Дипломная работа на тему "Доказывание в гражданском процессе"

ГлавнаяГосударство и право → Доказывание в гражданском процессе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Доказывание в гражданском процессе":


СОДЕРЖАНИЕ С.

Введение 5

1. Предмет доказывания 7

1.1. Доказывние как логико-правовая деятельность 7

1.2. Фактический состав правоотношения как предмет доказывания 12

1.3. Классификация фактов, составляющих предмет доказывания 25

1.4. Факты не подлежащие доказыванию 28

2. Процедура доказывания 33

2.1. Структура судебного доказывания. 33

2.2. Взаимосвязь между логической и процессуальной сторонами в судебном доказывании 54

3. Распределение обязанностей по ДОКАЗЫВАНИЮ в гражданском процессе 59

3.1. Правовая природа обязанностей по доказыванию 59

3.2. Правила распределения обязанностей по доказыванию 66

Заключение 77

Список использованных источников 80

Введение

Защита судами общей юрисдикции субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан осуществляется путем рассмотрения и разрешения гражданских дел.

В качестве первичного и важнейшего условия правосудия выступает необходимость точного установления судом фактических обстоятельств, имевших место до возбуждения дела в суде.

Как правило, между моментом рассмотрения и разрешения судебного дела и моментом совершения субъектами правоотношений юридически значимых действий существует определенный «разрыв» во времени, означающий, что суд должен получить знания о фактах, имевших место в прошлом, с помощью доказательств. Это объективно существующее обстоятельство правосудия исключает получение знания о фактах прошлого путем непосредственного их восприятия судом и приводит к потребности доказывания фактических обстоятельств с помощью носителей информации. Судебное познание с использованием доказательств имеет, таким образом, опосредованный характер.

Познание судом в гражданском процессе осуществляется в условиях действия принципа состязательности сторон, для которых характерно наличие различных порой противоположных интересов и стремление представить фактические обстоятельства сообразно целям своего участия в деле. Что же касается цели познания, то она является общей для всех видов познавательной деятельности людей. Целью познания, в том числе и судебного, выступает достижение истины. Под истиной в правосудии и в теории доказательств понимается соответствие (адекватность) знания судей фактам реальной деятельности и правоотношениям, т. е. верное знание фрагментов действительности, имеющих правовое значение.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Профессиональное написание дипломных проектов на заказ в Екатеринбурге и в других городах РФ.

Уровень развития и совершенства современного российского гражданского процессуального права, регулирующего доказывания и закрепляющего систему доказательств, в значительной степени определяет демократизм правосудия и способность его осуществлять реальную защиту прав и свобод, провозглашаемых Конституций Российской Федерации.

Вопросы доказывания затронуты в трудах Авдюкова М. Г., Клеймана А. Ф., Треушникова М. К., Решетниковой И. В., Звягинцевой А. М., Плюхиной. М. А., Юдельсона К. С., Гурвича М. А. и других авторов. Для рассмотрения актуальных вопросов мною проработаны иные публикации в журналах «Закон», «Законность», «Государство и право» и т. д., а также законодательство по данному вопросу.

Целью дипломной работы является исследование теоретических и практических проблем доказывания в гражданском процессе.

Задача данной работы заключается в рассмотрении современных тенденций развития процесса доказывания, в связи с изменениями содержания принципа состязательности. В том числе:

1.  Выявление предмета доказывания.

2.  Выяснение процедуры доказывания.

3.  Определение обязанностей по доказыванию.

При написании дипломной работы мною использованы следующие методы: формально-юридический, логический, статистический, исторический, метод сравнительного анализа.

Работа состоит из введения, трёх разделов, заключения и списка использованной литературы.

1. Предмет доказывания 1.1. Доказывние как логико-правовая деятельность

Доказывание есть длящийся процесс, имеющий своей целью приобретение спорным фактам свойства бесспорного (доказанного). Судебное доказьвание - урегулированный нормами гражданского процессуального права путь от вероятных суждений к истинному знанию, обеспечивающему вынесение законных и обоснованных судебных решений.

Необходимость наличия данного института вызвана тем, что, как писал русский ученый Е. В. Васьковский, «суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование на том только основании, что считает истца честным человеком, не способным предъявить неправое требование, и точно также не может отказать в иске, руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают внимания, ввиду его нравственных качеств, полного доверия. Суд принимает в соображение заявления и утверждения сторон лишь в той мере, в какой установлена их истинность. Доказывание в процессуальном смысле представляет собой установление истинности утверждений сторон перед компетентным судом в предписанной законом форме».[1]

Переход от вероятных суждений к истинным складывается из совокупности процессуальных действий по утверждению сторон и

других лиц, участвующих в деле, о фактах, имеющих юридическое значение по делу, из указания заинтересованных лиц на доказательства, представления доказательств, истребования доказа­тельств судом по ходатайству лиц участвующих в деле, исследовании и оценки доказательств.

Правовая регламентация доказывания направлена на гарантирование заинтересованным лицам достижения судом, как познающим субъектом, знаний по конкретному делу соответствующих реальной действительности вынесения законного и обоснованного решения. В свою очередь, суд при осуществлении познавательной деятельности также огражден от произвола в обращении с доказательствами, подчиняясь предписаниям процессуального законодательства.

Но, несмотря на осуществляемое законодателем правовое регулирование судебного доказывания, тотальным, всеобъемлющим его назвать нельзя. Так, например, в законе не дано понятие доказыванию. Последнее является детищем теории гражданского процесса, которая также не дает однозначного определения. К числу наиболее спорных, противоречиво разрешенных в теории вопросов, касающихся судебного доказывания, можно отнести такие, как понятие субъектов доказывания, структура судебного доказывания, предмет доказывания.

В юридической литературе применительно к гражданскому процессуальному праву четко выделены две точки зрения на понятие судебного доказывания, дающие различное представление об объеме, элементах, субъектах доказывания.

По мнению А. Ф. Клейман, доказывание в гражданском процессе есть процессуальная деятельность только сторон, основанная на совокупности соответствующих процессуальных прав и состоящая в утверждениях о фактических обстоятельствах дела, представлении доказательств, опровержении доказательств против­ника, заявлении ходатайств об истребовании доказательств, участии в исследовании доказательств, дачи объяснений по поводу исследованных доказательств.

Из этого следует, что Клейман А. Ф. исключает из понятия судебного доказывания исследование, проверку и оценку доказательств судом.1 Таким образом, судебное доказывание сводится к убеждению суда в истинности утверждений сторон и включает процессуальную деятельность лишь сторон по утверждению фактов, представлению доказательств и участию в их исследовании. Вывод: субъектами доказывания являются лишь стороны. Суд приобретает исключительно пассивную роль, сводящуюся к восприятию подающегося сторонами. Устранение суда из числа субъектов доказывания представляется весьма спорным.

Треушников М. К. дает объяснение такому пониманию Клейман А. Ф. сущности судебного доказывания: «Только такое понимание дает ключ к объяснению обязанностей по доказыванию в гражданском процессе, зафиксированных в норме: «Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений»1 (ч. 1 ст. 50 ГПК РСФСР).

К. С. Юдельсон определял судебное доказывание иначе, а именно, как «деятельность субъектов процесса по установлению при помощи указанных законом процессуальных средств и способов объективной истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения спора между сторонами, т. е. фактов основания требований и возражений сторон».2

Очевидно, что здесь во главу угла положено учение об активной роли суда в достижении истины, в процессе собирания и исследования доказательств, права суда ставить на свое обсуждение факты, на которые стороны не ссылались, если при этом суд не выходит за пределы основания иска и возражений против него, и, наконец, обязанность суда принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела.

К субъектам доказывания ученый относил тех участников процесса, деятельность которых направлена на установление истинности наличия или отсутствия фактов, необходимых для разрешения дела. Отсюда субъектами доказывания, по мнению К. С. Юдельсона, являются не только стороны, но и суд, третьи лица, представители, прокурор.

В настоящий период кардинального изменения и преобразования российской правовой системы, взглядов на принципы гражданского процесса, особенно изменение сущности принципа состязательности и правовых норм, гарантирующих этот принцип принят за истинную ту или другую точку зрения без критики и анализа невозможно.

Исключение процессуальных действий по исследованию доказательств судом, их проверке и особенно функций по оценке доказательств из понятия доказывания, как это имеет место в суждениях А. Ф. Клейман, обедняет все содержание судебного доказывания и как бы «обрывает» эту деятельность лиц, участвующих в деле, и суда на полпути к цели.

Цель судебного доказывания состоит не в механическом наполнении дела доказательственными материалами, их собирании сторонами и представлении, а в извлечении из доказательств судом точных выводов для обоснования решения, для защиты, права. По мнению А. Ф. Клейман, доказывание сводится к представлению доказательств сторонами и к участию их в исследовании последних, суд не доказывает, суд решает дело.

Известно, что проблема участия суда в собирании доказательств, способы исследования доказательств, принципы их оценки всегда являлись основными методологическими темами теории доказательств. Если же считать функции суда по собиранию доказательств, исследованию и оценке не доказыванием, а иным явлением, тогда этот «пласт» правовой материи следовало бы исключить из теории доказательственного права. Однако с такой позиции согласиться невозможно.

Представление о судебном доказывании как деятельности только сторон по убеждению суда в истинности своих утверждений слишком преувеличивает возможности сторон в доказательственном процессе и исключает какие-либо функции суда в доказывании.

Реализация этой идеи в чистом виде в процессуальном законе может привести к затруднениям в практике рассмотрения и разрешения конкретных дел в судах.

При рассмотрении гражданских дел, по разъяснению Пленума Верховного Суда РФ. Следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем, суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств (ч.2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).[2]

Учитывая изложенное и критические замечания в адрес определений понятия судебного доказывания, которые были даны выше, представляется наиболее адекватным развитию российского законодательства и практики его применения на настоящий момент определение понятия, данные профессором Треушниковым М. К.:

«Судебное доказывание есть логико-правовая деятельность лиц участвующих в деле, а также в определенный мере и суда, направленная на достижение верного знания о фактических обстоятельствах возникновения, изменения и прекращения правоотношений, осуществляемая в процессуальной форме путем утверждения лиц, участвующих в деле, о фактах, указания на доказательства, представление их суду, оказание судом содействия в собирании доказательств, исследования, оценки».[3]

В теории уголовного процесса под доказыванием также понимают деятельность по отысканию носителей информации, собиранию сведений о фактах, их процессуальному закреплению, проверке и оценке.

1.2. Фактический состав правоотношения как предмет доказывания

Судебное доказывание - бесспорно, целенаправленная деятельность субъектов доказывания: лиц, участвующих в деле, судебных представителей и суда, направленная на установление обстоятельств, имеющих значение для дела, т. е. фактических обстоятельств, которые в свою очередь есть не что иное, как совокупность фактов различного характера.

Именно эту совокупность фактов и принято в теории гражданского процесса называть предметом доказывания. Несмотря на кажущуюся простоту вышеизложенного вывода, в юридической литературе не сложилось единого мнения по вопросу: «Что такое предмет доказывания?». Классификация фактов, составляющих предмет доказывания, так же вызывает дискуссию. Законодатель тоже не легитимирует данные понятия, более того, гражданско-процессуальный закон вообще не содержит. Хотя практическая ценность предмета доказывания весьма высока: правильное его определение позволяет установить конкретные задачи, направление и объем судебного разбирательства, сделать ею планомерным и целеустремленным, полно и всесторонне исследовать обстоятельства дела с минимальной затратой времени, средств, точное определение предмета доказывания дает возможность правильно решить вопрос и о квалификации доказательств.[4]

Прежде всего, следует отметить, что судебные доказательства и весь процесс доказывания направлены к установлению неоднотипных по материально-правовому и процессуальному значе­нию фактов. Факты, являющиеся объектом познания суда и различные по своему значению, можно разделить на четыре вида:

1. Юридические факты материально-правового характера. Установление данного вида фактов необходимо для правильного применения нормы материального права, регулирующей спорное правоотношение, и разрешение дела по существу. Например, прежде чем суд может решить, обязано ли одно лицо платить другому определенную сумму денег по договору займа, необходимо установить, имел ли место такой договор, предмет договора и сроки исполнения обязательств по договору.

Для вынесения положительного решения об установлении отцовства в судебном порядке требуется установить происхождение ребенка от конкретного лица (ст. 49 Семейного Кодекса РФ)

2. Доказательственные факты. Доказательственные факты иногда называются выводными доказательствами. Это означает, что для установления последних обязательно используется судебные доказательства. Например, по делам о признании записи отцовства недействительной истец может ссылаться на доказательственный факт длительного отсутствия, его в месте проживания, ответчицы в связи с чем исключается вывод об отцовстве (алиби).

3. Факты, имеющие исключительно процессуальное значение. Эти факты имеют значение только для совершения процессуальных действий. С ними связано возникновение права на предъявление иска (например, выполнение обязательного досудебного порядка разрешения спора), право на приостановление производства по делу, его прекращение, а также право на совершение иных процессуальных действий (например, для принятия мер обеспечения иска).

4. Факты установления, которых суду необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия. Установление данного вида фактов требуется для обоснования судом частного определения, т. е. принятия судом частного определения, т. е. принятия мер профилактического характера. Так, в случае выявления при рассмотрении спора нарушения законов и иных нормативных правовых актов в деятельности организации, государственного органа, органа местного самоуправления и иного органа, должностного лица или гражданина, арбитражный суд вправе вынести частное определение.[5]

ГПК РСФСР, содержит иную классификацию обстоятельств, подлежащих доказыванию, не исключающую вышеизложенную:

1. Обстоятельства, обосновывающие правопритязания истца.

2. Обстоятельства, обосновывающие возражения ответчика.

3. Иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Предметом доказывания, согласно традиционно сложившейся точке зрения, являются только юридические факты основания иска и

возражений против него, на которые указывает норам материального права, подлежащая применению.[6]

Для обозначения всей совокупности фактов, подлежащих доказыванию, употребляется термин «пределы доказывания».

Некоторыми авторами предпринята попытка пересмотра сложившегося понятия предмета доказывания как совокупности юридических фактов материаально-правового значения, необходимых для правильного вывода о правах и обязанностях сторон и других лиц, участвующих в деле.

По мнению Ф. Н. Фаткуллина, любое обстоятельство (факт), подлежащее познанию в уголовном или гражданском процессе, входит в предмет доказывания по делу, поскольку любой факт должен быть познан и удостоверен органами следствия и суда в предусмотренном законе порядке.

Предметом процессуального доказывания должны признаваться все прошедшие и наличные, юридические и доказательственные факты и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешение дела.[7] Другими словами, все, что подлежит доказыванию, и должно признаваться предметом доказывания.

С изложенной точкой зрения согласиться нельзя в силу следующих причин. Предмет доказывания есть особый процессуальный институт, в который входят лишь те факты, которые имеют материально-правовое значение, факты, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по существу.

Главное, что понятие предмета доказывания связано с правилами распределения обязанностей по доказыванию. Такое представление о предмете доказывания помогает сосредоточить внимание суда на том фактическом составе, без выяснения которого невозможно правильно применить норму материального права и потребовать от сторон представления доказательств в соответствии с теми фактами которые каждая из сторон должна доказывать.

Правильно определить предмет доказывания по гражданскому делу - значит придать всему процессу доказывания нужное русло и направление.

В гражданском процессе учение о предмете доказывания связано со следующей проблемой - распределением обязанностей по доказыванию. Поэтому предмет доказывания рассматривается в комплексе с учением об иске, его основании и опровержении иска (возражениями).[8]

Предмет доказывания по гражданскому делу имеет два источника формирования:

-  гипотезу и диспозицию нормы или ряда норм материального права, подлежащих применению.

-  основание иска и возражения против иска. Первый источник - норма права, регулирующая данное правоотношение.

Обычно такая норма, будучи правилом поведения, содержит в себе указания на обстоятельства, которые следует доказать не по конкретному, а по абстрактному делу. Возьмем, например, возмещение морального вреда, так как это требование указывается в исковых заявлениях крайне часто.

Согласно ст. 151 ГК Российской Федерации «если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда».

Таким образом, в предмет доказывания по делам о компенсации морального вреда входит установление вопросов:

-  имели ли место действия (бездействия) ответчика, причинившие истцу физические или нравственные страдания;

-  нарушали ли действия (бездействия) личные неимущественные права гражданина или посягали ли они на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага;

-  в чем выразились физические или нравственные страдания;

-  степень вины причинения вреда;

-  при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) причинены физические или нравственные страдания и прочее.

Это круг вопросов, подлежащих установлению практически по любому делу, где заявлены требования о компенсации морального вреда. Однако в каждом конкретном случае предмет доказывания уточняется и индивидуализируется. Посмотрим, как далее может развиваться предмет такого доказывания по делам о защите, например, прав инвесторов. Проблема возмещения вреда для этой категории граждан сопряжена с тем, что инвесторы вкладывают свои свободные денежные средства в предпринимательскую деятельность для извлечения прибыли.

Подобная деятельность не гарантирована от риска.

Для компенсации причиненного морального вреда необходимо установить следующее:

-  насколько важной явилась денежная потеря для конкретного гражданина. Имеется в виду не размер материального вреда - возмещается независимо от компенсации морального вреда, а причинении нравственных страданий. Так, пенсионер, мог положить в «лопнувший» банк все имеющиеся у него сбережения. И размер их не столь важен по сравнению с той трагедией, которую переживает человек в одночасье потерявший все, что копили в течении многих лет;

-  когда и при каких обстоятельствах гражданин внес деньги в банк. Ни для кого не секрет, что часто одинокие пожилые люди вкладывали средства в банки, чтобы сберечь от инфляции деньги, оставленные на собственные похороны;

-  какие нравственные или физические страдания наступили для потерпевшего. Например, одинокая мать, решив накопить денег для лечения ребенка в санатории, потеряла их вследствие чего сорвался отпуск. В результате причинены как нравственные, так, возможно, и физические страдания.

Однако граждане в исковом заявлении нередко просят компенсировать причиненный моральный вред, не указывая каких-либо из перечисленных обстоятельств, а затем недоумевают, почему суд резко снизил сумму возмещаемого вреда. Здесь также срабатывает стереотип мышления: люди по-прежнему полагают, что суд обязан сам доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются.

Показательным в этом плане может быть дело, рассмотренное Фрунзенским районным судом г. Санкт-Петербурга. К. обратилась в суд с иском к ПРЭО Фрунзенского района о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и взыскании морального вреда в связи с незаконным увольнением и необходимостью обращения в суд за защитой своих прав. Решением Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга К. восстановлена на работе, в её пользу взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, однако в компенсации морального вреда отказано. [9]

Судебная коллегия по гражданским делам г. Санкт-Петербурга согласилась с выводом районного суда об отказе в компенсации морального вреда, так как, обратившись в суд с иском, истица реализовала своё право на судебную защиту, но не предоставила суду доказательств причинения ей моральных и физических страданий.[10]

Показателен другой пример: иск и признание недействительными решений общего собрания акционеров. Основанием для удовлетворения подобных исков являются:

-  несвоевременное извещение или неизвещение акционера о дате проведения общего собрания (п.2 ст. 52 Закона «Об акционерных обществах»);

-  непредоставление возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст.52 Закона «Об акционерных обществах»);

-  несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования при заочном его проведении (п. 3 ст. 50 Закона «Об акционерных обществах»).

При этом суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на его результаты, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному акционеру (п.8 ст.49 50 Закона «Об акционерных обществах»).[11]

Кр., К., АОЗТ «Эдельвейс» обратились в суд с иском к АО «Интерснаб» о признании недействительным решения общего собрания акционеров АО в части утверждения нового устава, по которому к компетенции Совета директоров отнесено изменения уставного капитала и вопрос о залоге имущества общества.

В обосновании иска указано: акционер Кр. накануне был направлен ответчиком в командировку, что лишило его возможности участвовать в собрании. Другой акционер - К., из-за поломки транспорта не мог явиться на собрание, АОЗТ «Эдельвейс» не было уведомлено о его проведении. По мнению истцов, их голосование могло повлиять на результаты, поскольку они владеют значительным числом акций и были против принятого общим собранием решения. В удовлетворении иска было отказано.

Кассационная инстанция отменила решение, указав, что «из представленной ответчиками копии реестра акционеров АО «Интерснаб» и объяснений участвующих в кассационной инстанции лиц следует, что при участии К. и Кр. решение внести изменение в устав относительно компетенции Совета Директоров не было бы принято. Суд должен проверить, входило ли в компетенцию общего собрания принятие обжалуемого решения.

Как видно, предмет доказывания по данному делу охватывает не только установление обстоятельств, перечисленных в качестве возможных оснований для признания решения общего собрания недействительным, но и проверку компетенции общего собрания.

Аналогичным образом определяются предмет доказывания и по другим категориям дел.

Бесспорно, из двух источников формирования предмета доказывания, определяющее значение имеет иск и его основание. В литературных источниках можно встретить выражение, что предмет доказывания по гражданским делам определяется утверждениями и возражениями сторон. Эта формулировка нуждается в уточнении. К предмету доказывания относятся все факты, имеющие юридическое значение, даже если истец и ответчик на них не ссылаются. Поэтому правильно говорить, что предмет доказывания определяется на основе подлежащей применению нормы материального права судом.[12]

На первоначальных этапах доказывания норма или нормы материального права определяются на основе утверждений сторон.

На это, в частности, указано Пленумом Верховного Суда РСФСР в постановлении №2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству». В п.2 этого постановления говорится, что задачей подготовки дел к судебному разбирательству «является уточнение исковых требований, обстоятельств, обосновывающих их, и возражений сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.[13]

В результате утверждений сторон определяется объем фактического материала, подлежащего установлению судом. По гражданскому процессуальному праву стороны не несут обязанности правого обоснования иска. Юридическая квалификация отношений сторон лежит на обязанности суда, а поэтому они могут не всегда точно ссылаться на факты имеющие правовое значение.

Объем фактов предмета доказывания в ходе процесса по делу может подвергаться изменению в связи с изменениями основания иска, увеличением или уменьшением размера исковых требований. Реализация этих диспозитивных прав влечет изменение фактического состава, исследуемого судом, и объема привлекаемых доказательств.

Особую трудность в судебной практике вызывает правильное определение предмета доказывания при разрешении споров, вытекающих из правоотношений, урегулированных нормами материального права с относительно определенной диспозицией (споры о лишении родительских прав, о передаче детей на воспитание, споры о возмещении морального вреда и т. д.), когда суд должен учитывать конкретные обстоятельства дела и сам призван оценивать те или иные факты с точки зрения их правовой значимости.

Такие нормы права получили в теории гражданского процесса название «ситуационных» норм, поскольку правоотношения ими урегулированы с расчетом на судебное усмотрение, точнее на судебную конкретизацию зафиксированных в законе обобщающих обстоятельств, с которыми связаны правовые последствия.1

В законе содержаться такие обобщающие понятия, как «неосторожность самого потерпевшего», «имущественное положение ответчика», «конкретная обстановка, при которой убытки были причинены», «интересы несовершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов», «интересы ребенка» и т. д.

При рассмотрении и разрешении дел суды конкретизируют эти обобщающие понятия, поскольку они проявляются в жизни в более конкретных фактах, которые должны быть обоснованы относимыми доказательствами.

Тщательный анализ фактов предмета доказывания, с которыми норма материального права, регулирующая спорные правоотношения, связывает правовые последствия, и позволяет правильно оценить доказательства с точки зрения их относимости к делу.

Интересной представляется позиция английского законодательства по рассматриваемой проблематике, т. к. здесь наличествует правовая система, кардинальным образом отличающаяся от российской.

Первый вопрос, считают английские юристы, который должны уяснить себе стороны, приступая к сбору доказательств, и который должен разрешить суд, прежде чем приступить к исследованию дела, - вопрос о предмете доказывания.

Существование какого-либо права и ответственности зависит от двух вопросов:

1) Имеется ли в английском праве норма, которая при определенных обстоятельствах это право или ответственность предусматривает - вопрос права.

2) Имеются ли в качестве существующих сами эти обстоятельства - вопрос факта.

Вопросы иностранного права, включая право Шотландии, Ирландии, в английских судах являются вопросами факта, нуждающимися в том, чтобы их доказывали с помощью доказательств, представленных лицами, знакомыми с иностранными системами права, т. е. входят в предмет доказывания. Различия между вопросами факта и вопросами права являются важными с точки зрения гражданского процесса в суде, поскольку сторона связана тем, чтобы обеспечить доказывание фактов, но не права. Если вопрос права возникает в судебном разбирательстве при рассмотрении иска присяжными, то он решается судьей, а вопросы факта решаются присяжными.

В доказательственном праве Англии факты, подлежащие установлению подразделяются на:

1) Факты решения, которые также называются принципиальными (основными) фактами;

2) Доказательственные факты или те факты, которые приводят в качестве доказательств с целью доказывания фактов принципиальных;

Предмет доказывания составляет факты, имеющие правовое значение (юридические факты), порождающие, прекращающие и изменяющие права и обязанности сторон.

Не всякий юридический факт составляет предмет доказывания по данному гражданскому делу, а только такой, который имеет значение для решения данного спора. Поэтому из всех фактов, на которые стороны сослались, суд должен отобрать: а) те, которые относятся к делу, для того, чтобы их исследовать; б) те, которые не относятся к делу, для того, чтобы исключить их из круга материалов судебного исследования как «простой излишек».

Важным средством реализации этой цели служит теория относимости доказательств. В соответствии с этой теорией в английском гражданском процессе все факты, составляющие предмет доказывания, делятся на:

1) непосредственно подлежащие решению;

2) относящиеся к решению.

Все остальные факты рассматриваются как не относящиеся к существу спора. Они не входят в состав предмета доказывания и должны быть устранены из процесса исследования судом и доказывания сторонами в данном гражданском деле.

Следует иметь в виду, что хотя английские и американские юристы говорят об относимости доказательств, но в сущности речь идет об относимости к делу фактов, которые стороны желают подтвердить с помощью доказательств.

Для того, чтобы английский суд решил вопрос о допустимости того или иного доказательства в подтверждение фактов, так или иначе связанных с фактом решения и сопровождающих его, используется правило с латинским названием «Res gestae».

На основании правила «Res gestae» доказательства формируются стороной, доказывающей, что они являются допустимыми и проливающими свет на то или иное фактическое действие (поведение лица).

Согласно доктрине «Res gestae» все факты, сопровождающие факты, подлежащие решению суда делят в свою очередь на две категории:

-  однородные факты, которые способствуют установлению основных фактов;

-  восклицания, заявления, высказывания лиц, в присутствии которых совершаются те или иные действия.[14]

Содержание конструкции «Res gestae» сводится к разрешению устанавливать действия, декларации, эпизоды, которые сами главными спорными фактами не являются, но неразрывно с ними связаны, сопутствуют им или объясняют их. Нужно, чтобы указанные действия или заявления совершались одновременно с исковыми фактами.[15]

Учение о предмете доказывания основано на анализе правовых отношений, регулируемых нормами с ярко выраженным математически точным фактическим составом, когда в норме права определенно указаны факты, с наступлением которых эта норма связывает правовые последствия.

Применение таких норм предопределяет предмет доказывания и позволяет суду точно выявить круг искомых фактов и на их основе разъяснить сторонам обязанности по доказыванию.

Однако практика развития российского законодательства последнего десятилетия свидетельствует о принятии большого количества законов, содержащих «аморфные» нормы без точного фактического состава, и как бы отсылающие установление предмета доказывания на усмотрение суда.

Количество усмотренческих норм растет в те «переломные» эпохи развития общества, когда регулятивное (материальное) право не может «угнаться» за развитием, изменением общественных отношений. Наличие таких норм создает дополнительные трудности при осуществлении правосудия.

1.3. Классификация фактов, составляющих предмет доказывания

Классификация фактов предмета доказывания проводится в целях более глубокого познания этого института, выяснения специфики доказывания отдельных составляющих его фактов и выработки правил распределения обязанностей по доказыванию.

Бесспорным является деление фактов предмета доказывания по основанию наличия или отсутствия воли субъектов правоотношения. По этому критерию факты предмета доказывания делятся на события и действия. События с которыми норма права связывает правовые последствия (например, непреодолимая сила), не зависят от воли сторон, тогда как действия, наоборот, носят волевой характер (заключения сделки, вступление в брак, приобретение акций и т. д.).

Это деление имеет практическое значение для распределения обязанностей по доказыванию, поскольку в нормах материального права иногда встречается прямое указание на то, кто должен доказывать факт события, в частности непреодолимой силы. Если деятельность организации или граждан связана с повышенной опасностью, то в случае причинения вреда именно они должны доказывать наличие непреодолимой силы.

Бесспорным также является деление фактов по признаку соответствия их установленному порядку. По этому признаку действия как юридические факты предмета доказывания делят на правомерные и неправомерные.

Неправомерные действия, в свою очередь подразделяются на гражданские, уголовные, административные правонарушения, в зависимости от того, норма какой отрасли права предусматривают нарушения и регулируют данный вид общественных отношений.

Эта классификация фактов предмета доказывания также имеет практическую пользу для выяснения специфики доказывания отдельных фактов, особенно при рассмотрении вопроса о влиянии приговора, постановления об административном правонарушении на гражданский процесс и решения по гражданскому делу на уголовный процесс.

Суд, например, при рассмотрении гражданского дела не вправе квалифицировать те или иные действия как уголовные правонарушения со всеми вытекающими из этой квалификации последствиями гражданско-правового характера. Факт уголовного правонарушения должен быть доказан приговором суда.

Классификация фактов предмета доказывания по другим квалифицирующим признаком является спорной.

С точки зрения влияния фактов на права и обязанности спорящих сторон факты подразделяются на:

-  порождающие права и обязанности;

-  прекращающие права и обязанности;

-  изменяющие права и обязанности;

-  препятствующие возникновению прав и обязанностей.[16]

Значение этой классификации определялось длительное время целью выработки правил распределения обязанностей по доказыванию. Так, еще в русской классической юридической литературе В. М. Гордон и Т. М. Яблочков высказывали суждения, что истец должен доказывать правопораждающие факты, а остальные факты доказываются той стороной, которая на них ссылается.[17]

Процессуальное значение данной классификации состоит так же в том, что суд должен по конкретному делу исследовать все факты, всесторонне проследить динамику развития правоотношения, изучить, не возникли ли факты, изменяющие правоотношения или препятствующие его возникновению вообще.

Приведенная классификация вызвала ряд возражений со стороны С. В. Курылева и Л. П. Смышляева, которые отвергли точность и значение этой классификации.[18]

Деление фактов предмета доказывания в зависимости от правовых последствий на правопораждающие, правоизменяющие, правопрекращающие имеет ценность для правовой оценки фактов, вывода суда о взаимных правах и обязанностях сторон, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела.

Правопрепятствующие факты имею правовое значение, о них можно говорить как о юридических фактах, поскольку их наличие парализует действие правопораждающих, правоизменяющих и правопрекращающих фактов. Сказанное позволяет вывести, что критике со стороны С. В. Курышева классификации фактов предмета доказывания по их правовым последствиям не имела под собой достаточных оснований.

К. С. Юдельсон в предмете доказывания выделял три различных группы фактов:

-  правообразующие факты;

-  факты легитимации;

-  факты повода к иску.

Данная классификация была подвергнута критике С. В. Курылевым и Л. П. Смышляевым. Оба автора считали деление фактов предмета доказывания на факты правообразующие, легитимации и повода к иску теоретически и практически не имеющими значения для судебного доказывания.[19]

Действительно, с указанными авторами нельзя не согласиться.

Факты легитимации и факты повода к иску это по существу факты правообразующие. Например, факт принадлежности источника повышенной опасности определенной организации является для истца правообразующим, связывающим его право с обязанностью владельца источника повышенной опасности. Любой правообразующий факт связывает право истца с обязанностью конкретного ответчика или ответчиков.

Ряд новых идей о составе фактов предмета доказывания высказал С. В. Курылев.

Он считал, что практическую и теоретическую значимость может иметь классификация фактов предмета доказывания только в случае, если различным составным его частям свойственны особенности в доказывании.

Исходя из этого, он полагал правомерным деление фактов предмета доказывания на положительные и отрицательные. Смысл этого деления автор видел в том, что отрицательные факты труднее доказать, а это важно для выбора способа доказывания.

С. В. Курылев различал также в предмете доказывания факты - явления и факты - состояния. Факты-явления отличаются от фактов - состояния тем, что они совершались в прошлом и для их доказывания требуется использование судебных доказательств. Факты - состояния, по мнению С. В. Курылева, носят длящийся характер и могут быть предметом непосредственного познания суда без доказательств.[20]

Однако изложенная своеобразная точка зрения С. В. Курылева не нашла широкого распространения в научной литературе и поддержки среди учёных - процессуалистов.

1.4. Факты не подлежащие доказыванию

Необходимо помнить, что предмет доказывания по делу и предмет судебного познания - это понятия не тождественные по объёму. Предмет судебного познания шире, так как в него входят все факты, положенные в основу судебного решения. Помимо фактов предмета доказывания сюда входят и факты, не требующие процессуальной деятельности по доказыванию. Статья 55 ГПК РСФСР наказывает два основания доказывания:

-  факты, признанные судом общеизвестными;

-  факты преюдициальные (предрешенные), то есть установленные вступившим в законную силу приговором суда, решением суда общей юрисдикции или арбитражного суда.

Первым основанием освобождения от доказывания является общеизвестность факта. Обстоятельства, говориться в законе, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Общеизвестность факта может быть признана судом лишь при наличии двух условий: объективном - известность факта широкому кругу лиц; субъективном - известность факта всем членам суда.[21]

Общеизвестными признаются, как правило, такие факты предмета доказывания, как засуха, землетрясение, война, наводнение, катастрофа и другие.

Общеизвестность того или иного факта относительна и зависит от времени, истёкшего после события, распространённости события в определённой местности.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные.

Так, дата аварии на Чернобыльской АЭС ( 26 Апреля 1986 года ) - факт всемирно известный. Авария на производственном объединении «Маяк» - факт общественный на территории России (хотя до недавнего времени об этой аварии, имевшей место в 1957 году мало кто знал). К локальным общественным факторам могут относиться пожары, наводнения, сходы лавин и прочее, имевшее место в районе, городе, области.

Об общеизвестности локальных фактов должна быть сделана отметка в судебном решении (на случай кассационного или надзорного присмотра). О фактах, известных во всём мире или на территории России, в решении не сообщается.[22]

Общеизвестные факты освобождаются от доказывания потому, что истинность их очевидна и доказывание является излишним. Признать общеизвестными те или иные факты может не только суд первой инстанции, но и суды, рассматривающие дело в апелляционном, кассационном порядке и в порядке надзора.

Вторым основанием освобождения от доказывания является преюдициальность (предрешённость) факта. В этом основании освобождения от доказывания имеется ряд спорных вопросов, а именно: недостаточно разработана проблема о преюдициальном значении фактов, установленных административными актами в пределах компетенции органов управления и следственных органов.

Преюдициально установленные фаты согласно действующему закону - это факты установленные либо решением суда по гражданскому (арбитражному) делу, либо приговором суда, то есть установленные при соблюдении процессуальных гарантий. Факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица.

Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда и имеющие значение для рассматриваемого судом гражданского дела, не доказываются вновь лицами, участвующими в арбитражном процессе.

Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, лишь по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Закон не предусматривает в качестве оснований освобождения от доказывания факты, установленные актами следственных органов и прокуратуры.

В целом такое положение следует признать правильным, так как решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суде.

Преюдициально установленные факты освобождаются от доказывания потому что они с истинностью уже установлены в решении суда или приговоре и нет никакой необходимости их устанавливать вновь, то есть подвергать сомнению истинность вступившего в законную силу судебного акта, его стабильность. Преюдициальное значение фактов, установленных решением суда, определяется его субъективными пределами. Это означает, что свойство преюдициальности имеют материально-правовые факты, зафиксированные в решении, если при этом все заинтересованные лица которых касаются, были привлечены в процесс.

Освобождаются от доказывания при рассмотрении гражданского дела только два вида фактов, зафиксированных в приговоре:

1. Факт совершения действий.

2. Совершение действий конкретным лицом.

Помимо вышеперечисленных оснований освобождение от доказывания профессор Треушников М. К. в комментарии к ГПК РСФСР называл ещё презюмируемые факты - предполагаемые в силу нормы права существующими, перераспределяющие бремя доказывания (например: презумпция вины должника).

Частным случаем освобождения от доказывания является признание стороной фактов, на которых другая сторона основывает свои требования и возражения. В случае признания одной стороной фактов, другая сторона освобождается от дальнейшего доказывания этих фактов (ч. 2 ст. 60 ГПК).

Данная норма является новеллой, внесённой в ГПК РСФСР Федеральным законом от 27 Октября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР», и демонстрирует развитие принципа состязательности на различных стадиях процесса.

Установлены гарантии свободы волеизъявления признания. Признание факта заносится в протокол судебного заседания. Если признание факта изложено в письменном заявлении, оно приобщается к делу.

Если у суда имеются основания полагать, что признание факта совершено с целью сокрытия действительных обстоятельств дела либо под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения, суд не принимает признания, о чём выносит определение. В этом случае признанные факты подлежат доказыванию на общих основаниях (Ст. 60 ГПК).


2. Процедура доказывания 2.1. Структура судебного доказывания.

Деятельность суда по установлению истины подчинена законам познания, мышления. Однако судебное познание, кроме логической, имеет ещё и процессуальную сторону, по тому простому основанию, что судебное познание может осуществиться лишь в ходе судебного разбирательства дела. Следовательно, с внешней стороны установление истины судом с помощью доказательств, представляет совокупность процессуальных действий, во время которых суд собирает необходимые данные, выясняет их содержание, проверяет и, наконец, оценивает их.

С процессуальной точки зрения порядок установления истины по делу посредством доказательств может быть разделён на 3 основные стадии: собирание, исследование, оценка. Каждая стадия характеризуется частными задачами, поставленными на разрешение судом. Сторонником вышеуказанного рассмотрения процесса доказывания выступает Иванов О. В.[23]

Несколько иной точки зрения придерживается профессор Треушников. Так в число элементов процесса доказывания входят:

1) утверждение о фактах;

2) указание заинтересованных лиц на доказательства;

3) представление доказательств;

4) истребование доказательств судом по ходатайству лиц; участвующих в деле;

5) исследование доказательств;

6) оценка доказательств.[24]

Представляется, что принципиального различия между приведёнными мнениями нет. Иванов О. В. не производит дробления процесса собирания на локальные стадии, в его структуре доказывания стадия собирания носит обобщающий характер, включая в себя и «утверждения о фактах», и «указание...», и «представление...», и, наконец, «истребование...». Членение процесса доказывания Треушниковым на более «мелкие» стадии позволяет глубже, качественней изучить обозначенную проблематику. В силу этого, за план освещения вопроса «процесс доказывания» будет взята схема, предоставленная профессором Треушниковым.

Процесс доказывания осуществляется в строгой последовательности по определённым ступеням, которые создают переход от незнания к знанию, от вероятных суждений к достоверным.

«Ступени» познания можно называть элементами доказывания. Элементы доказывания не совпадают по объему процессуальных действий и границам со стадиями процесса по гражданскому делу. В одной стадии процесса, например, при подготовке дела к судебному разбирательству могут иметь место несколько элементов доказывания (утверждение стороны о фактических обстоятельствах, указание на доказательства, представление доказательств). Поэтому никакого тождества в понятиях «элемент» доказывания и стадия гражданского процесса нет.

Судебное доказывание начинается с утверждений сторон, заинтересованных лиц о фактах, с которыми связывается наличие субъективных прав.

На этой ступени доказывания знания о фактических обстоятельствах по делу со стороны суда имеют форму вероятных суждений. Судья предполагает, что факты имели место в действительности в том виде, в каком о них утверждает заинтересованное лицо.

Вероятное суждение не дает завершенную истину, но оно путь к ней. Не истина подчинена вероятности, а вероятность является одной из форм достижения достоверного знания.[25]

Без утверждений о фактах, подлежащих установлению, доказывание было бы беспредметным, не имеющим четких границ. В исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (п. 4 ст. 126 ГПК).

Нормы аналогичного содержания имеются и в других статьях закона. Так, в заявлении о признании гражданина ограниченно дееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о том, что лицо, злоупотребляющее спиртными напитками или наркотическими веществами, ставит свою семью в тяжелое материальное положение (ст.259 ГПК).

Интересным и в научном и в практическом плане представляется вопрос о восполнительной функции суда по определению фактического состава по делу, если сторона не утверждает о каких-либо фактах, а они в силу применяемого закона имеют значение для разрешения дела. Если исходить из представления о состязательности, как механизме проявления инициативы и процессуальной деятельности только сторон по отстаиванию своих интересов, то следует вывод о невозможности со стороны суда действий, восполняющих деятельность сторон по определению фактического состава.

В законе нашла отражение иная концепция: суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, ставит их на обсуждение, если даже стороны и другие лица, участвующие в деле, на какие-либо из них не ссылались (ч.2 ст. 50 ГПК РСФСР).

Эта формулировка свидетельствует о поиске наиболее гармоничного принципа состязательности с принципом законности с тем, чтобы идея состязательности активизировала деятельность заинтересованных лиц по доказыванию, но не препятствовала реализации принципа законности.

В проекте ГПК РФ проводится мысль, что если сторона, другое участвующее в деле лицо, не точно понимает закон, затрудняется определить объем фактов, имеющих значение для защиты права, то суд обязан помочь в определении предмета доказывания и указать, какой стороной должны быть представлены доказательства в подтверждение имеющих значение по делу фактов.

Следующим элементом доказывания выступает указание заинтересованных лиц на доказательства - сообщение относительно наличия доказательств, которые, по мнению этих лиц, необходимо приобщить к делу для их исследования и оценки. Норма ГПК (п.4 ст.26) не обязывает стороны представлять доказательства на стадии возбуждения гражданского дела. Для возбуждения дела достаточно того, чтобы истец при подаче искового заявления указал на наличие доказательств, подтверждающих изложенные им обстоятельства.

Гражданское процессуальное законодательство регулирует доказывание, начиная с возбуждения гражданского дела в суде, то есть с момента возникновения гражданского процессуальных отношений. Однако вопросы доказывания обсуждаются и до обращения в суд за защитой. Этот важный этап деятельности, не урегулированный ГПК, но строящийся на основе действующего законодательства. Результаты такой деятельности может быть обращение в суд.

Итак, эта деятельность лежит за рамками гражданского процессуального права и осуществляется либо самостоятельно стороной, либо её представителем. Второй вариант более профессионален, учитывая развитие состязательности и активизацию сторон.

Адвокат или юрист частной юридической фирмы, оказывающий представительские услуги, как правило, начинает работу по гражданскому делу своего клиента задолго до возникновения гражданского процесса. Первая встреча юриста с потенциальным доверителем возникает в момент дачи консультации, которая может перерасти в представительство. В любом случае консультация опирается на материальное и процессуальное право и связана с оценкой имеющихся по делу доказательств. Гражданам трудно самим выделить наиболее важные факты с точки зрения права, сформулировать предмет своих требований. Часто их захлестывают эмоции, обиды, желание поскорее добиться справедливости в том смысле, как они её понимают.

Выслушав клиента, адвокат должен уточнить обстоятельства по делу и сформулировать предмет требований, определить какие обстоятельства подлежат дополнительному выяснению. Так, К. заключила с АО три договора займа под обусловленный в договоре процент. Каждый раз когда истекал срок действия договора, она обращалась к ответчику с просьбой выплатить причитающуюся ей сумму, но получала отказ со ссылкой на отсутствие денег. Позднее ответчик изъял у нее оригиналы двух договоров и выдал взамен платежное поручение, по которому не были проведены выплаты.

Третий договор был оформлен в виде купли-продажи доли акций, хотя истица намеревалась лишь добиться исполнения договора займа.

В первом случае выдача платежного поручения (или иного расходного ордера) практически является доказательством неисполнения договора. Во втором случае нужно исследовать содержание договора и выяснить было ли у истца намерение совершить сделку купли-продажи акций. Это необходимо для определения предмета требования. Далее, если на приходном ордере не указывается, на основе какого договора он был выдан, при подготовке к делу надо установить, что это был за договор. Для этого необходимо предоставление копии договора, она может быть получена от ответчика и по судебному запросу после возбуждения дела в суде.[26]

В порядке подготовки дела судья в необходимых случаях вызывает ответчика, выясняет, какие имеются возражения против иска и какими доказательствами они могут быть подтверждены. Следовательно ответчику судья предлагает указать доказательства.

Процессуальное действие по указанию на доказательства иногда называют обозначением доказательств. Так, лицо, ходатайствующее перед судом об истребовании доказательства от лиц, участвующих или неучаствующих в деле, должно обозначить это доказательство. Обозначенным, т. е. указанным доказательством считается тогда, когда определены обстоятельства; которые оно способно подтвердить: дано описание средства доказывания и установлено место, лицо, адрес, откуда оно может быть получено. Без процессуальных действий по указанию на доказательства суд может определить относимость и допустимость доказательств и решить вопрос об их собирании, если сторона или иное лицо затрудняется представить доказательства.

Закон четко разграничивает указания на доказательства от другого элемента доказывания - представление доказательств. В тех случаях, когда для возбуждения дела недостаточно одного указания на доказательства, а требуется ещё предоставление их, закон предусматривает необходимость совершения действий по представлению их, закон предусматривает необходимость совершения действий по представлению доказательств. Например, в заявлении о признании имущества бесхозным должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность установления собственника имущества.

Стороны и другие заинтересованные лица указывают на доказательства обычно в стадии возбуждения дела и его подготовки к судебному разбирательству. Однако лица, участвующие в деле, представители могут ссылаться на наличие доказательств и в стадии судебного разбирательства и просить об их истребовании. Другим элементом доказывания является представление доказательств.

Другим элементом доказывания является представление доказательств. Представление доказательств как процессуальное действие состоит в фактической передаче их в распоряжение суда. Доказательства передаются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Представители, поскольку полномочие наведение дела в суде дает им право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий, кроме действий распорядительного характера, связанных с правом самого доверителя, могут совершать действия по передаче доказательств в суд так же, как и стороны или другие заинтересованные лица.

Приведенная выше формула представления является общей, конкретное же содержание по преставлению доказательств зависит от того, с помощью какого средства доказывания может быть вовлечено то или иное фактическое данное в процесс. Документы и вещи, которые, по мнению участвующего в деле лица, могут быть использованы в качестве письменных или вещественных доказательств, могут быть представлены им в суд в натуре. При этом должно быть указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены посредством таких письменных и вещественных доказательств (ч.2 ст.63, ч. 12 ст.68 ГПК РСФСР). Если документы и вещи находятся у других лиц лицо может заявить ходатайство об истребовании их. При этом оно должно обозначить документы или описать вещь и основания, по которым оно считает, что документ или вещь находятся у конкретного лица (ч.1 ст. б4, ч.1 ст.69 ГПК РСФСР).

Показания свидетелей как средства доказывания по своей природе таковы, что они не могут быть представлены в процессе «в натуре». Поэтому лицо, участвующее в деле, может лишь просить суд вызвать определенного гражданина в качестве свидетеля, презюмируя, что он может дать показания, в которых будет содержаться относимые к делу сведения. Согласно закону, лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, должно указать какие обстоятельства, имеющее значение для дела, может подтвердить свидетель и сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства (ч. 3 ст.62 ГПК РСФСР). Следовательно, представление доказательств в форме показаний свидетелей состоит в заявлении участвующими в деле лицами ходатайств о вызове в качестве свидетелей конкретных лиц. Такой характер объясняется тем, что показания свидетеля, как доказательство окончательно формируется лишь в ходе судебного разбирательства. До судебного разбирательства это доказательство не существует, поэтому его нельзя представить в суд в полном смысле этого слова, а можно лишь предположительно судить о возможности его со­держания и, следовательно, об относительности его. Указанные особенности еще нагляднее проявляются в отношении заключения экспертов.

Имеется особенность представления сторонами доказательств в суд кассационной инстанции по сравнению с представлением их в суде первой инстанции. Суд кассационной инстанции наделен в определенной степени апелляционными полномочиями. Он имеет право исследовать новые доказательства, представленные заинтересованными лицами, давать доказательствам оценку, устанавливать новые факты и выносить новое решение без направления дела на рассмотрение в суд первой инстанции.

Не секрет, что в качестве тактического приема для выигрыша процесса всеми способами иногда используется метод «придерживания» доказательств стороной или ее представителем до нужного момента и нанесение решительного «удара» процессуальному противнику при рассмотрении дела по кассационной жалобе в вышестоящем суде. Это - вечная проблема гражданского процесса. В качестве меры защиты против недобросовестных действии в законе установлено, что представле­ние новых доказательств в суд кассационной инстанции допускается лишь в случае обоснования невозможности предоставления их в суд первой инстанции или конца в исследовании доказательств необоснованно оказано судом первой инстанции (ст.286 ГПК).

Истребование доказательств судом по ходатайству лиц, участвующих в деле. В современный период из гражданского процессуального законодательства как противоречащие принципу состязательности, исключены две нормы, которые в течение почти сорока пяти лет являлись классической иллюстрацией принципа объективной истины: норма, по которой суд был обязан, не ограничиваясь представленными материалами и объяснениями, принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выявления действительных обстоятельств дела, прав обязанностей сторон (ч.1 ст. 14 ГПК РСФСР 1964 г.) и норма, в соответствии с которой, если представленные доказательства недостаточны, суд собирал их по своей инициативе (ч.2 ст.50 ГПК РСФСР 1964 г.)

Обязанность суда собирать доказательства по своей инициативе для объективного выяснения всех обстоятельств дела в гражданском процессе заменена функцией суда по содействию лицам, участвующим в деле, в получении доказательств путем их истребования от участвующих и не участвующих в процессе лиц. В случае, когда представление необходимых доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднено, суд по их ходатайству оказывает им содействие в истребовании доказательств.

Для содействия в получении доказательств требуется соблюдение следующих условий:

а) проявление инициативы заинтересованных лиц в форме ходатайства,

б) невозможность или затруднительность по различным причинам получения доказательства самим заинтересованным лицом;

в) относимость и допустимость истребуемого доказательства. Профессор Треушников М. К. выделяет два способа истребования доказательств: 1) путем передачи запроса суда на руки заинтересованной стороне для получения доказательств и представления их в суд; 2) путем истребования письменных либо вещественных доказательств непосредственно от лиц участвующих в деле, и от организаций или отдельных граждан, не участвующих в деле.[27]

Интересна позиция Иванова О. В., который, полагая, что суд вправе собирать доказательства и по своей инициативе, при отсутствии соответствующих ходатайств со стороны кого-либо из участвующих в деле лиц, называет такой способ истребованием. Далее он указывает, что «закон этим термином называет и собирание доказательств судом по инициативе участвующих в деле лиц.[28] Нам думается, что независимо от того, принимает ли суд участие в обеспечении возможности исследования тех или иных данных в процессе в качестве доказательств или нет, если ли данные вовлекаются в процесс по инициативе стороны, другого лица, участвующего в деле - налицо один способ - представление. Если же инициатива использования фактических данных в качестве доказательств исходит от суда, то мы имеем дело с другим способом - истребованием их, хотя не исключено, что может быть предложен другой, более удачный термин».

Различия между рассмотренными способами не подрывают приемлемости следующего общего вида. С помощью какого бы из указанных способов доказательство ни вовлекалось в процесс, окончательное решение возможности использования его принадлежит суду. Только суд властно определяет относимость и допустимость фактических данных. Он может отказаться от использования в качестве доказательств и тех данных, которые истребованы им самим, если они также не обладают относительностью и допустимостью. Решение вопроса об относительности и допустимости доказательств исключительная компетенция суда.

Исследование доказательств. Исследование доказательств есть непосредственное восприятие, изучение судом информации о фактах, извлекаемой из предусмотренных в законе средств доказывания.

Исследование доказательств состоит в восприятии судом фактических да

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Доказывание в гражданском процессе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 481

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>