Дипломная работа на тему "Доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам"

ГлавнаяГосударство и право → Доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам":


СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

I Общие положения института доказательства в уголовном судопроизводстве 7

1.1 Понятие доказательства, методологический анализ доказательств. 7

1.2 Виды доказательств в уголовном судопроизводстве. 18

1.2.1 Классификация доказательств по УПК РФ.. 29

1.3 Института доказательства в уголовном процессе. 40

II Значение института доказательства в уголовном процессе. 47

2.1 Значение доказательств в квалификации преступлений. 47

2.2 Квалификация кражи и проблемы доказывания. 55

2.3 Квалификация грабежа. 67

Заключение. 87

Список использованных источников. 90

Приложение А - Сравнительная характеристика доказательств. 95

Приложение Б Динамика раскрываемости краж.. 96

Приложение В Количество зарегистрированных грабежей. 97

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Профессиональное написание дипломных проектов на заказ в Екатеринбурге и в других городах РФ.

ВВЕДЕНИЕ

Тема данной выпускной квалификационной работы «Доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам».

Актуальность данной темы обусловлена тем, что доказывание занимает центральное место в судопроизводстве. От его результатов зависит принятие важнейших процессуальных решений, обеспечивающих выполнение стоящих перед правосудием задач и достижению цели по защите нарушенных прав личности. Поэтому вопросы, связанные с доказыванием, постоянно возникают в гражданском, арбитражном, уголовном судопроизводстве.

Институт судебных доказательств относится к числу важнейших в тех отраслях российского права, которые регламентируют порядки отправления правосудия по гражданским, арбитражным, уголовным делам. Данному институту в целом и его отдельным аспектам посвящено неисчислимое количество монографий, статей, комментариев, диссертаций. Это вполне объяснимо, поскольку правильное использование доказательств в судебной практике гарантирует установление объективной истины: обеспечивает обнаружение и фиксирование в заключительных судебных актах действий и событий, имевших место до или вне конкретных процессов.

Правила о доказательствах и доказывании сосредоточены преимущественно в соответствующих процессуальных кодексах, причем есть немало одинаковых по содержанию норм, применяемых в различных видах судопроизводства. Черты сходства особенно доминируют при сопоставлении положений о доказательствах и доказывании в Гражданском процессуальном кодексе РФ (ГПК), УПК РФ и в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (АПК). Это естественно, если исходить из природы дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Такая близость общих положений и конкретных деталей, реально достигающая степени тождества, объясняется тем, что вся система доказательств базируется на одних и тех же категориях. К ним следует отнести понятие доказательств, их значение, классификацию.

К сожалению, по новым ГПК, АПК и УПК РФ суд не ориентирован на поиск истины, которая, несомненно, должна являться одной из целей судопроизводства. В связи с этим и вызывает недоумение и беспокойство освобождение суда от обязанности активных поисков истины при рассмотрении конкретных дел.

Чревата также отрицательными последствиями тенденция сворачивания форм внешнего контроля за правосудием на фоне гипертрофированной юридической неприкосновенности судей и расширением их индивидуальной юрисдикции. Опасны, отступления от принципа законности и необоснованная абсолютизация принципов диспозитивности и состязательности (особенно в уголовном судопроизводстве).

Роль современного суда не должна исчерпываться лишь определением предмета доказывания по делу, разъяснением лишь прав и обязанностей лицам, участвующим в деле, и оказанием содействия в их реализации. В связи с этим отказ законодателя от прежних редакций процессуальных кодексов, согласно которым суд был обязан принимать всемеры по выяснению всех обстоятельств дела, с учетом сложившейся тяжелой экономической и социальной ситуации в России, может повлечь негативные последствия для развития уголовного судопроизводства в первой инстанции.

Изучение связей, зависимостей и закономерностей внутри сложной системы процессуального доказывания является актуальной проблемой современной процессуальной науки, так как тесно связано с проблемами эффективности следственных и судебных действий. Определение места того или иного средства процессуального доказывания в общей системе дает возможность более глубоко проникнуть в его познавательную сущность, осуществить выбор надлежащего, оптимального в данных условиях, соответствующего особенностям познавательных задач средства в процессе способа действия судьи.

Проблема доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам исследована довольно подробно. По нашему мнению наибольший вклад в изучение данного вопроса внесли такие авторы как Я. О. Мотовиловкер, /52/ П. А. Лупинская, / 47,48, 49/ В. Л. Будников, /23, 24/ Ю. К. Орлов, /55/ В. Л. Кудрявцев. /43/

Кроме того, отдельным аспектам доказательства в уголовном судопроизводстве уделяли внимание Б. Борзов, который рассматривает результатам оперативно-розыскной деятельности как доказательства в уголовном процессе. /21/ В. Л. Будников рассматривает в исследованиях юридическую силу доказательств в уголовном судопроизводстве. /23/

Так же можно отметить П. Кузнецова, рассматривающего установление порядка исследования доказательств по уголовным делам, /45/ Е. Карякина, исследующего вопросы допустимости доказательств, собранных защитником, и осуществление функции защиты в уголовном судопроизводстве. /36/

Цель данного исследования – на основе изучения учебной литературы, нормативных источников и правоприменительной практики выявить особенности доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам.

Объект исследования – общественные правоотношения в области доказательства по уголовным делам.

Предмет исследования – нормативные акты регулирующие использование доказательств в суде первой инстанции по уголовным делам.

В исследовании были поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть общие положения института доказательства в уголовном судопроизводстве, определить понятие доказательства, провести сравнительно-исторический анализ данного понятия;

2. Провести классификацию доказательств в уголовном судопроизводстве, и показать значение института доказательства в уголовном процессе;

3. Определить практическое значение института доказательства в рамках квалификации преступных деяний – кража (ст. 158 УК РФ) и грабеж (ст. 161 УК РФ).

Научная значимость исследования заключается в обобщении теоретического материала, и его классификации.

Практическая значимость исследования основана на анализе судебной практике, в сфере квалификации кражи и грабежа, а также в определении причин ведущих к ошибкам в квалификации данных преступных деяний.

Методологической базой исследования является методы:

- сравнительно-правовой;

- исторический;

- формализованный.

Исследование включает введение, 2 главы, заключение, список использованных источников и приложение.

I Общие положения института доказательства в уголовном судопроизводстве 1.1 Понятие доказательства, методологический анализ доказательств

Понятие доказательств является важным аспектом в различных отраслях права. Большое внимание данному институту уделяется и в уголовном процессе.

В УПК РФ определение понятия доказательств содержит часть 1 статьи 74. /3/ В соответствии с нею доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в процессуальном порядке устанавливают наличие или отсутствие всех обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В старом УПК РСФСР доказательства определялись как "любые фактические данные", где слово "фактические" давало основание считать, что речь идет о сведениях, достоверность которых уже установлена. В УПК РФ слова "фактические данные" заменены на "сведения". /50/ Это означает, что доказательствами являются не только те сведения, достоверность которых уже установлена, а все те сведения, которые собираются, проверяются и оцениваются как в досудебном производстве, так и в суде.

Для определения понятий "доказательства" и "фактические данные" наиболее важное значение имеет четкое уяснение этих дефиниций.

Вполне естественно возникает вопрос: каково же реальное содержание понятия "доказательства". Ответы ученых-процессуалистов на этот вопрос неединообразны: к доказательствам относят факты, установленные с помощью средств доказывания, либо сведения о фактах и средствах доказывания в единстве, либо фактические данные (сведения о фактах), доказательственные факты и средства доказывания вместе взятые. /54/

Следовательно, суть разногласий в содержании понятия "фактические данные" такова: включает ли оно факты или сведения о фактах и охватываются ли им средства доказывания и доказательственные факты.

Понятие "фактические данные" логически и этимологически правильнее выразить иначе: "данные о фактах". Данные - это сведения, необходимые для какого-нибудь вывода, решения. /54/ Следовательно, фактические данные есть сведения о фактах, т. е. явлениях действительности. В связи с этим было бы несправедливо оставить без рассмотрения вопрос о соотношении трех понятий: факт, сведения о факте и доказательство.

Факт - это явление объективной действительности. Факты существуют независимо от того, знают ли о них лица, осуществляющие расследование и судебное рассмотрение. Сведения о факте - это информация, при помощи которой мы можем познать факт. Информация может быть истинной или ложной. Истинная информация ведет к тому, что возможность познания факта становится действительностью, ложная информация препятствует этому. Доказательства представляют собой такие сведения о подлежащих установлению фактах, которые надлежащим образом удостоверены, т. е. получены из указанного в законе источника с соблюдением всех требований, предусмотренных уголовно-процессуальными нормами.

Статья 58 УПК РСФСР 1923 года предусматривала, что доказательствами являются показания свидетелей, заключения экспертов, вещественные доказательства, протоколы осмотров и иные письменные документы и личные объяснения обвиняемого. /50/

Современная формулировка позволяет выделить обязательные (неотъемлемые) признаки каждого доказательства. В отличие от УПК РСФСР новый уголовно-процессуальный закон называет меньшее количество таких признаков.

Исходя из действующего уголовно-процессуального закона, выделяются следующие обязательные признаки, которыми должны обладать все доказательства в уголовном судопроизводстве.

Первое — это наличие информации. Изначально закон позволяет говорить как о доказательствах, о любых сведениях. Такое утверждение следует из положения, включенного в ч. 1 ст. 74 УПК. /3/ Далее, та же правовая норма предусматривает использование сведений судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, определенном УПК. Тем самым, подразумевается возможность оперирования информацией в процессе доказывания на четкой правовой основе, т. е. на условиях законности.

Если первый признак доказательств выражается в неограниченности сведений, то второй — как раз вводит ограничения, воплощается в виде законом установленного порядка, пронизывающего всю деятельность, связанную с использованием таких сведений, а следовательно, начиная с их получения.

Третий признак проявляется в присутствии связи между информацией и обстоятельствами, подлежащими установлению. Часть 1 ст. 74 УПК указывает на те сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Как было отмечено выше, признак, выражающийся в фактическом характере информации, оказался не воспроизведенным при обновлении уголовно-процессуального законодательства. Образовавшийся пробел, в совокупности с просматривающимися отдельными другими недочетами, в действительности, способен порождать значительные проблемы для практики в сфере уголовного судопроизводства. /25/

На фоне устранения самим законодателем из уголовно-процессуального закона того, что доказательства — это факты, отсутствия конкретных требований к опросу защитником лиц, с их согласия, становится совершенно открытым, неразрешеным вопрос относительно того, какие, в свою очередь, требования устанавливает УПК к результатам оперативно-розыскной деятельности как доказательствам по уголовному делу.

Сведения, полученные при проведении возможных мероприятий на основании Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., /4/ не являются сами по себе (т. е. изначально) доказательственной информацией. Можно утверждать, что, в основном, оперативные данные предстают в виде исходных для осуществления следственных действий по уголовному делу. Причем, порою применение одной из мер оперативно-розыскного характера порождает необходимость производства целого комплекса следственных, а также иных процессуальных действий.

Так, по одному уголовному делу, возбужденному в связи с обнаружением признаков вымогательства в действиях группы лиц в отношении двух лиц, занимавшихся реализацией бензина, после удачно проведенного оперативного эксперимента, в ходе которого во время передачи требуемой суммы денег соответствующий факт был зафиксирован при появлении сотрудников милиции и будущих понятых, понадобилось производство осмотра места происшествия, отдельного осмотра, с детализацией, обнаруженных денежных купюр, со следами характерных пометок, допроса всех подозреваемых, допроса двух потерпевших, нескольких свидетелей, а также приобщение в установленном порядке изъятых и подвергнутых осмотру денежных купюр. /36/

Проведение следственных действий, в известной мере, подразумевает ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», с учетом которой «результаты оперативно-розыскной деятельности могут... использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств». /4/ Однако приведенное законодательное положение не направлено на исключение других источников фактических данных, способных стать доказательствами. Часть 2 ст. 11 указанного Федерального закона согласуется с содержанием ст. 84 УПК, по которому документы, как в письменном, так и ином виде, полученные, истребованные или представленные в установленном порядке, приобщаются к материалам уголовного дела.

Таким образом, для того, чтобы содержащаяся в документе информация стала иметь доказательственное значение, может оказаться, по смыслу закона, достаточным процессуальное приобщение. Возможные в связи с приобщением документа к материалам уголовного дела следственные действия (например, допросы) носят производственный, ситуационный характер.

Причем, документы для последующего их приобщения к материалам дела могут представлять органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.

В статье 88 Уголовно-процессуального кодекса РФ названы свойства доказательств:

- относимость;

- допустимость;

- достоверность. /3/

Однако сам уголовно процессуальный закон не определяет, как понимать обозначенные им свойства. Например, Гражданский процессуальный кодекс РФ в отдельных статьях раскрывает сущность относимости и допустимости доказательств.

Относимость как свойство достаточно легко выводится непосредственно из определения понятия доказательств, нашедшего отражение в ч. 1 ст. 74 УПК. Сведения (данные) должны относиться к обстоятельствам, подлежащим установлению по уголовному делу, имеющим значение для его разрешения. Наличие такой связи и образует относимость. Сам термин «относимость» является достаточно оптимальным. /30/

Наибольшие затруднения на практике при разрешении вопроса на предмет наличия относимости у тех или иных данных (сведений) обусловливает субъективизм восприятия так называемых «иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела» (ч. 1 ст. 74 УПК). 3/

Такого рода обстоятельства прослеживаются в вариациях, в зависимости от характера, особенностей совершения преступления. Подобные обстоятельства принято именовать промежуточными, либо вспомогательными. Их установление позволяет выявлять, в свою очередь, наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу, перечисленных в ч. 1 ст. 73 УПК. Так, по уголовному делу об убийстве при производстве предварительного расследования не было своевременно обращено внимание на то обстоятельство, что в жилое помещение, в котором был обнаружен труп, можно было проникнуть, по имеющимся данным, только с использованием ключа от замка на входной двери. Факт наличия подходящего к соответствующему замку ключа у определенных лиц в рассматриваемой ситуации — сведения, обладающие свойством относимости. Установление принадлежности ключа, его использования для проникновения помогает, в совокупности с иными данными, выявить лицо, совершившее убийство. Неправильный подход к установлению круга сведений, имеющих отношение к делу (относимых), затрудняет доказывание. /30/

При производстве по уголовным делам совершаются и другие просчеты, выражающиеся, наоборот, в чрезмерном использовании различных сведений. Собираются и исследуются данные, не имеющие отношения ни к обстоятельствам, подлежащим доказыванию в соответствии со ст. 73, ни к иным обстоятельствам, подразумеваемым ч. 1 ст. 74 УПК.

Упущения при производстве предварительного расследования и при рассмотрении уголовных дел в суде могут иметь место ввиду неустановления всех важных для разрешения их обстоятельств, характеризующих событие преступления. Пункт 1 ч. 1 ст. 73 УПК не называет опять-таки все обстоятельства. Говорится о времени, месте, способе и других обстоятельствах совершения преступления. Безусловно, относимыми являются данные об орудиях преступления, о вспомогательных средствах, использовавшихся при его совершении. Причем, в ряде случаев без установления подобных обстоятельств невозможна верная юридическая оценка содеянного. Например, нельзя квалифицировать убийство как совершенное с особой жестокостью, по усмотрению, что для лишения жизни применялся яд, вызывающий особые мучения, если не установлено, какого вида яд был употреблен. /41/

В научной литературе, относящейся к уголовному судопроизводству, традиционно немалое внимание уделялось и уделяется проблемам допустимости доказательств. Можно выделить труды Арсеньева В. Д., Зажицкого В. И., Кипниса Н. М., Лупинской П. А., Миньковского Г. М., Мотовиловкера Я. О., Орлова Ю. К. Уяснение сущности такого свойства доказательств, как допустимость, имеет крайне важное значение для практической деятельности в сфере уголовного процесса. Факты неправильного подхода к определению в конкретных ситуациях допустимости (недопустимости) доказательств влекут совершение ошибок при расследовании уголовных дел, их судебном рассмотрении. В принципиальном смысле, под допустимостью доказательств в уголовном судопроизводстве понимается их пригодность для использования в процессе доказывания.

В литературных источниках /49, 50/ авторами называются требования, которым должны соответствовать доказательства для того, чтобы считаться допустимыми, говорится об условиях допустимости доказательств. Выдвигались предложения об использовании критериев для установления допустимости доказательств. Высказываемые суждения, безусловно, заслуживают учета, осмысления, тем более — по причине отсутствия прямой законодательной регламентации. В правовых нормах не содержатся указания на какие-либо требования, относящиеся к допустимым доказательствам.

Вместе с тем уголовно-процессуальный закон устанавливает, какие доказательства воспринимаются как недопустимые. Часть 1 ст. 75 УПК предусматривает, что доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, являются недопустимыми. А в части второй данной статьи УПК вычленены две типовые ситуации для оценки доказательств как недопустимых. По изложению ч. 2 ст. 75 УПК, к недопустимым доказательствам отнесены, во-первых, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; во-вторых, показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. /56/

Если попытаться разобраться, что из себя представляют два приведенных выше пункта части 2 статьи 75 УПК, то станет ясным следующее. Речь должна идти не о двух видах доказательств, которые в силу нарушения закона при их получении подлежат признанию недопустимыми, а о двух видах сведений, вообще не приемлемых для рассмотрения в качестве доказательств. Не приводя здесь все возможные аргументы, обратим внимание лишь на главное.

Само отражение показаний потерпевшего, свидетеля, о которых говорится в п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК, в письменном виде, как раз подлежащих протоколированию в установленном порядке органом предварительного расследования, судом, не есть нарушение закона. /56/ Выяснить, в частности, всегда изначально, воспринимал ли точно свидетель или потерпевший какие-либо обстоятельства либо предположительно воспринимал, в действительности не представляется возможным. И такие показания именно должны законным способом протоколироваться. А затем, и может быть, только по мере производства огромной работы, связанной с собиранием, закреплением, проверкой, оценкой доказательств, будет сделан обоснованный и правильный вывод о непосредственном восприятии обстоятельств или о присутствии предположения, догадки. И факт дачи показаний подозреваемым, обвиняемым в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденных подозреваемым, обвиняемым в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК), нельзя категорично во всех случаях квалифицировать как нарушение требований УПК.

Итак, если отталкиваться от содержания определения недопустимых доказательств, включенного в ч. 1 ст. 75 УПК, то логически вытекает следующий вывод. Допустимыми следует признавать доказательства, полученные без нарушения положений УПК.

Установление допустимости (недопустимости) доказательств в стадии предварительного расследования в состоянии обусловливать принятие одного из решений по делу. Проблема законности получения доказательств влияет на вывод относительно возможности в установленном порядке направить дело для рассмотрения в суд. Иногда нарушения закона, имевшие место при собирании доказательств, предопределяют прекращение уголовного преследования. /23/

По уголовному делу, возбужденному по факту разбойного нападения на нескольких иностранных граждан, Ш. и другие допрашивались после задержания в качестве подозреваемых без обеспечения права на защиту. Потерпевшим, не владеющим русским языком, при производстве допросов не был предоставлен переводчик. Все следственные действия, связанные с предъявлением для опознания, были произведены с совокупностью нарушений уголовно-процессуального закона. То, что некоторые из подозреваемых реально были опознаны, не представлялось возможным использовать в доказывании. Таким образом, следствие не располагало допустимыми доказательствами. А ограниченные варианты принятия дополнительных мер для исследования обстоятельств дела не позволили придти к тем результатам, которые усматривались из протоколов предъявления для опознания в части изобличения некоторых подозреваемых. В сложившейся ситуации уголовное дело было прекращено. И в постановлении о прекращении уголовного дела понадобилась определенная аргументация применительно к выявлению недопустимости полученных доказательств. /19/

При прекращении уголовного преследования, действительно, требуется оценка доказательств с точки зрения их допустимости. Подобный подход согласуется с нормами действующего уголовно процессуального закона. Он соответствует ч. 3 ст. 7 УПК, предусматривающей, что нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Признать доказательство недопустимым, с учетом содержания ч. 3 ст. 88 УПК, могут прокурор, следователь, дознаватель. /3/ А на основании ч. 1 ст. 75 УПК недопустимые доказательства не должны обладать юридической силой. Нормы УПК, названные непосредственно выше, распространяющие свое действие на ряд стадий уголовного процесса, позволяют признать доказательства не имеющими юридической силы конкретно в стадии предварительного расследования при прекращении производства по уголовному делу, хотя прямого указания на это закон не содержит.

Абсолютно проблематичным предстает в настоящее время правовое обозначение такого свойства доказательств, как достоверность. С одной стороны, как было уже отмечено, действующий уголовно-процессуальный закон упоминает достоверность. О ней речь идет в статье 88 УПК, устанавливающей правила оценки доказательств. С другой стороны, ни названная статья УПК, ни другие — не раскрывают понятия достоверности доказательств, совсем не приводят никаких подходов к ее распознаванию. /47/

Вопросы применительно к достоверности доказательств, с точки зрения правового регулирования, возникают на фоне того, что в законодательном определении доказательств теперь не присутствует ранее обязательный признак сведений (данных) в виде фактического их характера. Соответствующее примечание было сделано еще в начале параграфа. На законодательном уровне оказался утраченным и принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, который закрепляла статья 20 УПК РСФСР. Принцип имел крайне существенное значение для возможности установления истины по уголовному делу. /52/

К сожалению, законодатель лишь породил вопросы относительно восприятия достоверности доказательств в уголовном судопроизводстве. Отвечать, с позволения сказать, на такие вопросы приходится науке и практике. В этой связи уместно согласиться с мыслью на тот предмет, что «оценка достоверности доказательств лишена каких-либо формальных критериев, показателей». /31/ Действительно, почти все внимание законодатель сосредоточил в ст. 88 УПК на признании доказательств недопустимыми.

В науке уже достаточно традиционно достоверность рассматривается как обоснованное знание, соответствие которого действительности не вызывает сомнения. Сомнения не возникают у лица, оценивающего доказательства. Дифференцируются понятия истины и достоверности. Истина предполагает соответствие между выводом и объективной действительностью. Достоверность формируется на основе надлежаще произведенного доказывания, при тщательно осуществленных проверке, оценке собранных, закрепленных сведений (данных).

В научной литературе высказывались предложения, направленные на установление оптимального соотношения достоверности и допустимости доказательств, в том числе в период работы над проектом Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. /56/

В самом проекте УПК, в свое время, нашла отражение попытка увязывания названных двух свойств доказательств. Однако принят УПК был в такой редакции, что достоверность и допустимость оказались отдалены друг от друга. В связи с этим необходимо напомнить, что еще в 1993 г. была создана правовая основа для возможности признания недопустимым доказательства, обладающего свойством, именуемым достоверностью. Имеются в виду положения ч. 2 ст. 50 Конституции РФ /1/ и появившейся ч. 3 в ст. 69 УПК РСФСР.

Судебная оценка доказательств в уголовном процессе, в действительности, с учетом полного восприятия законоположений, должна строиться на основе тщательного исследования всех обстоятельств, значимых для разрешения конкретного дела. Правовые нормы, нашедшие отражение в статьях 73, 74, 85-88 УПК, не противоречат принципу свободы оценки доказательств, закрепленному в статье 17 УПК РФ, по основе содержания которого судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, с учетом имеющихся в деле доказательств. Соответствующие нормы конкретизируют принцип свободы оценки доказательств. И только использование в комплексе имеющихся в виду норм позволяет верно реализовывать на практике названный принцип. /20/

Оценить доказательства на предмет наличия или отсутствия у них такого свойства, как достоверность, возможно лишь при проведении достаточно широкого и тщательного исследования. Если целый ряд доказательств исключен ввиду признания их недопустимыми и не имеющими юридической силы, тем более — преждевременно, то есть без скрупулезных проверки, оценки законности получения сведений (данных), дознаватель, следователь, прокурор, суд утрачивают способность надлежаще разобраться в том, достоверна либо недостоверна та или иная информация, относящаяся к уголовному делу.

Заслуживает отдельного внимания формулировка С. А. Шейфера, которым было отмечено, что «оценка допустимости и достоверности доказательств — это процесс длящийся, не ограниченный лишь этапом собирания доказательств, вследствие чего первоначальная оценка может измениться»./61/


1.2 Виды доказательств в уголовном судопроизводстве

В уголовном судопроизводстве традиционно выделяются такие виды доказательств, как личные и вещественные (применительно ко второму виду употребляется и термин «предметные»); первоначальные и производные; прямые и косвенные; уличающие и оправдывающие. Поскольку в рамках уголовного процесса может разрешаться гражданский иск, представляется состоятельным обозначение подтверждающих исковые требования доказательств и опровергающих таковые. /42/

Возможна классификация доказательств по времени их получения. Например, актуально подразделение доказательств на следующие две группы: полученные во время досудебного производства по уголовному делу, полученные в судебных стадиях. Показательна, в определенном смысле, классификация доказательств по субъектам, представившим, получившим доказательства. Подобных вариантов набирается целый массив. Значительное обновление уголовно-процессуального регулирования за последнее десятилетие сделало особенно актуальным отнесение доказательств к допустимым либо недопустимым; к имеющим юридическую силу или не имеющим такую силу. /49/

Наименования «личные доказательства», «вещественные доказательства» обобщенно указывают на источники информации. В одном случае — это изъяснение личности (индивида), зафиксированное в определенном порядке. И личность, собственно говоря, выступает носителем информации, которая облекается в доказательственную форму. В другом случае вещи, предметы (иные материальные объекты) являются отражателями сведений, признаваемых доказательствами.

К личным доказательствамотносятся показания подозреваемого, показания обвиняемого, показания потерпевшего, показания свидетеля, показания эксперта, показания специалиста. Все виды показаний подлежат процессуальному протоколированию, с соблюдением общих и особых требований. /51/

Также в качестве личных доказательств рассматриваются заключение эксперта, заключение специалиста, иные документы. К составлению экспертного заключения законом предъявлен ряд конкретных требований. Так называемые иные документы (ст. 84 УПК) весьма разнообразны. Закон не предусматривает, по существу, даже частичного их перечня. Подавляющее большинство возможных в действительности разновидностей документов не названо в нормах, содержащихся в уголовно-процессуальном законе. /47/

Правовыми нормами ни в какой степени не предопределяется, какова достаточность в количественном выражении тех или иных личных доказательств для разрешения важнейших вопросов по уголовному делу, включая вопрос о виновности. На данный предмет не существует никаких формальных правил. Закон не отдает заранее предпочтения ни одному из источников доказательств. Но сведения, исходящие от личности, всегда, так или иначе, не лишены субъективизма. Следует учитывать особенности восприятия конкретной личностью событий, действий. Подразумеваются интеллектуально-волевое состояние индивида, эмоциональный фон на момент восприятия, наличие заболеваний, физических недостатков. На восприятие оказывают влияние многие факторы окружающей среды: расстояние, погодные условия и другие. Далее, по своей природе, субъективны человеческая память, способности изъясняться. Чрезвычайно важную роль может играть фактор личной заинтересованности в исходе дела, не всегда легко обнаруживаемый дознавателем, следователем, прокурором, судом, а также и иными участниками уголовного судопроизводства.

Личные доказательства приобретают письменную, графическую формы. Это могут быть материалы фотосъемки, аудио - и видеозаписи. Информация может находиться на магнитных носителях при использовании компьютерной техники. В любом случае, независимо от конкретной формы запечатления, сведения исходят от человеческого сознания, с его индивидуальными особенностями. К тому же к фиксации информации, воспроизводимой личностью, часто прибегает еще и другой индивид: дознаватель, следователь, прокурор, секретарь судебного заседания. Иначе говоря, показания протоколируются уполномоченным на то лицом. Процесс отражения показаний также не лишен элементов субъективизма. В действительности показания нередко записываются неполно, неточно. Лица, ведущие протокольные записи, допускают иногда и добавление собственной интерпретации, редактируют фразы, подлежащие фиксации.

Объекты, материальной природы, являются порою носителями, без преувеличения, незаменимой информации для верного разрешения уголовного дела. Вещественные доказательстваспособствуют обоснованному выдвижению версий, их целенаправленному исследованию, раскрытию преступлений, изобличению их совершивших. Такие доказательства по определенным категориям дел позволяют юридически правильно оценить (квалифицировать) содеянное. Они могут иметь решающее значение для установление виновности, невиновности в совершении конкретного преступления. /51/

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК вещественными доказательствами признаются любые предметы, служившие орудиями преступления, сохранившие на себе следы преступления. /3/ Также в качестве вещественных доказательств рассматриваются предметы, на которые были направлены преступные действия. Кроме того, называются имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем. К этому виду доказательств могут быть причислены иные предметы, а также и документы, которые способны служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

К так называемым иным предметам могут быть отнесены вспомогательные средства для совершения и сокрытия преступления (транспортное средство, использовавшееся для того, чтобы покинуть место преступления; вещь в которую было уложено для хранения похищенное, и другие). Документы могут иметь следы преступления, а также выступать во всех проявлениях, обозначенных в п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 81 УПК. /3/ Кроме того, они могут по-иному отражать объективно информацию, непосредственно относящуюся к преступлению, личности преступника (материалы видеозаписи, аудиозаписи, фотосъемки и отдельные прочие документы).

Вопрос о признании предметов, документов вещественными доказательствами разрешается следующим образом. Соответствующие материальные объекты подлежит осмотру. Выносится и отдельное постановление.

Порядок признания предметов (документов) вещественными доказательствами непосредственно устанавливает ч. 2 ст. 81 УПК. По своему существу он остался прежним после принятия и вступления в силу УПК.

Деление доказательств на первоначальные и производные также имеет существенное практическое значение. Название «первоначальные» указывает на первоисточник доказательной информации. Например, первоначальными доказательствами можно считать показания свидетеля-очевидца, результаты первично осуществленного следственного осмотра, подлинник имеющего отношение к уголовному делу документа, приобщенного к его материалам. Самый простой пример производных доказательств — копия документа. Показания свидетеля, воспроизводящего рассказ свидетеля-очевидца, также рассматриваются в качестве последнего названного вида доказательств. /32/

Таким образом, как и термин «первоначальные», слово «производные» является достаточно ориентирующим. Суть состоит в производном характере сведений.

Получение в рамках осуществляемого уголовного судопроизводства доказательств второго выделенного вида практически изначально высвечивает проблему установления первоисточника для реализации возможности проверки подразумеваемых сведений. По обстоятельствам дела, вполне не исключаются обоснованные сомнения в истинности данных производного характера. Требуется, установить, не имеются ли различного рода искажения, не предпринята ли попытка фальсификации. Может даже стоять вопрос относительно того, существовал ли в действительности первоисточник принимаемой во внимание информации.

В уголовно-процессуальном законе не содержится ни в малейшей мере указания на предпочтение подлинного документа по отношению к копии, показаний свидетеля-очевидца в сравнении с иными свидетельскими показаниями. Не имеют никакого доминирующего значения результаты первичного следственного осмотра. Протокол повторно осуществленного осмотра, в том случае, если он не содержит никакой дополнительной, новой информации, а воспроизводит лишь ранее зафиксированную, однако, не менее весом, с позиции установления силы доказательств. Уголовно-процессуальный закон не называет ни одного случая заведомого предпочтения одного вида доказательств по отношению к другому. Ни по одной категории дел в уголовном судопроизводстве не предусматривается обязательное наличие подлинника документа (документов) для их разрешения. /30/

Иначе говоря, в уголовном судопроизводстве вообще не установлено жесткой связи между фактом наличия исключительно копий документов и разрешением тех или иных вопросов по уголовному делу, не выделяется никаких особых ситуаций. В данном контексте уместно обратить внимание на отсутствие каких-либо формальных начал в оценке.

Использование наукой терминологии «прямые доказательства», «косвенные доказательства» очень точно отражает характер данных (сведений). Либо полученная информация, относящаяся к уголовному делу, прямо указывает на событие преступления, способ его совершения, личность преступника и некоторые другие первостепенной важности обстоятельства, либо лишь косвенно обозначает возможную причастность к общественно опасному деянию, позволяет выстраивать версии происшествия. /30/

Содержательная часть доказательств, то есть сущность самой информации, может иметь непосредственную связь с обстоятельствами, перечисленными в статье 73 УПК (обстоятельствами, подлежащими доказыванию). Подобные сведения и рассматриваются в качестве прямых доказательств. Обстоятельства, которые законодатель привел в ст. 73 УПК РФ, подлежат установлению по каждому уголовному делу, они таковы, по своему значению, что без них немыслимы разбирательство и принятие законного решения. Поэтому, безусловно, субъекты доказывания заинтересованы в обладании данными, прямо подтверждающими либо соответственно непосредственно опровергающими обстоятельства, от которых зависит разрешение любого, без исключения, дела. /3/

Вместе с тем нельзя сделать вывод, что прямые данные, указывающие на обстоятельства, включенные в перечень ч. 1 ст. 73 УПК, неизбежно облегчают само доказывание. Различного рода искажения доказательственной информации, что по целой совокупности причин на практике происходит нередко, наоборот, ведут как бы по ложному пути, способствуют формированию неверной оценки. В действительности прямые доказательства, могут быть весьма предметными, конкретными, но вводящими в заблуждение.

По уголовным делам, связанным с обвинением группы лиц в совершении нескольких преступлений, особенно, когда усматривается далеко неодинаковое участие в тех или иных эпизодах, не в единичных случаях проявляются попытки соучастников посредством дачи прямых показаний преувеличить роль других по сравнению со своей в преступной деятельности или даже полностью переложить ответственность за определенное деяние, представляющее наибольшую общественную опасность. В тех ситуациях, в которых по делам не получены иные прямые доказательства, кроме показаний обвиняемых, решающее значение для правильной оценки приобретают косвенные данные (сведения).

Последнего названного вида доказательства, помимо того, могут даже более эффективно содействовать выдвижению версий и их исследованию, в том числе и опровержению, по мере собирания их большего массива. В конечном счете, определенная совокупность косвенных доказательств позволяет и при абсолютном отсутствии прямых — решить задачу установления всех обстоятельств, выделенных в ч. 1 ст. 73 УПК. /3/

Данные (сведения), не прямо указывающие на обстоятельства, подлежащие установлению по всем уголовным делам, и принято воспринимать как косвенные. Косвенные доказательстване подтверждают и не опровергают непосредственно наличие события преступления, виновности лица и всего другого, обозначенного в ч. 1 ст. 73 УПК.

Косвенные доказательства, в частности, могут нести сведения о неприязненных отношениях между потерпевшим и лицом, применительно к которому возникает подозрение о причастности к совершению преступления; происходящих ссорах между ними; нахождении на месте преступления определенных лиц непосредственно перед совершением преступного посягательства; владении орудием преступления или предметами, деньгами, ценностями, документами, добытыми в результате его совершения; наличии у конкретного лица подобных навыков, в том числе профессиональных, как у преступника и т. д. Собирание, закрепление, проверка и оценка косвенных доказательств позволяют, как правило, постепенно и последовательно устанавливать обстоятельства, названные в ч. 1 ст. 73 УПК. Из нескольких косвенных данных со всей логикой вытекает и безупречный вывод относительно тех обстоятельств, которые интересуют субъектов доказывания как бы в первую очередь. Последовательность продвижения в доказывании может развиваться по-разному. Исходными могут быть почти любые сведения, как касающиеся особенностей обстановки, сопутствующих условий совершения преступления, интересов, наклонностей физических лиц, так и иные. Никакой шаблонной, жесткой схемы применительно к получению косвенных доказательств не существует. И для каждого уголовного дела индивидуально имеют самое различное значение те или иные сведения.

Выше уже обращалось внимание на то, что косвенные доказательства способны быть определяющими для конкретного уголовного дела. Именно такие доказательства порою и позволяют вынести обвинительный приговор или иное решение на законных основаниях. Показательным может быть признан следующий пример из судебной практики.

А. и С. обвинялись в совершении грабежа в отношении Г.. С. был также обвинен в убийстве Г. с применением огнестрельного оружия после совершения грабежа. По обстоятельствам дела было установлено, что на момент совершения убийства и у С, и у А. находилось по одному пистолету. Смерть была причинена ранением, произошедшим от одного выстрела. Имевшимися экспертными заключениями подтверждалась возможность производства выстрела, с поражающим воздействием, из одного пистолета. Из другого также изъятого, приобщенного к материалам дела пистолета, исходя из его технического состояния, выстрел не мог быть произведен. После убийства А. и С. передали пистолеты на хранение конкретному установленному лицу, ничего не рассказав о происшествии. В судебном заседании А. изобличал С. в убийстве, а С, наоборот, — А. Решающими для судебной оценки оказались косвенные данные следующего рода. Лицо, которому были переданы на хранение оба пистолета, допрашивалось в качестве свидетеля. Свидетель в своих показаниях четко и в подробностях описал, как входили к нему в квартиру А. и С, какой именно пистолет достал каждый из них из своей одежды и передал для хранения. Тот пистолет, из которого и был произведен один выстрел, доставал из своей одежды и передавал С, обвинявшийся в убийстве. С. был признан судом виновным в совершении убийства Г. /10/

Представляется важным сделать также следующее примечание относительно использования косвенных доказательств в уголовном судопроизводстве и их эффективности. Изобличение виновных, с их осуждением за совершенные преступления, как свидетельствует практика, вполне состоятельно на базе исключительно косвенных доказательств. Это наглядно подтверждают результаты предварительного расследования и судебного рассмотрения, в частности, дел об убийствах, кражах. Успехи в доказывании по обозначенным категориям дел, а также и некоторым другим часто находятся в прямой зависимости от поиска, обнаружения, изъятия, исследования вещественных доказательств, которые несут преимущественно косвенную информацию, а не прямо относящуюся к обстоятельствам, перечисленным в ч. 1 ст. 73 УПК. /3/

Подразделение доказательств на уличающие и оправдывающие, казалось бы, является простым и убедительно демонстрирующим, на достижение каких целей направлены те или иные сведения в уголовном судопроизводстве. Однако представляется обоснованным противоположный взгляд. Во многих случаях просматриваются крайне существенная относительность в восприятии доказательств применительно к тому, для чего они, вроде бы, должны использоваться.

Заметим, что к уличающим и оправдывающим доказательствам принято соответственно причислять, с одной стороны, данные, обосновывающие наличие отягчающих наказание обстоятельств, с другой стороны, данные, подтверждающие существование смягчающих наказание обстоятельств. Таким образом, некая условность в названиях видов доказательств обнаруживается уже вследствие того, что к уличающим относятся и отягчающие наказание сведения, а к оправдывающим — смягчающие наказание сведения. /51/

Доказательственные данные могут представать как многогранные. У некоторых из них просматривается, без преувеличения, множественное предназначение. Так, явка с повинной, во-первых, по своему существу, направлена все-таки на самоизобличение в совершении преступления. Но одновременно явка с повинной воспринимается в силу положений уголовного и уголовно-процессуального законодательства как обстоятельство, смягчающее наказание. Информативный аспект явки с повинной — изобличение самого себя. Хотя она может содержать сведения о наличии даже ряда смягчающих наказание обстоятельств. Сам факт явки с повинной призван также смягчать ответственность. /30/

С точки зрения практической значимости, существует классификация доказательств в зависимости от времени их получения. Собирание, закрепление доказательств в досудебных стадиях предполагает все-таки наличие именно предварительного характера соответствующих данных (сведений). Исходя из принципа непосредственности и устности разбирательства по уголовным делам, суд самостоятельно производит следственные действия. Причем УПК РФ по сравнению с УПК РСФСР расширил круг следственных действий, которые может производить суд. Все те материалы уголовного дела, которые были получены ранее, подлежащие использованию для обоснования выносимого решения, должны быть непосредственно исследованы судом. Приговор не может быть основан на тех доказательствах, которые не были исследованы в судебном заседании. /32/

Получение доказательств конкретно в стадии возбуждения уголовного дела, можно сказать, символизирует проблему признания их таковыми судом. Судебная практика складывается весьма неоднородно. Вокруг данных (сведений), собранных до возбуждения уголовного дела, их значения ведется немало споров и в научной литературе. В ряде публикаций просматривается отрицание авторами того, что полученные в стадии возбуждения уголовного дела материалы содержат сведения, воспринимаемые как доказательства в уголовном судопроизводстве. /30/ Имеется позиция о своего рода ограничениях в использовании в качестве доказательств отдельных документов.

Однако многими авторами не поддерживаются подходы, связанные так или иначе с ограничением доказательств. /50/ Приводится комплекс аргументов по поводу доказательственного значения материалов, полученных при решении вопросов о возбуждении уголовных дел.

Возможная классификация доказательств, исходя из того, какими конкретно субъектами (участниками процесса) они представлены, не имеет столь уж существенного практического значения. Имеет гораздо больший смысл остановка внимания на том, какие субъекты полномочны получать доказательства.

Распределение доказательств по группам, в зависимости от того, кем они получены, способствует разрешению задачи на предмет соблюдения компетенции. Действительно, каждый из таких участников процесса, как дознаватель, следователь, прокурор, суд, обладает неодинаковыми полномочиями. Это выражается и в производстве следственных, иных процессуальных действий, связанных с собиранием, закреплением доказательств. Названные участники ограничены в действиях, в том числе применительно к приобщению материалов к делу, временными периодами, относящимися к стадиям, этапам уголовного судопроизводства. Во внимании должен находиться вопрос о принятии дела к своему производству конкретным должностным лицом. /44/

За последнее десятилетие в российском уголовно-процессуальном законодательстве появилась значительная совокупноеть норм о недопустимости доказательств, отсутствии у них юридической силы. Сам уголовно-процессуальный закон стал таковым, что позволяет говорить о допустимых доказательствах и недопустимых, имеющих юридическую силу и не обладающих ею. Обратим внимание на то, что, в принципе, со стороны законодателя мог быть проявлен другой подход и те сведения (данные), которые не имеют юридической силы, вообще не признавались бы доказательствами. Однако правотворчество пошло по иному пути. Это и обусловило состоятельность и актуальность дополнительного варианта классификации доказательств.

  1.2.1 Классификация доказательств по УПК РФ

Итак, существует достаточно много классификаций доказательств, доказательства могут быть классифицированы на обвинительные и оправдательные. УПК РФ выделяет следующие виды.

- недопустимые доказательства

В ст. 75 УПК РФ говорится о недопустимости доказательств, полученных с нарушением требований именно УПК, а не закона вообще. Поэтому если те или иные сведения были получены с нарушением предписаний других правовых актов, это не определяет признаков недопустимости доказательств с точки зрения УПК. Это связано с тем, что соответствующие сведения могут быть получены еще до начала уголовного процесса, что свидетельствует о возможности их введения в уголовное дело, предполагает их проверку и оценку с использованием процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Следует отметить, что недопустимыми являются только те показания, которые не соответствуют показаниям, данным в стадии расследования, и только при условии, когда подозреваемый, обвиняемый отказался от защитника либо был допрошен в его отсутствие, т. е. с нарушением права на защиту.

Не могут рассматриваться как доказательства показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности.

Недопустимы в качестве доказательств сведения, полученные не из источников, указанных в ч. 2 ст. 74.

Как доказательства нельзя рассматривать сведения, полученные в результате действий, которые закон не предусматривает для определенной стадии уголовного производства или которые выполнены лицами, неправомочными на их производство.

Недопустимыми будут материалы, не приобщенные в установленном порядке к уголовному делу. В приговоре недопустимы ссылки на сведения, материалы, хотя и фигурировавшие в деле или приобщенные к нему, но не рассмотренные в судебном заседании.

- показания подозреваемого.

Подозреваемым может быть лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, которое задержано в связи с тем, что оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления; если оно пыталось скрыться и др.

Все это обусловливает необходимость допроса такого лица об обстоятельствах, которые послужили причиной для возникновения предположения о его причастности к преступлению, явились основанием для возбуждения в отношении его уголовного дела. Он может пояснить факт его нахождения на месте совершения преступления, возникновение на нем, его одежде, при нем или в его жилище следов преступления, причины его попытки скрыться, а также рассказать все иные известные ему обстоятельства, имеющие значение для дела.

Основная цель допроса подозреваемого - проверить возникшее в отношении его подозрение в совершении преступления и получить данные о наличии или отсутствии оснований для последующего решения вопроса о возможности привлечения этого лица в качестве обвиняемого.

Предметом показаний подозреваемого могут быть любые обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73), а также и иные обстоятельства, имеющие отношение к рассматриваемому событию (взаимоотношения с другими участниками процесса, свидетелями, характеристики тех или иных лиц и т. п.).

Показания подозреваемого должны способствовать выяснению того, правильно ли возникшее подозрение, восполнять пробелы в доказательственном материале, помогать решению вопроса о наличии или отсутствии оснований для предъявления обвинения. Иными словами, содержание показаний подозреваемого связано прежде всего с имеющимся против него подозрением.

Из показаний подозреваемого могут быть получены сведения о его взаимоотношениях с потерпевшим, мотивации его преступного поведения, получены сведения о его алиби, объяснения о существе действий, выяснено его эмоциональное состояние, получены иные юридически значимые данные.

В числе источников доказательств закон выделил как самостоятельный вид показания подозреваемого - в связи с необходимостью всестороннего учета специфики процессуального положения данного участника уголовного судопроизводства (ст. 46). Практиковавшийся ранее допрос подозреваемого в качестве свидетеля существенно ограничивал его возможности по осуществлению права на защиту.

Показания подозреваемого являются не только источником сведений о фактах, но и средством отстаивания своих интересов. Подозреваемый не обязан, а вправе давать показания, он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Конституция РФ (ст. 51) освобождает подозреваемого от обязанности свидетельствовать против самого себя.

Его показания могут рассматриваться как средство защиты его интересов, а также как источник сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

- показания обвиняемого (ст. 77 УПК РФ)

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым (ст. 47 УПК).

Допросу обвиняемого в стадии досудебного производства предшествует предъявление обвинения. Исходя из этого показания обвиняемого прежде всего касаются сущности предъявленного ему обвинения.

Обвиняемый вправе давать показания о любых обстоятельствах, которые, по его мнению, имеют значение для дела, для осуществления защиты своих прав. В частности, он может предоставить дополнительные сведения о смягчающих обстоятельствах, о других известных ему преступлениях и т. п. В его показаниях могут быть сведения о других обвиняемых, потерпевших, свидетелях, взаимоотношениях с ними.

Сведения, имеющие значение для дела, обвиняемый может сообщать в ходатайствах, заявлениях, показаниях в ходе досудебного производства и при рассмотрении дела в суде, однако доказательственного значения они не имеют, т. к. выражают лишь позицию при осуществлении защиты.

Показания обвиняемого имеют как бы двойственную процессуальную природу: с одной стороны, это сведения о фактах, обстоятельствах, а с другой - средство защиты своих интересов, и поэтому могут содержать, кроме фактических данных, также мнения, предположения. Последние не имеют доказательственного значения, но могут быть предметом рассмотрения в качестве "сигнальной" информации, служить основанием для версий о наличии обстоятельств, опровергающих обвинение или смягчающих ответственность.

Поскольку показания обвиняемого исходят от лица, особо заинтересованного в исходе дела, их правдивость может вызывать сомнение. Достоверность показаний обвиняемого может быть установлена лишь в результате их оценки в совокупности с другими доказательствами. Он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Отказ обвиняемого от дачи показаний не может служить доказательством виновности.

Дача показаний - право, а не обязанность обвиняемого. Если обвиняемый отказался от дачи показаний, то повторный его допрос по тому же обвинению может проводиться только по просьбе самого обвиняемого (ч. 4 ст. 173 УПК).

Конституционное положение (ст. 51) о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, применительно к обвиняемому означает, что признание им своей вины будет иметь юридическую силу, если в протоколе допроса будет зафиксирован факт разъяснения ему данного положения Конституции РФ.

Особую группу составляют показания обвиняемого в отношении других лиц при так называемом оговоре. Такие показания всегда направлены на обвинение другого лица, при этом обвинение заведомо ложное. В иных случаях их следует считать показаниями обвиняемого в отношении других лиц.

Показания обвиняемого нельзя рассматривать с позиции их приоритетности по отношению к другим доказательствам. Часть 2 ст. 77 конкретизирует общее требование ст. 88 применительно к данному виду доказательств. Необходимость такой констатации обусловлена опасностью ошибок, связанных с переоценкой значимости признания.

Показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, являются недопустимыми для использования в качестве доказательств (см. комментарий к ст. 75 УПК).

- показания потерпевшего.

Потерпевший обязан давать правдивые показания. Он имеет собственный интерес в исходе дела, поэтому его показания являются одновременно и источником сведений о фактах, и средством защиты своих интересов. Наличие такой заинтересованности потерпевшего имеет двоякое значение. С одной стороны, она является стимулом к активному участию его в процессе доказывания, в раскрытии преступления, а с другой - может оказаться причиной возможной необъективности. Это нужно учитывать при оценке показаний потерпевшего.

Необходимо учитывать особенности восприятия, запечатления, воспроизведения потерпевшим фактических данных события преступления. Восприятие некоторых фактов может быть неточным вследствие его состояния в момент события преступления и последующих переживаний.

Содержание показаний потерпевшего является самостоятельным видом доказательств в силу следующих обстоятельств:

а) он допрашивается после признания его потерпевшим постановлением дознавателя, следователя, прокурора или определением суда;

б) он имеет в деле собственные интересы - сообщая те или иные сведения, добивается признания события преступления, причинения ему вреда, установления виновного и принятия мер к возмещению вреда.

Показания потерпевшего не только его обязанность, но и право, которое он реализует в ходе досудебного производства и в суде. Он может требовать, чтобы его допросили и учли его показания в ходе дальнейшего производства по делу. Дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны удовлетворить это требование.

Вместе с тем потерпевший вправе отказаться давать показания против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников (см. ст. 42 УПК). О наличии у него такого права он должен быть поставлен в известность. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

Потерпевший вправе давать собственную оценку доказательствам и установленным с их помощью обстоятельствам, которая должна учитываться при расследовании и разбирательстве дела.

Поскольку потерпевший является участником события и лицом, защищающим свои законные интересы, в предмет его допроса в зависимости от характера конкретного дела могут входить и некоторые обстоятельства, характеризующие его личность. Например, при наличии данных о беспомощном состоянии потерпевшего в момент преступления ему могут быть заданы вопросы о том, сознавал ли он характер и значение совершаемых преступником действий и почему не оказал или прекратил сопротивление. При исследовании версии о провоцирующем или неосторожном поведении потерпевшего, связанном с событием преступления, эти вопросы так же входят в предмет показаний.

Вместе с тем при получении сведений о такого рода обстоятельствах необходимо учитывать конституционные права личности. При определении предмета допроса и процессуального использования соответствующих сведений следует принимать во внимание права лица на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

При оценке показаний потерпевшего они сопоставляются с другими доказательствами. В случае, если потерпевший давал показания неоднократно, необходимо выяснить, нет ли между ними существенных противоречий. Если они имеются и отсутствуют подтверждающие доказательства, то такие показания потерпевшего не могут быть положены в основу обвинения. При изменении потерпевшим, например, в суде, показаний, данных в ходе досудебного разбирательства, требуется выяснить причины этого, в частности не связано ли изменение показаний с неправомерным воздействием на потерпевшего.

Особенность показаний потерпевшего заключается и в том, что они исходят от лица, которое вправе знакомиться с материалами дела (см. ст. 42 УПК), соответственно они могут содержать сведения не только о непосредственно воспринятых им событиях, но и о том, что он узнал из материалов дела.

- показания свидетеля (ст. 79 УПК РФ)

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела и которое вызвано для дачи показаний (ст. 56 УПК).

Исходя из этого основу показаний свидетеля составляет личное восприятие им событий или действий, сведения о которых имеют значение для дела, или знание о них, полученное от других лиц, из документов осмотра предметов, являющихся вещественными доказательствами. Он может сообщить и о фактах, которые он не наблюдал, но знает о них из других источников, при условии, если он может назвать источник своей осведомленности. Если свидетель не может указать источник своей осведомленности, его показания не имеют доказательственного значения. Это, однако, не относится к случаям, когда ссылка на конкретный источник не может быть проверена в силу его утраты (смерть лица, от которого получены сведения, уничтожение документа и т. п.). В таких случаях показания получают статус производных и оцениваются на общих основаниях. Данное положение относится и к показаниям, в которых не зафиксированы время, место, иные обстоятельства события преступления.

Показания свидетеля могут содержать некоторые оценочные суждения, если они мотивированы ссылками на факты, их подтверждающие, на профессиональный опыт. Однако не будут иметь значение показания, касающиеся определенных визуальных признаков, свойств предметов (например, драгоценных металлов, минералов) или состояний человека (например, психической ненормальности), которые могут быть достоверно установлены только специальными исследованиями.

Если имеются данные о возможной причастности лица, допрашиваемого в качестве свидетеля, то следует принимать во внимание конституционное положение о том, что он не обязан свидетельствовать против самого себя и близких родственников (ч. 1 ст. 51).

Заявление свидетеля о том, что он ничего не знает об обстоятельствах дела, не может

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 502

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>