Дипломная работа на тему "Доказательства и доказывание в уголовном процессе"

ГлавнаяГосударство и право → Доказательства и доказывание в уголовном процессе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Доказательства и доказывание в уголовном процессе":


Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и классификация доказательств

1.1 Понятие доказательств

1.2 Классификация доказательств

Глава 2. Виды доказательств

2.1 Личные доказательства

2.2 Вещные доказательства

Глава 3. Доказывание в уголовном процессе

3.1 Понятие процесса доказывания

3.2 Правила оценки доказательств

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность темы дипломно го исследования. С момента вынесения уголовно-процессуального решения сведения, на которых оно основано, приобретают иной правовой режим - становятся доказательствами по уголовному делу, поскольку юридически признается наличие у сведений совокупности свойств доказательства. Обоснование собранными сведениями принятого решения означает юридическое признание дознавателем, следователем, прокурором или судом этих сведений относящимися к данному уголовному делу, допустимыми и соответствующими действительности.

Доказывание, представляющее собой сердцевину уголовно - процессуальной деятельности, в качестве одного из важнейших элементов включает собирание доказательств: их обнаружение либо истребование, или принятие и закрепление (фиксацию). Значение этого элемента определяется тем, что все последующие операции с доказательствами - их проверка, оценка и использование - осуществляются только по отношению к уже собранным доказательствам.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Грамотное выполнение дипломных проектов на заказ в Новосибирске и в других городах РФ.

Целью доказывания является достижение истины, т. е. установление всех фактических обстоятельств расследуемого события в точном соответствии с действительностью. В уголовном судопроизводстве эта цель достигается только в результате доказывания. Средствами ее достижения являются доказательства - полученные указанными в законе органами и лицами в определенном уголовно - процессуальным законом порядке фактические данные об имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельствах.

Собирание доказательств осуществляется, прежде всего, путем обнаружения источников значимой для дела информации. Протекает эта деятельность главным образом в форме предусмотренных законом следственных действий.

Таким образом, доказательствами по уголовному делу являются любые относимые, допустимые и достоверные сведения с момента принятия на их основе уголовно-процессуального акта-решения, в котором суд, прокурор, следователь или дознаватель дают ответ на правовой вопрос о наличии или отсутствии одного или нескольких обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В современной процессуальной литературе вопросам сущности доказательств в уголовном судопроизводстве посвящен ряд работ, которые сосредоточили свое внимание на отдельных проблемных вопросах уголовно-процессуального доказывания, в том числе его структурных элементах, таких, как проверка и оценка доказательств.

Степень научной разработанности. Изучением доказательств и доказывания занимались такие авторы как Арсеньев В. Д., Безлепкин Б. Т., Белкин Р. С., Белкин А. Р., Березина Л. В., Галкин Б. А., Горский Г. Ф., Гришина Е. П., Гуськова А. П., Давлетов А. А., Данилова Л. С., Доля Е. А., Зажицкий В. И., Зинатуллин З. З., Золотых В. В., Ильина А. М., Карнеева Л. М., Кедров Б. М., Кипнис Н. М., Клейман Л. В., Кокорев Л. Д., Корнев Г. П., Кудин Ф. М. Кудрявцева А. В., Кузнецов Н. П., Курылев С. В., Лупинская П. А., Майлис Н. П., Маслов И. В., Матюшин Б. Г., Орлов Ю. К., Пашин С. А., Победкин А. В. Подволоцкий И. Н., Попов А. П., Рахунов Р. Д., Рыжаков А. П., Сердюков П. П., Строгович М. С., Трапезникова И. И. Ульянова Л. Т. Фаткуллин Ф. Н. Царева Н. П., Шашкин С. Б., Шейфер С. А., Элькинд П. С., Якуб М. Л. и многие другие.

Целью настояще го исследования является теоретико-правовой анализ доказательств и доказывания в Российском уголовном процессе рассмотрение проблемных вопросом и предложение путей решения проблем выявленных в ходе дипломно го исследования.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломно го исследования:

-   Рассмотрение понятия доказательств;

-   Рассмотрение вопросов классификации доказательств в уголовном процессе;

-   Исследование определений вещных и личных доказательств;

-   Рассмотрение проблем доказывания;

-   Иследование вопроса оценки доказательств.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в области доказывания и определения доказательств в уголовном процессе Российской Федерации.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

-   Нормы Уголовно-процессуального Кодекса РФ и федеральных законов;

-   научные публикации и материалы периодической печати, относящиеся к теме исследования;

-   материалы судебной практики применительно к теме исследования.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правово го исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

Глава 1. Понятие и классификация доказательств 1.1 Понятие доказательств

В современной процессуальной литературе вопросам сущности доказательств в уголовном судопроизводстве посвящены работы В. Д. Арсеньева[1], А. А. Давлетова[2], Е. А. Доли[3], В. И. Зажицкого[4], З. З. Зинатуллина[5], В. В. Золотых[6], Н. М. Кипниса[7], Л. Д. Кокорева[8], П. А. Лупинской[9], Б. Г. Матюшина Б. Г[10], С. А. Шейфера[11] и других, которые сосредоточили свое внимание на отдельных проблемных вопросах уголовно-процессуального доказывания, в том числе его структурных элементах, таких, как проверка и оценка доказательств.

Важным в теории доказательств является вопрос о процессуальной сущности доказательства (соотношение фактических данных и их процессуальных источников).

Как справедливо утверждал выдающийся ученый-процессуалист М. С. Строгович, понятие доказательства имеет двойное значение. Доказательства - это, во-первых, те данные о юридически значимых фактах, на основе которых устанавливается преступление или его отсутствие, виновность или невиновность того или иного лица в совершении преступления и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень виновности этого лица, а во-вторых, доказательствами являются те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющих значение для дела фактах и посредством которых эти факты устанавливаются[12].

М. С. Строгович подверг справедливой критике ученых, пытавшихся отождествить понятия доказательства и доказательственного факта, нивелируя значение источника доказательств. В частности, отмечал, что факты, которыми доказывается виновность лица в совершении преступления, как и факты, которыми она опровергается, не даются следствию и суду в готовом виде. Эти факты сами должны быть доказаны, а любой факт ничем другим доказываться не может, кроме как доказательствами, поэтому показания свидетеля, заключение эксперта - это доказательства факта нахождения обвиняемого в данное время в данном месте[13].

Взгляды М. С. Строговича представляются правильными еще и потому, что человеческое мышление оперирует не самими объективно существующими явлениями и предметами, а образами, сведениями о них, в связи с чем доказательства представляют собой не сами факты объективной действительности, имевшие место в прошлом, а сведения об этих фактах, их отображения, копии, образы.

Существуют различные подходы к рассмотрению вопроса о процессуальной сущности доказательства.

М. С. Строгович, Р. Д. Рахунов и др. в разное время указывали, что доказательствами являются как фактические данные, так и их процессуальные источники[14].

По мнению И. Д. Перлова, Б. А. Галкина, Р. С. Белкина и других, доказательствами по делу являются только фактические данные[15].

Позицию, разделяемую в настоящие время большинством процессуалистов, обосновал В. Я. Дорохов в монографии "Теория доказательств в советском уголовном процессе". В анализе структуры доказательства автор исходит из единства фактических данных и их процессуальных источников[16].

Предпочтительнее представляется последняя из приведенных точек зрения. Сами по себе "фактические данные" о каких-либо обстоятельствах являются инструментом логического доказывания в процессе познания истины. Элементом процессуального доказывания (доказательствами по уголовному делу) они становятся лишь на условиях их надлежащего получения и процессуального удостоверения.

По нашему мнению, имеющиеся в науке различные точки зрения по вопросу о единстве фактических данных и их процессуальных источников во многом связаны с трактовкой законодателем понятия доказательств и определения их видов. Так, в ст. 74 УПК РФ под доказательствами одновременно понимаются и показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, специалиста, эксперта, и протоколы следственных и судебных действий, в которых они, собственно, и содержатся.

По нашему убеждению, никакого противоречия в таком подходе нет. Представляется, что упоминание показаний как источника доказательств связано со спецификой судебного разбирательства, а именно с таким его условием, как устность и непосредственность (ст. 240 УПК), которые означают, что судьи получают сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, путем личного восприятия всех доказательств в судебном заседании, а не по письменным материалам дела и только на основе своего восприятия делают выводы по делу[17].

В теории уголовного процесса нет единства мнений по вопросу о тождестве терминов "фактические данные", с одной стороны, и "данные о фактах" - с другой.

Так, в юридической литературе можно встретить разночтения по этому поводу. Содержание доказательств, с которым связаны эти разночтения, в разное время в науке толковалось неоднозначно.

Л. М. Карнеева, А. А. Чувилев (и др.) понимали под доказательствами сведения о фактах[18], П. А. Лупинская - доказательственные факты[19], из единства фактов и сведений о фактах исходили П. С. Элькинд[20], С. А. Альперт[21], Л. Д. Кокорев[22] и другие.

Исходя из того что в самом общем виде факт - это объективная реальность, существующая независимо от человека, Л. М. Карнеева, в частности, отмечала, что понимание доказательств в качестве сведений о фактах исключает их толкование в качестве фактов. Факт, фигурирующий в логическом доказательстве, - это знание, выведенное на основании сведений о фактах (доказательств), которое нельзя путать с самими доказательствами[23].

В настоящее время большинство ученых придерживается первой позиции.

По нашему мнению, в УПК РФ законодатель подвел итог давней дискуссии в уголовном процессе, заменив в ст. 74 термин "фактические данные" на более широкое понятие "любые сведения", на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В теоретическом смысле термин "факт" нередко трактуется как фрагмент объективной действительности, "действительное, реально существующее, невымышленное событие"[24], "нечто реальное, в противоположность вымышленному"[25]. Однако это лишь одно из значений данного понятия. Не менее важным является второе его значение - "синоним понятия "истина"[26], "знание, достоверность которого доказана"[27].

В любом случае при использовании в трактовке доказательства как термина "фактические данные", так и термина "данные о фактах" нельзя отождествлять доказательство как факт, поскольку под фактами понимают истинные, проверенные, вполне установленные на научном уровне знания об объективной действительности.

Таким образом, уголовно-процессуальными доказательствами <*> признаются лишь такие фактические данные, которые закреплены в предусмотренной законом форме и содержатся в предусмотренном законом источнике, в котором и закреплены фактические данные[28].

Такое определение вполне согласуется с ч. 2 ст. 74 УПК, где говорится о том, что в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого, показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

В подтверждение нашей позиции можно также сослаться на Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 169п03пр от 18.06.2003 по делу Ашировой Е. С.

Президиум подчеркнул, что согласно ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь наряду с другими обстоятельствами обязан привести перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В ч. 2 ст. 74 УПК РФ перечисляются источники доказательств, к которым относятся показания подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. В ст. ст. 76 - 81 УПК РФ дается определение понятий каждого из доказательств. При таких обстоятельствах надлежит признать, что в соответствии со ст. 220 УПК РФ следователь обязан сослаться не только на источник доказательств, как это имеет место в обвинительном заключении по данному делу, но и привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств.

Представляется, что определенным пробелом в УПК является отсутствие норм о допросе специалиста. Предусмотрев в июле 2003 г. новый источник доказательств - показания и заключения специалиста, законодатель не привел нормы УПК в соответствие с указанным нововведением. Очевидно, что при допросе специалиста должны применяться правила, отличные от правил допроса эксперта или свидетеля (ст. ст. 205, 278 УПК РФ). Это связано с особым положением специалиста, которое он занимает среди участников уголовного судопроизводства. Статья 80 УПК РФ (Заключение и показания эксперта и специалиста) содержит отсылку на нормы, вообще не имеющие отношения к закреплению результатов допроса специалиста (Ст. 53. Полномочия защитника; Ст. 168. Участие специалиста; Ст. 271. Заявление и разрешение ходатайств).

Вместе с тем в силу отсутствия данной нормы сегодня специалиста допрашивают по правилам допроса свидетеля, что, на наш взгляд, недопустимо.

Определение иного документа, данное в УПК, представляется чрезмерно широким, что позволяет протаскивать в уголовный процесс различные доказательства, полученные с нарушением установленного порядка и с использованием не предусмотренных законом средств.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 84 УПК РФ "иные документы" могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото - и киносъемки, аудио - и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 настоящего Кодекса.

По нашему мнению, указанная норма должна быть дополнена словами "и при отсутствии нарушений, указанных в ст. 75 УПК РФ".

Таким образом, сущность доказательств как сведений о фактах выражается, во-первых, в том, что в их качестве могут выступать любые относящиеся к делу сведения, и, во-вторых, в том, что доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания и процессуальной формы фиксации этих сведений.

Иными словами, уголовно-процессуальными доказательствами признаются лишь такие сведения о фактах, которые закреплены в предусмотренной уголовно-процессуальным законом форме и содержатся в предусмотренных законом источниках.

1.2 Классификация доказательств

Значение доказательств заключается в том, что их процессуальная форма обеспечивает необходимый уровень истинности содержащихся в них сведений. Только с помощью этих явлений (доказательств) возможно как предварительное, так и судебное установление вины лица в совершении преступления. Путем исследования таковых в уголовном процессе устанавливается истина.

В зависимости от основания классификации доказательства делятся на следующие виды:

по источнику, в котором закреплены сведения, доказательства делятся:

- на показания подозреваемого;

- показания обвиняемого;

- показания потерпевшего;

- показания свидетеля;

- заключение и показания эксперта;

- заключение и показания специалиста;

- вещественные доказательства;

- протоколы следственных и судебных действий;

- иные документы;

по отношению к предмету доказывания доказательства делятся:

- на прямые;

- косвенные.

Прямые - это такие доказательства, в содержании которых отражен хотя бы один из элементов предмета доказывания, хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Косвенными являются все остальные доказательства. В косвенных доказательствах нет сведений о событии преступления, вине, обстоятельствах, характеризующих личность обвиняемого, характере и размере ущерба. Находящаяся в них информация, имеющая отношение к делу, лишь помогает установить обстоятельства, подлежащие доказыванию[29].

По характеру воспроизведения информации об исследуемом факте доказательства подразделяются:

- на первоначальные;

- производные.

Первоначальные непосредственно на себе отражают обстоятельства, имеющие отношение к делу. Иначе получится, что первоначальным может быть только прямое доказательство. Вместе с тем и прямое, и косвенное доказательство вполне может быть как первоначальным, так и производным.

Между исследуемым событием и первоначальным доказательством объективно нет и не могло быть другого доказательства. Производные доказательства - это такие, которые отразили на себе устанавливаемые обстоятельства опосредованно, т. е. через какое-то другое доказательство или иной носитель информации, не вовлеченный в уголовный процесс, но который имел возможность (хотя бы теоретически) такого вовлечения.

Типичный пример первоначального доказательства - показания свидетеля-очевидца совершения преступления. Производным доказательством будут показания лица, которому данный свидетель рассказывал о том, что он видел на месте происшествия. Показания свидетеля, который сам не присутствовал при совершении преступления, будут производным доказательством по отношению к событию преступления и в том случае, когда лицо, от которого он узнал информацию, само показаний не давало, допустим, в связи с его смертью.

В зависимости от того, принимало ли сознание человека участие в отображении на носителе доказательственной информации, доказательства делятся:

- на личные;

- вещные.

Вещные доказательства - это те, в формировании которых не принимало участие сознание человека. Остальные - личные.

К вещным доказательствам относятся все вещественные доказательства и часть иных документов (видео-, фото-, аудиодокументы). Некоторые доказательства состоят из двух частей. Одна часть - личная, другая - вещная. Обладают признаками вещного доказательства определенные приложения к протоколам следственных действий (слепки, видеозапись, фотографии из фототаблицы и т. п.) и заключениям экспертов (обычно фотографии). Остальные доказательства полностью личные.

Вещные доказательства всегда в меньшей степени искажают отобразившиеся на них следы исследуемого события. Каким бы добросовестным ни был субъект, доказательства, формируемые его сознанием, предполагают потерю определенного количества сведений. Учеными исследуются и другие разновидности доказательств. Предлагается классифицировать таковые по иным основаниям. Всеми признается практическая значимость разделения доказательств:

- на обвинительные;

- оправдательные.

Обвинительными принято именовать доказательства, подтверждающие совершение лицом определенного преступления, а равно наличие отягчающих наказание обстоятельств. И напротив, оправдательными - содержащие сведения полностью или даже частично оправдательного характера, а равно об обстоятельствах, смягчающих наказание обвиняемого, позволяющих признать лицо заслуживающим снисхождения, особого снисхождения и т. п. Типичный пример оправдательных доказательств - те, которые подтверждают алиби обвиняемого[30].

Как известно, доказательства имеют, во-первых, содержание, т. е. информацию об искомых фактах (юридических, доказательственных), обладающую свойством относимости, во-вторых, процессуальную форму, именуемую в законе средствами доказывания, и, в-третьих, определенный процессуальный порядок получения и исследования доказательственной информации и самих средств доказывания. Эти три признака характеризуют правовую природу доказательств. Устранение любой стороны аспекта доказательства ликвидирует или существенным образом деформирует указанное понятие[31].

Доказательство, лишенное его познавательного содержания либо процессуальной формы, вовлеченное в процесс судебно-следственного познания с нарушением уголовно-процессуального порядка, перестает быть таковым. Поэтому широкое признание в теории доказательств (в том числе среди противников включения "источников" в понятие доказательств)[32] получило представление о том, что показания, заключения, вещественные доказательства, протоколы и иные документы - это та процессуальная форма, в которой сохраняются и используются сведения, полученные следователем или судом. Считая такое представление правильным вследствие понимания доказательства как диалектического единства содержания и формы, нельзя не прийти к выводу о невозможности отделения "сведений", составляющих содержание доказательства, от "источника", т. е. его формы.

Под источником доказательств понимаются процессуальная форма, посредством которой сведения о фактах, признаваемых доказательствами, вовлекаются в сферу доказывания, и носитель тех сведений о фактах прошлого, которые интересуют следователя, прокурора и суд.

Любой источник доказательств, используемый как средство доказывания, должен быть допустимым. Это требование касается обоих элементов понятия источника, как процессуальной формы получения доказательственной информации, так и ее носителя. Если один из них не удовлетворяет определенным условиям, то источник доказательств может быть призван недопустимым.

Следует, однако, заметить, что сам термин "источник доказательств" небезупречен как с логической, так и с гносеологической точки зрения, ибо не способствует уяснению сущности доказательств по уголовному делу. Более предпочтительным, по мнению С. А. Шейфера, является известный процессуальной науке термин "виды доказательств", способный отразить различия как в способах сохранения и передачи фактических данных, так и в процессуальном положении носителя доказательственной информации[33]. С этой точкой зрения следует согласиться.

Так, доказательство представляет собой неразрывное единство содержания (сведения о фактах, подлежащих установлению) и формы (показания, заключения экспертов, вещественные доказательства и документы).

Однако в последнее время наблюдается попытка переосмыслить понятие доказательства, делается акцент на его форму в ущерб содержанию. Так, по мнению С. А. Пашина, доказательствами служат процессуально оформленные сообщения, а также документы или другие предметы, которые правомерно использовать в судопроизводстве для установления фактов, учитываемых при вынесении процессуальных решений, в особенности приговоров. Как полагает С. А. Пашин, все доказательства суть материалы, под которыми понимаются сообщения, документы или другие предметы, используемые при судопроизводстве[34].

Вряд ли такое представление является более точным и полным, чем традиционное. В нем отсутствует указание на весьма существенное свойство доказательств - его относимость, т. е. связь доказательства с предметом доказывания (как известно, не любые сообщения являются доказательствами, а лишь те, которые указывают на обстоятельства, подлежащие доказыванию). Нет в нем четкого указания на способ получения доказательства ("процессуально оформленными" могут быть и сообщения, полученные незаконным способом), а главное - не разграничиваются содержание и форма доказательства, присущие любому явлению (сообщения, т. е. сведения, фактические данные, стоят в одном ряду с "документами или другими предметами").

В современной философской науке не вызывает сомнений мысль о том, что в любом явлении, объекте соотношение содержания и формы выражается в их единстве, причем форма есть способ выражения содержания. Так, например, показания, протоколы, документы могут считаться доказательством лишь при условии, что они содержат информацию о существенных обстоятельствах дела. Эта мысль удачно выражена в ст. ст. 81, 83, 84 УПК РФ, называющих предметы, протоколы, документы доказательствами, если они могут служить средствами установления обстоятельств дела.

В научной литературе о классификации средств доказывания можно встретить несколько суждений. Так, по мнению одних авторов, вопрос о них преимущественно сводится лишь к одному виду доказательств[35]. Другие полагают, что есть все основания утверждать, что средствами доказывания являются не только доказательства, но и процессуальные действия, производство которых приводит к получению доказательств[36]. Третьи указывают, что сам термин "средства доказывания" должен применяться для обозначения многогранного понятия. В полном своем соответствии с этимологическим смыслом[37] средствами доказывания являются как доказательства, используемые в ходе этой деятельности, так и формы, в которые они облечены (источники доказательств), и способы, с помощью которых такие данные становятся достоянием органов следствия, прокуратуры и суда[38].

Рассматривая первую группу "средств доказывания", можно утверждать, что ими являются доказательства, определенные в ч. 1 ст. 74 УПК РФ как любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В качестве средств доказывания могут использоваться лишь такие доказательства, которые образуют определенную совокупность, признаваемую следователем, прокурором, судом и дознавателем достаточной, устанавливающие обстоятельства, составляющие предмет доказывания. Средства доказывания являются доказательственной основой выводов и решений. Именно законные, легитимные доказательства служат цели правосудия - достижению истины по делу, с помощью которых она устанавливается.

Глава 2. Виды доказательств 2.2 Личные доказательства

Как и всякое отражение, доказательство всегда состоит из отображения или образа отображаемого и формы, то есть способа существования и выражения отображения. Отображение или образ отображаемого является содержанием доказательства, которое представляет собой единство всех основных элементов, свойств и связей доказательства, оно существует и выражается в форме и неотделимо от нее. Можно сказать, что в доказательствах в полной мере находит свою реализацию философский закон единства формы и содержания. Поэтому доказательства в уголовном процессе не могут существовать исключительно в виде своего содержания или в виде формы. Для полноценной структуры доказательства должны одновременно состоять из содержания и формы.

В п. 1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ указано, что в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого. В свою очередь, ст. 76 УПК РФ гласит, что показания подозреваемого - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства, а ст. 77 УПК РФ - показания обвиняемого - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде.

Очевидно, если сопоставить содержание уголовно-процессуальных доказательств (ч. 1 ст. 74 УПК РФ), то есть их сведения, с тем значением показаний, которое содержится в представленных нормах, то получается явное несоответствие между способом существования содержания и самим содержанием доказательств. Это обнаруживается по той причине, что показания подозреваемого, обвиняемого по их имеющейся законодательной трактовке могут образовывать сведения, выходящие за пределы знаний об обстоятельствах предмета доказывания, поскольку УПК РФ в соответствующих статьях, посвященных показаниям подозреваемого и обвиняемого, говорит просто о сведениях, сообщенных на допросе. Значит, это могут быть самые различные сведения. Так, например, вполне допустима такая ситуация, когда в ходе допроса обвиняемый или подозреваемый укажут сведения, помимо тех, которые имеют отношение к расследуемому преступлению, и такие, на основании которых можно установить обстоятельства, в частности исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника. Поэтому, на наш взгляд, в подобных случаях необходимо четко разграничивать в содержании показаний те сведения, которые устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, и те сведения, которые необходимы для обоснования исключительно процессуальных обстоятельств дела.

В науке уголовного процесса также отмечается, что содержание показаний может быть самым различным. Содержание показаний - это те реальные сведения, мнения, предположения, которые имеют место в показаниях. Соответственно, понятия предмет и содержание показаний могут существенно различаться друг от друга[39]. В частности, М. С. Строгович указывает, что как реагирует привлеченное к уголовной ответственности лицо на предъявленное ему обвинение и объясняет относящиеся к его обвинению обстоятельства, с чем соглашается и против чего возражает, что выдвигает в свое оправдание или для смягчения своей ответственности, - это и многое другое входит в содержание показаний[40].

Когда в содержание показаний могут входить сведения об обстоятельствах и фактах, не входящих в предмет доказывания по уголовному делу, такие сообщения не относятся к расследуемому делу, они и не составляют предмета допроса. Вместе с тем, как пишет М. Л. Якуб, следователь и суд не вправе воспрепятствовать обвиняемому или потерпевшему сообщить те или иные данные по тем мотивам, что они не имеют значения для уголовного дела[41].

В этой связи процессуальная форма и содержание таких доказательств, как показания подозреваемого, обвиняемого, будут ограничены только сведениями, на основании которых возможно установление наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Причем указанные сведения должны отвечать всем признакам понятия уголовно-процессуальных доказательств, в том числе не быть противоречивыми по своему содержанию, поскольку невыяснение причин противоречий в показаниях может повлечь отмену состоявшихся по уголовному делу решений.

Так, Коптевским районным судом г. Москвы 4 декабря 1998 г. Смешкова осуждена по ч. 2 ст. 198 УК РФ.

Она признана виновной в том, что, получив в 1997 году от ОАО "Автокомбинат № 31" доход в сумме 51961 руб., а также от ОАО "Финвест" - долю по договору купли-продажи ценных бумаг (акций) в сумме 300 тыс. рублей (подоходный налог с которой составил 87164 руб., а ОАО "Финвест" от этой суммы уплатил 11386 руб.), в нарушение ст. 18 Закона Российской Федерации от 7 декабря 1991 г. "О подоходном налоге с физических лиц" не подала до 1 апреля 1998 г. в Государственную налоговую инспекцию Северного административного округа г. Москвы декларацию о доходах за 1997 год, уклонившись от уплаты налога в особо крупном размере - 75778 руб., что превышает 500-кратный размер минимальной оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора ввиду нарушения судом требований ст. ст. 20, 68 УПК РСФСР.

Президиум Московского городского суда 4 ноября 1999 г. протест удовлетворил, приговор отменил, указав следующее.

В обоснование своего вывода о виновности Смешковой в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере суд сослался на договор купли-продажи акций, акт документальной проверки соблюдения налогового законодательства, решение государственной налоговой инспекции о взыскании со Смешковой начисленного налога и штрафа.

Подсудимая в ходе предварительного следствия и судебного заседания давала противоречивые показания относительно размера полученного ею дохода, с которого должен быть удержан налог. На допросах 12 и 19 октября 1998 г. она заявляла, что ее доход составил 150 тыс. рублей. Согласно ее показаниям в судебном заседании она договорилась о продаже акций за 150 тыс. рублей, но реально получила только 30 тыс. рублей, остальные деньги ей обещали передать позже, но не отдали.

Показания осужденной следовало тщательно проверить, поскольку размер дохода, полученного ею, и соответственно налога, подлежавшего удержанию, имеет существенное значение для решения вопроса о наличии в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ.

Однако суд не выяснил причины противоречий в показаниях Смешковой. Ссылка суда на договор Смешковой и ОАО "Финвест" о продаже акций за 300 тыс. рублей не является убедительным доказательством получения ею именно этой суммы, поскольку факт исполнения данного обязательства по делу не подтвержден. Получение денег осужденной удостоверяется лишь ее противоречивыми показаниями.

Поскольку нарушение судом требований уголовно-процессуального закона, выразившееся в неполном, одностороннем исследовании обстоятельств дела, влияет на правильность решения, приговор суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение[42].

Сказанное, на наш взгляд, дает основание утверждать, что при получении в ходе допроса подозреваемого или обвиняемого сведений различного характера в качестве доказательств должны допускаться только показания, в которых содержится информация об обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Все остальные сведения, сообщенные в ходе допроса, к числу доказательств не относятся, и их нельзя, строго говоря, обозначать через такую категорию, как "показания подозреваемого, обвиняемого". Правильнее, как представляется, подобного рода информацию признавать средствами уголовно-процессуального познания обстоятельств и фактов, имеющих исключительно процессуальный характер.

Соответственно, уголовно-процессуальное законодательство необходимо усовершенствовать путем надлежащего формулирования показаний подозреваемого и показаний обвиняемого именно как одних из разновидностей уголовно-процессуальных доказательств по уголовным делам.

Статью 76 УПК РФ "Показания подозреваемого" необходимо дополнить новой частью второй:

"2. Показания подозреваемого являются доказательствами по уголовному делу, если сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями статей 187 - 190 настоящего Кодекса, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела".

Статья 77 УПК РФ "Показания обвиняемого" также должна быть дополнена новой частью следующего содержания:

"Показания обвиняемого являются доказательствами по уголовному делу, если сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 173, 174, 187 - 190 и 275 настоящего Кодекса, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела".

Теперь после приведенных доводов не наблюдается каких-либо противоречий в фундаментальной концепции единства содержания и формы в таких доказательствах, как показания подозреваемого и показания обвиняемого. Напротив, имеет место идеальное совпадение содержания доказательств, то есть любых сведений, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, и их процессуальной формы - показаний подозреваемого, обвиняемого, на основании которых устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

При характеристике следующих в ч. 2 ст. 74 УПК РФ после показаний подозреваемого, обвиняемого категорий можно сделать вывод о том, что законодательная конструкция определения показаний потерпевшего, свидетеля несколько отличается от уже рассмотренных видов показаний. Кроме стандартной формулы определения показаний как сведений, сообщенных на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями УПК РФ (ч. 1 ст. 78 УПК РФ и ч. 1 ст. 79 УПК РФ), законодатель делает некоторые дополнения. Согласно ч. 2 ст. 78 УПК РФ потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе и своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым. В свою очередь, свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями (ч. 2 ст. 79 УПК РФ)[43].

Указанные дополнения в статьях, посвященных показаниям потерпевшего и показаниям свидетеля, между тем различаются друг от друга. Если в ч. 2 ст. 78 УПК РФ сказано, что потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, то соответствующая часть статьи 79 УПК РФ говорит о том, что свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах.

Сведения о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, не совпадают со сведениями о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах. В последнем случае содержание сведений может быть гораздо шире, нежели когда сведения имеют отношение только к предмету доказывания по уголовному делу. Поэтому с точки зрения надлежащего определения уголовно-процессуальных доказательств показания о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, являются наиболее приемлемыми к использованию в качестве данной категории. Значит, предписания в ч. 2 ст. 78 УПК РФ о том, что потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, прямо указывают возможность получения сведений, облеченных в надлежащую процессуальную форму доказательств.

Однако при этом следует подчеркнуть, что основная законодательная формулировка, содержащаяся в ч. 1 ст. 78 УПК РФ и ч. 1 ст. 79 УПК РФ, и показаний потерпевшего, и показаний свидетеля не ограничивает понимание указанных сведений только как содержания доказательств по уголовному делу. Поскольку по определению понятий "показания потерпевшего" и "показания свидетеля" это могут быть совершенно любые по содержанию сведения, сообщенные на допросе, проведенном согласно УПК РФ в ходе досудебного производства или в суде. Соответственно, здесь на уровне закона также необходимо вводить критерий разграничения показаний потерпевшего и свидетеля, содержащих сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, от остальных сведений, сообщаемых ими на допросах.

Так, в частности, в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Пшунетова В. Ю. и Мрыхина А. В., обвинявшихся в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд посчитал, что вина подсудимых нашла свое подтверждение также и на основании показаний допрошенного в судебном заседании в качестве потерпевшего Уханова В. И. Из показаний потерпевшего следует, что 05.01.2004 года он находился у себя дома, раздался звонок, он открыл дверь, и к нему в квартиру зашли пятеро человек, у одного из них был пистолет или предмет, похожий на него, среди вошедших были Мрыхин, Пшунетов и трое незнакомых потерпевшему людей. Пшунетов ударил его два раза, а Мрыхин ходил рядом с ножом, которым до этого резал хлеб. Тот человек, у которого был пистолет, всеми руководил. Пока подсудимые разговаривали с потерпевшим, двое из троих собрали его вещи по комнате, третий был с пистолетом. Когда они собрали вещи, Пшунетов и Мрыхин увидели это и сказали, что не надо ничего брать. После чего подсудимые ушли, а тот, который был с пистолетом, заставил написать потерпевшего расписку и сказал, что видеомагнитофон они забирают за долги, после чего они забрали видеомагнитофон и ушли, видели ли это подсудимые, потерпевший не знает, но они были в коридоре, а расписку он писал в комнате. После того, как все ушли, подсудимый отправился в отделение милиции, и с милиционерами пошел искать свой видеомагнитофон, на улице они встретили Пшунетова и потом пошли к Мрыхину, который отдал им видеомагнитофон, достав его из шифоньера, стоящего в соседнем доме на лестничной площадке[44].

Безусловно, указанные сведения, сообщенные потерпевшим, имеют доказательственное значение по уголовному делу, поскольку на их основе представляется возможным установить обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу.

Между тем, как следует из дальнейших показаний по данному делу, потерпевший также пояснил суду, что он писать заявление о случившемся не хотел, так как подсудимые были его друзья, и он хотел лишь, чтобы ему вернули видеомагнитофон, но после того как милиционеры изъяли у Мрыхина магнитофон, они сказали, что раз они ему помогли, то и он должен им помочь и написать заявление, а потом потерпевший придет через два дня и заберет заявление, но когда потерпевший пришел через два дня, чтобы забрать написанное им заявление, милиционеры сказали, что прокурор возбудил по этому факту уголовное дело, и теперь заявление забрать нельзя. Надо полагать, что эти последние сведения, которые изложил в ходе допроса на суде потерпевший, не могут быть признаны уголовно-процессуальными доказательствами, поскольку ими не ограничивается установление обстоятельств предмета доказывания по уголовному делу.

В этой связи представляется целесообразным ст. 78 УПК РФ дополнить новой частью следующего содержания:

"Показания потерпевшего являются доказательствами по уголовному делу, если сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями статей 187 - 191 и 277 настоящего Кодекса, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела".

Аналогичным дополнением необходимо усовершенствовать и ст. 79 УПК РФ "Показания свидетеля":

"Показания свидетеля являются доказательствами по уголовному делу, если сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями статей 187 - 191 и 278 настоящего Кодекса, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела".

Заключение эксперта появляется в уголовном деле в результате производства судебной экспертизы и представляет собой изложенное в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК РФ).

Процесс судебной экспертизы в уголовном судопроизводстве регламентируется статьями 195 - 207, 282, 283 УПК РФ, а также отдельными статьями Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"[45].

Судебная экспертиза - процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу (ст. 9 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности).

Характеризуя заключение эксперта как доказательство, необходимо иметь в виду, что оно:

исходит от лица, обладающего специальными познаниями;

является результатом исследований, проведенных экспертом;

опирается на собранные по делу доказательства;

получено в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом;

как доказательство содержит фактические данные и вытекающие из них выводы[46].

Не могут рассматриваться в качестве заключения эксперта "имеющиеся в деле акты либо справки о результатах ведомственно го исследования какого-либо обстоятельства, в том числе и ведомственные заключения, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т. п.), хотя бы и полученные по запросу органов следствия и суда..."[47].

Как и каждое доказательство, заключение эксперта подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Решение вопроса об относимости заключения эксперта предполагает, что содержащиеся в нем данные устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию или имеющие значение для уголовного дела.

Как показывает практика, судебные экспертизы, не относящиеся к делу, - довольно редкое явление, а вот что касается отдельных вопросов, на которые эксперт отвечает в своем заключении, то подобное еще имеет место в действительности. Естественно, на это защитник обращает внимание, отмечая, что выводы эксперта по таким экспертизам или отдельным вопросам не имеют доказательственного значения.

Оценка защитником допустимости заключения эксперта как доказательства предполагает ответ на вопрос, соблюдены ли требования уголовно-процессуального закона при его получении (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 1 ст. 75 УПК РФ). Это означает, что "доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами"[48].

Вначале защитнику следует проверить, соблюден ли предусмотренный уголовно-процессуальным законом порядок производства судебной экспертизы. Об этом можно судить исходя из анализа следующих процессуальных документов.

1. Постановление следователя о назначении судебной экспертизы. В нем отражаются: основания назначения судебной экспертизы; фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта. Обязательным элементом постановления является наличие графы с указанием о том, что эксперту разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и что он одновременно предупрежден об уголовной ответственности в соответствии со ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения. Удостоверяется постановление подписью эксперта. Ее отсутствие делает производство экспертизы неправомерным, а доказательство-заключение эксперта - недопустимым.

Если производилась судебно-медицинская или судебно-психиатрическая экспертиза при помещении подозреваемого или обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар, в деле должны присутствовать два документа: постановление следователя с согласия прокурора о возбуждении перед судом ходатайства о производстве одной из указанных выше экспертиз; постановление судьи о разрешении производства данного следственного действия. Отсутствие одного из вышеуказанных документов или согласия прокурора, отраженного в постановлении следователя о возбуждении перед судом ходатайства о производстве следственного действия, влечет недопустимость использования заключения эксперта в качестве доказательства.

В случае, когда экспертиза проведена в отношении потерпевшего, в деле должно быть письменное согласие потерпевшего или его законного представителя на производство судебной экспертизы, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 ст. 196 УПК РФ. Отсутствие в деле письменного согласия потерпевшего делает полученное заключение недопустимым за изъятиями, указанными выше.

Если экспертиза была проведена в отношении свидетеля, должно быть письменное согласие свидетеля или его законного представителя на производство экспертизы во всех случаях. Его отсутствие влечет за собой недопустимость использования заключения эксперта.

2. Протокол ознакомления обвиняемого (подозреваемого), защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы. При изучении протокола адвокату-защитнику следует обратить внимание на то, разъяснены ли права, предусмотренные ч. 1 ст. 198 УПК РФ, указанным выше субъектам, т. е. есть ли в протоколе их подписи, удостоверяющие, что они ознакомлены с постановлением. Отсутствие этих подписей является нарушением закона и ведет к признанию заключения эксперта недопустимым доказательством. Затем надо изучить, кто и какие ходатайства заявлял и каким образом они были обоснованы. Если ходатайство удовлетворено, то в деле должны быть постановление об удовлетворении ходатайства и измененное (новое) либо дополненное постановление о назначении экспертизы. В случае отказа в удовлетворении ходатайства следователь выносит об этом постановление и объявляет его лицу, заявившему ходатайство, под расписку. Если постановление об отказе в удовлетворении ходатайства защитник посчитает неправомерным и необоснованным, а заявленное ходатайство аргументированным, он может выбрать два варианта поведения, в зависимости от того, повлиял или нет такой отказ на допустимость заключения эксперта. Отказ может повлиять на допустимость заключения эксперта в качестве доказательства, например, в случае, когда эксперт подлежал отводу в силу того, что он ранее находился в служебной зависимости от потерпевшего, и на это ссылался в своем ходатайстве обвиняемый, а следователь отказался удовлетворить подобное ходатайство. Адвокат-защитник, установив это обстоятельство, должен заявить ходатайство об исключении доказательства - заключения эксперта. Если же отказ в удовлетворении ходатайства не повлиял на допустимость заключения эксперта в качестве доказательства (например, следователь отказался вносить в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительный вопрос эксперту), защитнику вначале следует выяснить, не улучшит ли положение обвиняемого ответ эксперта на тот вопрос, который следователь отказался вносить в постановление. Придя к выводу, что ответ эксперта на этот вопрос мог бы улучшить положение обвиняемого, следует заявить ходатайство о производстве дополнительной экспертизы.

В случае если судебная экспертиза проводилась в отношении потерпевшего, в деле может также присутствовать протокол ознакомления потерпевшего и (или) его представителя с постановлением о назначении судебной экспертизы, но только в отношении этого протокола действуют такие же правила наличия соответствующих процессуальных документов и изучения адвокатом-защитником, как и в отношении вышеуказанного протокола ознакомления.

3. Ходатайство эксперта. Этот процессуальный документ является факультативным и появляется в деле только в случае, когда в этом есть необходимость; например, когда эксперту недостаточно материалов для дачи заключения, он заявляет ходатайство о предоставлении ему дополнительных материалов. Если ходатайство удовлетворено, то в деле должно быть постановление об удовлетворении ходатайства. Если же следователь отказал в удовлетворении ходатайства, защитник должен выяснить причины такого отказа, а также как этот отказ повлиял на результаты экспертизы: ухудшил или улучшил положение обвиняемого по сравнению с том, что было бы при удовлетворении следователем ходатайства. Это следует установить в том числе и посредством допроса эксперта, если, конечно, адвокат признает в этом необходимость для защиты прав и законных интересов подзащитного. Если отказ в удовлетворении ходатайства ухудшил положение обвиняемого, то защитник в зависимости от оснований должен заявить ходатайство о производстве дополнительной или повторной экспертизы. Если же отказ следователя улучшил положение обвиняемого, следует промолчать, поскольку защитник не вправе ухудшать положение своего подзащитного.

4. Заключение эксперта. В нем указываются: дата, время и место производства судебной экспертизы; основание производства судебной экспертизы; должностное лицо, назначившее судебную экспертизу; сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность; сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вопросы, поставленные перед экспертом; объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы; данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методик; выводы по поставленным вопросам и их обоснование. Обычно также к заключению прилагаются материалы, его иллюстрирующие (фотографии, схемы, графики и т. п.); они являются составной частью заключения.

Если один из вышеуказанных элементов или какая-либо его часть не найдет своего отражения в заключении эксперта, защитнику следует выяснить причины такого отсутствия путем допроса эксперта, если это необходимо для защиты прав и законных интересов подзащитного. В зависимости от результата допроса эксперта нужно заявить одно из следующих ходатайств: об исключении доказательства - заключения эксперта; о производстве дополнительной экспертизы; о производстве повторной экспертизы.

В заключении может найти отражение вопрос, не поставленный следователем, но отмеченный экспертом в силу того, что установленное им обстоятельство имеет значение для уголовного дела. Защитнику здесь главное решить, действительно ли этот вопрос имеет отношение к уголовному делу, и если все же имеет, то обратить внимание на то, не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции, отвечая на него; апробирована, утверждена ли методика ответа на этот вопрос; не двусмыслен ли вопрос и т. д. В случае, когда вопрос не имеет отношения к делу или выходит за компетенцию экспорта, ответ на него не имеет доказательственного значения. Если же методика ответа на подобный вопрос не апробирована, не утверждена или вопрос двусмыслен, ставится под сомнение достоверность полученных результатов.

5. Протокол допроса эксперта - факультативный документ, поскольку его появление возможно только по инициативе следователя либо подозреваемого, обвиняемого, от защитника и только для разъяснения или уточнения данного экспертом заключения. При этом допрос эксперта не может быть произведен до предоставления им заключения и по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы. Нарушение этих требований позволяет адвокату-защитнику ставить вопрос о недопустимости показаний эксперта.

Всего сложнее ставить вопрос о недопустимости показаний эксперта в случае, когда допрос его проводился не в целях разъяснения или уточнения, а, по сути дела, для дополнения данного им заключения, хотя для этого по закону требуется уже производство дополнительной экспертизы. Чтобы заявить обоснованное ходатайство, надо внимательно разобраться в ситуации, используя предлагаемый в литературе примерный перечень случаев, когда производство допроса эксперта законно. Допрос эксперта может производиться в тех случаях, когда необходимо: разъяснить специальные термины либо формулировки, включенные в содержание заключения; устранить имеющиеся расхождения между выводами и исследовательской частью; описать в доступной форме использованные методики исследования; изложить более детально или последовательно процесс исследования материалов и объектов либо экспериментальной проверки фактических данных и т. д.[49].

6. Протоколы ознакомления подозреваемого, обвиняемого, его защитника с заключением эксперта, а также с протоколом допроса эксперта (если он есть) есть как в содержании протокола допроса эксперта, так и в качестве самостоятельных документов, приобщенных к материалам уголовного дела по поводу заключения эксперта; они также присутствуют в случае, если по поводу допроса эксперта у защитника возникли возражения, замечания, объяснения и ходатайства, в которых обычно представлены основания для производства дополнительной или повторной экспертизы. Если отказано в удовлетворении ходатайства о производстве дополнительной или повторной экспертизы, необходимо выяснить, почему. Если все же заявленные ходатайства обоснованы, то следует воспользоваться ими повторно, заявив их, конечно, в случае улучшения положения подзащитного.

Если судебная экспертиза производилась по ходатайству потерпевшего либо в отношении потерпевшего и (или) свидетеля, обоим также предъявляется заключение эксперта. В протоколе ознакомления вышеуказанных лиц с заключением эксперта защитнику следует обратить внимание на то, устраивает их заключение или нет, и если нет, то почему и какой характер носят их доводы для подзащитного - обвинительный или оправдательный. Если оправдательный, то в зависимости от оснований заявить ходатайство о производстве дополнительной или повторной экспертизы, если, конечно, потерпевшему и (или) свидетелю было в этом следователем отказано.

При оценке допустимости заключения эксперта защитник должен также проверить, не подлежит ли эксперт отводу, т. е. не заинтересован ли он в исходе дела и достаточно ли компетентен.

Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, за исключением того обстоятельства, что предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода.

Согласно ст. 61 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если:

а) он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

б) он участвовал в качестве присяжного заседателя, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, судьи, прокурора, следователя, дознавателя в производстве по данному уголовному делу;

в) он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу;

г) имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела;

д) он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

е) обнаружится его некомпетентность.

Компетенция эксперта - это, во-первых, круг полномочий, предоставленных ему законом; во-вторых, комплекс знаний в области теории, методики и практики экспертизы определенного рода, вида[50]. Оценка заключения эксперта с точки зрения компетентности последнего состоит в изучении вопросов, поставленных перед экспертом, и отнесении их к той или иной отрасли знания; изучении фактических данных, установленных экспертом, и решении вопроса о том, какие именно требовались для их установления специальные познания; ознакомлении с данными, характеризующими эксперта как специалиста в определенной отрасли знания; установлении того, относятся ли к компетенции эксперта научные положения и методы исследования, которые были использованы при проведении экспертизы. Здесь же необходимо установить, вышел ли эксперт за пределы своей компетенции.

Эксперт не может и не должен отвечать на вопросы правового характера, поскольку они не входят в его компетенцию. Так, в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.1971 № 1 "О судебной экспертизе по уголовным делам" указано: "Суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т. п.)"[51]. Исключение делается для норм технического содержания (правил техники безопасности, эксплуатации зданий и т. п.), например: соответствует ли данное оборудование технической документации (техническому паспорту, техническим условиям). Это не означает, что всякие технические нормы требуют для истолкования специальных познаний, поскольку существуют нормы, понятные и доступные широкому кругу лиц (например, соответствуют ли правилам дорожного движения действия пешехода, переходящего улицу в неположенном месте). Постановка перед экспертом такого вопроса неправомерна.

Выход эксперта за пределы компетенции может быть связан и с вторжением в другую отрасль специальных знаний либо с подменой специальных исследований ознакомлением и оценкой совокупности доказательств, собранных по делу. Наличие в деле обстоятельств к отводу и некомпетентность эксперта дают основания для заявления ходатайства об исключении доказательства - заключения эксперта.

Оценка достоверности заключения эксперта предполагает вначале выяснение полноты материалов (исходных данных) для производства экспертизы. Ориентиром для защитника при определении полноты исходных данных, направленных на экспертизу, могут служить нормативные акты, регламентирующие порядок производства соответствующих экспертиз; информационные письма экспертных учреждений; справочно-методическая литература для экспертов, следователей, судей и адвокатов; консультации со специалистом.

Для использования в доказывании заключения эксперта имеет значение определение доказательственного значения выводов эксперта. Нередко судебные ошибки допускаются именно тогда, когда в общем правильное и обоснованное заключение эксперта неверно интерпретируется следователем или судом, а иногда и защитником. Доказательственное значение заключения эксперта зависит от того, какие факты установлены, а также от характера дела, конкретной ситуации по делу, в частности, от имеющейся на данный момент совокупности доказательств, от логической формы вывода - категорический или вероятный, однозначный или альтернативный, условный или безусловный и т. д.

Оценка экспертизы, проведенной непосредственно в суде, включает согласованность выводов экспертов с исследовательской частью; обоснованность и научность заключения эксперта; соответствие заключения эксперта данным, исследованным в судебном следствии. Специфика оценки заключения эксперта, данного в суде, обусловлена тем, что все остальные вопросы - действительная потребность в специальных познаниях, наличие или отсутствие обстоятельств, влекущих отвод эксперта, компетентность его, достаточность материалов для дачи заключения - решаются судом совместно с другими участниками уголовного судопроизводства, в том числе и с защитником, еще до того, как эксперт даст заключение.

Федеральный закон РФ, принятый Государственной Думой 21 июня 2003 года, "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" ввел в уголовное судопроизводство России два новых вида доказательств - заключение и показания специалиста. В настоящее время ч. 3 ст. 80 УПК РФ устанавливает, что заключение специалиста - это представлен

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Доказательства и доказывание в уголовном процессе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 678

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>