Дипломная работа на тему "Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов"

ГлавнаяГосударство и право → Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов":


Содержание

Введение

Глава 1. Правовой режим имущества супругов

1.1 Общие положения об имущественных правоотношениях супругов

1.2 Законный режим имущества супругов

1.3 Договорный режим имущества супругов (брачный договор)

Глава 2. Актуальные вопросы осуществления и прекращения права общей совместной собственности на общее имущество супругов

2.1 Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

2.2 Раздел общего имущества супругов

2.3 Обращение взыскания на имущество супругов

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность темы исследования. В процессе реформирования отечественного семейного законодательства, итогом которого явилось принятие и введение в действие с 1 марта 1996 г. СК РФ, правовое регулирование имущественных отношений между супругами было значительно усовершенствовано. Так, положения СК РФ впервые легально закрепили понятие режима имущества супругов и, наряду с законным, ввели понятие договорного режима. Супругам предоставлена возможность самостоятельного определения своих имущественных правоотношений посредством заключения различного рода договоров и соглашений. Появление в составе имущества супругов новых, в том числе нетрадиционных, объектов, наряду с введением в механизм правового регулирования имущественных отношений супругов новых средств и способов регулирования, таких, как акты индивидуально-правового регулирования, нуждается в фундаментальном теоретическом осмыслении путем определения их места и роли в системе однопорядковых явлений. В качестве такой системы может рассматриваться механизм правового регулирования имущественных отношений супругов.

В российской правовой науке до сих пор отсутствует комплексная характеристика механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов, которая позволила бы усовершенствовать как законодательное регулирование отношений по поводу супружеского имущества, так и правоприменительную практику. Изменение концепции правового регулирования имущественных отношений супругов предполагает необходимость выработки научно-обоснованных рекомендаций по применению многочисленных новелл семейного законодательства.

Актуальность комплексного исследования особенностей механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов, построенного на межотраслевых взаимодействиях и взаимосвязях, сравнительно-правовом анализе и отвечающего потребностям правоприменительной практики, обусловлена всеми названными выше факторами.

Степень научной разработанности темы. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов не был еще предметом специального научного исследования. В то же время при исследовании механизма семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов автор опирался на работы отечественных правоведов, исследовавших общетеоретические проблемы механизма правового регулирования. В качестве специальных источников использовались труды М. В. Антокольской, A. M. Беляковой, Ю. Ф. Беспалова, Е. М. Ворожейкина, Н. М. Ершовой, И. В. Жилинковой, А. И. Загоровского, О. А. Кабышева, О. Ю. Косовой, Л. О Красавчиковой, З. Г. Крыловой, И. М. Кузнецовой, Л. Б. Максимович, К. И. Манаева, Р. П. Мананковой, М. Г. Масевич, Л. Ю. Михеевой, A. M. Нечаевой, ОН. Низамиевой, В. П. Никитиной, А. И. Пергамент, Л. М. Пчелинцевой, A. M. Рабец, Н. В. Рабинович, А. В. Слепаковой, О. А. Хазовой, Ш. Д. Чиквашвили, М. Л. Шелютто, К. Б. Ярошенко и др.

Целью исследования была разработка понятия собственности супругов, уяснение перспектив и тенденций его развития.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Высококлассное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Саратове и в других городах России.

Для реализации этой цели автор стремился разрешить следующие задачи:

- определить состояние теории механизма правового регулирования общественных отношений и выявить особенности механизма семейно - правового регулирования имущественных отношений супругов;

- рассмотреть законный режим имущества супругов;

- рассмотреть договорной режим имущества супругов;

- подготовить рекомендации по совершенствованию методологии и практики преподавании и дальнейшего изучения семейного права, правотворческой деятельности и др.

Своеобразие объекта исследования обусловлено авторским подходом к определению характера общественных отношений, складывающихся между супругами по поводу имущественных прав и обязанностей. Предмет исследования включает новое семейное законодательство и современную практику его применения, договорное регулирование имущественных отношений супругов и иные акты индивидуально-правового характера.

Методологическая основа исследования. В работе использовался универсальный диалектический метод познания, позволяющий учитывать взаимосвязи и взаимообусловленность правовых явлений. Также применялись общенаучные (системный, логический, исторический, аналитический, синтетический, индуктивный, дедуктивный, метод классификации, метод гипотетико-дедуктивного развертывания (при выдвижении научных положений) и др.) методы, а также частнонаучные приемы - сравнительно-правовой, конкретно-исторический, формально-юридический, лингвистический, статистический и др.

Структура работы обусловлены целями и задачами, которые были поставлены автором. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.

Глава 1. Правовой режим имущества супругов 1.1 Общие положения об имущественных правоотношениях супругов

Правовое регулирование имущественных отношений в семье супругов — результат длительного развития. Переход к рыночной экономике, признание и становление частной собственности обусловили не только реформирование отечественного гражданского права, но и потребовали коренных изменений в содержании большинства семейно-правовых институтов. Принятый в 1995 году Семейный кодекс Российской Федерации (СК РФ), сохраняя преемственность в регулировании семейных отношений, вобрал в себя положительный опыт, накопленный отечественным правом на протяжении XX века, и значительно реформировал правовое регулирование имущественных отношений, складывающихся между супругами, сделав его более гибким.

Общая тенденция к расширению прав и свобод личности проявилась и в сфере правового регулирования семейных отношений вообще и имущественных отношений супругов в частности. Если до недавнего времени семейное законодательство, регулирующее имущественные отношения супругов, состояло преимущественно из императивных норм, то в нынешнем законодательстве заметно превалируют нормы, предоставляющие участникам семейных отношений возможность самим определять содержание своих правоотношений с помощью различных соглашений, брачных договоров, соглашений о разделе имущества, соглашений об уплате алиментов и др. Так, ранее имущество, приобретенное супругами в период брака на общие средства, безусловно становилось объектом общей совместной собственности, режим нажитого в браке имущества не мог быть изменен по соглашению супругов, поскольку норма статьи 20 КоБС РСФСР носила императивный характер. Теперь же законом закреплена диспозитивная норма: «Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества» (п. 1 ст. 256 ГК РФ). Развивая это положение, Семейный кодекс (п. 1 ст. 33) вводит два вида режима имущества супругов — законный и договорный.

Законный режим имущества супругов применяется в случае, если брачным договором не установлено иное. Большая гибкость допускается и в регулировании отношений по алиментированию.

Действующее российское семейное законодательство основывается на конституционных принципах всемерной охраны прав и свобод человека и гражданина. Оно призвано обеспечить правовое регулирование, позволяющее гарантировать осуществление и защиту семейных прав граждан в новых социально-экономических условиях. Когда при разработке Семейного кодекса встал вопрос о том, какой правовой режим супружеского имущества должен быть избран в качестве законного, совместная собственность была признана оптимальной без сколько-нибудь серьезных сомнений.

Лично-доверительный характер отношений супругов, их духовная общность предполагает имущественную общность более высокого порядка, чем это происходит в режиме общей долевой собственности. Выявление особенностей общей совместной собственности супругов требует более обстоятельного подхода к данному вопросу и сравнения отношений общей долевой и обшей совместной собственности.

Однако сравнительный анализ общей долевой и общей совместной собственности невозможно провести, не определившись, хотя бы в общих чертах, с такими категориями, как право собственности вообще и право общей собственности в частности. Наиболее аутентичным пониманием собственности остается представление о ней как о наиболее полном праве (власти) на свою вещь. Нельзя не вспомнить в этой связи известное объяснение собственности как наличного бытия свободной воли во внешних вещах, данное Г. В.Ф. Гегелем[1].

Свободная воля является важной характеристикой собственности; как подчеркивал Б. Н. Чичерин, воля собственника свободна, но «границы этой свободы полагаются таковой же свободой других».

Проблема общей собственности заключается, прежде всего, в том, что собственность традиционно полагается продолжением воли лица в «своем» имуществе. В данном же случае формирование и изъявление воли такого «коллективного» собственника весьма осложнено. Кроме того, ставится под вопрос и само отношение к имуществу, которое, принадлежат каждому, не принадлежит никому. Единственным выходом из такой ситуации стало выступление в отношениях с третьими лицами множества сособственников как единого составного собственника. То есть, по сути, произошло разделение отношений, возникающих в связи с общей собственностью, на две подгруппы. Однако это не означает, что сособственник помещения, например, пользуется им, основываясь не на своем праве собственности, а на каком-то особом вещном или обязательственном праве «из соглашения», корпоративные элементы в праве собственности служат цели формирования воли и волеизъявления всех сособственников как единого квазисобственника[2]. Однако, из этого не следует вывод, что «объем правомочий каждого из сособственников при обшей собственности тождественен объему правомочий собственника при односубъектной собственности на ту же вещь»[3], — такой вывод противоречит не только Гражданскому кодексу, но и самой природе обшей собственности, предполагающей ограничение свободы одного сособственника свободой каждого другого, что с необходимостью влечет соответственное ограничение его прав относительно веши. Для уяснения сути данного явления можно сформулировать следующее уравнение: право собственности лица имеет одинаковые природу и объем независимо от того, принадлежит ли оно физическому, юридическому лицу или квазисубъекту (всем сособственникам) при общей собственности.

По своей сущности общая супружеская собственность является частным случаем общей собственности. Супруги по поводу принадлежащего им имущества находятся в абсолютных правоотношениях с неопределенным числом других лиц, на которых лежит обязанность не ущемлять их интересов. Во-первых, это отношения между сособственниками (имеющие, порой, кроме вещных определенные «корпоративные» черты). Во-вторых, это отношения сособственников с третьими лицами, которые вполне укладываются в традиционные схемы. То есть существует определенное разделение отношений на внешние и внутренние[4]. Но, как отмечено выше, данные отношения являются внешними в праве общей совместной собственности супругов. Внутренние правоотношения общей совместной собственности супругов относятся к разряду относительных, конкретных, то есть отношений между самими супругами. Внешние абсолютные правоотношения на институциональном уровне позволяют взаимосогласовывать частные и публичные интересы в праве общей совместной собственности супругов.

Необходимо также объяснить сам механизм принадлежности вещи каждому из сособственников в качестве управомоченных лиц. Здесь законодатель устанавливает два способа осуществления права общей собственности: с определением, а, следовательно, и наличием долей в праве и без такового. Речь идет о двух разновидностях права общей собственности: долевой и совместной. Общая долевая собственность — это собственность двух и более лиц, чьи доли в праве собственности определены законом (к примеру, в наследственных отношениях, п. 2 ст. 1141 ГК РФ), либо судебным актом, либо договором. Доля в праве собственности становится при ее определении (если нет соглашения об ином, доли полагаются равными) критерием, характеризующим объем правомочий, имеющихся у каждого из сособственников имущества. Отличительной чертой права общей совместной собственности является ее бездолевой характер. Общая совместная собственность представляет собой отношения по принадлежности одновременно нескольким лицам составляющего единое целое имущества, в праве на которое их доли заранее не определены, однако правомочия по осуществлению права собственности в равной мере принадлежат всем участникам совместной собственности. Вместе с тем в науке гражданского права существует мнение о том, что если в общей совместной собственности доля не определена, то есть, не выяснен ее размер, это еще не означает, что доля вообще не существует[5]. М. К. Умуркулов делает вывод, что участник совместной собственности не может распорядиться своей долей вовсе не потому, что она не существует, а в связи с неопределенностью ее размера[6]. Ю. Х. Калмыков и М. Г. Марков утверждают, что размер долей участников общей совместной собственности, как и участников общей долевой собственности, известен заранее, поэтому разграничение общей собственности на совместную и долевую, по их мнению, является в известной степени условным[7]. Однако в отношениях совместной собственности между участниками право на общую вещь не делится — оно принадлежит им сообща, совместно. Участники обладают равными правами, но не долями в праве на общее имущество, и ни у одного из них нет определенной конкретной доли в праве на имущество. Как уже отмечалось, особенность совместной собственности и состоит именно в том, что никто из участников заранее вообще не знает своей доли, которая устанавливается лишь в случае раздела или выдела, то есть прекращения отношений совместной собственности. Пока существует совместная собственность у всех ее участников совершенно равные права на общее имущество. Сказанное означает, что право общей совместной собственности возникает на приобретаемое имущество лицами, состоящими в зарегистрированном браке, на общие средства. То есть режим общей совместной собственности действует с момента заключения брака вплоть до раздела имущества. Сам по себе факт прекращения брака режима совместной собственности на нажитое в браке имущество не прекращает.

Режим общей долевой собственности предполагает совместное владение и пользование имуществом (ст. 247 ГК РФ). Распоряжение своей долей каждый из сособственников общей долевой собственности осуществляет самостоятельно, исключение имеет место только в предоставлении законом другим сособственникам общей долевой собственности права преимущественной покупки доли, отчуждаемой одним из сособственников. Режим общей совместной собственности основывается не только на совместном владении и пользовании имуществом, но и на совместном распоряжении им. Причем совместный характер распоряжения закреплен в качестве презумпции (ст. 253 ГК РФ). В отношении пользования имуществом такая презумпция не установлена. Это различие также обусловлено влиянием личных отношений супругов на их имущественные отношения, единством имущественных и неимущественных отношений в семейном праве. Презумпция согласия супруга на распоряжение совместно нажитым имуществом, таким образом, основывается на доверительности отношений супругов, общности их интересов и добросовестности. Действия одного из супругов, вступающие в противоречие с названными требованиями ставят другого супруга в неоправданно тяжелое положение при оспаривании действий первого, поскольку для виндикации он должен доказать не только факт самоуправного отчуждения совместно нажитого имущества супругом, но и недобросовестность приобретателя, что крайне затруднительно, а порой и практически невозможно. Поэтому указанную презумпцию, предусмотренную пунктом 2 ст. 253 ГК РФ, не следует толковать расширительно. Односторонние действия одного из супругов могут иметь место только по распоряжению наличным имуществом супругов, как это записано в указанной норме Гражданского кодекса. На иные сделки одного из супругов, связанные с обязательствами иного имущественного характера, например совершение займа, данная презумпция по общему правилу не должна распространяться. В-третьих, право общей совместной собственности возникает лишь в случаях, прямо установленных законом. Этот отличительный признак нельзя абсолютизировать так же, как и два предыдущих. Дело в том, что общая совместная собственность на имущество супругов может возникнуть не только в силу закона, но и на основании договора, что прямо предусмотрено нормой пункта 1 ст. 42 СК РФ, согласно которой «брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов». Следовательно, субъекты общей совместной собственности определены законом, но состав объектов может определяться не только законом, но и договором. Уместно вспомнить высказывание К. И. Скловского: невозможно обнаружить «продиктованный практическими целями договор, имеющий единственной (а не факультативной) целью возникновение общей собственности»[8]. Данное суждение верно для сферы традиционной цивилистики, где ни договоры (прежде всего простого товарищества), ни даже сделки (приватизация) не направлены на возникновение общей собственности, она возникает как необходимое сопутствующее обстоятельство[9]. Иное применительно к области семейных правоотношений. Установление права общей совместной собственности супругов взамен индивидуальной собственности одного из них либо институирование долевой собственности вместо предусмотренной законом совместной собственности на нажитое в период брака имущество может и зачастую является единственной или основной, а отнюдь не факультативной целью брачного договора.

В-четвертых, совместная собственность характеризуется строго определенным и юридически незаменимым субъектным составом участников. Субъектами права совместной собственности выступают исключительно физические лица, находящиеся, как правило, в определенных личных или лично-хозяйственных отношениях. Возникновение общей совместной собственности с участием юридических лиц или публично-правовых образований не допускается, в то время как участниками общей долевой собственности могут выступать любые физические или юридические лица, а также публично-правовые образования. Именно поэтому в отличие от общей долевой собственности, участник которой наделен правом отчуждения своей доли, в том числе и постороннему лицу, в случае совместной собственности такое абсолютно невозможно.

Наконец, в-пятых, особенностью совместной собственности является наличие лично-доверительного характера взаимоотношений участников совместной собственности. Все названные до этого отличительные особенности общей совместной собственности, так или иначе, связаны именно с наличием лично-доверительных отношений между ее участниками. Особо доверительный характер отношений супругов коренится в общности их жизни, единстве не только материальных, но и духовных интересов, во всем укладе семейной общности. Тогда как в случае долевой собственности общность интересов и личное доверие ограничены и обусловлены сугубо прагматическими причинами общности имущества (нераздельность имущества, совместный бизнес и т. п.).

Говоря о презумпции равенства прав супругов на совместно нажитое имущество необходимо подчеркнуть, что речь в данном случае идет не о степени проявления данной презумпции в сравнении с аналогичной презумпцией в праве общей долевой собственности, а о том, что в праве совместной собственности данная презумпция имеет общий характер.

Единство имущественных и неимущественных отношений супругов законодательно подкрепляется особым характером их собственности, которая также отличается единством. Более того, в случае раздела имущества супругов закон устанавливает равенство долей супругов в общей совместной собственности (ст. 39 СК РФ). Тем самым законодатель распространяет имущественное равенство супругов, установленное изначально при создании семьи и общей собственности, и на стадию раздела нажитого ими имущества, находящегося в общей совместной собственности. Поэтому можно говорить об особой степени презумпции равенства долей супругов в конструкции общей совместной собственности, об общем характере такой презумпции. Имущественное равенство супругов соответствует их личному равенству, единству их имущественных и неимущественных отношений. Оно говорит об общественном признании и равной ценности для общества всякого вклада супругов в их семейные отношения. Если в долевой собственности основанием определения доли является сугубо трудовой и иной имущественный вклад, то основанием равенства долей в общей совместной собственности является как имущественный, так и неимущественный вклад супруга.

1.2 Законный режим имущества супругов

Законный режим применяется к имущественным отношениям супругов, если между ними не был заключен брачный договор, если действие брачного договора не распространяется на все нажитое супругами имущество, а также, если брачный договор расторгнут или признан недействительным. С точки зрения классификации, принятой в сравнительном правоведении, установленный современным российским законодательством режим имущества супругов[10] характеризуется как режим ограниченной общности или общности приобретений, поскольку общим становится только имущество, приобретенное супругами в период брака на общие средства[11].

Достаточно часто законный режим имущества супругов характеризуется как признание за супругами совместной собственности на нажитое в браке имущество[12]. Однако наряду с такими суждениями высказывают и другие точки зрения. Так, Л. Б. Максимович считает, что «под законным режимом следует понимать порядок, установленный в законе в отношении имущества супругов и действующий при отсутствии брачного договора»[13]. И. В. Жилинкова полагает, что законный режим имущества супругов представляет собой такой порядок регулирования имущественных отношений супругов, который базируется непосредственно на нормах законодательства и имеет универсальный характер, так как рассчитан на всех лиц, обладающих статусом супругов[14]. Структура третьего раздела Семейного кодекса неоспоримо свидетельствует в пользу И. В. Жилинковой и Л. Б. Максимович: законный режим имущества супругов не исчерпывается определением, даваемым в пункте 1 ст. 33 СК РФ, ибо толкование нормы пункта 1 ст. 33 в отрыве от других норм того же раздела Кодекса способно привести к неправильному заключению, что российское законодательство устанавливает режим всеобъемлющей общности супружеского имущества, тогда как систематическое толкование содержания всех статей третьего раздела Кодекса не оставляет сомнений в том, что в качестве законного режима имущества супругов Семейный кодекс закрепил совместную собственность супругов на имущество, нажитое во время брака, в сочетании с раздельной собственностью каждого из них на добрачное имущество, вещи индивидуального пользования (за исключением предметов роскоши), а также на имущество, полученное супругом во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам.

Такая позиция по существу нашла отражение в главе 7 «Законный режим имущества супругов» СК РФ, которая включает нормы, устанавливающие правила об общности и раздельности имущества супругов, а также о трансформации раздельного имущества в общее, и, наоборот, о порядке и условиях владения, приобретения и отчуждения объектов совместной собственности. Нужно признать, что все эти нормы управомочивающие, обязывающие и запрещающие, устанавливающие объем и содержание взаимных имущественных прав и обязанностей супругов, а также регулирующие отношения по поводу супружеского имущества, складывающиеся с третьими лицами, в комплексе составляют законный правовой режим имущества супругов, предусмотренный современным российским законодательством.

Режим общности приобретений возникает в силу прямого указания закона с момента регистрации заключения брака. Законный режим имущества супругов действует постольку, поскольку он не изменен брачным договором (п. 2 ст. 33 СК РФ).

Законный режим имущества супругов можно определить как установленные законом основания и пределы объединения имущества супругов, а также порядок и условия приобретения, изменения и прекращения, прав на имущество, входящее в состав супружеской общности.

Установленный законом режим супружеского имущества следует проанализировать всесторонне: не только с точки зрения соответствия такового интересам, как указывала М. В. Антокольская, «большинства супружеских пар», но и с позиций интересов общества и отдельно взятой личности, а также потребностей гражданского оборота. С очевидностью в имущественных отношениях необходима определенность. В этом заинтересованы все участники гражданского оборота, отнюдь не только сами супруги. Семья, ее типы, функции, параметры, характер и содержание внутрисемейных отношений, как любое социальное явление, взаимосвязана с изменениями, происходящими в обществе. Переход к рынку ознаменован не только значительными изменениями в экономике и социальной сфере, но и оказывает влияние на семью, на тендерные роли мужчины и женщины.

Исследования последних лет свидетельствуют о том, что современная российская семья невелика по размерам, как правило, в ней не более двух поколений, характеризуется малодетностью. Малодетность отрицательным образом влияет на прочность брачных уз, поскольку влияние развода на жизненный уровень малодетной семьи не столь ощутимо, трудности в осуществлении воспитания одним родителем не рассматриваются как непреодолимые, а перспектива вступления в повторный брак при наличии одного ребенка от предыдущего брака оценивается как реальная.

Так, суды испытывали затруднения при решении, например, вопроса о том, следует ли включать в состав совместного имущества супругов автомобиль, выделенный ответчице заводом по льготной цене (с оплатой 1 /4 стоимости машины) как поощрение за долголетний труд. Удовлетворяя протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 10 февраля 1997 года указала: «Вывод суда о том, что автомашина — собственность А. (ответчицы), нельзя признать правильным, так как суд не дал оценку тому факту, что она была куплена на общие средст ва супругов. Суд также не учел, что приобретение А. автомашины по льготной цене по месту работы не указывает на то, что она передана ответчице безвозмездно в виде дарения и, следовательно, должна быть признана ее личным имуществом»[15].

Презумпция общности констатирует: во-первых, лицо, требующее отнесения приобретенного в период брака имущества к категории общего, не должно представлять никаких доказательств; во-вторых, все виды имущества, приобретенного в течение брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект в перечень общего имущества или нет. Для того чтобы исключить тот или иной вид имущества из состава общности, наоборот, необходимо прямое указание закона на то, что данный вид имущества является раздельной собственностью одного из супругов[16]. Такое содержание понятия никем не оспаривалось и принималось как данность до введения в действие Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Так, Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что в случае, когда в договоре указан в качестве приобретателя только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а также сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. При несогласии другой супруг имеет право обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на приобретенное имущество[17]. Такое толкование порождает некоторые вопросы. Во-первых, в отличие от постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обзоры судебной практики и ответы на вопросы нельзя отнести к числу интерпретационных актов, обязательных к применению. Однако авторитет Верховного Суда высок, а потому таким актам казуального толкования придается большое значение, их учитывают в процессе правоприменительной деятельности не только судьи, но и другие правоприменители, в том числе государственные регистраторы. Принципиально важно, какие нормы из множества, подлежащие применению как в рассматриваемом, так и в других подобных случаях, следует считать приоритетными. Согласно статье 34 СК РФ совместная собственность возникает у супругов на имущество, нажитое в период брака, вне зависимости от того, на имя кого из супругов оно приобретено. Следовательно, для определения правового режима имущества не имеет значения, кто из супругов указан в договоре в качестве его стороны (на чье имя приобретено имущество): если брачным договором или иным соглашением супругов в соответствующей форме не установлено иное.

Вопрос о субъектах права собственности в отношении ценных бумаг, равно как и других объектов не возникал бы, а права и законные интересы обоих супругов — участников совместной собственности охранялись бы в равной мере, независимо от того, кто из них является титульным владельцем, если бы нормативные правовые акты, регламентирующие порядок ведения любых реестров, предусматривали бы правило об обязательности внесения записи о том, что объект находится в совместной собственности. Запись о возникновении индивидуальной собственности производилась бы только при условии, что лицо, состоящее в браке, но настаивающее на регистрации имущества в индивидуальную собственность, представило бы бесспорные доказательства, позволяющие исключить объект из состава общего совместного имущества супругов: договор дарения, свидетельство о праве на наследство, брачный договор.

Режим общности распространен законом на имущество, «нажитое супругами во время брака» (п. 1 ст. 34 СК РФ). Круг обстоятельств, входящих в фактический состав, по справедливому замечанию В. И. Данилина и С. И. Реутова, как правило, предусмотрен в гипотезе определенной правовой нормы[18]. Следовательно, имущественная общность возникает вследствие фактического состава[19]. Гипотеза статьи 34 СК РФ связывает возникновение общности супружеского имущества с совокупным фактическим составом[20], включающим два юридических факта: во-первых, состояние в зарегистрированном в установленном порядке браке[21], и, во-вторых, наличии семейных отношений.

В юридической литературе сформировалась позиция, согласно которой единственным юридическим фактом — основанием возникновения общности имущества супругов признается факт пребывания в браке[22]. С таким подходом трудно согласиться, поскольку состояние в браке само по себе не является достаточным основанием для включения в супружескую общность имущества, приобретенного за счет личных средств одного из супругов, добрачного имущества, равно как и имущества, полученного одним из супруга в период брака в дар, в порядке наследования и по другим безвозмездным сделкам. Кроме того, хотя по общему правилу раздельности места жительст ва супругов не колеблет принципа общности имущества, поскольку брак не создает для супругов обязанности проживать совместно (п. 1 ст. 31 СК РФ), тем не менее, пункт 4 ст. 38 СК РФ предоставляет суду право «признавать имущество, нажитое каждый из супругов в период их раздельного проживания при прекращении: семейных отношений, собственностью каждого из них».

Судебная практика является критерием правильности закона, он: выявляет неполноту действующих норм, в первую очередь обнаруживает: несоответствие закона существующим в данный момент социально-политическим условиям. Пункт 4 ст. 34 действующего Кодекса пример того как данные судебной практики явились источником изменения закона.

Учитывая перемены, связанные с переходом к рыночной экономике, Семейный кодекс Российской Федерации существенно расширил основания приобретения общего имущества супругов. Если раньше источником материальных благ в семье являлся преимущественно труд ее членов, точнее, вознаграждение, получаемое за работу в общественном производстве, то в настоящее время немалую роль в накоплении имущества стал играть капитал, что и нашло определенное отражение в нормах закона. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), пункт 2 ст. 34 СК РФ относит доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, имеющие специальное целевое назначение (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Для четкости в определении статуса супружеского имущества необходима ясность в понятии «имущество супругов», которое, к сожалению, до сих пор является весьма неопределенным в правовой доктрине. В законную общность в силу пункта 1 ст. 256 ГК РФ и пункта 1 ст. 34 СК РФ включается имущество, «нажитое супругами во время брака».

С точки зрения действующего законодательства и практики его применения понятие имущества имеет собирательный характер и включает не только вещи и вещные права, но и возникшие в период совместной жизни на базе общей собственности требования обязательственного характера. В составе имущества супругов могут быть как права требования (например, право на получение долга, дивидендов, страхового возмещения), так и обязанности по исполнению долга (например, непогашенная ссуда на строительство дома, долг за приобретенные в кредит вещи). Такой взгляд на состав имущества супругов был высказан В. А. Тарховым[23], разделялся другими учеными[24] и нашел отражение в судебной практике. Взятые в долг деньги при условии, что супруг-заемщик использовал их в интересах семьи, становятся общим совместным имуществом супругов, в связи, с чем и возникает ответственность обоих супругов за возврат долга. Такая позиция была занята Верховным Судом Российской Федерации по делу Коваль о разделе нажитого в браке имущества[25].

По другому делу по иску о взыскании долга по договору займа, направляя дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, Верховный Суд Российской Федерации в определении указал на то, что при вынесении судебных актов допущены существенные нарушения норм материального права, в частности, возложив обязанности по уплате долга по договору займа лишь на одного из ответчиков, — суд не учел положения Семейного кодекса РФ об общем имуществе супругов[26]. В абзаце 3 п. 15 постановления Пленума Верховного Суда от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано, что при разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п. 3 ст. 39 СК. РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи[27]. Следовательно, суд производит раздел супружеской собственности с учетом, как актива, так и пассива имущества вне зависимости от того, поставлен ли сторонами вопрос об ответственности по долгам, то есть в полном соответствии с пунктом 3 ст. 39 СК РФ[28].

Включение общих долгов в состав имущества супругов свойственно германскому законодательству. Так, в соответствии с параграфом 1475 Германского гражданского уложения при разделе общего имущества супругов (если был установлен договорный режим общности) супруги прежде всего должны погасить «обязательства общего имущества»[29].

Е. А. Суханов по этому поводу справедливо замечает: «В состав имущества, принадлежащего лицу на праве собственности, могут входить и отдельные обязательственные права (например, такие права требования, как вклады в банках, либо права пользования чужим имуществом), корпоративные права (права участия в акционерных и других хозяйственных обществах, в кооперативах), а также некоторые правомочия из состава исключительных прав. Они не приобретают тем самым режима вещных прав, но находятся в составе принадлежащего лицу имущества как единого комплекса», и далее продолжает, «собственник имущества в действительности оказывается не только собственником вещей, но и управомоченным лицом в отношении имеющихся у него прав требования или пользования (а также обязанным лицом в отношении лежащих на нем долгов)»[30].

М. И. Брагинский и В. В. Витрянский, основываясь на нормах Гражданского кодекса 1994 г., справедливо утверждают, что объектом права собственности или иного вещного права в ряде случаев служит обязательственное по своей природе право и тем самым создается конструкция «права на право»[31]. Во многих случаях применительно к объектам вещных прав используется термин «имущество» в значении, которое охватывает «вещи» и «права». В частности, согласно статье 128 ГК РФ, в состав имущества входят вещи, деньги, ценные бумаги, имущественные права и иное имущество. Поэтому весьма актуальным, по мнению М. И. Брагинского и В. В. Витрянского, является замечание Р. Саватье: «По мере того как в юридической технике начали появляться абстрактные имущества, первоначальный смысл «право собственности» был в действительности расширен. Этим словом хотят продолжать обозначать совокупность наиболее полную и наиболее абсолютную всех прав, которые можно иметь в отношении вновь возникших бестелесных имуществ... Мы вынуждены говорить о праве собственности для того, чтобы указать на полноту прав...»[32].

В качестве примера широкого понимания права собственности на имущество М. И. Брагинский и В. В. Витрянский приводят не только статьи 48, 128 и 132 ГК РФ, но и статью 34 СК РФ, где при перечислении имущества, составляющего «совместную собственность супругов», среди прочего указываются паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, независимо от того, на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Это же, по мнению названных авторов, относится и ко всем остальным правам обязательственного характера (например, возникшим из любого иного долга)[33].

Перечень объектов совместной собственности супругов не является исчерпывающим[34]. Этот перечень открыт, в него может включаться любое имущество, не исключенное из гражданского оборота. Таким образом, исходя из легального определения, в настоящее время нет оснований сомневаться в том, что в понятие имущества включается вся имущественная масса, принадлежащая супругам, в том числе права требования и обязательства имущественного характера, если они возникли в результате распоряжения общей собственностью.

Между тем утверждение, что в имущество супругов включается вся совокупность принадлежащих им имущественных прав и обязанностей, заставляет задуматься, так ли это... Как известно, среди имущественных прав выделяют ограниченные вещные права, обязательственные права, исключительные права, в последнее время все чаще указывают на существование корпоративных прав.

Пункт 2 ст. 34 СК РФ относит к имуществу, нажитому супругами во время брака, доходы от результатов интеллектуальной деятельности. Однако результаты творческой деятельности воплощаются не только в доходах, получаемых от их использования. Произведениям изобразительного и декоративно-прикладного искусства — картинам, скульптурам и т. п. присуща тесная, неразрывная связь с материальными носителями, в которых они воплощены[35]. Соответственно, материальный носитель одновременно выступает как объект авторского права и как объект права собственности. A. M. Нечаева замечает: «...принято считать, что произведение искусства не становится общим имуществом, но деньги, вырученные от его продажи, относятся к материальному источнику, питающему семью, т. е. к совместной собственности»[36]. Такого же мнения придерживается и К. А. Граве. Разумеется, картина или скульптура, созданные одним из супругов, не могут рассматриваться как предметы домашней обстановки и обихода, обслуживающие домашний быт, и только на этом основании их нельзя относить как созданные во время брака к общему имуществу супругов[37]. Точно так же как ювелирные изделия, созданные супругом-ювелиром в период брака, нельзя причислять к предметам роскоши и включать их в состав общего имущества только на этом основании. Однако было бы неправильным указание пункта 2 ст. 34 СК РФ (об отнесении к общему любого другого нажитого супругами в период брака имущества) толковать как относящееся только к имуществу, полученному по возмездным сделкам. По справедливому замечанию А. В. Слепаковой. «под «нажитым» супругами имуществом следует понимать не только приобретенное по сделкам, но и изготовленное или созданное супругами, — возведенный дом, построенные хозяйственные помещения и др.»[38]. Дальнейшие рассуждения А. В. Слепаковой могут быть сведены к следующему: если надворная постройка возведена трудом одного из супругов, но материалы для нее приобретались за счет общих средств, то постройка, безусловно, будет включена в состав общего имущества. В то же время если произведение искусства представляет собой вещь и вещь эта изготовлена в период брака из материалов, приобретенных на общие супружеские средства, то надлежит руководствоваться пунктом 1 ст. 220 ГК РФ. Тогда субъект права собственности (оба супруга или только один из них) определяется в зависимости от того, что больше — стоимость материалов или работы, учитывая ее творческий характер[39]. Неприменимость нормы статьи 220 ГК РФ к рассматриваемым отношениям абсолютно очевидна, поскольку в статье речь идет о переработке чужих материалов, а не рассматривается случай приобретения материалов за счет общих средств супругов. Но не это главное. Перечень имущества, выведенного из-под режима законной общности, сформулирован как исчерпывающий в статье 36 СК РФ. Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» этот перечень был расширен: статья 36 дополнена пунктом 3, согласно которому исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. Именно поэтому нужно признать правильным решение, принятое судом по делу, приводимому в своей работе Л. Б. Максимович.

Из обстоятельств дела следует, что супруга художника требовала включить в состав общего имущества картины, созданные мужем в период брака, стоимость которых согласно экспертным оценкам весьма значительна. Суд, установив, что картины не были подарены жене, в удовлетворении требования отказал со ссылкой на пункт 1 ст. 218 ГК РФ: каждому из супругов принадлежит право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную им для себя с соблюдением закона и иных правовых актов[40].

Указав в числе иных объектов совместной собственности супругов доходы от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, закон, тем не менее, не конкретизирует, подобно тому, как это сделано в отношении пенсий, с какого именно момента эти доходы надлежит считать общей собственностью супругов. Между тем определенность в этом вопросе особенно необходима, если учесть многолетнюю научную дискуссию на этот счет, в ходе которой ученые так и не смогли выработать единого мнения, а лишь выдвинули и достаточно убедительно аргументировали следующие точки зрения:

—заработная плата (доходы) включаются в состав общего имущества супругов с момента, когда у супруга возникло право на них[41];

—денежные доходы супругов включаются в общую совместную собственность с момента их передачи в бюджет семьи[42];

—заработная плата и другие виды денежного вознаграждения становятся общим имуществом супругов с момента их фактического получения[43].

Так, по конкретному делу президиум Самарского областного суда в своем постановлении от 31 августа 2005 г. № 466 по делу № 44г-311/05 включил заработную плату супруга, хранившуюся на депозите администрации г. Самара в размере 48 884 руб. в состав общего имущества супругов[44].

Такая позиция не противоречит изложенному в отношении принадлежащих супругам кредиторских прав (требований), возникших из заключенных договоров банковского вклада, участия в долевом строительстве и др. Принципиальное их отличие от права требования выплаты зарплаты или иного дохода состоит в том, что первые возникли в результате распоряжения общей совместной собственностью, а вторые — возникли у одного из супругов и в состав общего имущества еще не вошли.

Включение в состав общего имущества полученных доходов не исключает возможности удовлетворения требования об учете сумм таких неполученных доходов при разделе супружеского имущества в случаях сокрытия дохода или умышленного неполучения причитающегося вознаграждения. Суд может учесть это обстоятельство при определении долей супругов со ссылкой на пункт 2 ст. 39 СК РФ.

Законный режим имущества супругов в идеале должен отвечать сложившимся в обществе представлениям о справедливости, обеспечивать одновременно равноправие супругов и свободу осуществления имущественных прав каждому из супругов, а также достижение и соблюдение баланса интересов личности, супружества и общества в целом.

Раздельным имуществом супругов признается (ст. 36 СК РФ) добрачное имущество; имущество, полученное в дар, в порядке наследования и по другим безвозмездным сделкам; вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением, как было отмечено, драгоценностей и других предметов роскоши; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата[45].

Перечень имущества, включаемого в личную собственность каждого из супругов, является закрытым. При отсутствии доказательств для отнесения имущества к числу объектов личной собственности супруга в случае спора соответствующее имущество по общему правилу будет относиться к совместной собственности супругов.

Раздельное имущество супругов, с одной стороны, связано с совместно нажитым ими имуществом, поэтому не случайно брачно-семейное законодательство регламентирует этот вид имущества в общих рамках законного режима имущества супругов. Но с другой стороны, закон называет это имущество собственностью каждого из супругов, подчеркивая этим общий гражданско-правовой режим раздельной собственности, — ведь в отношении такого имущества каждый из супругов вправе самостоятельно осуществлять правомочия собственника, то есть права владения, пользования и распоряжения в пределах, установленных гражданским законодательством (ст. 209 ГК РФ).

1.3 Договорный режим имущества супругов (брачный договор)

Договорный режим имущества супругов — новый институт современного отечественного законодательства, введение которого вполне согласуется с общими правовыми тенденциями, направленными на восстановление частноправовых способов регулирования имущественных отношений. Замена императивного регулирования отношений супругов по поводу имущества, нажитого в браке, диспозитивным предоставляет гражданам необходимую в либеральном обществе свободу выбора, позволяет в большей степени учитывать все разнообразие интересов социальных групп и индивидов, различающихся между собой по имущественному и социальному статусу. Договорный режим имущества супругов на основе широкого использования принципа диспозитивности открывает для граждан путь для более свободного определения режима своего имущества как нажитого в браке, так и добрачного, порядка и условий оказания взаимной материальной поддержки, а также позволяет урегулировать имущественные отношения на случай расторжения брака.

Центральное место среди прочих договоров, призванных регулировать имущественные отношения супругов, занимает брачный договор (ст. 40 СК РФ).

Правовая природа брачного договора была достаточно обстоятельно и полно исследована не только российскими учеными, но и юристами постсоветских государств. Вместе с тем правовая природа и отраслевая принадлежность брачного договора и иных имущественных договоров супругов продолжают оставаться предметом оживленных научных дискуссий. Большинство ученых сходятся во мнении, что брачный договор, хотя и обладает определенной спецификой и существенными особенностями, тем не менее, является гражданско-правовой сделкой, видом гражданско-правовых договоров, на него распространяются общие правила, относящиеся к сделкам[46]. Наряду с преобладающей точкой зрения в современной литературе высказывается взгляд на брачный договор как на разновидность семейно-правовых соглашений[47]. О. Н. Низамиева делает вывод о семейно-правовой природе брачного договора и его самостоятельности по отношению к гражданско-правовым договорам, опираясь на следующие аргументы. Во-первых, по ее мнению, термином «договор» обозначаются соглашения сторон не только в гражданском праве. К тому же соглашение супругов, регулирующее имущественные отношения, своими признаками вполне отвечает всем признакам, характеризующим договор как правовое средство в целом: единое волеизъявление сторон, свобода договора, равенство сторон, юридический факт. Во-вторых, в других частноправовых отраслях количество договоров невелико, и нет особой потребности в разработке общих положений о договоре. Поэтому с учетом тесной генетической связи между гражданско-правовыми и другими частноправовыми договорами, к числу которых, несомненно, относится брачный договор, О. Н. Низамиевой представляется целесообразным использование некоторых положений общей части гражданского права применительно к брачному договору, а именно, о форме, об основаниях и порядке изменения и расторжения договора, а также об основаниях признания сделки недействительной. В-третьих, в гражданском законодательстве лишь упоминается о возможности отступления от режима общей совместной собственности на имущество, нажитое в браке, путем заключения договора. Само же наименование имущественному соглашению супругов дается в Семейном кодексе Российской Федерации. Именно Семейный кодекс дает определение брачному договору, устанавливает порядок его заключения, определяет содержание брачного договора (которое далеко не всегда сводится к установлению того или иного режима супружеского имущества), а также указывает основания изменения, расторжения и признания брачного договора недействительным. И делается вывод: брачный договор является институтом семейного законодательства. Наконец, в-четвертых, стало общепринятым положение о том, что основным фактором, определяющим природу договора, является характер общественного отношения, правовой формой которого договор выступает. Брачный договор регулирует супружеские отношения, которые имеют семейно-правовую природу[48]. Нетрудно заметить, что автор семейно-правовую природу брачного договора смешивает с институтом семейного законодательства, каковым брачный договор, бесспорно, является. Взгляд на брачный договор как на семейно-правовой договор, как на инструмент регулирования имущественных отношений в семье высказывают О. Ю. Ильина и С. Ю. Чашкова[49]. Последняя, в частности, указывает на имманентно присущую особо лично-доверительную связь участников семейных отношений, которая в силу ролевого распределения прав и обязанностей придает семейно-правовому обязательству черты уникального правоотношения[50].

Брачный договор является двусторонней сделкой-соглашением, основанной на едином и свободном волеизъявлении, выражающей общую волю супругов (будущих супругов) на установление имущественных прав и обязанностей. Заключая брачный договор, стороны стремятся к достижению конкретной цели и определенного правового результата. Брачный договор представляет собой правомерное юридическое действие, то есть действие, не противоречащее требованиям закона.

Характеризуя брачный договор, необходимо также подчеркнуть, что его природа неразрывно связана с браком, то есть существование брака без брачного договора вполне возможно, но брачный договор без брака существовать не может. Связь брачного договора и брака прослеживается и в том, что действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака (п. 3 ст. 43 СК РФ). При буквальном толковании нормы пункта 3 ст. 43 СК РФ можно заключить, что коль скоро брачный договор регулирует имущественные отношения супругов только на период брака и (или) в случае его расторжения и в такой договор не могут быть включены положения об изменении порядка наследования и иные подобные условия на период после прекращения брака смертью одного из супругов, то передачу имущества умершего супруга по наследству можно производить так, как если бы супруги не изменили брачным договором законный режим. Подобное толкование противоречит цели и смыслу брачного договора, поэтому в целях достижения большей согласованности норм законодательства, а также для устранения неточности формулировки пункта 3 ст. 43 СК РФ следовало бы изменить редакцию нормы, изложив ее так, как предложено А. В. Слепаковой: «Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака (статья 16 настоящего Кодекса), за исключением тех прав и обязанностей, которые предусмотрены брачным договором на случай расторжения брака, а также тех положений брачного договора, применение которых к имущественным правам и обязанностям, связанным с прекращением брака, разумно вытекает из содержания брачного договора (положений о режиме имущества супругов и других)»[51].

Признание брака недействительным неминуемо ведет к недействительности брачного договора (п. 2 ст. 30 СК РФ). Закон предусматривает единственное исключение: добросовестному супругу предоставлено право сохранить брачный договор, если это соответствует его интересам.

Брачный договор, заключенный между супругами, начинает действовать с момента, когда соглашение сторон по всем существенным условиям (ст. 432 ГК РФ) достигнуто, облечено в установленную законом письменную форму и нотариально удостоверено (п. 2 ст. 41 СК РФ), вследствие чего брачный договор должен быть отнесен к консенсуальным договорам. В случае если брачный договор в соответствии с пунктом 1 ст. 41 СК РФ заключается до государственной регистрации брака, то такой договор считается заключенным под отлагательным условием, то есть вступает в силу только с момента регистрации заключения брака. Указанное обстоятельство не ставит под сомнение консенсуальный характер договора, поскольку наступление правовых последствий такого договора связано не с фактом передачи вещи, что характерно для реальных договоров, а с иным юридическим фактом — вступлением сторон договора в зарегистрированный брак.

Брачный договор по общему правилу является взаимным (двусторонним), то есть каждый из его участников одновременно наделен правами и несет обязанности. Однако можно допустить существование брачного договора, по условиям которого только обязанности возлагаются на одного супруга, тогда как другой наделяется исключительно правами. Такое возможно в случае передачи имущества в собственность от одного супруга к другому по модели договора дарения или же когда одна сторона договора управомочивается на получение содержания, а другая — обязывается его доставлять. Взаимный характер договора, по мнению А. А. Иванова, усматривается из содержания норм пункта 3 ст. 42 и пункта 2 ст. 44 СК РФ. «Брачный договор, — пишет автор, — не может ставить его стороны в крайне неблагоприятное положение или противоречить основополагающим началам семейного законодательства. Одним из таких начал является принцип равноправия супругов. Это означает, что брачный договор не может на одного супруга возлагать только обязанности, а другому — предоставлять одни права»[52]. Не возражая против того, что в подавляющем большинстве случаев брачный договор конструируется как взаимный, тем не менее, нельзя не обратить внимания на прямолинейность выводов автора процитированных строк, основывающихся на упрощенном понимании сложной правовой категории «равноправие». Равноправие — не что иное, как равная для всех свобода, всеобщее формальное (правовое) равенство, как основополагающий принцип конституционализма и элемент демократии. Равноправие женщины и мужчины во всех сферах социальной, политической, экономической жизни, в том числе и равенство в семье, отмеченное в статье 1 СК РФ среди основных начал семейного законодательства, — это один из аспектов равноправия граждан, закрепляемого статьей 19 Конституции РФ. Вместе с тем реализация принципа равенст ва супругов в семье вовсе не означает, что заключение односторонне-обязывающего брачного договора само по себе уже ставит сторону-должника в крайне неблагоприятное положение и тем самым противоречит основополагающим началам семейного законодательства.

Брачный договор может быть как срочным, так и бессрочным. Брачный договор, в котором не определен ни момент его вступления в действие, ни момент его прекращения, является бессрочным. Брачный договор, в котором определен либо момент его вступления в действие, либо момент его прекращения, либо оба названных момента, признается срочным договором. Непосредственно в законе (абз. 2 п. 1 ст. 41 СК РФ) установлено, что брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака. Поскольку возникновение прав и обязанностей, вытекающих из брачного договора, заключаемого между лицами, вступающими в брак, приурочено к наступлению события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет, то такой брачный договор является условной сделкой с отлагательным условием[53]. Качество условия признается не только за событиями, но и за действиями людей, что, разумеется, позволяет жениху и невесте влиять на наступление или не наступление условия, с которым закон связывает вступление в силу брачного договора. Иное мнение высказано С. А. Муратовой и Н. Е. Сосипатровой, которые ставят под сомнение возможность отнесения брачного договора к условной сделке на том основании, что отлагательное условие, по их мнению, является дополнительным, зависящим от воли сторон элементом сделки, то есть сделка данного вида может быть совершена и без такого условия. Указание о том, что брачный договор вступает в силу только со дня государственной регистрации заключения брака содержится в законе, а не предусматривается соглашением сторон[54]. На наш взгляд, сомнения в том, что брачный договор, заключаемый лицами, вступающими в брак, условная сделка с отлагательным условием только на том основании, что условие возникновения прав обязанностей по такому договору установлено законом, а не волей сторон, как-то предусмотрено в статье 157 ГК РФ, неосновательны. Указание закона о вступлении в силу брачного договора, заключаемого до регистрации брака, отражает специфику такого договора, проявляющуюся, в частности, в меньшей свободе усмотрения сторон и большей степени законодательного регулирования вопросов заключения, вступления в силу, а также и содержания брачного договора.

Важная особенность брачного договора — строго определенный субъектный состав. Поскольку брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака, то субъектами брачного договора могут быть как супруги, так и лица, имеющие намерение вступить в брак. К числу таких лиц относятся, во-первых, физические лица, во-вторых, мужчина и женщина[55]. Принадлежность к первой категории очевидна — это граждане, состоящие в зарегистрированном браке между собой, лица, расторгшие брак, не могут выступать субъектами брачного договора. Закон не содержит четкого указания, с какого момента граждане могут рассматриваться в качестве «лиц, вступающих в брак». Л. Б. Максимович отмечает недостатки такой формулировки закона, указывая, что она может быть истолкована как необходимость регистрации заключения брака в кратчайшие сроки после заключения брачного договора. Но законодатель не имел в виду ограничить последующее за брачным договором заключение брака какими-то временными рамками. Поэтому было бы точнее говорить о лицах, намеревающихся вступить в брак, а не о лицах, вступающих в брак[56]. Н. Е. Сосипатрова пишет: «Если норму статьи 41 СК РФ распространить на всех лиц, желающих заключить брачный договор, в том числе и на тех, кто не имеет в данный момент намерения регистрировать брак, то это породит правовую неопределенность: как долго может существовать договор, не вступая в законную силу. Общие положения обязательственного права не дают ответа на этот вопрос». Н. Е. Сосипатрова считает, что положение неопределенности не может длиться годами, потому договор, заключенный лицами, не подавшими заявление о регистрации брака (даже если он был нотариально удостоверен), можно назвать ничтожной сделкой (с пороком субъектного состава), которая не порождает и не может породить правовых последствий, если в будущем брак не будет зарегистрирован. По мнению Н. Е. Сосипатровой, для того чтобы не допустить правовую неопределенность в сроке действия договора между вступающими в брак лицами, отказавшимися от регистрации брака, этот договор надо рассматривать как прекратившийся. Свой вывод автор подкрепляет ссылкой на пункт 6 ст. 429 ГК РФ, согласно которой предварительный договор прекращается, если в указанный срок не заключен основной договор[57].

Яркая особенность брачного договора проявляется в его предмете. Дело в том, что предметом брачного договора могут быть, как наличествующие веши, имущественные права и обязанности, так и права и обязанности, которые возникнут в будущем, что не характерно для гражданско-правовых договоров[58]. Такая особенность предмета дала повод для сравнения брачного договора с фьючерсной сделкой[59]. По этому поводу хотелось бы заметить, что определение судьбы будущего имущества должно иметь конкретный характер и явно выраженную волю сторон. В противном случае должны применяться правила об изменении или расторжении брачного договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами и невозможностью предугадать перспективы отдаленного развития событий.

Кроме того, важно заметить, что будущее имущество может быть предметом брачного договора и последующих обязательств супругов при условии, что оно станет совместной или раздельной собственностью супругов. До этого момента на соответствующее имущество прав и обязанностей у супругов из брачного договора не возникает. Значит, брачный договор не может иметь характера предварительного договора (ст. 429 ГК РФ). Это обстоятельство важно подчеркнуть в связи с применением требований статьи 45 СК РФ об ответственности супругов по своим обязательствам перед третьими лицами. У третьих лиц никаких прав на будущее имущество супругов не возникает, пока оно не стало объектом их собственности. Тот факт, что брачный договор вступает в силу в будущем, то есть после регистрации брака, также не делает его предварительным, так как никаких прав и обязанностей до регистрации брака он не порождает.

К особенностям брачного договора относится и то, что его предметом являются сугубо имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Предметом близкого по содержанию гражданско-правового договора простого товарищества (совместной деятельности), согласно статье 1042 ГК РФ, могут быть и личные права участников договора, например на деловую репутацию и др.

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Брачный договор как способ регулирования имущественных отношений супругов". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1627

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>