Дипломная работа на тему "Договор финансовой аренды (лизинга)"

ГлавнаяГосударство и право → Договор финансовой аренды (лизинга)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Договор финансовой аренды (лизинга)":


Введение

Актуальность темы исследования. Утверждение основ правового государства является основной целью правового прогресса России. Деятельность правового государства основывается на строгом и точном соблюдении требований юридических предписаний. Для его создания недостаточно номинального провозглашения, оно должно сложиться как система гарантий от бесконтрольного административного вмешательства в общественные отношения при достаточно высокой степени их правовой регламентации. Такое г осударство – это, прежде всего реальный режим господства права, направленный на регулирование общественных отношений и достижение на нормативной основе стабильности во всех сферах, в том числе в гражданском обороте.

Сложность регулирования группы лизинговых отношений обусловлена необходимостью соблюдения ряда принципов: равенства, автономии воли, самостоятельности и имущественной ответственности участников, поскольку данные положения составляют основное содержание договора. В современных условиях особое значение приобретает проблема обеспечения устойчивости договорных (в том числе лизинговых) отношений, которая может быть достигнута путем четкого и стабильного правового регулирования.

Г осударство, играя в значительной степени роль регулятора лизинговых отношений, должно учитывать, что действенность права во многом определяется следующими факторами:

1)  соответствием содержания нормативно-правового акта требованиям норм нравственности, обычаев делового оборота, уровню правовой культуры и правового сознания;

2)  стабильностью действующего законодательства и единообразием его применения;

3) соответствием правовых норм, требований социально-экономическим закономерностям развития общества;

4) правильностью и полнотой отражения в нормативно-правовых актах сущности лизинговых отношений.

Развитие рыночных отношений, обращение участников гражданского оборота к лизингу как к одному из наиболее эффективных и перспективных нетрадиционных источников финансирования вызвали необходимость определения правовой базы лизингового рынка.

Практика применения лизинга в современной России расширяется и принимает все более четкие организационные и правовые формы, создаются необходимые нормативно-правовые, методические, организационно-экономические предпосылки деятельности субъектов лизинга. В действующие нормативные акты вносятся изменения и дополнения. Так, принятый осенью 1998 года Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – ФЗ «О лизинге») содержал многочисленные неточности, ряд его положений противоречил ГК РФ. Указанное явилось основной причиной внесения в феврале 2002 года изменений и дополнений в данный Закон. Претерпели изменение и другие нормативные акты, касающиеся лизинговой деятельности. Например, в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 г. №128‑ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» деятельность по финансовой аренде исключена из списка видов деятельности, подлежащих лицензированию[1].

Степень научной разработанности темы. Проблема правовых основ лизинговых отношений привлекает внимание ученых и практиков, представителей правовых и экономических наук. До последнего времени исследованию правового регулирования лизинговых отношений были посвящены отдельные главы, параграфы в трудах ученых-цивилистов[2]. Исследования в основном были направлены на анализ исторического развития лизинга и характеристику классических лизинговых отношений. Развитие нормативно-правовой базы способствовало появлению ряда монографий, научно-практических работ[3]. В периодической печати публикуются материалы о правовых особенностях конструкции договора лизинга.

Различные аспекты данной темы разработаны в трудах ученых-цивилистов и экономистов: М. И. Брагинского, Ю. Е. Булатецкого, Л. Ю. Василевской, В. В. Витрянского, В. Д. Газмана, В. А. Горемыкина, В. А. Егиазарова, В. В. Залесского, Б. Д. Завидова, А. А. Иванова, Е. В. Кабатовой, Г. М. Мелкова, Е. А. Павлодского, Л. Н. Прилуцкого, Б. И. Пугинского, Ю. А. Серковой, А. П. Смирнова, Е. А. Суханова, Ю. К. Толстого, Д. Ю. Шестакова, Е. Н. Чекмаревой, В. Ф. Яковлева и др.

Целью исследования является проведение анализа договора лизинга как комплексного правового явления, перспектив развития правового регулирования данной группы отношений, анализ правовых основ лизинга в России и выработка предложений по совершенствованию законодательства.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов под заказ в Новокузнецке и в других городах России.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

1) рассмотреть различные нормативно-правовые подходы к определению лизинга;

2)  исследовать источники права, направленные на регулирование лизинговых отношений в России и зарубежных странах, и определить пути совершенствования российского лизингового законодательства;

3)  выделить основные черты договора финансовой аренды и отношений сторон, возникающих из него, закрепленных в действующих нормативно-правовых актах, дать характеристику правовой конструкции договора лизинга.

Объектом исследования выступает совокупность урегулированных нормами права общественных отношений, возникающих между субъектами договора лизинга.

Предмет исследования законодательство России о лизинге; процесс формирования, развития и совершенствования российского законодательства о лизинге; особенности нормативно-правового регулирования лизинга и противоречия в механизме его функционирования.

Методологическая основа исследования. При определении методов исследования автор исходил из сложности изучаемого предмета, равнозначности составляющих его элементов и неоднородности анализируемых национально-правовых систем. В связи с этим методологическую основу исследования составляют общенаучные, частные и специальные методы, в том числе сравнительно-правовой и диалектический методы, методы категориального, логического, формально-юридического и историко-правового анализа, конкретно-социологический и другие методы исследования.

Использование сравнительно-правового метода исследования позволило автору выделить исходные начала и универсальные принципы правового регулирования лизинга. Благодаря конкретно-социологическому методу и методу историко-правового анализа дана характеристика «правовой эволюции» договора лизинга и выделены оптимальные черты правовой конструкции данного договора, лизинг представлен как динамично развивающееся явление.

Механизм правового регулирования лизинговых отношений, взаимосвязь и взаимообусловленность правовых норм, применение и толкование их судебными органами позволил раскрыть системно-структурный метод.

Структура работы. Структура работы направлена на наиболее полное раскрытие выбранной темы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

1. Правовые аспекты лизинга 1.1 Сущность лизинга: историко-правовая характеристика

Изучение каждого явления, процесса требует достаточного обоснования в историческом и понятийном аспектах. Такой подход позволяет глубже понять его истоки, причины возникновения и развития, а также существенные признаки. Появление и развитие конкретных явлений жизни общества влечет необходимость отражения его в праве. При принятии нормативных актов в них должна быть отражена сущность предмета (объекта). Данное положение относится и к лизингу.

Под категорией сущности в философии понимается смысл явления, то, что оно есть само по себе, в отличие от всех вещей и явлений и в отличие от изменчивых состояний явления, которые возникают или могут возникнуть под влиянием тех или иных обстоятельств[4]. Познание сущности сопровождается переходом от описания к объяснению явления, раскрытию его причин и оснований; сущность имеет место в вещи и через вещь, «как ее общее главное свойство, как ее закон». Сущность лизинга выражается в тех отношениях, которые возникают между субъектами лизинговой сделки: лизингодателем, лизингополучателем и продавцом имущества. Определение сущности лизинга с позиций одного из его субъектов приводит к подмене понятия сущности лизинга как единого целого какой-либо из форм его проявления[5].

Для лучшего понимания сути лизинга в современном значении необходимо выяснить, каковы были первоначальные условия возникновения лизинга. Сложность отношений, складывающихся в связи с лизингом, обусловливает существование нескольких точек зрения на сущность и происхождение лизинга. Представители первого направления считают, что все экономико-правовые отношения, связанные с лизингом, относятся к новому или новейшему периоду истории хозяйственных взаимоотношений. Такого мнения придерживается, например, Э. Э. Коган, который считает, что лизинг возник в США в 50‑е гг. XX в. и очень быстро распространился в странах Западной Европы и особенно в Японии[6]. К. Г. Сусанян указывает, что «лизинг» вошел в употребление в последней четверти прошлого столетия, когда в 1877 г. телефонная компания «Белл» приняла решение не продавать свои телефонные аппараты, а сдавать их в аренду[7].

Представители второго течения полагают, что арендные (лизинговые) отношения известны со времен Древнего мира. По мнению историков экономических отношений, арендные (лизинговые) отношения были известны во времена, предшествующие IV в. до н. э. Они заключались еще в древнем государстве Шумер и датируются примерно 2000 г. до н. э[8]. Английский историк Т. Кларк, на которого ссылается Е. В. Кабатова, обнаружил несколько положений о лизинге в Законах Хаммурапи, принятых между 1775–1750 гг. до н. э. Статьи обстоятельно и скрупулезно рассматривали все случаи аренды (особенно это касалось недвижимости, в первую очередь садов и полей) и нормы арендной платы[9]. Историки утверждают, что император Юстиниан I (483–565 гг.), осуществивший кодификацию римского права, отразил лизинговые отношения в известных Институциях как в договорном, так и вещном праве.

Однако экономисты, о чем свидетельствуют научные труды, источники, часто находят лизинг во всех исторических документах, в которых речь идет об имущественном найме (аренде), т. е. лизингом называют комплекс имущественных отношений, связанных с владением на ином праве, нежели право собственности[10]. Такие утверждения основаны на неправильном понимании сущности и содержания договора лизинга.

По заключению австрийского экономиста В. Хойера, идея лизинга смогла пробить себе дорогу не сразу, прежде всего из-за существующих предрассудков. Однако хорошие результаты при сравнении этой формы с кредитным финансированием, а также активная пропаганда преимуществ лизинга обеспечили ему признание в экономике[11]. Развитие экономических отношений предопределило заинтересованность производителей техники и оборудования в том, чтобы получить необходимое финансирование изготовления своей продукции.

Важным этапом для развития арендного бизнеса стало применение во время Второй мировой войны правительством США так называемых контрактов с фиксированной рентабельностью (cost-plus contract). В большинстве контрактов правительственным подрядчикам позволялось устанавливать определенный уровень доходности по отношению к издержкам, что давало возможность восстановить им издержки на оборудование, приобретенное для конкретного правительственного проекта.

В это же время стал быстро наращивать темпы лизинговый бизнес, связанный с транспортными средствами. Первый пример автомобильного лизинга относится к 1918 г. 15. Г. Форд в 30‑е г. XX в. эффективно использовал аренду для расширения сбыта своих автомобилей. Однако «законным отцом» автомобильного лизингового бизнеса считается З. Фрэнк первым предложивший в начале 40‑х гг. XX в. долгосрочную аренду автомобилей. До сих пор транспортный лизинг является наиболее распространенным и часто используемым в предпринимательской деятельности.

Однако настоящая революция в арендных отношениях произошла в Америке в начале 50‑х гг. XX в., когда в аренду стали массово сдавать средства производства, технологическое оборудование, машины, механизмы, суда и т. д. Правительство США оперативно разработало и реализовало государственную программу его стимулирования. В настоящее время доля лизинга в инвестициях США составляет 25%[12]. По утверждению В. Хойера, первым акционерным обществом, для которого лизинговые операции стали основным видом деятельности, является созданная в 1952 г. в Сан-Франциско известная американская компания «United States Leasing Corporation»[13] (позднее – «United States Leasing International»). Лизинговые операции довольно быстро пересекали границы США. Следовательно, появилась необходимость развития международного лизинга и открытия филиалов в других странах (прежде всего в Канаде в 1959 г.).

За короткий период лизинг в США превратился в один из важнейших инструментов финансирования экономической жизни в целом и воспринимался не только как форма реализации готовой продукции, но и как противовес обострившейся конкуренции на внутренних и внешних рынках[14]. Коммерческие банки США начали принимать непосредственное участие в лизинговых операциях в начале 60‑х гг. XX в., что дало новый толчок к их развитию. Банкам было разрешено учреждать дочерние филиалы для сдачи в аренду оборудования, а затем и недвижимости.

На западноевропейском рынке первые лизинговые компании были зарегистрированы в конце 50‑х – начале 60‑х гг. XX в., но их быстрому развитию препятствовала неопределенность их статуса с правовой точки зрения. Вследствие правового закрепления лизинга в странах Западной Европы в 60‑х – 70‑х гг. XX в. значение лизинга в области планирования и финансирования возросло.

Во Франции первая лизинговая компания появилась в 1957 г. Она называлась SEPAFITES (с 1962 г. – Locafrance) и занималась лизингом промышленного оборудования. Первое соглашение компания подписала 22 февраля 1961 г., т. е. на 5 лет раньше, чем был принят Закон о лизинге (1966 г.).

В Англии лизинг получил интенсивное развитие после введения в 1970 г. налоговых льгот. Суть их заключалась в том, что компании могли вычитать 100% инвестиций из налогооблагаемой прибыли в году, в котором они производились. Конечно, налоговая инвестиционная льгота не была безвозмездной. Она возвращалась обратно через налоги на арендные платежи, но, тем не менее, представляла собой беспроцентную ссуду, равную 52% стоимости имущества, что отражалось и на стоимости лизинга для арендатора. В 1984 г. правительство Англии приняло решение о том, что корпорационный налог будет снижен с 52 до 35% к апрелю 1986 г., а 100%-ная льгота первого года будет заменена 25% регрессивной льготной (25% остатка – во второй год и т. д.). Так как корпорационный налог сокращался постепенно, изменения особенно не сказались на развитии лизинга. Между тем часть налоговых льгот сохранилась. Так, в течение первого года арендные платежи не облагаются налогом, что очень выгодно для лизингополучателей.

В Германии лизинговая компания «Locallease Mietfmanzierung GmbH» с уставным капиталом в 1 млн. марок была учреждена в 1962 г. Необходимо отметить, что в германскую ассоциацию лизинговых компаний входят компании, образованные и до 1962 г., но ранее они не занимались лизинговыми операциями. Доля лизинга в общем объеме инвестиций в Германии составляет 15%[15].

В начале 60‑х гг. XX в. лизинговый бизнес получил свое развитие на Азиатском континенте. В Японии за 1981–1990 гг. объем этих сделок имел шестикратный рост и достиг 64 млрд. долларов. Характерно, что в эти годы ни одна отрасль японской экономики не имела такой динамики роста. Япония через лизинг решает, в числе прочих задач, проблемы торгово-политического и валютного характера. Так, в 80‑е гг. прошлого века японские лизинговые компании при поддержке государственных органов приобрели в США и Западной Европе множество реактивных пассажирских лайнеров и сдали их в аренду западноевропейским фирмам[16]. Как мы видим, наряду с коммерческими задачами лизинг сыграл роль сокращения дисбаланса в торговле с США и Западной Европой, который создавал для Японии трудности торгово-политического характера и сдерживал ее экспорт. Одновременно японская сторона решила для себя проблему освобождения от избыточных запасов иностранной валюты.

В нашей стране развитие лизинга можно условно можно разделить на три этапа. Первый ограничивается концом 80‑х гг. XX в., когда существовала государственная монополия на внешнеторговые сделки, а коммерческие предприятия не имели свободного доступа к иностранной валюте для оплаты импортного оборудования, транспортных средств. С понятием «лизинг» в СССР познакомились во время Второй мировой войны, в 1941–1945 гг. по lend-lease поставлялась американская техника. Лизинг фиксировался в соглашениях с иностранными фирмами как аренда на срок соответствующего имущества с сохранением права собственности за арендодателем.

По мнению Е. Н. Чекмаревой, К. Г. Сусанян, в России лизинг действовал до начала 90‑х гг. XX в. в сравнительно небольших масштабах и лишь в международной торговле. В конце 50‑х тт. XX в. напрокат давали легковые машины, правда, это продолжалось не долго. Тем не менее, прокат, как отмечает Е. Н. Чекмарева, по своей сущности близок к оперативному лизингу[17].

В конце 60‑х – начале 70‑х гг. XX в. организациями Министерства путей сообщения СССР и Министерства гражданской авиации СССР были предприняты попытки применить лизинговую схему при долгосрочной и среднесрочной аренде средств транспорта. В этот период лизинг рассматривался советскими организациями прежде всего как одна из форм приобретения или реализации такого оборудования.

На втором этапе (конец 80‑х гг. XX в. до 1995 г.) внешнеторговые предприятия получили право выхода на внешний рынок, в связи, с чем у них появился источник валюты. Перевод предприятий на арендные отношения и перестройка банковской системы, создание коммерческих и кооперативных банков явились стимулом к развитию лизинга. Данный период характеризовался: 1) созданием специализированных лизинговых компаний; 2) превращением их в универсальные финансовые структуры, причиной чего был значительный спад производства и глубокий инвестиционный кризис; 3) отсутствием специального законодательства, что обусловливало низкую эффективность лизинговых операций и сводило их к обычной аренде.

В октябре 1994 г. была создана Российская ассоциация лизинговых компаний – «Рослизинг». В 1994 г. «Рослизинг» стал корреспондентским членом Европейской федерации ассоциаций лизинговых компаний «LEASEUROPE».

Третий этап развития лизинга начался во второй половине 1995 г. В этот период появился ряд регламентирующих законодательных актов (прежде всего Гражданский кодекс РФ). Жесткая политика подавления инфляции привела к дефициту денег в экономике. Лизинг получает государственную поддержку в виде налоговых льгот, которые становятся стимулом для его развития, поиска новых источников инвестиций в экономику и нетрадиционных форм финансирования.

Во многом на развитие лизинга повлияли изменения экономических условий, а именно: недостаток оборотных средств, обострение конкуренции; уменьшение прибыли предприятий, ограничивающее их возможности для расширения производства; содействие развитию лизинговых операций со стороны правительственных и финансовых органов в интересах стимулирования экономического роста и, в частности, роста инвестиций. В обоснование правильности нашего утверждения, сошлемся на мнение А. А. Филатова, который считает, что причиной стремительного развития лизинга в западных странах являются заложенные в нем потенциальные возможности для всех участников рынка[18]. С ростом технического прогресса инвестиционные потребности народного хозяйства могут в полной мере удовлетворяться только при условии использования традиционных и нетрадиционных каналов финансирования. При этом не только происходит смешение приоритетов в источниках (например, в перспективе должен увеличиться удельный вес собственных предприятий и организаций), но и появляются потребности в принципиально новых каналах финансирования[19].

Устойчивый рост лизинговых операций в последнее десятилетие во многом обусловлен его функциями. Функция есть «внешнее проявление свойства какого-либо объекта в данной системе отношений[20]. Функции производны от сущности: они ее выражают, и показывают, как, каким образом реализуется общественное назначение того или иного явления. Применительно к лизингу функции означают проявление его сущности и специфические способы выражения присущих ему свойств в действии. В хозяйственной деятельности лизинг выполняет такие основные функции, как финансовая, производственная, сбытовая. Наиболее наглядно выражена в современных условиях финансовая функция лизинга, позволяющая рассматривать лизинг как форму вложения средств в основные фонды в дополнение к традиционным каналам финансирования.

Лизингополучатель освобождается от единовременной полной оплаты стоимости имущества, что выгодно отличает лизинг от обычной купли-продажи или кредита.

Для лизингодателя лизинг – выгодный способ вложения капитала, позволяющий ему достаточно эффективно размещать свободные денежные активы. Инвестирование в форме имущества в отличие от денежного кредита снижает риск невозврата средств и по оценкам рисков является более обеспеченной формой вложения средств. Предприниматели рассматривают лизинг как наиболее надежный вид кредитования, поскольку при нем четко прослеживается целевое назначение кредита[21]. И хотя в целом лизинг продолжает оставаться финансированием через аренду, формы его реализации заметно диверсифицировались и обогатились разностепенными сочетаниями с традиционными формами финансирования[22].

Выгода лизинга для продавца состоит в возможности сразу получить полную стоимость оборудования за счет лизингодателя. Указанное позволяет сделать вывод о том, что сущность лизинга как сферы экономических отношений и его общественное назначение проявляются, прежде всего, с помощью финансовой функции.

Использование лизинга как одного из прогрессивных методов материально-технического обеспечения производства, открывающего доступ к передовой технике в условиях ее быстрого морального старения, выражает его производственную функцию. Мировой опыт свидетельствует, что бурному развитию лизинга способствует ускорение темпов научно-технического прогресса. Лизинг дает возможность использовать в производственной деятельности не только какое-либо отдельное оборудование, но и целые укомплектованные производства. При передаче имущества в лизинг пользователь приобретает определенный набор услуг – от технического обслуживания до услуг по страхованию, маркетингу, обеспечению сырьем, рабочей силой и др. Благодаря таким чертам лизинга, как оперативность и гибкость, пользователь получает возможность удовлетворять свои производственные потребности, связанные с сезонным характером работ (сельское хозяйство, перерабатывающие отрасли, строительство).

Таким образом, благодаря производственной функции лизинга лизингополучатель решает свои производственные задачи посредством временного использования, а не приобретения машин и оборудования в собственность.

Не менее важна и такая функция лизинга, как сбытовая. Она имеет значение в том случае, если к лизингу прибегают в целях расширения круга потребителей и завоевания новых рынков сбыта. С помощью лизинга в число потребителей вовлекаются те предприятия, которые либо не имеют финансовых возможностей приобрести оборудование в собственность, либо в силу особенностей производственного цикла не нуждаются в постоянном обладании им. Для продавца лизинг привлекателен именно возможностями диверсификации предложения: лизинговый рынок непрерывно вовлекает в свою орбиту все более широкий круг предметов.

Все изложенное свидетельствует о неоднозначности лизинговых операций. Сложность отношений по лизингу порождает множество противоречий в определении его сущности как реального явления жизни. При этом необходимо учитывать, что лизинг представляет собой не набор каких-либо отдельных частей, элементов, признаков или качеств, а единое целостное явление, развитие которого во многом было обусловлено экономическими условиями. Для России лизинг является заимствованным из зарубежной законодательной и договорной практики институтом, сущностные черты которого позволили занять ему достойное место.

1.2 Юридическая природа договора лизинга

Появление и дальнейшее развитие конструкции лизинга в действующем российском законодательстве имеет огромное значение для подъема экономики нашей страны, поскольку надежное правовое обеспечение лизинговых отношений – гарантия успешного развития лизингового бизнеса. Как на Западе, так и в России начальный этап внедрения лизинга показал, что этот процесс пойдет успешно только в условиях высокого уровня правового обеспечения лизинговых отношений. Вопрос о юридической природе договора лизинга и его отграничении от других договоров всегда вызывает дискуссии в кругах, как ученых, так и практиков[23]. Несмотря на это в России разработан официальный подход к трактовке юридической природы договора лизинга, признающий лизинг разновидностью договора аренды. Поэтому вопрос о юридической природе требует дополнительного исследования. Однозначность законодательной позиции не исключает, тем не менее, многозначности подходов, встречающихся в литературе и свидетельствующих о сложности достижения компромисса по данной проблеме. Например, Е. В. Кабатова в этой связи пишет: «Дальнейшее развитие лизинга, особенно в международной сфере, может привести к появлению новых теорий и концепций. Поскольку разговор оприроде лизинга еще далек от завершения». Более того, она указывает, что «взаимоотношения изготовителя и пользователя составляют одно из главных отличительных свойств лизинга, его особенность и сложность… Эти отношения нельзя квалифицировать ни как представительство, ни как поручительство, ни как трехстороннюю сделку с участием изготовителя, лица, предоставляющего оборудование в пользование, и пользователя… И все же доктрина пытается использовать перечисленные институты для объяснения характера взаимоотношений между изготовителем и пользователем»[24].

Правовая регламентация в России также определяет договор лизинга как договор, в соответствии с которым арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность арендатором (лизингополучатель) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование.

Говоря об основной сути лизинговых отношений, следует иметь в виду не их арендный характер, а обязательственную связь трех субъектов, возникающую в результате приобретения лизингодателем в собственность у продавца имущества для предоставления его во временное владение и пользование лизингополучателю за определенную плату. Кроме того, неточным представляется сравнение договора лизинга с иными разновидностями аренды с позиций одинаковой степени отклонения от основной сущности договора аренды. Если особенности таких разновидностей аренды, как прокат, аренда транспортных средств и т. п., действительно являются подтверждением наличия некоторой степени их отклонения от картины типичных арендных отношений с сохранением в целом соответствия основной сущности этих отношений, то специфические черты договора лизинга – являют собой подтверждение отсутствия такого соответствия[25].

На наш взгляд, лизинг представляет в праве нечто большее, чем просто механическое соединение нескольких традиционных юридических конструкций. Следует признать, что лизинг сочетает в себе элементы, имеющие определенное сходство с другими гражданско-правовыми институтами. Однако существенным является именно то, что эти элементы лишь имеют сходство с другими, но не тождественны иным конструкциям, и, в первую очередь потому, что лизинг осложнен дополнительным элементом, третьим участником отношений – продавцом сдаваемого в лизинг имущества, с которым лизингополучатель, не состоя в договорных отношениях, в ряде случаев вступает в непосредственные отношения в связи с приобретением у этого продавца лизингодателем имущества для сдачи его в лизинг.

Таким образом, рассмотрение договора лизинга в качестве чисто механического соединения договоров не соответствует его сущностным чертам, независимо от количества договоров, которые в этот конгломерат включены.

Достаточно распространена точка зрения, согласно которой лизинг трактуется как многосторонняя сделка (трехсторонний договор), в которой участвуют продавец, лизингодатель, лизингополучатель, причем каждый имеет свои права и несет свои обязанности. Этот подход нашел отражение в Оттавской конвенции[26].

В нашей стране есть сторонники этого подхода. В частности, Е. А. Суханов рассматривает лизинг как самостоятельную разновидность обязательств по передаче имущества в пользование, который, однако, «в отличие от обычной аренды, предполагает участие в данных отношениях не только арендодателя и арендатора, но и третьей стороны – изготовителя (поставщика) оборудования, с которым и арендодатель, и арендатор могут вступать в непосредственные отношения»[27]. Признавая, что в лизинге участники последовательно связаны между собой двумя и более отдельными договорами, Е. А. Суханов, как и авторы Оттавской конвенции, считает, что арендатор получает право требования от изготовителя (поставщика) исполнения его обязанностей перед арендодателем, «как если бы тот являлся стороной этого соглашения и как если бы оборудование поставлялось непосредственно пользователю» (п. 1 ст. 11 Конвенции). Таким образом, «в финансовом лизинге друг с другом одновременно связаны фактически все три стороны (участники) и любое из возникающих здесь договорных обязательств можно представить как обязательство с участием третьего лица»[28].

Р. Джурович считает, что «…наряду с возможным теоретическим разделением и расчленением лизинговой сделки можно по праву подчеркнуть то обстоятельство, что лизинг представляет собой единое хозяйственное долговое отношение, а тем самым и одно специфическое правовое отношение – договор современного международного права»[29].

Е. А. Павлодский также высказывает мнение, что «классический договор финансовой аренды связывает трех лиц: продавца (изготовителя) имущества, его приобретателя – арендодателя и арендатора»[30].

Далее он отмечает: «И хотя участники финансовой аренды связаны между собой не одним, а, как правило, двумя договорами, оба договора взаимосвязаны: арендатор не находится в договорных отношениях с продавцом имущества, однако наделен по отношению к нему рядом прав и обязанностей»[31].

А. А. Иванов отмечает, что лизинг следует трактовать как двустороннюю (а не многостороннюю) сделку, неразрывно связанную с договором купли-продажи. Участники многосторонних договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому, что как раз и характеризует многостороннюю сделку[32].

В. С. Мартемьянов представляет лизинг следующим образом: когда лизингодатель берет на себя обязательства по предоставлению имущества, он может предоставлять его «не из своего парка непосредственно, а на основе заключаемых с изготовителями договоров об изготовлении и поставке таких предметов в адрес арендатора»[33]. Таким образом, возникает модель, схожая с возложением исполнения обязательства на третье лицо – ответственным за предоставление предмета лизинга остается лизингодатель.

В. В. Витрянский подверг критике положения о лизинге как о многосторонней сделке. По его мнению, «с точки зрения общей цели, общего регулирования указанных правоотношений, мы действительно можем говорить о ее равноценных участниках (субъектах), называя среди них, наряду с лизингодателем и лизингополучателем, и продавца лизингового имущества. Но когда дело касается рассуждений о правовой природе договора лизинга… речь может идти только об одном договоре, а именно: о договоре, заключенном между лизингодателем и лизингополучателем, по которому лизинговое имущество передается последнему во временное, срочное и возмездное пользование»[34].

Как известно, под многосторонним договором понимается соглашение сторон, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения, гражданских прав и обязанностей. В отличие от двухсторонних договоров, которые совершаются по соглашению двух сторон (количество лиц может быть больше) и порождают различные, но связанные отношением юридической тождественности последствия для каждой из них, многосторонние сделки возникают по соглашению нескольких (множественности) лиц и порождают для каждого одинаковые юридические последствия. Особенность многосторонней сделки выражается в том, что каждый ее участник является самостоятельной стороной и имеет самостоятельную правовую волю. В связи с этим считаем, что имеются основания рассматривать лизинг в качестве многосторонней сделки.

По одной из теорий (в основном во французской доктрине), лизинг рассматривается как договор в пользу третьего лица – изготовитель и лизинговая компания заключают договор в интересах пользователя. Если сравнить этот договор с договором лизинга, то мы можем убедиться, что пользователь действительно не участвует в договоре купли-продажи между первоначальным собственником оборудования – продавцом и лизинговой компанией, а лишь использует его результаты, отношения между лизингодателем и лизингополучателем оказываются за его пределами. В центре внимания этой правовой конструкции оказывается договор купли-продажи как таковой, а не сам договор лизинга, что приводит к одностороннему освещению отношений, складывающихся при лизинге, и юридически неточной понимании сущности этих отношений.

Некоторые исследователи отмечают сходство в распределении прав и обязанностей между сторонами в рассматриваемом договоре и при узуфрукте[35]. И в том и в другом случае вещь передается собственником другому лицу, к нему же переходят почти все права и обязанности, связанные с этой вещью.

Изучение и анализ рассмотренных концепций и сущности лизинговой сделки позволяет сделать вывод о правильности второго подхода к оценке юридической природы лизинга, базирующегося на том, что лизинговые отношения соответствуют принципиально новому типу отношений, что означает невозможность всесторонней регламентации ни одним из традиционных институтов гражданского права. Сторонниками второго подхода к оценке юридической природы договора лизинга являются такие авторы, как Е. В. Кабатова[36], Е. В. Павлодский[37]. Вместе с тем, как нам представляется, сам по себе вывод о самостоятельном характере договора лизинга не является завершением процесса исследования его юридической сущности. Настоящий вывод вызывает ряд серьезных вопросов: во-первых, анализ договора лизинга с точки зрения его соответствия сущностным чертам, присущим правовому институту; во-вторых, обоснование положения этого договора в системе обязательств; в-третьих, изучение и анализ его существенных условий и иных элементов.

Проведенный анализ позволяет сделать обоснованный вывод о том, что нормы, регулирующие договор лизинга, определяют его по существу как отдельный тип договора и объединяются в самостоятельное нормативно-юридическое образование – правовой институт, который представляет собой самостоятельный структурный элемент гражданского права как отрасли и в полной мере соответствует основным критериям понятия «правовой институт», сформулированным теорией права. Договор лизинга как самостоятельный правовой институт – это элемент системы права, представленный совокупностью правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений[38]. Договору лизинга свойственны сущностные черты, характеризующие всякий правовой институт. Во-первых, однородность предмета правового регулирования – лизинговые отношения, т. е. его предназначенность для регулирования самостоятельной, относительно обособленной группы имущественных отношений. Во-вторых, юридическое единство правовых норм, образующих единый комплекс, создающий особый, присущий лишь данному виду договорных отношений режим правового регулирования. В-третьих, обособление образующих его норм в структурных частях закона. В настоящее время данный вопрос решен путем выделения норм, регулирующих договор лизинга в качестве отдельного параграфа главы, посвященной аренде. Однако рассмотрение договора лизинга в качестве самостоятельного типа договора связано и с решением вопроса о месте договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств. Исходя из вышеизложенного, представляется целесообразным и обоснованным обособление указанных норм в отдельную главу, содержащую нормы о договоре лизинга как одном из договоров, относящихся в качестве самостоятельной договорной конструкции к обязательствам по передаче имущества в пользование, оформляющих юридически особую группу отношений, в рамках которых хозяйственные или другие потребности их участников удовлетворяются за счет временного перехода к ним соответствующих материальных благ[39]. Очевидно, что лизингу присущи все основные черты указанных обязательств: лизинговые отношения носят договорный характер, поскольку возникают на основании соглашения между его участниками; как большинство обязательств данной группы носит срочный характер; имеют особый предмет – индивидуально-определенные и не потребляемые вещи; лица, предоставляющие имущество, сохраняют право собственности на предмет обязательства. В-четвертых, полнота регулируемых отношений, т. е. обеспечение беспробельности правового обеспечения. Выделение лизинга как самостоятельного института обусловливает необходимость создания достаточно детальной нормативно-правовой базы для его регулирования. Вопрос этот в настоящее время решен отдельным нормативным актом – ФЗ «О лизинге». Следовательно, реализована основная функция настоящего правового института, состоящая в том, «чтобы в пределах своего участка общественных отношений данного вида… обеспечить цельное, относительно законченное регулирование»[40]. Вместе с тем в целях соблюдения юридической техники в § 6 главы 34 ПС РФ следует указать, что особенности отношений, складывающихся в случае заключения между сторонами договора лизинга, их права и обязанности определяются также ФЗ «О лизинге» (в настоящее время такая ссылка отсутствует). Подобное указание способствовало бы разрешению коллизии ряда норм, содержащихся в ГК РФ и ФЗ «О лизинге», что, в свою очередь, влияет на устойчивость договорных отношений сторон.

Таким образом, выделение договора лизинга в качестве самостоятельного правового института в системе гражданско-правовых обязательств основано на специфике опосредуемого этим договором материального отношения, и на особенностях юридических условий, объективно необходимых для образования данного договорного обязательства. В связи с этим убедительной выглядит позиция О. С. Иоффе: «…достаточно любой из двух названных предпосылок, чтобы соответствующие обязательства составили самостоятельный тип договора»[41].

Считаем необходимым отметить ряд положений, характеризующих правовое регулирование данной группы отношений в зарубежных странах. В странах континентальной Европы вопрос о юридической природе лизинга решается в основном на доктринальном уровне. В США и Англии отграничение лизинга от сходных институтов имеет непосредственный выход на практику. Осуществляется это путем нормативного определения критериев такого отграничения с целью четкости и ясности в сфере налогообложения. Лизинг дает возможность сторонам использовать налоговые льготы, поэтому такой подход становится вполне понятным и объяснимым.

Ссылка на зарубежный опыт решения проблемы разграничения лизинга и смежных правоотношений необходима вследствие того, что данная проблема может приобрести вполне обозначенные очертания и для российской практики лизинга, т. е. не исключена ситуация, которая имела место в ряде зарубежных стран, когда введение налоговых и амортизационных льгот повлекло многочисленные злоупотребления, выразившиеся в появлении огромного количества сделок лишь называвшихся лизингом. Ситуация может усугубиться за счет использования субъектами лизинга предоставленного им законом права выкупа предмета договора по истечении либо до истечения срока соглашения. Соответствующее право, закрепленное в ст. 624 ГК РФ, п. 1 ст19 ФЗ «О лизинге», будучи реализованными в части приобретения лизингополучателем имущества до истечения срока договора, является удобной возможностью для совершения под видом лизинга сделок купли-продажи дорогостоящих объектов, в целях неправомерного использования установленных законодательством льгот. Установление некоторого ограничения права выкупа может оказаться вполне целесообразным с точки зрения сроков: в договоре лизинга может быть предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю до истечения срока лизинга, но не ранее второй половины срока договора.

В этой связи особое значение приобретает выработка критериев, соответствие которым позволяло бы характеризовать отношения как лизинговые. Данные критерии могут быть сформулированы по аналогии с тем, как это сделано, к примеру, в п. 2 Оттавской конвенции;

а) лизингополучатель определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь в первую очередь на опыт и суждение лизингодателя;

б) оборудование приобретается лизингодателем в связи с договором лизинга, который (поставщик осведомлен об этом) заключен или должен быть заключен между лизингодателем и лизингополучателем;

в) периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования.

Исходя из официальной трактовки в России можно выделить следующие признаки договора лизинга:

1) наличие у лизингодателя цели финансирования, т. е. заключение договора лизинга с целью вложения денежных средств в имущество, которое затем будет сдано в лизинг, а лизинговые платежи, по сути, выступит превращенной формой дохода на вложенный капитал;

2) приобретение лизингодателем имущества, передаваемого в лизинг, после заключения договора аренды, причем по выбору лизингополучателя и, как правило, у указанного последним продавца (поставщика). В этом случае лизингодатель не несет ответственности за выбор предмета лизинга и продавца (поставщика);

3) использование лизингополучателем переданного в лизинг имущества для предпринимательских целей;

4) предоставление имущества по договору лизинга во временное владение и пользование лизингополучателя;

5) предмет лизинга приобретается лизингодателем у продавца только при условии уведомления последнего о передаче его в лизинг.

Таким образом, договор лизинга интегрирует разнородные по своей природе элементы. Среди них можно выделить в качестве составляющих элементы арендных отношений, купли-продажи, договоров об оказании услуг и т. д. Вместе с тем соединение в договоре лизинга элементов ряда регулируемых законодательством договорных конструкций сформировало особые свойства, качества и признаки, которые, на наш взгляд, отражают специфическую юридическую сущность данного договора. Правовая позиция российского законодателя, выражающаяся в особом выделении такого элемента как отношения, связанные с предоставлением имущества во временное владение и пользование, по нашему мнению, не отражает сущности данного договора и не обеспечивает достижения основной цели правового регулирования, выражающейся в формировании оптимальной юридической конструкции, позволяющей полно регулировать гражданско-правовые отношения особого вида – лизинговые отношения.

  2. Договор финансовой аренды (лизинга) 2.1 Заключение, изменение и расторжение договора финансовой аренды (лизинга)

В договоре лизинга по сравнению с традиционными кредитными операциями или внешнеторговыми контрактами купли-продажи сводится воедино значительно большее число условий, зависящих от конкретных участников сделки. Для лизинговых сделок характерна индивидуальность. Проведению лизинговых операций лизинговой компанией всегда предшествует большая организационная работа, целью которой является поиск лизингодателем потенциальных клиентов, заинтересованных в лизинге.

Важную роль играют изучение лизингового рынка, его основных тенденций, выявление спроса и предложения на определенные виды оборудования. При этом во внимание принимаются различные факторы, такие, как колебания рыночных цен на то или иное оборудование, пользующееся спросом, цены и тарифы на другие сопутствующие лизингу услуги (ремонт, техническое обслуживание), транспортные тарифы, электроэнергию и т. д. В своей деятельности лизингодатели стремятся специализироваться на лизинге для конкретных отраслей (например, для строительства, транспорта, каких-то видов промышленности, агропромышленного сектора, торговли).

Процесс заключения лизинговой сделки проходит обычно в строгой последовательности. Будущий лизингополучатель, исходя из своих потребностей, выходит на продавца нужного ему оборудования, делает запрос, получает коммерческое предложение и проводит переговоры, в ходе которых согласовывает с ним вопросы, связанные со сделкой, включая технические характеристики и качество оборудования, сроки достижения проектного уровня производительности этого оборудования, сроки поставки, монтажа, пусконаладочных работ, условия платежа и др.

Взаимоотношения сторон – лизингополучателя и лизингодателя – строятся на основе заявления, подаваемого лизингодателю лизингополучателем. Оно должно содержать техническое описание необходимого оборудования, его экономические параметры, наименование и реквизиты располагающего им продавца. В случае согласия лизинговая компания направляет поставщику заказ на поставку предмета сделки с согласованными условиями. После получения заказа продавец направляет лизингодателю подтверждение его получения, а после поставки оборудования лизингополучателю – счет в двух экземплярах с указанием своих реквизитов. Лизингодатель заключает с продавцом оборудования договор купли-продажи на предмет лизинга и получает право собственности на предмет лизинга.

Одновременно с заключением договора купли-продажи происходит юридическое оформление договора лизинга. Юридическая процедура заключения договора лизинга состоит из следующих этапов:

1)  лизингополучатель направляет оферту лизинговой компании с указанием существенных условий договора и срока заключения основного договора. По форме оферта может быть самой различной: письмо, телеграмма, факс, разработанный стороной, предлагающей заключить договор, проект такого договора и т. д. Направление оферты связывает будущего лизингополучателя. Связанность направления оферты означает, что в случае безоговорочного акцепта этого предложения его адресат автоматически становится стороной договорного обязательства. Такое особое состояние наступает с момента получения оферты лизингополучателем;

2)  лизингодатель рассматривает оферту и осуществляет ее акцепт. Он должен быть полным и безоговорочным. Лизингодателем может быть также послан ответ, содержащий согласие заключить договор на иных условиях, чем в оферте.

По срокам акцепта возможны три случая (ст. 440–443 ГК РФ): когда в оферте определен срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту, в пределах указанного в ней срока; когда в письменной форме не определен срок для акцепта, договор считается заключенным, если акцепт получен лицом, направившим оферту до окончания срока, установленного законом или иными правовыми актами, а если такой не установлен, в течение нормально необходимого для этого времени; когда своевременно направленное извещение об акцепте получено с опозданием, акцепт не считается опоздавшим, если сторона, направившая оферту, немедленно не уведомит другую сторону о получении акцепта с опозданием. Если сторона, направившая оферту, немедленно сообщит другой стороне о принятии ею акцепта, полученного с опозданием, договор считается заключенным;

3) получение акцепта стороной, направившей оферту. По результатам рассмотрения предложенных условий договора возможны три варианта ответа:

а) полный и безоговорочный акцепт (подписание договора без протокола разногласий). В этом случае договор будет считаться заключенным с момента получения лицом, предложившим заключить его, извещения об акцепте;

б) извещение об акцепте на иных условиях (направление стороне, предложившей заключить договор, подписанного экземпляра договора вместе с протоколом разногласий). Получение извещения об акцепте на иных условиях от стороны, обязанной заключить договор, дает право лицу, направившему оферту, передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда в течение 30 дней со дня получения извещения об акцепте оферты на иных условиях;

в) извещение об отказе от заключения договора. Оно имеет практический смысл при наличии обстоятельств, которые рассматриваются законодательством как обоснованные причины, являющиеся основанием к отказу от заключения договора.

В ряде случаев закон для стороны, обязанной заключить договор (например, в случае наличия предварительного договора), требует совершения определенных действий. Так, если ею получена оферта, то эта сторона в течение 30 дней со дня получения оферты должна совершить одно из указанных действий.

Уклонение от заключения договора может повлечь для стороны, в отношении которой установлена обязанность заключить договор, два вида юридических последствий: решение суда о понуждении к заключению договора, которое может быть принято по заявлению другой стороны, направившей оферту; обязанность возместить другой стороне убытки, причиненные уклонением от заключения договора, что также производится по решению суда в случае необоснованного уклонения от заключения договора.

При заключении договора лизинга стороны должны предварительно выбрать один их трех вариантов поведения после завершения сделки[42]. Первый вариант предполагает, что имущество «безвозмездно» передается лизингополучателю, т. е. без какой-либо платы сверх предусмотренных по договору платежей (по остаточной стоимости). Цена возможной покупки увеличивается в день внесения последнего лизингового платежа. Второй вариант – имущество возвращается лизингодателю и связанные с этим расходы осуществляются за счет лизингодателя либо за счет лизингополучателя. Третий – имущество реализуется третьему лицу и связанные с этим расходы распределяются между сторонами в определенном соотношении.

ГК РФ содержит ряд норм, устанавливающих определенный порядок изменения и расторжения договора:

1)  указанные действия должны быть совершены в той же форме, в которой был заключен договор;

2)  обязательным условием изменения или расторжения договора по решению суда является соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора непосредственно между сторонами.

В качестве общего правила установлена презумпция, в соответствии с которой основанием изменения или расторжения договора является соглашение сторон (ст. 451 ГК РФ), оформленное в письменном виде и подписанное сторонами. При этом любая договоренность между сторонами, влекущая за собой новые обязательства, не вытекающие из заключенного договора, должны быть оформлены в виде дополнений к договору.

Одностороннее изменение условий договора не разрешается, кроме следующих случаев:

1)  когда другой стороной нарушены условия договора и эти действия могут быть квалифицированы как существенные нарушения, влекущие для контрагента такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора;

2)  существенного изменения обстоятельств. В соответствии со ст. 4 51 ГК РФ изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Данное определение носит абстрактный характер. Вместе с тем ГК РФ содержит определенный ориентир: для того чтобы какое-то изменение обстоятельств, связанных с конкретным договором, было отнесено к категории существенных и тем самым достаточных для изменения или расторжения договора на основании решения суда по иску одной из сторон, требуется наличие одновременно четырех условий:

а) убеждения сторон в момент заключения договора, что существенных изменений не произойдет;

б) изменение обстоятельств должно быть вызвано причинами, которые заинтересованная сторона была не в состоянии преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота, т. е. невиновность заинтересованной стороны в том, что своевременно не устранены причины, вызвавшие изменение обстоятельств;

в) без внесения изменений баланс существенных интересов нарушается, как если бы были нарушены условия договора другой стороной;

г) отсутствие в договоре пункта, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, может служить основанием его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа отношений.

Следовательно, изменение существенных положений договора возможно в исключительных случаях, когда обстоятельства изменились настолько, что, если бы стороны предвидели это, они не заключили бы такой договор (ст. 450–453 ГК РФ).

По отличительным чертам и своему характеру существенно изменившиеся обстоятельства очень напоминают непреодолимую силу. Однако имеется значительное отличие: существенные изменения обстоятельств не влекут за собой невозможность исполнения обязательств, возникших из договора, напротив, возможность его исполнения во всех случаях должна присутствовать, но его исполнение значительно нарушило бы баланс интересов сторон.

Изменения договора в связи с изменением обстоятельств судом допускаются также, когда расторжение его противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, превышающий затраты, необходимые при исполнении договора на измененных условиях.

Прекращение договора происходит в случаях, предусмотренных законодательством (в том числе гл. 26 и 29 ГК РФ, ст. 617, 619, 620 ГК РФ и ФЗ «О лизинге»). Самой благоприятной для сторон является ситуация, когда действие договора прекращается с истечением срока. С окончанием срока договора при условии уплаты лизингополучателем лизингодателю всех предусмотренных договором платежей сделка считается завершенной.

Смена собственника лизингового имущества не влечет прекращения договора лизинга, даже если его заключение было обусловлено личными качествами арендатора (п. 1 ст. 617 ГК РФ).

При ликвидации юридического лица (лизингодателя или лизингополучателя) договор лизинга прекращается безоговорочно.

Нормы ГК РФ, регламентирующие вопросы досрочного расторжения гражданско-правовых договоров, в том числе договора лизинга, можно разделить на две группы: нормы, регламентирующие расторжение договора в судебном порядке и внесудебное расторжение договора. В связи с тем, что договор лизинга отнесен законодателем к виду договора аренды, то при анализе оснований расторжения договора нами будут проанализированы общие положения расторжения договоров и расторжения договора аренды.

В соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Согласно ГК РФ, основаниями для досрочного расторжения договора в судебном порядке, по инициативе лизингодателя (арендодателя) являются следующие. Во-первых, пользование имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями. Под существенным нарушением назначения имущества следует понимать такое изменение профессионального назначения имущества, которое влечет за собой существенное нарушение условий договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ). Во-вторых, существенное ухудшение имущества. Причем под таковым, на наш взгляд, могут пониматься действия (бездействия) лизингополучателя, в результате которых изменяются потребительские свойства или качества предмета лизинга, не позволяющие его эффективное использование в течение срока полезного использования. В-третьих, невнесение более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа арендной платы (лизинговых платежей). В-четвертых, не произведение капитального ремонта имущества в установленные договором лизинга сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью лизингополучателя. Невыполнение (ненадлежащее выполнение) лизингополучателем его обязанности производить текущий ремонт или нести расходы по содержанию предмета лизинга может быть основанием к досрочному расторжению договора в случае, если в результате подобного действия (бездействия) лизингополучателя происходит существенное ухудшение этого имущества.

Ст. 450 ГК РФ и 619 ГК РФ в качестве основания для досрочного расторжения договора аренды называют существенное нарушение его условий арендатором.

Ст. 13 ФЗ «О лизинге» предоставляет лизингодателю право потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, ФЗ «О лизинге» и договором лизинга.

Анализ арбитражной практики показывает, что достаточно часто основанием расторжения договора лизинга является передача лизингополучателем прав по договору, совершённая в нарушение условий договора лизинга (передача имущества в сублизинг, перенаём, безвозмездное пользование, внесение лизинговых прав в залог или в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ, в качестве паевого взноса в производственный кооператив и т. д.).

Лизингодатель в соответствии с законодательством, а также предусматриваемыми условиями договора вправе требовать расторжения договора, в том числе в следующих случаях. Во-первых, договор купли-продажи предмета лизинга не вступил в силу или был прекращен по любой причине до передачи имущества лизингополучателю. Во-вторых, продавец по любой причине оказался не в состоянии поставить имущество лизингополучателю. В первом и во втором случаях лизингодатель и лизингополучатель освобождаются от взаимных обязательств по договору.

В-третьих, лизингополучатель, получив требование об уплате задолженности, не погашает ее (включая пени за просрочку) в течение установленного в нем срока.

В-четвертых, договор купли-продажи имущества – предмета договора лизинга – расторгается после его поставки по причинам, ответственность за которые несет лизингополучатель. В-пятых, лизингополучатель не про из водит капитальный ремонт имущества в установленные договором лизинга сроки, а при отсутствии их в договоре – в разумные сроки, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью лизингополучателя.

В-шестых, ликвидация в период действия договора лизинга организации-лизингополучателя.

При расторжении договора по причинам, указанным в третьем-шестом пунктах, лизингополучатель обязан выплатить лизингодателю сумму закрытия сделки, которая может включать: а) остаточную стоимость имущества на момент окончания срока договора, если в нем предусматривался переход права собственности на предмет лизинга лизингополучателю, а, следовательно, выкуп имущества по остаточной стоимости; б) задолженность лизингополучателя по лизинговым платежам, а также задолженность по иным платежам, предусмотренным по договору; в) неустойку.

Если лизингополучатель не внес сумму закрытия сделки, то он обязан в установленный срок с момента получения требования направить оборудование по указанному адресу за свой счет. Если оборудование не возвращено, то лизингодатель может сам перевезти его за свой счет, возложив на другую сторону договора все риски по транспортировке и расходы, связанные с ней, а также взыскав пени за каждый просроченный день.

Определенный практический интерес представляет односторонний отказ лизингодателя от исполнения договора лизинга. Считаем необходимым определить отличия одностороннего отказа от исполнения обязательства и требования лизингодателя о досрочном расторжении договора. Во-первых, односторонний отказ от исполнения договора осуществляется лизингодателем без обращения в суд. Досрочное расторжение договора, напротив, производится только в судебном порядке. Во-вторых, при расторжении договора в судебном порядке он считается расторгнутым с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора, а при одностороннем отказе от исполнения договора – с момента получения лизингополучателем уведомления о намерении лизингодателя расторгнуть соглашение.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных законом и договором. Возможность одностороннего отказа от исполнения договора лизинга предусмотрена, в частности, в п. 6 ст. 15 ФЗ «О лизинге», указывающем, что в договоре лизинга могут быть оговорены обстоятельства, которые стороны считают бесспорным и очевидным нарушением обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и возврату имущества лизингодателю. Следовательно, основания одностороннего отказа от исполнения договора могут быть обусловлены нарушением сторонами обязательств по договору, а также иными обстоятельствами, установленными договором лизинга или законом[43]. Судебная практика следующим образом разъяснила подобную ситуацию: в договоре могут быть предусмотрены основания отказа стороны от исполнения договора и его расторжения во внесудебном порядке, как связанные, так и не связанные с нарушением контрагентами условий договора. В таком случае основаниями одностороннего отказа лизингодателя от исполнения договора могут стать следующие: наличие у лизингополучателя просроченной задолженности по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; проведение лизингополучателем реорганизации или ликвидации; наложение на имущество лизингополучателя ареста (в том числе на денежные средства, хранящиеся в банке), приостановление операций по банковскому счету лизингополучателя и др[44].

Обобщая вышеизложенное, отметим, что в договоре лизинга в качестве оснований одностороннего отказа лизингодателя от его исполнения могут быть названы обстоятельства: предусмотренные законом как основания досрочного расторжения договора по требованию лизингодателя в судебном порядке; 2) любые другие обстоятельства, в том числе предусматривающие более жесткие меры, нежели определенные в законе (например, однократное невнесение лизингополучателем лизинговых платежей).

Следует отметить, что невнесение лизинговых платежей, предусмотренных договором, является одним из наиболее часто встречающихся оснований для расторжения договора лизинга по требованию лизингодателя. Лизингодателю предоставлено право требовать расторжения договора в судебном порядке в случае невнесения лизингополучателем лизинговых платежей более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа. На наш взгляд, систематическое (более двух раз подряд) внесение лизингового платежа не в полном объёме является основанием для расторжения договора. Заключая договор лизинга, лизингополучатель берет обязательство по своевременному и полному внесению лизинговых платежей (ст. 15 ФЗ «О лизинге»). В соответствии со ст. 408 ГК РФ только надлежащее исполнение прекращает обязательство. Таким образом, в случае невнесения лизингового платежа в установленном размере, обязательство лизингополучателя не может быть признано исполненным надлежащим образом, а, следовательно, лизингодатель имеет право требовать расторжения договора лизинга. Аналогичная позиция отражена в п. 28 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Договор финансовой аренды (лизинга)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 602

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>