, как его основание, специально не выделяется, так как совершение преступления без вины не возможно. Но здесь следует сказать и о том, что Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь предусматривает рассмотрение гражданских исков вытекающих из фактов совершения общественно-опасных деяний невменяемыми лицами. Основание рассмотрения данной категории дел в уголовном процессе будут статьи 945 и 947 Гражданского кодекса Республики Беларусь. В соответствии п.1 ст.945 Гражданского кодекса Республики Беларусь вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возмещают его опекуны или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если не докажут что ущерб возник не по его вине. В то же время, ситуации, когда общественное деяние совершается лицом, страдающим психическим расстройством, совместно проживающий с ним супруг, родители, совершеннолетние дети, достоверно знающие об его болезненном состоянии, но не поставившие в установленном законном порядке вопрос о признании этого лица недееспособным (п.3 ст.947 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Процессуальные предпосылки гражданского иска в уголовном судопроизводстве - сложный по составу юридический факт, детерминирующий выявление и реализацию охранительного гражданского правоотношения, возникшего в результате причиненного преступления (общественно-опасным деянием невменяемого) деликта.

В юридической литературе в основном выделяются следующие предпосылки иска:

а) процессуальные право- и дееспособность заявителя;

б) подведомственность иска судебного органа;

в) отсутствие вступившего в законную силу решения суда либо определение суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении мировой сделки, вынесенного по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям [16, с.12; 17, с.30; 18, с.15; 13, с.50; 19, с. 118].

Кроме этого ряд авторов дополняет этот перечень такими обстоятельствами, как наличие уголовного дела; предъявление в уголовном деле гражданского иска; отсутствие отказа в иске, установленного в порядке гражданского судопроизводства [20, с.9]. Однако здесь следует согласиться с Нором В. Т., который считает, что предъявление иска как предпосылка не имеет смысла, так как иск не может быть предпосылкой самого себя. Кроме того, он правильно рассматривает отказ в иске, вынесенный в порядке гражданского судопроизводства, как частный случай судебного решения [11, с.56-57].

Сам Нор В. Т. предлагает конструкцию состоящую из предпосылок предъявления иска и предпосылок рассмотрения иска. В первую группу, по его мнению, входят:

а) возбуждение уголовного дела;

б) подведомственность иска суду;

в) наличие у гражданского истца процессуальной право - и дееспособности, а у его представителя - надлежащего оформления полномочий;

г) отсутствие вступившего в законную силу, вынесенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и под тем же основанием решением суда или определение о принятии отказа истца от иска либо об утверждение мирового соглашения сторон;

д) предъявление иска до начала судебного заседания по делу.

Во вторую группу автор включает:

а) личную явку гражданского истца (гражданина или его представителя) в судебное заседание, если им не заявлено ходатайство о рассмотрении иска в его отсутствии или этот иск не поддерживает прокурор;

б) отсутствие не противоречащего закону, правам и интересам других лиц, отказа истца от иска [11, с.58].

Итак, правосубъектность гражданского истца. В юридической литературе процессуальная правоспособность рассматривается как предпосылка возникновения права на предъявление иска, а процессуальная дееспособность - как предпосылка реализации права на предъявления иска. При чем отраслевая принадлежность правоспособности, как правило, не указывается, а природа дееспособности объявляется уголовно-процессуальной [13, с.50]. Вместе с тем, в уголовно-процессуальном кодексе, в отличии от гражданского, отсутствует дефиниция уголовно-процессуальной право - и дееспособности (только в ст.53 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь частично определены ограничения дееспособности истца: права несовершеннолетнего истца осуществляет наряду с ним или вместо него законный представитель, а права недееспособного гражданина - вместо него законный представитель) но, согласно ч.4 ст. 148 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь применение соответствующих норм Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь здесь будет носить компенсационный характер и оно не будет входить в противоречие с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Согласно ст. ст.58-59 Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь процессуальная дееспособность принадлежит в полном объеме совершеннолетним гражданам и юридическим лицам. Процессуальная дееспособность признается в равной мере за всеми пострадавшими от преступлений физическими и юридическими лицами.

Права несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет и ограниченно дееспособных граждан защищаются наряду с ними их представителями. Согласно ст.26 Гражданского кодекса Республики Беларусь, эмансипированные несовершеннолетние (которые объявляются полностью дееспособными в связи с работой по трудовому договору или с занятием предпринимательской деятельности), а также несовершеннолетние, вступившие в брак до восемнадцати лет (ч.2 ст.20 Гражданского кодекса Республики Беларусь), отстаивают свои интересы самостоятельно. Права несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, а также граждан признанных недееспособными, защищаются вместо них их законными представителями.

Подведомственность иска суду. Уголовно-процессуальное законодательство не содержит специальных норм, регулирующих подведомственность гражданского иска. Однако, согласно ст.49 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, каких либо ограничений, связанных с рассмотрением иска в уголовном деле не существует. Такая ситуация послужила поводом к разделению мнения ученых на две группы. Одни из них, основываясь на отсутствии указанных ограничений, считают возможным, разрешение вытекающих из факта причинения деликта гражданско-правовых споров, не зависимо от того, кто является его субъектами [20, с.13].

Другие ученые, ссылаясь на правила подведомственности гражданских дел, высказываются против рассмотрения исков, истцом и ответчиком в которых являются юридические лица [14, с.47; 11, с.57]. В качестве обоснования ими указывается, что здесь конститутивное значение будет иметь только характер правоотношений, возникших в связи с причинением ущерба, и состав участников этих правоотношений [14, с.47], а также то, что в данном случае принципиально допустимо применение норм гражданского судопроизводства, закрепляющих общее требование подведомственности [11, с.57].

Предпочтительнее в свое время была бы вторая точка зрения, но только отчасти. Аргументы, мотивирующие ее, вряд ли адекватно отражали правила о пределах применения норм гражданско-процессуального законодательства, поскольку оно предполагало (предполагает и сейчас, но в законодательно оформленном виде) не противоречивость данных норм и норм уголовно-процессуального законодательства. Но согласно ст. ст.55-56 Уголовно-процессуального кодекса БССР 1960 года [21], как гражданский истец, так и гражданский ответчик в любой комбинации могут быть физическими и юридическими лицами, поэтому и должно было бы отдаваться предпочтение именно этим статьям. Однако существовали другие препятствия косвенного характера предъявлению исков юридических лиц друг к другу. В силу ранее действующих законодательных актов (ст. 312 Уголовно-процессуального кодекса БССР и ст. 119 Гражданско-процессуального кодекса БССР [22]) гражданский иск, не разрешенный совместно с уголовным делом, мог рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства. Отсюда вытекает, что если судом, например, при невозможности произвести расчет по гражданскому иску одной организации к другой передавал бы вопросы о его размерах в порядке гражданского процесса (причем в полном соответствии с уголовно-процессуальным законодательством) и тот же суд, решая данный вопрос нарушит условия подведомственности. Налицо коллизия, избежать которую позволяла по сути дела исследуемая нами предпосылка.

В настоящее время, как мы считаем, есть основание для исключение из числа процессуальных предпосылок предъявление гражданского иска в уголовном судопроизводстве его подведомственность судебным органам. Оно заключается в дополнении общих правил о подведомственности общих правил о подведомственности гражданских дел пунктом, согласно которому под юрисдикцию судов подпадают споры юридических лиц в случаях, установленных наряду с гражданско-процессуальным законодательством иными законодательными актами (п.2 ст.37 Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь). Таким образом, одним из таких актов будет являться Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.

Одной из новелл, включенных в уголовно-процессуальный кодекс, является норма, регламентирующая отказ от предъявленного гражданского иска (ст. 154). В частности, установлена форма для заявления отказа от иска: она может быть устная или письменная. В первом случае заявление заноситься в соответствующий протокол, а во втором приобщается к уголовному делу. В соответствии с ч.3 ст.154 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь отказ от иска принимается органом уголовного преследования в любой момент судебного разбирательства, но до удаления суда в совещательную комнату при принятия решения.

Необходимо отметить, что ранее, до принятия нового уголовно-процессуального кодекса, применялось правило, предусматривающее принятие отказа от иска только судом (по аналогии с гражданским процессом) [11, с.12-19]. Несмотря на обоснованность такой практики, она порождала серьёзные трудности. Так следователь, памятуя об указанном правиле не мог удовлетворить соответствующие ходатайства истца, что влекло за собой нецелесообразное продолжение процесса доказываемого иска.

Согласно ч.4 ст.154 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, принятие отказа от иска влечет прекращение производства по нему. При чем вторичное предъявление иска по тому же предмету и основанию невозможно, в том числе, и в порядке гражданского судопроизводства. Но такие последствия не наступают, если указанное действие совершается прокурором или представителем истца.

Важно также помнить о недопустимости принятия отказа от материального требования ввиду его вынужденности (ч.5 ст.154 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь) или ввиду того, что он нарушает чьи-то права и охраняемые законом интересы (ч.4 ст.61 Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь).

2.3 Субъекты гражданского иска в уголовном процессе

Одним из специальных признаков исковой защиты права в уголовном процессе является наличие двух сторон с противоположными интересами - гражданского истца и гражданского ответчика.

Ввиду возникшего в результате преступления (общественно-опасного деяния невменяемого) спора о материальном праве гражданский истец воплощает функцию поддержания иска, а гражданский ответчик - функцию оспаривания иска. Согласно классической концепции об уголовно-процессуальных функциях, первый из них относится к стороне обвинения, а второй к стороне защиты (что, кстати говоря, нашло отражение в п. п.42,43 ст.6 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь).

Участие указанных лиц в процессе способствует не только надежной гарантированной защите их субъективных прав, но и наиболее полному, всестороннему и объективному установлению подлежащих доказыванию обстоятельств, в частности тех, которые непосредственно относятся к гражданскому иску.

Согласно ч.2 ст.52 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь гражданским истцом признается физическое или юридическое лицо, в отношении которого имеются достаточные основания предполагать, что ему предусмотренным уголовным законом общественно-опасным деянием причинен вред, подлежащий возмещению в порядке, предусмотренном настоящим кодексом, которое подало в ходе производства по уголовному делу исковое заявление и в отношении которого орган, ведущий уголовный процесс, вынес постановление о признании его гражданским истцом.

Истец - это та из сторон, по поводу прав и охраняемых законом интересов которой возникает разрешаемый судом спор, то есть это лицо имеющее материальный и процессуальный интерес в исходе дела. Но причинение предусмотренным Уголовным законом общественно-опасным деянием вреда значит, что такое лицо “потерпело” от преступления, то есть является потерпевшим. Если исходить из законов логики, то такое определение было бы верным, но на самом деле оно верно только для уголовного права, где потерпевшим является всякое лицо (в том числе и юридическое), которому преступлением причинен тот или иной вред.

В уголовном же процессе, как понятие потерпевшего, так и гражданского истца употребляется в значении участника процесса. Так, согласно ч.1 ст.49 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь потерпевшим признается физическое лицо, которому предусмотренным Уголовным законом общественно-опасным деянием причинен физический, имущественный или моральный вред и в отношении которого орган ведущий уголовный процесс вынес постановление о признании его потерпевшим. Первым отличием, этих казалось бы идентичных понятий, будет круг лиц которые могут находиться в данном положении: если потерпевший - это всегда физическое лицо, то гражданский истец может быть, как физическим, так и юридическим лицом.

Гражданскими истцами в уголовном процессе могут быть:

а) при хищении, уничтожении или повреждении материальных ценностей, при иных посягательствах на имущество - собственник имущества или его законный владелец (перевозчик, хранитель);

б) при совершении преступлений, выразившихся в причинении вреда здоровью гражданина либо в посягательстве на его свободу, честь и достоинство,- лица, понесшие имущественный вред в результате утраты заработка (дохода), расходов, связанных с восстановлением здоровья (дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование и тому подобное)) или понесшие моральный вред (в результате посягательства на нематериальные блага);

в) при совершении преступлений, повлекших смерть пострадавшего являющегося кормильцем,- во-первых, нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, во-вторых, ребенок погибшего, родившийся после его смерти;

г) при совершении преступлений против порядка осуществления экономической деятельности - лица, понесшие моральный вред в результате дискредитации деловой репутации, и нарушения прав потребителей.

При хищении, повреждении или уничтожении имущества, находящегося во владении собственника, последний, несомненно, должен признаваться гражданским истцом по уголовному делу, однако когда указанные преступления совершаются в отношении имущества, находящегося у законного владельца, возникает проблема кого же признать гражданским истцом: собственника или владельца. Мнения ученых по этому вопросу разделились. Мазалов А. Г., Донцов С. Е. отдают предпочтение собственникам. С их точки зрения титульный владелец приобретает право требования к обвиняемому (гражданскому ответчику) лишь в случае, когда он сам возместил ущерб собственника или когда собственник в силу определенных причин не предъявил гражданский иск.[13, с.62; 23, с.77]

Нор В. Т. в принципе разделяет данное мнение, полагая, что при решении рассматриваемого вопроса необходимо исходить из того, чьи права и интересы защищает иск о возмещении причиненного деликтом имущественного вреда. “Анализ норм, регулирующих обязательства, возникающих вследствие причиненного вреда, не оставляет сомнений - утверждает он - в том, что этим иском в первую очередь защищается право субъект, которому принадлежит это имущество на праве собственности (оперативного управления)”. Кроме того, похищение или уничтожение имущества, находящегося в момент совершения преступления в законном владении иных лиц, прекращает действие титула, а вместе с ним и право титульного владельца на это имущество. Следовательно, право на предъявление иска о возмещении ущерба в рассматриваемом случае имеет, прежде всего, собственник имущества [11, с.101].

Противоположного мнения придерживается Александров С. А., указывающий, что от преступления страдают интересы, прежде всего, титульного владельца, который и должен выступать в качестве гражданского истца в уголовном процессе [17, с.37].

Как исключение, по мнению вышеперечисленных авторов, в ряде случаев допустимо одновременное участие в деле как собственников, так и законных владельцев, в случае если предмет иска каждого из данных субъектов различен.

Но если предмет требований одинаков, то кто же, собственник или титульный владелец будет иметь приоритет на подачу гражданского иска? Вразумительного ответа не дают и нормы гражданского законодательства, так как право на защиту имущества в исковом судопроизводстве имеет как собственник имущества, так и его владелец, причем их правомочия в соответствии с главой 20 Гражданского кодекса Республики Беларусь абсолютно одинаковы. Решение данной проблемы мы видим в следующем: при возникновении такой ситуации прежде всего должны быть учтены интересы собственника, так как в случаях, когда ответственность владельца исключается или ограничена по закону либо по договору, или когда владелец менее состоятелен, чем обвиняемый, и потому взыскание с последнего будет более реальным, а собственник не был признан истцом, в силу указанных выше обстоятельств он понесет невосполнимые потери.

В юридической литературе на протяжении нескольких десятилетий наблюдалась активная дискуссия вокруг проблемы разрешения регрессных исков в уголовном деле, то есть материально-правовых требований к обвиняемому (гражданскому ответчику) со стороны лиц возместивших потерпевшему ущерб от преступления в силу закона или соглашения.

Одни авторы высказывались за положительное решение данной проблемы [24, с.15; 25, с.13; 26, с.311; 27, с.23; 28, с.56-57; 29, с.118-119], другие же напротив, утверждали, что рассмотрение регрессных исков недопустимо ввиду отсутствия непосредственной причинной связи между преступлением и убытком, причиненном регредиенту после исполнения им обязательства по возмещению вреда [13, с.73-74; 30, с.7; 31, с.16; 32, с.75; 33, с.495-496].

В связи с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, указанная проблема перестала носить дискуссионный характер. Согласно ст.148 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, в уголовном судопроизводстве подлежат рассмотрению гражданские иски о возмещении вреда, причиненного непосредственно преступлением или предусмотренным уголовным законом общественно-опасным деянием невменяемого. Таким образом, в настоящее время законодателем однозначно подтверждена невозможность рассмотрения в соединенном процессе регрессных исков.

Мы, в свою очередь, не можем признать прогрессивным такое нормативное решение, поскольку придется отказаться от явных преимуществ юридико-технического и экономического характера, свойственных соединенному процессу. Предъявление регрессных исков в порядке гражданского судопроизводства будет связано с существенной потерей времени как для истца, так и для суда и будет сопряжено с повторным изучением ряда материалов, истребованием необходимых документов и так далее.

Однако данный недостаток легко устраним, если допустить заявление регрессных требований в уголовном деле, ни о каком обременении уголовного процесса в этом случае речи быть не может. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дополнительно нужно будет установить факт платежа регредиента потерпевшему и факт наличия между ними соответствующего обязательства. То есть технические и экономические выгоды налицо.

Исходя из вышеизложенного, мы считаем необходимым законодательный пересмотр ст.143 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, смысл которого заключался бы в разрешение всех без исключения регрессных требований в уголовном деле. Тем более, что требование о непосредственной связи преступления и ущерба - содержащееся в современной редакции ст.148 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, не носит абсолютно категорический характер. Как исключение, в частности, допускается взыскание средств затраченных на стационарное лечение граждан, в случаях причинения вреда их здоровью, в результате умышленных преступных деяний.

Второе отличие потерпевшего от гражданского истца - это объем их процессуальных прав. Действующее законодательство предоставляет гражданскому истцу значительный объем полномочий (ст.53 Уголовно-процессуального кодекса), наполняющий правовой статус данного субъекта дополнительным качественным содержанием. Так гражданский истец имеет право знать сущность обвинения: возражать против действия органа уголовного преследования и требовать внесения его возражений в протокол следственного или другого процессуального действия, проводимого с его участием, участвовать в судебном заседании суда первой инстанции и т. д.

Как позитивный момент, можно отметить то, что в настоящее время истец может быть допрошен в качестве свидетеля. Но тем не менее истец имеет право обжаловать приговор только в части, относящейся к иску, и по его жалобе не допускается отмена оправдательного приговора - эти ограничения в отношении юридических лиц ничем не оправданы и сопряжены с серьезным стеснением их прав.

Корреспондирующей гражданскому истцу стороной в уголовном процессе является тот его участник, который должен нести имущественную ответственность за причинение вреда. По общему правилу вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред причиненный имуществу юридического лица подлежит возмещению в полном объеме лицом причинившим вред. Именно лицо, совершившее преступление и причинившее им вред, должно устранять отрицательные имущественные последствия своего деяния. Однако, в соответствии со ст.133 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в ряде случаев имущественную ответственность за противоправные действия определенных категорий граждан, несут другие лица, т. е. законом может быть возложена обязанность возмещения вреда на лицо, не являющееся причинителем вреда. В таких случаях уголовно-процессуальный закон предусматривает привлечение в процесс гражданского ответчика. Итак, в соответствии со ст.54 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь гражданским ответчиком признается физическое или юридическое лицо, на которое, в силу закона и в связи с предъявленными в ходе производства по уголовному делу иском может быть возложена материальная ответственность за действие обвиняемого, причинившего вред в результате совершения предусмотренного уголовным законом общественно - опасного деяния и в отношении которого орган ведущий уголовный процесс вынес постановление о признании его гражданским ответчиком. В качестве таковых в различных ситуациях могут быть признаны родители опекуны, попечители и другие лица, а также предприятия, учреждения, организации, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб причиненный преступными действиями обвиняемого, которые предусмотрены Уголовным кодексом Республики Беларусь. Отсюда, гражданский ответчик всегда является самостоятельным субъектом уголовного процесса и никогда не может быть одновременно обвиняемым по тому же делу [11, с.73].

С тем чтобы определить круг гражданских ответчиков необходимо обратиться к нормам материального права, регламентирующий отношение из причинения вреда. Так в соответствии со ст.937 Гражданского кодекса Республики Беларусь, юридическое лицо либо гражданин обязаны возместить вред, причиненный его работникам при исполнении своих трудовых (служебных) обязанностей. При этом работниками признаются граждане, выполняющие работы по гражданско-правовому договору, если они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица, или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работы. Для наступления ответственности организации за вред, причиненный их работниками при исполнении ими трудовых (служебных) обязанностей, форма вины последних определяющего значения не имеет, т. е. она может быть как умышленная, так и неосторожная. А также роли не играет совершено преступление должностными лицами или нет (например, хирург совершил неправильные действия при оперировании (допустил врачебную ошибку), вследствие чего пациенту были причинены такие телесные повреждения).

Юридическое лицо может быть также признано гражданским ответчиком, если непосредственный причинитель вреда действовал невиновно. Так, за нарушение правил безопасности движения во времени практической езды на учебной машине с двойным управлением уголовную ответственность несет инструктор, а не учащийся, если инструктор не принял своевременных мер по предотвращению автомобильной аварии. Гражданско-правовую ответственность будет нести соответствующее юридическое лицо.

Вред, причиненный гражданину преступными действиями должностных лиц государственных органов, органов местного управления и самоуправления, подлежит возмещению за счет казны Республики Беларусь или казны административно-территориальной единицы (ст.938 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Вред, причиненный в результате преступлений, совершенных против правосудия: вынесение заведомо неправосудного приговора, привлечения в качестве обвиняемого заведомо невиновного, заведомо незаконного применения мер уголовно-процессуального принуждения возмещается также за счет казны Республики Беларусь или административно - территориальной единицы (ст.939 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

В последних двух случаях обязанной стороной в деликатных правоотношениях будет являться государство. При этом, согласно ст.940 Гражданского кодекса Республики Беларусь, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если, в соответствии с п.3 ст.125 настоящего кодекса, возмещение вреда не возложено на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Родители и лица их заменяющие могут быть привлечены в качестве гражданских ответчиков в уголовном процессе в случае, если у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда. В таком случае вред должен быть возмещен полностью или в недостающей его части родителями, усыновителями или попечителями, если они не докажут, что вред возник не от их вины (ст.943 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Ответственность этих лиц будет субсидиарной, причем обязанность родителей, усыновителей, попечителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия, либо в случае, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность (ст.943 Гражданский кодекс Республики Беларусь). Кроме этого, в соответствии со статьей 944 Гражданского кодекса Республики Беларусь, в качестве гражданского ответчика могут быть привлечены родители лишенные родительских прав если в течение трех лет после лишения родительских прав их несовершеннолетний ребенок, в возрасте от 14 до 18 лет, в результате совершения им общественно-опасного деяния причинил вред, а поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего исполнения родительских обязанностей.

Ответственность за вред причиненный гражданином признанным недееспособным возмещает его опекун или организация, обязанная осуществлять за ним надзор, если не докажут, что вред возник не по их вине, при чем эта обязанность не прекращается в случае последующего признания лица дееспособным (ст.945 Гражданского кодекса Республики Беларусь)

Некоторым своеобразием отличается порядок возложения ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. По общему правилу в таких случаях ответственность несет их владелец. При этом необходимо учитывать, что под указанным источником подразумевается деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих ввиду, невозможности полного контроля за ней со стороны человека (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих газов и тому подобного; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельностью).

Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, либо ином законном основании в том числе на праве аренды (за исключением аренды транспортных средств с экипажем), по доверенности на право управлять транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и тому подобного (п.1 ст.948 Гражданского кодекса Республики Беларусь). Исходя из изложенного, не признается владельцем источника повышенной опасности, и не имеет ответственности за вред перед потерпевшим лицом, управляющее источником в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, оператор и др.).

Если вред причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности (столкновений транспортных средств и пр.) третьим лицом, то их владельцы несут перед потерпевшими солидарную ответственность.

В ситуации, когда ущерб в результате взаимодействия источников повышенной опасности только их владельцы, вопрос о гражданско-правовой ответственности решается на основании статьи 933 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

При причинении вреда источником повышенной опасности эксплуатируемым лицом, незаконно им завладевшим (например, в результате хищения, угона), существует два варианта развития событий. В случае наличия вины владельца в противоправном изъятии у него источника повышенной опасности (например, не была обеспечена подлежащая охрана транспортного средства), в соответствии со ст.948 Гражданского кодекса Республики Беларусь, отвечать за ущерб будет, как лицо противоправно завладевшее источником повышенной опасности, так и законный владелец. А в соответствии с ч.3 ст.2048 Гражданского Кодекса Республики Беларусь владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред причиненный этим источником, в случае если этот источник выбыл из его владения не по его вине.

Спорным является вопрос об ответственности причинивших вред фактического пользователя машины и лиц, управляющих автомашиной в присутствии собственника [34, с.123]. На наш взгляд, следует согласиться с тем, что сделка по передаче машины в пользование без надлежащего оформления недействительна, а передача управления в присутствии владельца другому лицу не будет передачей права владения [3

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Формы возмещения вреда, причиненного преступлением, в уголовном процессе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 554

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>