Дипломная работа на тему "Договоры ренты в гражданском праве России"

ГлавнаяГосударство и право → Договоры ренты в гражданском праве России




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Договоры ренты в гражданском праве России":


Оглавление

Введение

Глава 1. Понятие договора ренты и его место в системе обязательственного права

§ 1.1 История становления института ренты в Российском и зарубежном праве

§ 1.2 Понятие, предмет и стороны договора ренты

§ 1.3 Юридическая природа договора ренты

1.3.1 Существенные условия рентного договора

Глава 2. Форма, содержание и виды договора ренты

§ 2.1 Форма и государственная регистрация договора ренты

§ 2.2 Содержание договора ренты и ответственность за его нарушение

§ 2.3 Виды договора ренты

2.3.1 Договор постоянной ренты

2.3.2 Договор пожизненной ренты

2.3.3 Особенности договора пожизненного содержания с иждивением

2.3.4 Нотариальная практика по делам, вытекающим из договоров ренты

Заключение

Список использованной литературы и нормативных правовых актов

279254709">Введение

 

Актуальность темы исследования. Проблематика рентных обязательств существует в юридической науке на протяжении нескольких столетий. Это связано с недостаточной исследованностью данного правового института, который исторически носил экономическую окраску, так как изначально возникло понятие земельной ренты в Европе, и только с переходом от феодальных к капиталистическим отношениям возникает понятие денежной ренты и назревает необходимость закрепления на законодательном уровне такого правового института.

Договор ренты относится к тем поименованным договорам, которые на протяжении всего периода своего существования порождали многочисленные споры в юридическом литературе, непрекращающиеся и сегодня.

Проблемы данных отношений, сформировавшихся в обязательства ренты, с принятием ныне действующего Гражданского кодекса РФ становятся особенно актуальными в теории гражданского права. Сегодня, когда перед российской цивилистикой стоит задача освоения новейшего гражданского законодательства и дальнейшего его реформирования, без решения важнейших проблем договорного права невозможно обойтись.

Необходимо заметить, что проблематика договоров ренты в гражданском праве России не была обделена вниманием. Имеются работы, остающиеся в научном обороте, в которых частично затронуты различные теоретические и практические аспекты данных договоров, однако, глубокие комплексные исследования правовой природы, проблем эквивалентности, защиты участников данных отношений, соотношения вещного и обязательственного эффекта производимого договором, относительных и абсолютных элементов данного правоотношения, к сожалению, отсутствуют.

Анализ нотариальной и судебной практики подтверждает актуальность исследования договоров ренты, так как количество споров, возникающих при их расторжении, особенно из договоров пожизненного содержания с иждивением, систематически возрастает.

Исследование данных вопросов требует глубокого и детального изучения в условиях обновленного гражданского законодательства России.

Основная цель исследования.

Автор в данной дипломной работе ставит цель на основе всестороннего теоретического исследования договоров ренты и изучения правоприменительной практики уточнить существующие в действующем Гражданском кодексе правовые конструкции договоров ренты: договора постоянной ренты, договора пожизненной ренты и его разновидности - договора пожизненного содержания с иждивением; и разработать предложения по совершенствованию гражданского законодательства России по данной теме.

Исследование сосредотачивается на решении следующих задач:

1) - проведение историко-правового анализа правового регулирования рентных отношений;

2) исследование правовой природы договоров ренты и выявление специфики правового регулирования рентных отношений, обусловивших возникновение договора ренты как самостоятельного договорного института;

3) исследование признаков договоров ренты, его особенностей, правовой природы рентного договора как договора, опосредующего переход права собственности на имущество;

4) анализ существующих способов защиты интересов получателя ренты и рассмотрение актуальных практических проблем способов защиты интересов плательщика рентных платежей;

Предметом настоящего исследования являются существующие в действующем Гражданском кодексе РФ договоры ренты: договор постоянной ренты, договор пожизненной ренты и его разновидность - договор пожизненного содержания с иждивением.

Методологическую основу данного исследования составили методы системного и исторического анализа и сравнительного правоведения. Теоретический анализ проблем договоров ренты основан на исследовании и решении практических задач, связанных с изучением и обобщением судебной практики и разработкой предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации и судебной практики по его применению.

Теоретическую основу работы составили труды дореволюционных, советских и современных цивилистов, в частности, по данному вопросу писали: К.Н. Анненков, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, В.П. Грибанов, Д.В. Дождев, B.C. Ем, А.А. Ерошенко, О.С. Иоффе, В.П. Камышанский, В.Н. Литовкин, А.Л. Маковский, Д.И. Мейер, В.В. Меркулов, И.А. Покровский, К.П. Победоносцев, Ю.В. Романец, В.А. Рясенцев, О.Н. Садиков, Е.А. Суханов, К.И. Скловский, Ю.К. Толстой, З.И. Цыбуленко, С.А. Хохлов, Б.Б. Черепахин, Г.Ф. Шершеневич и другие.

Нормативную базу исследования составляют Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)", Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и иные нормативно-правовые акты, регулирующие рентные правоотношения.

Проведен сравнительный анализ зарубежного опыта, в частности исследованы: Французский Гражданский кодекс; Германское Гражданское Уложение; гражданское законодательство стран СНГ и ряда других стран.

Новизна исследования заключается в том, что в условиях реформированного гражданского законодательства России в данной работе проведено научно-теоретическое и практическое исследование проблем юридической природы, правового регулирования, места в системе обязательственного права, способов защиты участников договоров ренты.

На защиту выносятся следующие основные выводы.

1. Исследовав существующие точки зрения относительно реального или консенсуального характера договора ренты, автор считает, что выбранная действующим ГК РФ в определении договора ренты конструкция (п.1 ст.583 ГК) сохраняет присущий всем реальным договорам признак: заключение договора требует передачи вещи (имущества).

2. Признак алеаторности, характерный именно для договоров ренты, предполагает особые порядок и условия алеаторной оплаты полученного имущества, выражающиеся в особенностях встречного предоставления получателю ренты постоянного или пожизненного содержания независимо от того, за плату или бесплатно передается предмет ренты, поэтому необходимо признать редакцию п.1 ст.585 ГК недействующей, так как условие о цене передаваемого имущества не является существенным и при возникновении такого спора отношения сторон регулируются ст.593, ст.594, п 2 ст.599 ГК.

3. Закрепленный Федеральным законом "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" порядок регистрации как договоров ренты, предусматривающих отчуждение недвижимости, так и переход права собственности на него, а также возникающее в силу закона (п.1 ст.587 ГК) право залога у получателя рентных платежей, порождает "двойную" регистрацию, из которой только регистрация права имеет вещно-правовой эффект.

Автор считает, что система регистрации прав поглощает регистрацию сделок и делает её ненужной, поэтому, от нее можно отказаться, сохранив нотариальную форму для совершения любого договора ренты в сочетании с государственной регистрацией перехода вещного права, если предметом договора ренты является недвижимость, то есть автором предлагается исключить из ст.584 ГК указание на обязательную регистрацию договора ренты, предметом которого является недвижимость.

4. Вещный эффект рентного договора, предметом которого выступает недвижимость, возникает независимо от факта регистрации, поэтому, к таким рентным договорам, следует осуществлять ограничительное применение ст.223 ГК, а точнее не применять п.2 ст.223 ГК, содержащий правила о переходе к приобретателю права собственности с момента соответствующей регистрации.

5. Договор пожизненной ренты прекращается не смертью получателя ренты, а смертью лица, на время жизни которого установлена рента. Грамматическое толкование нормы пункта 1 статьи 596 ГК РФ свидетельствует лишь о том, что срок договора пожизненной ренты может быть установлен путем указания на событие, которым является смерть указанного в договоре лица. При этом вовсе не обязательно именно это лицо и будет названо в качестве получателя ренты в договоре. В свете вышеизложенного, считаю допустимым предположение о том, что в случае смерти получателя ренты, установленной на время жизни иного лица, наследование прав получения рентных платежей возможно, и оно будет осуществляться в общем порядке, установленном ст. ст.1110 - 1185 ГК РФ.

5. Получатель ренты не может рассматриваться в качестве наследника по закону после смерти плательщика ренты. Обязательства плательщика ренты по содержанию ее получателя, входящие в состав наследственной массы, не могут рассматриваться как обязательства, имеющие правовую связь с личностью наследодателя, выступавшего кормильцем по отношению к иждивенцам. Указанные обязательства имеют неразрывную связь с имуществом, причем не со всем имуществом, составляющим наследственную массу наследодателя, а лишь с тем, которое было передано под выплату ренты (рентным капиталом).

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что проведенный сравнительно-правовой анализ отдельных элементов рентного договора позволяет выработать определенную однозначность понимания правовой природы рентного договора, отвечает запросам правоприменительной практики, а изложенные в работе выводы могут применяться при решении конкретных судебных споров и, следовательно, создает возможность для совершенствования и унификации нотариальной и судебной практики

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что результаты исследования, выводы и предложения, сформулированные автором, могут быть использованы в дальнейшей научной разработке затронутых вопросов в целях совершенствования законодательства.

Теоретические положения, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы при разработке учебного материала по курсу "Гражданское право" и спецкурсу "Договорное право", а также при дальнейшем исследовании проблем данного института.

Сформулированные предложения могут быть применены при совершенствовании гражданского законодательства.

Структура работы обусловлена задачами исследования, необходимостью комплексного изучения договоров ренты. Диплом состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка нормативных материалов и использованной литературы и приложения.

279254710">Глава 1. Понятие договора ренты и его место в системе обязательственного права

279254711">§ 1.1 История становления института ренты в Российском и зарубежном праве

Приступая к исследованию договоров ренты, автор считает необходимым остановиться именно на историческом аспекте появления, становления и развития данного правового института.

Рента происходит от французского rente - "отдавать назад, возвращать". Этимологически слово "рента" происходит от латинского reddita - "возвращенная" родственные слова можно найти в немецком rente. Свои истоки институт ренты находит еще в римском частном праве, где в постклассическую эпоху получила распространение конструкция ius emphyteuticum (от греч. "насаждать"), по которой эмфитевсис стал считаться третьим типом контракта: в отличие от аренды с личным эффектом и купли, которая в ту эпоху получила реальный эффект, сделка о бессрочной наследственной аренде создавала вещное и обязательственное право одновременно1" 1"[1].

Появление рентных правоотношений было вызвано необходимостью, содержать "питательные учреждения" для бедных граждан. Данные учреждения появились в результате мер римского императорского правительства, направленных против народонаселения Италии. Поступательные меры императоров Римской империи таких, как Траян, Адриан, Антоний Пий, Марк Аврелий, Александр Север, в конечном счете, привели к созданию алиментарных учреждений, суть которых сводилась к закреплению за конкретной местностью определенного количества бедных римских граждан, содержание (пропитание) которых осуществлялось за счет сборов (2,5 - 5% от стоимости земельного участка) с частных землевладельцев и с общин данной местности.

В средние века институт ренты активно развивался, именно к этому периоду времени относят первые классификации рентных договоров (договоров о непременном доходе) на договоры о пожизненной ренте и договор о вечной ренте (непрерывной или бессрочной). Последняя, в свою очередь, подразделялась на ренту с капитала и ренту с недвижимых имений или поземельную.

В средние века религиозным и светским законодательством был наложен запрет на процентные займы, преследовалось ростовщичество. Возникновение ренты с капитала стало реакцией действительности на наложенные законодательством ограничения. Получатель капитальной суммы брал на себя не обязательство по выплате процентов на эту сумму и ее возврату, а неопределенное обещание по уплате ежегодной ренты. Договор данного вида сходен с договором займа, отличие состояло в том, что кредитор был не вправе требовать уплаты капитала, но должник имел право возвратить капитал когда угодно и тем самым освобождал себя от обязанности выплаты рентных платежей (дохода).

Другой причиной возникновения договорного института ренты был дефицит наличных денег. Имея потребность в приобретении имущества (речь идет о недвижимом имуществе), но не имея реальной возможности его приобретения из-за нехватки денег, приобретатель охотно заключал договор об отчуждении имущества под условием уплаты вечной ренты.

Особое значение в средние века получила земельная рента, которая рассматривалась выдающимися экономистами А. Смиттом, Д. Рикардо как экономическая категория, а свое правовое закрепление получила в одном из первых законодательных источников регулирования соответствующих отношений - Французском ГК, включившем главу, посвященную договору пожизненной ренты. В Германском Гражданском Уложении существовала аналогичная глава, а в разделе "Вещное право" в качестве одной из разновидностей обременения земельного участка фигурировал "рентный долг". Общее Гражданское Уложение Австрийской империи, Швейцарское Гражданское Уложении также вмели в своем содержании договоры о пожизненной ренте.

Значительно позже ГК штата Луизиана (США) урегулировал в главе "Рента" так называемый "аннуитет" - ежегодную выплату. Один из последних по времени принятия Гражданский кодекс Квебека также содержал раздел "Различные договоры, подобные купле-продаже", в котором наряду с меной содержался специальный договор, именуемый "Об отчуждении за ренту".

По мнению известного французского цивилиста Л.Ж. Морандьера, причиной возникновения договора ренты являлся недостаток наличных денег либо церковное запрещение процентных займов, которые клеймились как ростовщические. Ученый писал, что "собственник, желавший продать свое недвижимое имущество, легче находил приобретателя, желавшего выплатить ему вечную ренту, чем такого, который бы согласился бы уплатить капитальную сумму, ибо изобилия наличных денег не было". Другую причину появления ренты Л.Ж. Морандьер видел в том, что "церковь, так же как и светское законодательство, запрещала процентные займы, которые клеймились как ростовщические". По его мнению, "это был стеснительный запрет, и люди изощрялись в его обходах. В частности, для этого пользовались договором об установлении ренты. Заемщик, который получал капитальную сумму, принимал на себя не обязанность уплачивать проценты на эту сумму и возвратить ее, а неопределенную обязанность выплачивать кредитору ежегодную ренту"

Нормы, регулирующие рентные отношения, являются сравнительно новыми для российского законодательства. Хотя этот правовой институт отсутствовал в российском дореволюционном законодательстве, ведущие правоведы того периода подчеркивали важность и практическую необходимость его развития.

Фактическое существование рентных отношений в российском имущественном обороте того времени диктовало необходимость их закрепления и установления правил, "определяющих право приобретателей капиталов или имуществ за ренту и обеспечивающих верное получение ренты". Попытка закрепления ренты (пожизненного дохода) как договорного института была предпринята незадолго до Октябрьской революции в проекте Гражданского Уложения

В соответствии со ст.2525 проекта Гражданского Уложения (далее ГУ) рентные отношения могли возникать как в связи с передачей имущества (движимого или недвижимого), так и в связи с передачей денежных средств (капитальной суммы).

Пожизненный доход, исходя из смысла самого названия, подлежит уплате только на время жизни известного лица. Поэтому существенным условием рентного договора по проекту ГУ, являлось указание лица, смертью которого прекращалась обязанность по уплате рентных платежей. Как правило, таким лицом являлся рентный кредитор (получатель ренты). Для случаев, когда рента установлена именно на срок жизни рентодателя или третьего лица, и рентополучатель умирает раньше указанных лиц, законодателем были предусмотрены правила о наследовании ренты.

Законодателем была установлена презумпция запрета выкупа пожизненной ренты, возможность же выкупа ренты была предусмотрена только на случай, когда об этом имелось специальное соглашение сторон.

В соответствии с проектом Гражданского Уложения допускалось установление ренты не только на время жизни определенного лица, но и на определенный срок или до наступления определенного события. Например - доход до достижения рентополучателем совершеннолетия, окончания образования или до выхода замуж (женитьбы). Кроме того, рента могла быть установлена не только возмездным договором, но и безвозмездно - договором дарения или по завещанию. Волеизъявление стороны, передающей имущество под выплату ренты, являлось определяющим для регулирования возникающих из этой передачи отношений к ренте, установленной договором дарения или завещанием применялись соответственно правила о дарении и завещании.

Проект Гражданского Уложения содержал группу норм, регулирующих разновидность рентного договора - договора о пожизненном содержании4" 4"[4]. Отличительной особенностью такого договора являлась форма выдач рентополучателю. Если в договоре о пожизненном доходе форма рентных платежей была предусмотрена только денежная, и потому указанные выдачи именовались доходом, то в договоре пожизненного содержания речь могла идти не только о деньгах, но и о различного рода действиях, направленных на удовлетворение потребностей рентополучателя - в жилище, питании, одежде, уходе в случае болезни и т п. (ст.2535).

В результате анализа норм проекта Гражданского Уложения, автором отмечается существование нормы, имевшей большой практический смысл, и состоявшей в определении места получения выдач, когда имеющий право на прожиточные выдачи жил в обремененном ими имении или в находящемся в имении доме, проживание в котором также входило в прожиточные выдачи, то обязанное лицо должно было доставлять ему натуральные и денежные выдачи в место его пребывания. Если имеющий право на прожиточные выдачи жил вне имения, с которого получал выдачи, то он должен был являться за получением того, что должно быть ему выдаваемо с обремененного имения. Подобной нормы не было ни в проекте ГУ, ни в современном ГК (гл. ЗЗ). Представляется, было бы целесообразным ввести указанную норму в виде диспозитивной нормы.

После Октябрьской революции 1917 г сама возможность существования рентных отношений в социалистическом обществе полностью отрицалась из идеологических соображений. В ГК РСФСР 1922 года и других актах гражданского законодательства договорные модели, подобные договору ренты, отсутствовали в силу причин идеологического порядка: никакое ростовщичество не допускалось вообще. Такие договоры неоднократно рассматривались судами, как притворные, прикрывающие фактическое дарение сделки.

В практике встречались отдельные случаи заключения договоров отчуждения жилых строений на условиях пожизненного содержания. Оценка судами такого рода договоров не была однозначной. Первоначально суды просто признавали такие договоры недействительными как договоры без установления платежа и покупной цены. Элемент своего рода "неопределенности" встречного удовлетворения рассматривался судами как возможность злоупотреблений с одной и с другой стороны. Судебная практика того времени формировала негативное отношение к договорам пожизненного содержания, исходя из того, что законодательство таких договоров не знает. И это обстоятельство считалось достаточным для отклонения исковых требований по поводу исполнения или ненадлежащего исполнения стороной принятых на себя обязанностей по содержанию контрагента.

Однако такое отношение судебной практики касалось только договорного установления пожизненного содержания, в то время как установление пожизненного содержания завещанием не воспрещалось, поскольку в том случае "использование условия о пожизненном содержании в целях эксплуатации тяжелого положения нуждающегося в нем лица исключалось"5" 5"[5].

В годы Великой Отечественной войны и после нее в условиях обнищания значительной части населения судебная практика вновь столкнулась с необходимостью решения споров, возникших из договоров отчуждения жилых строений под условием предоставления продавцу пожизненного содержания. После Великой Отечественной войны увеличение такого рода договоров, заключаемых, как правило, в деревне одинокими вдовами было вполне закономерным. Именно в тот период цивилистическая наука столкнулась с необходимостью теоретического обоснования возможности существования рентных договоров.

В 1940-е годы на страницах журнала "Социалистическая законность" развернулась дискуссия о необходимости введения в новое гражданское законодательство такого вида купли-продажи, как купля-продажа дома с условием пожизненного содержания продавца6" 6"[6]. Этот вопрос был очень актуальным, поскольку в тот период названные сделки широко применялись на практике, но не имели юридического закрепления и не пользовались судебной защитой.

Теоретическое обоснование признания таких договоров действительными аргументировались учеными-юристами в то время следующим образом: а) в гражданском законодательстве РСФСР нет исчерпывающего перечня всех видов договоров, и отсутствие их не означает его недействительности; б) договор продажи жилого строения под условием бесплатного пожизненного содержания - это тип безымянного возмездного договора: в нем есть цена в виде натурального эквивалента.

Новые правовые идеи и позиции ученых были разделены и законодателем - в ГК 1964 г., с учетом объективно сложившихся общественных потребностей при принятии была допущена возможность рентных отношений в ст.253-254 данного Кодекса. Т.о. была предусмотрена возможность заключения договоров купли-продажи жилых строений под условием пожизненного содержания. Но, поскольку это был всего лишь ответ теории на веяния практики, сфера применения такого рода договоров была максимально сужена - как в отношении предмета договора, так и в отношении субъектов договора.

Взятый современной Россией курс на развитие в экономике страны рыночных отношений коренным образом изменил отношение к таким "абсолютно рыночным" институтам как предпринимательство, собс твенность и рента, который нашел свое закрепление в гл.33 Гражданского кодекса РФ.

Новый ГК РФ 1995 года учел практику применения договора купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания и учел все недостатки правового регулирования данных отношений ГК РСФСР 1964 года. Ориентируясь на изменившийся характер социально-экономических отношений в обществе, ГК РФ 1995 года расширил границы применения рентных отношений в гражданском обороте, сняв наложенные ранее запреты и ограничения.

279254712">§ 1.2 Понятие, предмет и стороны договора ренты

Получению ренты в первоначальном (чисто экономическом) значении предшествовала передача плательщику ренты определенного имущества (рентного капитала). Динамика развития общественных отношений привела к расширению состава рентного капитала (первоначально только недвижимость, затем - движимое имущество, в том числе деньги), либо полностью к отказу от предоставления такового.

По общему правилу рента не ограничивается каким-либо предельным сроком или, во всяком случае, никогда не бывает разовой. Еще одной чертой ренты является то, что она не связана с осуществлением предпринимательской деятельности, и соответственно не может рассматриваться как прибыль. Таким образом, "рента" как экономическая категория означает всякий регулярно получаемый доход с капитала, имущества или земли, не требующий от своих получателей предпринимательской деятельности.

Прежде, чем попытаться сформулировать определение понятия "рента", необходимо отметить, что существование ренты в гражданском обороте не ограничивается кругом отношений, регулируемых Гражданским кодексом России.

Многочисленные публикации, выступления и комментарии, особенно в последнее время используют все тот же термин "рента" для характеристики совершенно иных, казалось бы, отношений. В частности, "рента" или "рентный доход" - категории, используемые для определения взаимоотношений государства как собственника природных ресурсов (нефть, газ, уголь, золото, алмазы, лес и т.п.) и хозяйствующего субъекта добывающей отрасли. Рента в указанном понимании - это сверхприбыль, получаемая предпринимателями не от затрат труда, капитала или применения новых технологий, а от владения уникальными производственными возможностями (природными ресурсами). Таким образом, понятие "рента", используемое в природопользовании, есть не что иное, как плата за право пользования недрами, взимаемая государством как собственником с пользователя.

Экономическое содержание ренты не отражает специфики ее юридической природы, но все же необходимо констатировать, что за века существования правовой конструкции ренты, она претерпела значительные изменения, неизменным же осталось лишь ее экономическое содержание.

Исходя из вышеизложенного, представляется, что наиболее точным является определение экономической категории "рента" как периодически получаемые имущественные блага (денежные средства или их натуральный эквивалент), направляемые получателем в соответствии с целями, указанными или согласованными с источником выплаты.

Договор ренты, являясь одним из оснований возникновения рентных правоотношений, представляет собой двухстороннюю сделку, опосредующую переход титула собственника на имущество в обмен на предоставление встречного удовлетворения, характеризующегося периодичностью и невозможностью полной его оценки в момент заключения сделки. Предложенная выше дефиниция рентного договора позволяет дать определение ренты как понятия правового. Рента представляет собой имущественные блага (денежные средства или их натуральный эквивалент) получаемые собственником имущества в обмен на его отчуждение, характеризующиеся периодичностью предоставления.

Термин "содержание" часто встречается в семейном законодательстве. В редакции действующего Семейного кодекса РФ используется именно термин "содержание" применительно к алиментным обязательствам, в частности, ст.80 - "родители должны" - по форме рентных платежей на ренту и иждивение, должна производиться параллельно дифференциации по сроку действия договора на постоянную и пожизненную ренту. Именно в этом случае пожизненная рента делится на натуральную и денежную, как и постоянная. При этом классификация может быть произведена и в обратном порядке - натуральная рента может быть заключена на срок жизни рентополучателя или бессрочно точно также, как и денежная. Определить, что является видом, а что - подвидом, практически невозможно.

В рамках предложенной классификации договор пожизненной ренты с натуральными выплатами нельзя отождествлять с договором пожизненного содержания с иждивением. Цель последнего, его субъектный состав и характер взаимоотношений сторон, а также вид имущества, составляющего рентный капитал, обусловили специфику правового регулирования данного договора. В рамках предложенной классификации и с учетом того, что законодатель предусматривает в качестве критерия классификации рентных договоров срок их действия, договор пожизненного содержания с иждивением является разновидностью договора пожизненной ренты.

Выделение законодателем договора пожизненного содержания с иждивением построено на еще одной классификации рентных договоров - по виду рентного капитала. Договор пожизненного содержания может быть заключен только в отношении недвижимости. Наряду с изложенным выше подразделением договора ренты на его виды закон позволяет произвести и иную дифференциацию рентных отношений.

В зависимости от того, на какой основе произведена передача имущества, взамен которого предоставляются рентные платежи - возмездно или безвозмездно. Данная классификация имеет важное теоретическое и практическое значение для правового регулирования рентных отношений, поскольку законодателем предусмотрено субсидиарное применение норм о купле-продаже и дарении в зависимости от того, на каких условиях произведена передача рентного капитала (возмездно или безвозмездно).

Легальное определение договора ренты дано в п.1 ст.583 ГК РФ. По договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собс твенность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме.

Рента (регулярно получаемый доход с капитала, имущества или земли, не требующий от своих получателей предпринимательской деятельности) обеспечивает регулярный доход, получаемый лицом в обмен на отчуждение имущества. Рента может быть бессрочной (постоянная рента) или на срок жизни ее получателя (пожизненная рента). Последняя может быть установлена на условиях пожизненного содержания гражданина с иждивением.

Договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, - также государственной регистрации.

Имущество, которое отчуждается под выплату ренты, может быть передано получателем ренты в собс твенность плательщика ренты за плату или бесплатно. Если он передает имущество за плату, применяются правила о купле-продаже (гл.30), а если бесплатно - то правила о договоре дарения (гл.32). При передаче под выплату ренты земельного участка или другого недвижимого имущества получатель ренты в обеспечение обязательства плательщика ренты приобретает право залога на это имущество.

Если под выплату ренты передаются денежная сумма или иное движимое условие, плательщик обязан предоставить обеспечение исполнения обязательств. Существенным условием договора, предусматривающего передачу под выплату ренты денежной суммы или иного движимого имущества, является условие, устанавливающее обязанность плательщика ренты предоставить обеспечение исполнения его обязательств (ст.329) либо застраховать в пользу получателя ренты риск ответственности за неисполнение либо ненадлежащие исполнение этих обязательств.

При невыполнении плательщиком ренты обязанностей, предусмотренных ГК, а также в случае утраты обеспечения или ухудшения его условий по обстоятельствам, за которые получатель ренты не отвечает, получатель ренты может расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков.

Глава 33 ГК, выделяет два вида договора ренты, постоянной и пожизненной ренты, пожизненное содержание с иждивением является лишь разновидностью пожизненной ренты. Договор ренты является самостоятельным видом договора, т.к. имеет свои специфические признаки, предмет и субъектный состав.

Предметом договора ренты является имущество, т.е. вещи (как движимые так и недвижимые), наличные деньги и документарные ценные бумаги Безналичные же деньги, "бездокументарные ценные бумаги", равно как и иные имущественные права не могут быть объектами права собственности, а соответственно предметом договора ренты. По этой же причине нельзя признать предметом договора ренты работы, услуги, информацию, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, нематериальные блага.

Так как договор ренты относится к обязательствам, опосредующим передачу имущества в собственность, особое внимание заслуживает момент возникновения права собственности на предмет ренты. Общее правило о возникновении права собственности у приобретателя вещи по договору с момента передачи вещи либо с момента государственной регистрации, если предметом договора является недвижимость (ст.223 ГК), применительно к ренте вызывает ряд практических и теоретических трудностей. Система регистрации, охватывающая оборот недвижимости, лишает систему традиции ее универсальности, так как вещный эффект, производимый рентным договором, зависит не от совершения традиции, в отличие от купли-продажи недвижимости, а от условий договора ренты. Ведь регистрация перехода вещного права не влечет возникновения возможности у плательщика ренты передать право собственности третьим лицам (ст.604 ГК РФ), поэтому, как справедливо отмечает К.И. Скловский, "не что иное, как передача вещи и есть переход собственности".

Как указывал Г.Ф. Шершеневич, "обязанности контрагентов стоят в зависимости от основания договора, причем под основанием понимается ближайшая и непосредственная причина установления таких обязанностей", например, купля-продажа, как обязанность уплатить денежную сумму указывает, как на основание, на передачу вещи в собственность. Основание договора ренты аналогично, и отсутствие государственной регистрации не влечет прекращения обязанности уплачивать ренту и отсутствие основания договора ренты, т.е передачи недвижимой вещи в собс твенность плательщика. В случае смерти получателя ренты право собственности будет зарегистрировано на основании п.3 ст.165 ГК и предмет ренты перейдет в собс твенность плательщика, а не в наследственную массу. Распределение рисков между сторонами (ст.595, 600) подтверждает презумпцию собственности плательщика ренты (независимо от государственной регистрации), в то время как в купле-продаже риск случайной гибели или повреждения вещи до момента передачи несет продавец (ст.459 ГК). Следовательно, вещный эффект рентного договора, предметом которого выступает недвижимость, возникает независимо от факта регистрации, поэтому, автор считает, к таким рентным договорам, следует осуществлять ограничительное применение ст.223 ГК, а точнее не применять п.2 ст.223 ГК, содержащий правила о переходе к приобретателю права собственности с момента соответствующей регистрации.

279254713">§ 1.3 Юридическая природа договора ренты

Договор ренты является самостоятельным договорным институтом. Выделение рентных правоотношений, вытекающих из договора, обусловлено их спецификой. К числу специфических особенностей рентного договора необходимо отнести его возмездность (в отличие от договора дарения) и отсутствие определенности относительно совокупной стоимости встречного удовлетворения в момент заключения договора (в отличие от договора купли-продажи).

В силу предписаний п.2 ст.585 ГК РФ в случае, когда договором ренты предусматривается передача имущества за плату, к отношениям сторон по передаче и оплате применяются правила о купле-продаже (гл.30 ГК РФ), а если такое имущество передается бесплатно, действуют правила о договоре дарения (гл.32 ГК РФ), поскольку иное не установлено правилами гл.33 ГК РФ и это не противоречит существу договора ренты.

Особый интерес представляет взаимодействие рентных норм с правилами о купле-продаже. В частности, автор считает необходимым рассмотреть, во-первых, возможность субсидиарного применения норм, касающихся передачи имущества, а во-вторых - оплаты такого имущества. В первом случае достаточно сложным представляется применение норм купли-продажи к договорам ренты по вопросам передачи имущества. Достаточно вспомнить, что договор ренты является реальным, а купля-продажа представляет собой классический консенсуальный договор. Поскольку реальный договор предполагает выражение воли и действия по передаче имущества, возникает необходимость определить какие последствия наступят, если сторона рентного договора после выражения согласия не передаст имущества. Ясно, что предъявить требования о передаче имущества к ней нельзя, поскольку договор в подобных случаях признается незаключенным. В договоре купли-продажи нарушение обязанности продавца по передаче товара влечет правовые последствия, предусмотренные ст.463 ГК: либо отказ от исполнения договора, либо применение последствий неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь (ст.398 ГК). Представляется интересной практическая возможность отобрания вещи у получателя ренты и передачи ее на предусмотренных договором условиях плательщику ренты в случае субсидиарного применения норм купли-продажи к договорам ренты. Необходимость применения правил распределения рисков в договоре купли-продажи к рентным договорам также отсутствует, так как данный вопрос урегулирован специальными нормами гл.33 (ст.595, 600). Необходимость применения к договорам ренты правил эвикции (ст.460, 462) является нецелесообразным, так как данные правовые последствия предусмотрены ст.168 ГК.

Возможность субсидиарного применения норм, касающихся оплаты имущества (ст.486, 489) теоретически допускается к договорам ренты, в которых имущество передается за плату, однако необходимость такого применения правил гл.30 к главе 33 отсутствует, так как такие правовые последствия предусмотрены гл.25 ГК.

Таким образом, анализ ст.ст.458-463, 486-489 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что субсидиарное применение норм купли-продажи и ренты создает коллизию между этими договорами, затрудняет правоприменительный процесс и является нецелесообразным.

На наш взгляд, как справедливо отмечает Ю.В. Романец, возможность применения норм о дарении к договорам ренты представляется весьма ошибочной. Для анализа этой проблемы необходимо вспомнить, что договор дарения является классической безвозмездной сделкой, в отличие от договоров ренты, относящихся к числу возмездных. Безвозмездность, будучи конститутивным признаком дарения, как считает А.Л. Маковский, исключает возможность рассматривать как дарение такой договор, по которому безвозмездная передача имущества в собс твенность сопровождается возложением на одаряемого исполнения какой-либо обязанности в отношении дарителя или других лиц, указывая, что "следует учитывать сложность, если не невозможность отграничить возложение от встречного предоставления, от эквивалента. Чаще других встречающиеся в жизни договоры такого рода, предусматривающие пожизненное содержание дарителя' или его близких, и по ГК РСФСР 1964г. (ст.253, 254) и по ГК РФ (ст.601-605) квалифицируются как разновидности других и притом возмездных договоров".

Анализируя нормы договора дарения, в частности, возможность отказа одаряемого принять дар (ст.573), основания запрещения и ограничения дарения (ст.575, 576), отмену дарения (ст.578), а также институт правопреемства при обещании дарения, автор приходит к выводу о невозможности субсидиарного применения норм о дарении к договорам ренты и пожизненного содержания с иждивением. Таким образом, автор предлагает исключить из содержания ст.585 ГК пункт второй о возможности субсидиарного применения норм купли-продажи (гл.30), а также норм о дарении (гл.32) к договорам ренты.

Рассматривая правовую природу рентного договора, необходимо рассмотреть вопросы квалификации рентного договора как реальной сделки, а также особенности его алеаторного характера, субъектный состав участников рентных правоотношений, анализ применения к договору ренты норм о форме сделки.

Автор считает, что правовое значение передачи вещи, с которым связывается разграничение консенсуальных и реальных договоров, зависит от характера того договора, на основе которого происходит передача. Если речь идет о договоре, направленном на переход имущества в собственность, то и передача должна означать переход прав собственности от одной стороны к другой. Все различие между консенсуальным и реальным договором состоит в том, что переход права собственности в первом случае осуществляется в рамках договора, а во втором - до его возникновения. При этом определение времени самой передачи осуществляется в соответствии со ст.223 ГК РФ, либо фактическая передача (традиция), либо государственная регистрация вещного права на недвижимость. Применительно к договорам ренты, автор уже высказал суждение о необходимости ограничительного применения ст.223 ГК.

Как справедливо отмечает М.И. Брагинский, "необходимость в конструкции реального договора появляется тогда, когда законодатель считает необходимым защитить ту из сторон, которой предстоит передать вещь другой стороне". Это связано с тем, что при консенсуальном договоре сторона может понудить контрагента исполнить в натуре эту принятую им на себя обязанность (передать вещь). Применительно к договору ренты это означало бы возможность для плательщика ренты потребовать от получателя, заведомо более слабой и нуждающейся, поэтому в особой защите стороны, передать соответствующее имущество под выплату ренты. Реальная модель договора защищает получателя ренты от такого требования. Следует в целом отметить, что неслучайно реальный договор характерен именно для фидуциарных, длящихся договоров, - к которым относится договор ренты. Автор считает, что договоры ренты в соответствии с легальным определением ст.585 ГК являются реальными, и выбранная законодателем модель реального договора соответствует специфике рентных обязательств.

И так, исходя из того, что договор ренты является по своей природе реальным, создание дополнительных гарантий прав получателя ренты как "слабой стороны" этого договора предполагает необходимость формирования устойчивой правовой конструкции. Таковой является реальный договор, предполагающий "выражение воли плюс действие - передача имущества".

Актуальность вопроса о допустимости субсидиарного применения норм о купле-продаже и дарении к рентным правоотношениям для практики несколько нивелирована введенным законодателем прямым ограничением применения указанных норм случаями не противоречия существу ренты и специальным нормам главы 33 ГК РФ (п.2 ст.585 ГК РФ).

Проводя же более глубокий анализ, данный нормы в теоретическом аспекте можно предположить, что ее существование имеет глубокие исторические корни.

Как уже отмечалось в настоящей работе, первой попыткой нормативного регулирования рентных отношений в России стало включение соответствующего раздела норм в проект Гражданского Уложения. Представляется, что именно оттуда берет свое начало данная норма. В рамках предлагавшейся проектом ГУ модели правового регулирования, допускавшим установление ренты, как возмездным договором, так и безвозмездно - договором дарения и завещанием, существование такой нормы было вполне обоснованным.

Действующая в настоящее время модель правового регулирования рентных отношений допускает их возникновение только из возмездного договора, при этом покупная цена имущества, составляющего рентный капитал, представляет собой часть встречного удовлетворения, которая может быть равной нулю (в случае бесплатной передачи имущества). В силу вышеизложенного, представляется необоснованным существование такой нормы в ГК РФ, поскольку она не "вписывается" в общую модель правового регулирования рентных отношений, выбранную законодателем.

Мнение автора состоит не в полном отрицании допустимости применения отдельных норм, а в необходимости изменить грамматическую конструкцию нормы п.2 ст.585 ГК РФ. Применение аналогии закона в данном случае, необходимо конкретизировать путем прямой отсылки к подлежащим применению нормам, либо прямо включить последние в состав специальных норм о ренте.

Предусмотренная законодателем процедура заключения рентных договоров, включающих государственную регистрацию, чрезвычайно сложна и не всегда оправдана. Требование о государственной регистрации договора ренты, включенного в отношении недвижимого имущества, не имеет смысла, поскольку сводится лишь к совершению разового юридически значимого действия и не учитывает динамику отношений сторон, которая проявляется в изменении и дополнении положений договора. Государственная регистрация рентного договора фактически сводится к регистрации перехода права собственности. В силу вышеизложенного, вполне логичным было бы введение правил о государственной регистрации, предусмотренных для договоров купли-продажи недвижимости (ст.551 ГК РФ), в отношении договоров ренты.

В отношении субъектного состава участников рентных правоотношений следует констатировать, что ограничения, установленные действующим законодательством, касаются лишь одной стороны - получателя ренты, в то время как ее плательщиком может выступать любой субъект гражданского права (физическое или юридическое лицо), обладающее право - и дееспособностью Получатель ренты - субъект, далекий от предпринимательской деятельности. Именно в силу указанной причины, действующее законодательство вводит прямой запрет на участие в рентных правоотношениях на стороне получателя ренты для коммерческих организаций. Физические лица и некоммерческие организации могут выступать в качестве получателей ренты. Последнее положение базируется на том факте, что учредитель ренты (собственник имущества, составляющего рентный капитал) может и не совпадать с лицом, выступающим в качестве получателя ренты (выгодоприобретателя) в случае заключения договора в пользу третьего лица. Утверждение же о том, что не все некоммерческие организации могут выступать в качестве получателя ренты, представляется не совсем верным. Цели создания некоммерческой организации могут диктовать порядок расходования средств, полученных в качестве рентных платежей, но не могут отражаться на право - и дееспособности некоммерческой организации как субъекта гражданского права.

В свое время Гегель, исследуя возникновение договора, указывал на его происхождение из меновых отношений либо дарения. Мена, представлялась им как обмен вещи на равную ей вещь, куплю или продажу - как обмен вещи на деньги, а отдачу внаем - как отчуждение временного пользования собственности за наемную плату. Такое деление договоров он рассматривал, основывая на различиях лежащих в природе самого договора, которое "согласно сообразного способа наличного бытия представлений в знаках выражает стимуляция посредством формальных жестов и других символических действий".

Признаком любого рентного договора является его алеаторный (а не эквивалентно-определенный) характер встречного предоставления. Впервые рисковый характер рентного договора был определен Французским Гражданским кодексом (ст. 1968-1983). Еще в римском праве выделялись контракты emptio spei - покупка надежды, где объектом является риск - alea (отсюда выражение "алеаторная сделка"), например, содержимое рыболовной сети или охотничьего капкана. Цена определяется заранее, и сделка вступает в силу сразу же, независимо от будущего события.

Элемент риска, принимаемого на себя каждой из сторон, заключается в вероятности того, что либо один, либо другой контрагент фактически получит встречное удовлетворение меньшего объема, чем им самим предоставленное.

При этом данные элементы не ставятся в зависимость от факта передачи предмета договора за плату или бесплатно, ведь цена передаваемого имущества не является существенным условием договора ренты, а отношения сторон зависят от встречного предоставления, хотя "возмездность" не означает и даже не предполагает в виде общего правила непременно эквивалентного предоставления обеих сторон.

Признак алеаторности, характерный именно для договоров ренты, предполагает особые порядок и условия алеаторной оплаты полученного имущества, выражающиеся именно в характере предоставления получателю ренты постоянного или пожизненного содержания, поэтому необходимо признать редакцию п.1 ст.585 ГК недействующей, т.к. условие о цене передаваемого имущества не является существенным и при возникновении такого спора отношения сторон регулируются ст.593, 594, п.2 ст.599 ГК.

Любая разновидность рентного договора должна признаваться алеаторной сделкой, поскольку срок действия договора является категорией неопределимой и, в силу последнего обстоятельства, рассматривается в качестве основания для отнесения как рентного договора в общем виде, так и любой его разновидности к числу "сделок о неверном".

279254714">1.3.1 Существенные условия рентного договора

Существенными условиями рентного договора, кроме предмета договора, являются условия о рентных платежах, условия о рентном капитале (имуществе, передаваемом под выплату ренты), а так же условия обеспечения исполнения обязательства по выплате рентных платежей (в том числе путем страхования в пользу получателя ренты риска ответственности за неисполнение и (или) ненадлежащее исполнение такого обязательства).

Кроме того, в литературе к существенным условиям рентного договора относят условие о порядке отчуждения имущества, составляющего рентный капитал (возмездно или безвозмездно), а также указание на лицо, смертью которого прекращается договор пожизненной ренты.

Принимая во внимание тот факт, что рентный договор является по своей природе алеаторной сделкой, необходимо иметь в виду следующее. Рисковая сделка есть сделка по поводу риска ("покупка надежды") ее предметом является объект неопределенным в момент заключения договора (такой, как содержимое рыболовной сети или охотничьего капкана), а "цена определяется заранее, и сделка вступает в силу сразу же, независимо от будущего события".

Учитывая реальный характер рентного договора, тот факт, что договор заключается в момент передачи вещи плательщику ренты, а исполнение договора фактически представляет собой исполнение обязательства по выплате рентных платежей, предметом договора ренты являются, действия обязанной стороны по предоставлению ренты (в денежной или натуральной форме) (объект первого рода) и рента как типовая включая количество, качество и цена товаров, работ и услуг, составляющих ренту (объект второго рода), имущество же, составляющее рентный капитал, необходимо рассматривать в качестве своеобразного встречного удовлетворения.

Достижение правового эффекта, к которому стремится получатель ренты в момент заключения договора, возможно только путем получения рентных платежей. Действительно, рентный договор можно определить как соглашение о рентных платежах, выплата которых обусловлена передачей имущества. И именно поэтому, как уже говорилось ранее, рентные платежи являются предметом договора. То, что рентные платежи являются существенным условием любого рентою договора не вызывает сомнения, однако форма платежей обусловила выбор модели их правового регулирования.

Специфика правового регулирования, предопределяемая формой рентных платежей, во многом является искусственной, если принять во внимание тот факт, что одна форма рентных платежей легко может быть заменена другой как в момент заключения договора, так и в ходе его исполнения. Пунктом 1 статьи 590 ГК РФ предусмотрена возможность выплаты ренты путем предоставления вещей, выполнения работ или оказания услуг, соответствующих по стоимости денежной сумме ренты. Статьей 603 ГК РФ предусмотрена возможность замены натуральной формы денежной. Пунктом 2 ст.602 ГК РФ предусмотрено, что договором пожизненного содержания должна быть определена стоимость всего объема содержания с иждивением. Очевидно, что при замене натурального содержания периодическими денежными выплатами последние будут производиться в соответствии с указанной в договоре пожизненного содержания с иждивением стоимостью натурального содержания7" 7"[7].

Таким образом, рентные платежи являются существенным условием договора вне зависимости от их формы согласованной сторонами и закрепляются в договоре в виде денежной суммы.

Формулировка вышеупомянутой нормы пункта 2 статьи 602 ГК РФ является не совсем удачной, во избежание ее двойного трактования автором предлагается изложить ее в следующей редакции "В договоре пожизненного содержания с иждивением должен быть определен денежный эквивалент месячного объема содержания с иждивением. При этом денежный эквивалент месячного содержания с иждивением не может быть менее двух минимальных размеров оплаты труда, установленных законом"

Определяя категорию "рентный капитал", законодатель использует понятие "имущество". Если возможность передачи вещей (как движимых так и недвижимых) под выплату ренты ни у кого не вызывает сомнений, то возможность существования имущественных прав в качестве рентного капитала находится под вопросом.

При этом вопрос порождает одно обстоятельство, а именно предусмотренная законодателем формула "передача имущества в собственность".

Понятие "имущество" должно пониматься в широком его смысле. Примером широкого понимания "имущества" применительно к характеристике договора как реального может служить доверительное управление. Его реальный характер выражается в необходимости передать в управление предварительно различного рода объекты, включая, наряду с недвижимостью, самые разнообразные права (ст.1013 ГК). Такой подход к реальному договору как к договору о передаче имущества (в отличие от традиционного подхода как к договору о передаче вещи) позволяет сделать вывод о возможности существования рентных договоров, предусматривающих передачу имущественных прав8" 8"[8].

Что касается цены имущества, передаваемого под выплату ренты, то данное условие не является существенным, поскольку "стоимость переданного имущества не влияет на объем прав и обязанностей сторон", в принципе, "передача имущества является как бы предпосылкой для возникновения такого гражданского правоотношения вообще".

В отношении недвижимого имущества передаваемого под выплату ренты получатель ренты в соответствии с п.1 ст.587 ГК приобретает права залога на это имущество. Залог возникает в силу закона, что является нетипичным способом регулирования гражданского оборота.

Для достижения цели, преследуемой законодателем при включении нормы об обеспечении прав получателя ренты залогом недвижимого имущества, возникающего в силу закона, необходимо предусмотреть, помимо общего порядка государственной регистрации ипотеки, также и особый порядок - для случаев, когда ипотека возникает не из договора, а в силу прямого указания закона. Для рассматриваемого договора было бы целесообразным допустить регистрацию ипотеки как обременения недвижимости в момент государственной регистрации рентного договора на основании такового.

Весьма интересным в плане его теоретического осмысления является такой инструмент рентного договора как выкуп ренты. Речь идет о действии, совершаемом плательщиком ренты и направленном на прекращение его обязательства по выплате рентных платежей. Законодателем предусмотрено два способа выкупа ренты 1) по инициативе плательщика ренты,

2) по требованию ее получателя. В зависимости от того, по чьей инициативе производится выкуп ренты, последний выступает своего рода гарантией прав соответственно либо плательщика ренты, либо ее получателя.

Наиболее простым, с точки зрения уяснения правовой природы выкупа ренты, является выкуп, осуществляемый по инициативе плательщика ренты. Пунктом 2 статьи 407 ГК РФ предусматривается возможность прекращения обязательства по требованию одной из сторон. И в рассматриваемой ситуации выкуп ренты действительно является прекращением обязательства по уплате рентных платежей и в целом всего рентного договора.

Поскольку выкуп ренты представляет собой уплату выкупной цены (денежной суммы согласованной сторонами в рентном договоре или определяемой в соответствии со статьей 494 ГК РФ), и представляет собой часть обязательства по выплате ренты, последнее в этом случае следует рассматривать как альтернативное обязательство (статья 320 ГК РФ). Выкуп ренты в этом случае является добровольным исполнением гражданско-правовой обязанности. В соответствии со статьей 408 ГК РФ надлежащее исполнение является основанием прекращения обязательства по выплате рентных платежей и одновременно рентного договора в целом.

Выкуп ренты по инициативе плательщика сформулирован законодателем как право плательщика (пункт 3 статьи 592 ГК РФ), что говорит о ничтожности условия о недопустимости выкупа постоянной ренты. В случае, когда выкуп ренты производится по требованию получателя ренты все намного сложнее. Требование получателя о выкупе ренты может быть заявлено в свете нарушения обязательств, взятых на себя плательщиком по настоящему договору. К числу таковых из упомянутых законодателем в статье 593 ГК РФ относится случай, когда плательщик ренты просрочил ее выплату более чем на один год (этот срок может быть изменен в рентном договоре).

Коль скоро требование о выкупе заявляется рентополучателем в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением плательщиком обязательств, выкуп ренты в указанном случае следует рассматривать, на мой взгляд, как меру оперативного воздействия. Действия получателя ренты состоят в одностороннем изменении договорного условия о содержании (замена исполнения), допустимом в силу закона. Рентный договор в этой ситуации прекратится так же, как в предыдущем случае, надлежащим исполнением, которое состоит в добровольной выплате плательщиком ренты выкупной цены.

Поскольку исполнение рентного договора как уже не раз отмечалось, происходит, как правило, в течение длительного периода, в реальной жизни могут возникнуть различные обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что имущественное положение должника ухудшилось настолько, что дальнейшая выплата рентных платежей в размере и в сроки, установленные рентным договором, невозможна. В этом случае, как и в случае, когда плательщик ренты нарушил свои обязательства по обеспечению выплаты ренты, получатель вправе требовать выкупа ренты. Выкуп ренты, как и в приведенных ранее случаях, влечет прекращение договора. Односторонний отказ получателя от договора путем заявления требования о выкупе ренты в этих случаях выступает в качестве меры оперативного воздействия отказного характера (п.2 ст.328 ГК РФ), которая применяется непосредственно получателем ренты как управомоченным субъектом и направлена на недопущение (уменьшение) его убытков в связи с неисполнением договора.

Передача плательщиком рентного капитала в собственность нескольких лиц и (или) его раздел между ними дает получателю право требовать выкупа ренты. В данном случае плательщиком ренты не допущены никакие нарушения прав получателя, поскольку он вправе как собственник распоряжаться принадлежащим ему имуществом (статья 586 ГК РФ), но требование о выкупе может быть заявлено получателем. В этой ситуации требование получателя о выкупе ренты является допустимым в силу закона односторонним изменением договора (пункт 2 статьи 450 ГК РФ). Факт появления множественности лиц на стороне рентного должника (плательщика) является основанием для одностороннего изменения договора по требованию рентного кредитора (получателя).

Все изложенное выше относится только к договору постоянной ренты, указанная разновидность рентного договора действует бессрочно и в какой-то момент может стать неприемлемой для одной из сторон в силу причин фактического, экономического или правового характера.

Если в рамках договора постоянной ренты выкуп может рассматриваться как одностороннее изменение договора или как мера оперативного воздействия, то в рамках договора пожизненной ренты законодатель предусматривает возможность выкупа лишь в случае существенного нарушения договора, приравнивая такого рода выкуп к расторжению договора (пункт 2 статьи 450 ГК РФ). Последствием такого расторжения будет, в отличие от общего правила, предусмотренного п.5 ст.453 ГК РФ, не возмещение убытков, а уплата выкупной цены, которую можно рассматривать как альтернативную неустойку.

В статье 605 ГК РФ законодатель вновь возвращается к понятию "прекращение договора". В случае существенного нарушения плательщиком ренты своих обязательств по договору пожизненного содержания с иждивением допускается возврат рентного капитала или выплата выкупной цены, которая не подлежит уменьшению на сумму расходов, понесенных плательщиком, и выступает здесь как цена (денежный эквивалент) имущества переданного под выплату ренты. Стоимость имущества, переданного под выплату ренты (выкупная цена), является в данном случае штрафной неустойкой.

Регулирование рентных отношений нормами смежных, отраслей права.

В целях уяснения правовой природы рентных отношений, автором был проведен сравнительно-правовой анализ рентных отношений и таких институтов гражданского права, как завещательный отказ и завещательное возложение, а также понятия "содержание" в семейном праве, который позволил сделать вывод о регулировании рентных отношений нормами смежных, отраслей права. В первую очередь это касается практических проблем существования рентных правоотношений в случае смерти одного из участников, возникающие в связи с этим вопросы наследования имущества, составляющего рентный капитал, а также обязанности по уплате рентных платежей.

Так как в названии договора постоянной ренты есть указание на бессрочность (постоянность) соответствующих договорных обязательств, вполне логично предположить, что право на получение ренты может быть передано по наследству. Однако в литературе справедливо ставится вопрос о судьбе обязательства по выплате рентных платежей в случае отсутствия у получателя ренты наследников (как по завещанию, так и по закону), либо отказа последних от принятия наследства. В этом случае государство не может выступать в качестве получателя ренты.

В литературе высказывается мнение, что в рассматриваемом случае обязательство по выплате рентных платежей прекращается смертью получателя постоянной ренты по основанию, предусмотренному статьей 418 ГК РФ. На мой взгляд, с данным мнением нельзя согласиться, поскольку вышеуказанная норма применяется лишь к обязательствам, исполнение которых не может быть произведено без личного участия должника либо иным образом, связанным с личностью должника. Предусмотренная же законодателем в общем виде возможность наследования права на получение постоянной ренты лишает возможности отнести такие обязательства к упоминаемым в названной норме. Именно поэтому обязательство по выплате постоянной ренты, а соответственно, и рентный договор в целом, может быть прекращено лишь по основанию, предусмотренному статьей 408 ГК, надлежащим исполнением, в качестве

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Договоры ренты в гражданском праве России". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 702

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>