Дипломная работа на тему "Авторский договор в гражданском праве России"

ГлавнаяГосударство и право → Авторский договор в гражданском праве России




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Авторский договор в гражданском праве России":


Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и виды авторского договора

1.1 Применение договорных конструкций в авторском праве

1.2 Виды авторских договоров

Глава 2. Заключение и исполнение авторского договора

2.1 Заключение и элементы авторского договора

2.2 Исполнение авторского договора

2.3 Существенные условия авторских договоров

Глава 3. Авторский договор и отвественность

3.1 Основания, порядок и последствия прекращения договора

3.2 Вопросы риска и ответственности по авторскому договору

Заключение

Библиографический список

Приложения

Введение

Актуальность темы дипломного исследования. В современном хозяйственном обороте все большее значение приобретают вопросы правового регулирования отношений, связанных с интеллектуальной собственностью. Обращение результатов интеллектуальной деятельности и прав на них обладают своими особенностями. Использование прав и их защита на объекты интеллектуальной собственности строится по системе частного права, т.е. производится правообладателем по его усмотрению. Непосредственная защита этих прав осуществляется в судах. Это означает, что правообладатель сам принимает решение об использовании своих прав, а передача прав другим лицам осуществляется на основе договоров, заключаемых на условиях юридического равенства правообладателя и пользователя.

В настоящее время, когда в России рассматриваются вопросы охраны и защиты интеллектуальной собственности, законодатель отсылает нас к отдельным источникам частного права. Например, используя ст. 138 ГК РФ об интеллектуальной собственности и определяя состав общего имущества супругов, подлежащего разделу, суды при разрешении спора вынуждены опираться на п. 2 ст. 34 Семейного кодекса (СК РФ), учитывая доходы от осуществления исключительных прав на результаты интеллектуальной собственности.

Принятие в качестве Федерального закона и введение в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) в основном завершает осуществляемую поэтапно, начиная с 1994 г., кодификацию нового гражданского законодательства России.

С принятием части четвертой ГК РФ завершается и начатая в нашей стране еще в конце XIX в. работа по полной консолидации и систематизации в составе Гражданского кодекса всего гражданского законодательства, регулирующего отношения в той области, которую принято называть "сферой интеллектуальной собственности". Доведению этого дела до логического конца препятствовали разные события (войны, революции, распад государства), но его принципиальная важность и практическая целесообразность никогда не вызывали сомнения ни у государственной власти, ни в серьезной отечественной цивилистике.

Степень научной разработанности. Наиболее обстоятельные научные работы данной проблеме посвятили Алехина Л.А., Антимонов Б.С., Бару М.Н., Ваксберг А.И., Воронкова М.А., Гаврилов Э.П., Гордон М.В., Дозорцев В.А. Егорова Н.Е., Еременко В.И., Иванюк О.А., Камышев В.Г., Карпычев М.В., Кириллова М.Я., Клык Н.А., Корчагина Н.П., Маковский А.Л.,Мерзликина Р.А., Перелыгин К.Г., Потапенко В.С., Савельева И.В., Силонов И.О., Трахтенгерц Л.А., Федоскина Н.И., Филина А.В., Чернышева С.А., Чибинев В.М., Юрченко А.К., Яковлев В.Ф. и многие другие.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере заключения изменения, расторжения и исполнения авторского договора.

Предметом исследования являются, нормы гражданского законодательства в части регулирования авторского договора, а также федеральные законы и периодическая печать в части относящейся к объекту исследования.

Целью данной работы является исследование авторского договора российскому законодательству.

В ходе исследования в работе решаются следующие задачи:

-          рассмотреть историческое развитие авторского договора;

-          классификацировать авторские договора;

-          определить элементы авторского договора;

-          рассмотреть содержание авторского договора;

-          определить основания, порядок и последствия прекращения договора;

-          расссмотреть отвественногсть автора и пользователя;

-          сделать выводы по совершенствованию действующего законодательства.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового и логико-юридического.

По структуре работа состоит из введения, трех глав включающих в себя семь параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

Глава 1. Понятие и виды авторского договора

1.1 Применение договорных конструкций в авторском праве

В сфере авторских отношений используются различные договорные конструкции, поскольку в разных ситуациях значительно отличаются задачи и возможности их участников, не совпадают применяемые нормы и, наконец, различен возникающий эффект. Так, ранее указывалось, что договорными являются отношения авторов (иных правообладателей) с организациями, осуществляющими коллективное управление авторскими и смежными правами. В случае создания произведения соавторами также встает вопрос о необходимости заключения соглашения. Аналогично (т.е. на диспозитивно-договорной основе) строятся и отношения создателя служебного произведения и работодателя по ряду вопросов.

Но, конечно же, центральными для обсуждаемых проблем и договорного регулирования являются отношения, возникающие между авторами и теми, кто намерен воспользоваться произведением. Отношения по использованию произведения автором, например, если автор желает сам издать произведение и к типографской организации обращается, лишь за соответствующими услугами, определяются нормами соответствующего договорного института ГК РФ (по общему правилу — это договор подряда).

Договоры о предоставлении кому-либо правовой возможности использовать авторское произведение традиционно именовались авторскими. Наименование обоснованно считалось условным, так как, например, на стороне автора могли оказаться наследники, которые, разумеется, авторами не являются. Однако подобное наименование оправдано логикой генезиса всяких прав в рассматриваемой сфере, поскольку без автора ни у кого полномочий не возникает и в принципе наименование авторскими можно было бы сохранить и сегодня за всеми теми соглашениями о передаче прав, которые изначально появляются именно у автора. Однако этому мешало и мешает наличие на стороне правообладателя лиц с различным статусом, в том числе и не авторов, а также сопряженные обстоятельства (например, состав конкретных прав и обязанностей), что приводит к отсутствию однородности различных авторских договоров.

То же самое касается и нормативно-правового регулирование рассматриваемых отношений в связи с введением в действие четвертой части ГК РФ. В соответствии со ст. 1233-1235, 1285-1287 ГК РФраспорядиться принадлежащими ему исключительным правами автор, а также иной правообладатель могут путем заключения или договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора. Такое положение надо скорректировать с общецивилистической доктриной, которая всегда исходила того, что субъекты гражданских правоотношений могут заключить как поименованные, так и непоименованные договоры. Названное положение закреплено и в ст. 421 ГК РФ, поэтому с учет: п. 1 ст. 1233 ГК РФ не только названные договоры обеспечивая распоряжение исключительным правом.

К сожалению, в тексте четвертой части ГК РФ вообще отсутствует хотя бы намек на то, что если автор не передавал всех прав на использование, то никто и никогда их получить не может.Между тем дело обстоит именно так.

Оба договора применяются в отношении одних и тех же объектов (произведений науки, культуры, искусства), но они отличаются по объему получаемых прав и последствиям такого приобретет и тот и другой договор предназначены для распоряжения исключительным правом (соответствующую главу), но если впервом случае (договор об отчуждении) предполагается не: данным именно единое исключительное право, т.е. вся масса всевозможных полномочий целиком и полностью, то по лицензионному договору перехода исключительных прав не следует. Получатель по общему правилу приобретает лишь отдельные частные возможности по использованию соответствующего объекта интеллектуальной собственности (средства индивидуализации) и в пределах, которые установлены данным лицензионным договором. В абз. втором п. I ст. 1233 ГК РФ указывается, что заключение лицензионного договора «не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату», что, видимо, должно подчеркнуть общую идею четвертой части ГК РФ о необходимости рассматривать исключительное право как некую единую и цельную вели ну, которая не уменьшается в случае заключения лицензионное соглашений. Надо заметить, что аналогично упоминаемой идее разработчиков проекта четвертой части ГК РФ решается и всё о том, уменьшается или не уменьшается право собственности на вещь в случае передачи отдельных правомочий арендатору, зрительному управляющему и т.п.

В соответствии со ст. 1241 ГК РФ переход исключительного права возможен к другим лицам и без договора в силу прямого указания закона (например, в силу универсального правопреемства и при обращении взыскания на имущества правообладателя). Но данное правило вовсе не касается случаев, когда прочие лица получают отдельные полномочия на использование произведения (так называемое свободное использование произведения) и не затрагивает ситуаций, когда договор не заключается, но должен бы быть заключен. Ведь сфера правового регулирования использования авторских произведений всегда шире сферы фактического применения соответствующих договоров. Так, применение договора об отчуждении исключительного права или лицензионного требуется также в случаях, когда учебные заведения публикуют работы преподавателей или студентов, предлагают их к продаже (например, в сети Интернет). Дипломные работы студентов есть объект авторского права[1], а сами студенты не являются субъектами трудовых отношений и правила о служебных произведениях на них не распространяются. Поэтому или надо получить согласие на безвозмездное использование или же заключать договор и платить.

Правовая природа договоров о распоряжении исключительным правом. Названный аспект имеет свою достаточно давнюю историю. В частности, традиционно дискуссия велась вокруг того, передаются ли автором права или же он только разрешает другому временно воспользоваться ими[2]. Одни правоведы указывают на принципиальную не отчуждаемость авторских прав, невозможность перенести их на другое лицо[3]. Отсюда можно сделать вывод, что автор вправе лить разрешить кому-либо воспользоваться полученными интеллектуальными результатами («концепция разрешения»). Существует мнение, что можно говорить только об уступке полномочий автора и о переходе прав от автора к новому лицу («концепция уступки»).

Есть и другие подходы, имеющие или компромиссный характер[4], или же избегающие прямого ответа[5].

Мы полагаем, что противопоставление двух указанных подходов несколько преувеличено и политизировано, в частности в связи с принижением роли автора в советский период, ограничением оборота прав. Передавая права, автор, конечно же, тем самым и разрешает использовать созданный результат, а факт разрешения содержательно означает наделение пользователя определенным объемом субъективных прав.

Реализованная в тексте Закона об авторском праве концепции правонаделения была, думается, почти оптимальной. По существу речь шла о тезисе следующего толка: у всякого лица, помимо автора, есть столько прав по использованию произведения, сколько дал ему автор. Подчеркнем — именно и только автор.

В четвертой части ГК РФ избран иной подход, поскольку изначально проводится деление всех прав на личные авторские исключительные имущественные. Неоправданно жестко по сравнению с Законом об авторском праве разделены договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор.

В целом же четвертая часть ГК РФ более определенно провести границу между личными неимущественными авторскими правомочиями, которые не могут передаваться или в каком-то ином порядке доставаться другим, и исключительными правами, которые в силу их направленности и с не меньшими логическими основаниями могли бы именоваться «пользовательскими правами» (если не учитывать, что в составе исключительного права законодатель называет и право распоряжения им). Все полномочия в этой группе прав потенциально способны к динамике, переходу, передаче, смене субъекта-правообладателя. Обладание ими дает лишь возможность иметь какой-либо положительный эффект, не требует присутствия автора и не связывает с его личностью; достаточно лишь, чтобы автор не препятствовал, не запрещал пользоваться. И даже наоборот, сама способность предоставления таких возможностей стимулирует автора (он получает эквивалентное вознаграждение), новый же правообладатель расширяет свои коммерческие ресурсы или получает иное удовлетворение.

Тезис – «все от автора» не получил достаточного нормативного закрепления в тексте четвертой части ГК РФ, но, возможно, он будет восполнен соответствующей практикой. Г. обратился в суд к ЗАО «Общественное российское телевидение» о взыскании денежной компенсации за нарушение авторских прав. Как было установлено, в передаче, посвященной творчеству Б., прозвучали песни без указания имени Г. как автора текстов. Все судебные инстанции отказали в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что между РАО (как представителем Г.) и ответчиком имеется лицензионное соглашение, не предусматривающее конкретного способа реализации прав. Кроме того, по мнению судов, все имущественные претензии Г. следует адресовать РАО. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с таким решением и указала, что отсутствие указаний в лицензионном соглашении о конкретном способе реализации права на имя не означает, что РАО может распоряжаться личными неимущественными правами, «для получения разрешения на анонимное использование произведений телекомпания должна была обратиться к автору», претензии же по поводу нарушения следует обращать непосредственно к нарушителю (т.е. к телекомпании)[6].

Поскольку правонаделение какими-либо правомочиями решающим образом в нашей ситуации зависит от автора, которому изначально и принадлежит исключительное право, то следует выяснить — как именно это происходит?

Включение в оборот авторских прав, предоставляющих возможность пользоваться объектами интеллектуальной собственности, лишь частное проявление общемировой тенденции коммерциализации огромной массы отношений. Если на первом этапе развития авторского законодательства практически никакие права не могли передаваться (во всяком случае, не мыслилось, что они переходят к другим лицам), то позднее, с осознанием коммерческого значения соответствующих объектов и тем самым с приобретением ими свойств товара, стало возможным говорить не о простом разрешении автора воспользоваться его правами, а о переходе и самих прав.

Закон об авторском праве требует непременно указывать о возможности последующего оборота прав, предусматривая такую возможность в тексте соглашения. С введением в действие четвертой части ГК РФ необходимость в возможности оборота имеется только в случае, если не предусмотрено право на выдачу сублицензий

Тот же эволюционный путь проделало и правовое регулирование отношений при уступке права требования: если в римском праве обладание обязательственным правом рассматривалось как наличие строго личной связи кредитора с должником, не допускающей замену кредитора, то в настоящее время права требования стали обычным объектом оборота[7].

Отсюда следует сделать вывод, что имущественные авторские правомочия, предоставляемые по соответствующим договорам иному лицу, правильно было бы определить как права имение передаваемые. Не случайно в п. 2 ст. 1233 ГК РФ предусмотрено, что к договорам о распоряжении исключительным правом, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и договорам лицензионным применяются общие положения об обязательствах (ст. 307-419 ГК РФ) и о договоре (ст. 420-453 ГК РФ), поскольку иное не установлено разделом VII ГК и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

В любом случае применять общие нормы следует осторожно Отношения, возникающие из договоров о предоставлении прав на использование авторских произведений, лишь отчасти имеют характер обязательств[8]. Одни общие нормы, например, о заключении Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.и прекращении, о свободе договора (ст. 421 ГК РФ), о значении и действии оферты и акцепта, толковании договора (ст. 431 ГК РФ), о договорах присоединения (ст. 428 ГК РФ) и т.д. можно применять практически безоговорочно. Другие (например, п. 3 ст. 424 ГК РФ) – только в случае совпадения смысла существа соглашения с гипотезой и диспозицией нормы. Полагаем, нет оснований для использования правил ст. 426 ГК РФ (о публичном договоре), поскольку авторский договор имеет иную природу, не носит типичного, массового характера; ни автор, ни потенциальный правообладатель не относятся к субъектам, указанным в п. 1 данной статьи.

Еще одно замечание: в п. 2 ст. 1333 ГК РФ после слов «настоящего раздела» следовало бы поставить не «и», а «или», поскольку необходимость применять иные нормы, а не общие положения об обязательствах и договорах, может следовать как из правил раздела VII ГК РФ, так и из содержания (характера) исключительных прав.

Законодатель по существу признает как определенное сходство, так и принципиальное отличие обязательств и правоотношений по договорам о распоряжении исключительным правом. Именовать их обязательственными и тем самым полностью распространить на них правила об обороте прав требования не представляется возможным в силу различия правовой и фактической природы. Если, например, право требования денежного долга связано только с соответствующим договором и не зависит от иных юридических обстоятельств, то имущественные исключительные правомочия в авторском праве рождаются как результат личных неимущественных правомочий, предшествующих им, и никогда не теряют связи с ними. Так, в случае, если будет признано, что автор в действительности оказался плагиатором и создал произведение не в результате личного творческого труда, то аннулируются и исключительные права автора, хотя сам по себе соответствующий договор был безупречен.

Правосубъектность правообладателя, безусловно, способна влиять на возможность реализации предоставленных автором прав (например, если унитарное государственное предприятие ограничено в деятельности уставом), но она не имеет решающего значения для их содержания. Данное обстоятельство позволяет утверждать, что исключительные права не формируются у правообладателя заново, а именно передаются (хотя, конечно же, не в физическом смысле). Решающим обстоятельством здесь является акт воли автора как первичного правообладателя.

Что же касается разграничения договоров об отчуждении исключительного права и договоров лицензионных, то предложения о дифференциации таких договоров выдвигались и ранее. Так. В.А. Дозорцев предлагал разграничивать соглашения о наделении авторскими правами, различая случаи передачи всех исключительных прав (в том числе права на последующее распоряжение, защиту и пр.), и случаи «предоставления» права использования[9].

Что составляет предмет и объект договоров о предоставлении прав на использование произведений? Вопрос о терминах является дискуссионным как в цивилистике в целом, так и в авторском праве[10]. Переводя проблему в прагматическую плоскость, целесообразно поставить два вопроса: Что именно передается (объект) и какие действия необходимо совершить по договору (предмет)? В таком случае объектом следует признать сами имущественные правомочия (исключительное право или отдельные полномочия по использованию произведения), а предметом (т.е. совокупностью действий, требуемых к совершению) признать действия, обеспечивающие их передачу, а также предоставление вознаграждения.

В любом случае речь должна идти о предоставлении полномочий, а не самого произведения[11], которое как таковое обычно не способно к передаче. Передача, например, рукописи не равна передаче воплощенного в ней произведения; такая передача без передачи прав на использование произведения требуемого эффекта не производит. Материальные носители, обеспечивающие существование произведения, не образуют ни произведения в целом, ни его элемента (части), а отчуждение их не приводит к переходу или предоставлению прав на результат интеллектуальной деятельности (ст. 1227 ГК РФ).

В случае покупки соответствующих материальных объектов, воплощающих соответствующее авторское произведение, с точки зрения четвертой части ГК РФ следует говорить о двух договорах: о купле-продаже материального носителя и соответствующем договоре, наделяющем приобретателя или исключительным правом на произведение или отдельными правами по использованию.

Упомянутая концепция весьма приближена к концепции перехода титула собственности на вещи, а отчасти и совпадает с нею; в таком действии сказывается, видимо, преимущественно общецивилистическая направленность усилий проектантов[12]. Но в данном случае оно не всегда оправдано. Если, например, покупается, картина, то в силу ст. 1291 ГК РФ исключительное право по-прежнему находится у автора (иное может быть предусмотрено договором); исключительное право, безусловно, переходит вместе с оригиналом к приобретателю только от лиц, не являющихся авторами (п. 2 ст. 1291 ГК РФ). Таким образом, приобретатель становится собственником оригинала, но его возможности весьма сдержанны: он может лишь демонстрировать картину, включать ее в каталоги и т.п. Естественно, он может ее, и продать, но все его попытки касаются только материального носителя. И все. Легко заметить, что с точки потребителя (покупателя) ситуация довольно странная, и плохо, что не нашлось внятных решений для создания комфортных правовых развязок в столь банальных случаях. Теоретически допустимо, что первому приобретателю достанется и исключительное право, но кто, же в простой житейской ситуации будет думать над такими юридическими аспектами и специально фиксировать переход исключительного права.

Вместе с тем понятно, что передача соответствующих прав чаще всего сопровождается и вручением определенного материального носителя произведения.

В любом случае надо передать определенные вещи, выражающие произведение или достаточную информацию о нем, поскольку новый пользователь должен определенным образом использовать произведение или передавать права на него другим лицам. Поэтому обычно передача прав по рассматриваемым договорам, в том числе по договору об отчуждении исключительных прав, не может не сопровождаться описанием конкретных действий, обеспечивающих такую передачу, хотя четвертая часть ГК РФ и умалчивает о них. Вообще говоря, должно быть передано все, что позволяет полноценно использовать произведение[13].

В рассматриваемых договорах помимо определения объект (конкретных правомочий) через описание предмета (требуемых действий) обычно определяются обязанности автора (иного правообладателя) по передаче соответствующих вещей или информации (например, экземпляра текста). Но, конечно же, могут быть случаи, когда ничего не требуется передать и в физическом смысле; так, если существо произведения известно (скажем, текст опубликовался ранее или по иным причинам доступен приобретателю) автор (иной правообладатель) просто предоставляет права через подписание соглашения.

Возможность передачи иных неимущественных прав, в том числе права на отзыв, фактически исключена, поскольку за пределами того, что связано с использованием произведения, ничто передаче не подлежит.

Например, если произведение уже было опубликовано, то ни правопреемнику, ни обладателю исключительного права (если он не автор) не может перейти право на отзыв: это нелогично. Полагаем, такой же вывод необходимо сделать и в отношении неопубликованного произведения, поскольку право на отзыв находится только у автора и обеспечивает защиту интересов именно автора. Конечно же, и обладатель исключительного права может добиваться расторжения договора или пытаться договориться ос аннулировании договора, обеспечивающего обнародование, но подобные возможности лежат в плоскости обычного гражданско-правового регулирования.

Если произведение переведено, то для издания его в переведенном виде требуется передать также исключительные права на перевод. Организация «Ф» обратилась в арбитражный суд с иском к ряду издательств о взыскании компенсации за нарушении авторских прав. При рассмотрении дела в кассационной инстанции было установлено, что ответчики осуществили тираж и распространение книги Л. Виилма «Душевный свет» в переводе на русский язык. Ответчики представили авторский договор с автором о воспроизведении и распространении произведения. Возражая против их действий, истец указал, что данный договор не предусматривает воспроизведения, и распространения произведения в русском переводе переводчиком Л. Между тем переводчик Л. является автором самостоятельного произведения — перевода указанной книги. Исключительные права на перевод Л. предоставила именно истцу. Исковые требования удовлетворены[14].

Различия указанных видов договоров требуют и раздельного их анализа.

1.2 Виды авторских договоров

Краткое определение договора об отчуждении исключительного права содержится в ст. 1234 и 1285 ГК РФ: по данному договору автор или иной правообладатель передает или обязуется передать принадлежащее ему исключительное право на произведение в полном объеме.

Заложенная в четвертой части ГК РФ конструкция исключительных прав ориентирована на то, чтобы в результате передачи исключительного права считать правообладателя имеющим принципиально неограниченные возможности по использованию и распоряжению таким правом. Исключительное право обладает большим эффектом, как и ряд других прав абсолютного характера, например, право собственности. Сходно решается и вопрос об объеме правомочий, составляющих исключительное право: если отсутствуют законодательные ограничения, права обладателя исключительного права предполагаются максимально широкими и включают в себя право на использование соответствующим объектом, которое может быть прямо, и не предусмотрено в законе.

Такой договор заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации в случаях, определенных п. 2 ст. 1232 ГК РФ, который включает в себя обязанность регистрации и самого объекта интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и потому не касается авторских произведений.

Ранее (в советский период) действовали типовые договоры, обладавшие императивным характером[15], т.е. они же служили и нормативным правовым актом для регулирования соответствующих отношений (ст. 506 ГК РСФСР 1964 г.).

С учетом положений ГК РФ договор об отчуждении исключительных прав может быть квалифицирован и как консенсуальный и как реальный — исходя из того, связывается ли его заключение с фактом передачи исключительного права или же исполнения данной обязанности произойдет позднее. Исключительное право нематериально и не способно передаваться в порядке tradio (ст. 223, 224 ГК РФ), поэтому вопрос о моменте передачи должно определяться преимущественно соглашением сторон. Консенсуальным он должен признаваться в случае, если ничего не требуется совершить помимо предоставления исключительного права. Признаком реального договора явится условие о том, что договор вступает в силу с момента совершения определенного действия, например передачи материального носителя произведения.

По общему правилу данный договор является возмездным, поскольку п. 3 ст. 1234 ГК РФ гласит, что приобретатель обязан уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение; однако норма диспозитивная, допускающая иное решение вопроса о вознаграждении. При отсутствии в возмездном догов: ре об отчуждении исключительного права условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. Правила определения цены, предусмотренные в ст. 424 ГК РФ, не применяются.

Принципиальное различие договора об отчуждении исключительного права и договора лицензионного изложено в абз. второй п. 1 ст. 1233 ГК РФ: заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права, предполагается новый правообладатель получает лишь отдельные, строго определенные возможности, а обладатель исключительного права по-прежнему сохраняет его за собой.

Договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации передается в полном объеме, считает лицензионным договором. Исключение составляет договор в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект, что легко объясняется необходимое аккумулирования достаточных полномочий у одного лица, например, при проведении театрально-зрелищного представления.

Приведенное положение четвертой части ГК РФ (ст. 1240) звало критические замечания, мотивированные тем, что автомаРисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.тизм передачи исключительного права ущемляет права авторов отдельных объектов. Однако здесь нет принудительности и автор может вообще не предоставлять никаких прав ни по какому-либо договору. Наконец, радикальность рассматриваемой нормы, отчасти, нейтрализуется указанием закона о том, что всякие условия договора об отчуждении исключительного права (равно как и лицензионного договора) не должны ограничивать право гражданина создавать результаты интеллектуальной деятельности определенного рода или в определенной области интеллектуальной деятельности либо отчуждать исключительное право на такие результаты другим лицам (п. 4 ст. 1233). Отсюда следует, что, например, условия таких договоров, запрещающие автору создавать новые произведения по данному сюжету (историческому эпизоду и т.п.), перерабатывать произведение, уступать права на вновь созданные произведения другим издателям являются ничтожными.

Если исключительное право принадлежит нескольким лицам, то согласие на передачу должно быть получено от всех под страхом признания договора недействительным. Три участника группы «Кино» передали культурно - досуговому центру «П» исключительные права исполнителей на использование результатов творчества данной группы. «П» обратился в суд иском к ЗАО «М», в связи с тем что ответчик без разрешения произвел и реализовал экземпляры фонограммы с исполнением произведений указанной группы. Однако выяснилось, что четвертый участник группы — В. Цой — своих прав исполнителя никому не передавал, не передавали их и наследники В. Цоя. При указанных обстоятельствах кассационная инстанция сделала вывод, что истец не получил исключительных прав и не может требовать их защиты[16].

Определение лицензионного договора содержится в п. 1 ст. 1235, п. 1 ст. 1286 ГК РФ: по данному договору одна сторона (лицензиар) предоставляет либо обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования произведения в установленных договором пределах. Указание на возможность предоставления прав лишь в последующем («либо обязуется предоставить») допускает конструкцию данного договора как реального. Составление такой гибкой формулировки по определению момента, когда именно предоставляются права по использованию произведения, может объясняться также намерением законодателя допустить отнесение к таким договорам и смешанные договоры, по которым до передачи прав следует вначале создать объект.

Применительно к тому, что именно передается в рассматриваемых договорах, следует поставить вопрос: можно ли заключать договоры о предоставлении прав, которые еще не возникли? Заметим, что в соответствии с п. 2 ст. 454 ГК РФ допускается заключать договоры купли-продажи товаров, которые лишь будут созданы в дальнейшем и отсутствуют на момент заключения договора (почти всякая поставка построена на такой модели взаимоотношений). И если нельзя передать то, что не существует, то можно договориться о передаче данного объекта в будущем.

Иной подход закреплен в п. 5 ст. 31 Закона об авторском праве, где указано: «предметом авторского договора не могут быть права на использование произведений, которые автор может создать в будущем». Нет ли здесь противоречия возможности заключать договор, который предусматривает создание и последующее использование произведения, которого пока нет? Возможно, редакция данного пункта не лучшая[17], но имеется в виду, что нельзя использовать произведение теми способами и в тех формах, которые неизвестны на момент заключения договора. Например, уже после подписания соглашения стал известен способ записи в формате DVD, хотя договор предусматривал традиционную запись на обычные кассеты. Имеет ли право пользователь записать на DVD? Нет.

В четвертой части ГК РФ аналогичного положения нет. Но по смыслу, в частности, ст. 1285 и п. 1 ст. 1286 ГК РФ, заключать соглашения о предоставлении прав можно и тогда, когда нет, ни самого произведения, ни прав на него.

Приведенная выше норма Закона об авторском праве направлена также на исключение ситуаций, когда автор под влиянием сложившихся тяжелых обстоятельств оказывается, вынужден идти на подписание договора о передаче прав на свои будущие произведения. История литературы изобилует примерами закабаления творческих работников, которые порой за бесценок соглашаются продавать все создаваемое ими, в том числе и еще не созданное

В четвертой части ГК РФ аналогичного положения нет. Из содержания ст. 1285, п. 1 ст. 1286 и п. 2 ст. 1288 следует, что нет препятствий для того, чтобы договариваться о том, чтобы было передано исключительное право или отдельные права на использование произведения, которое еще не создано (договор авторского заказа). Но и в таком случае передача может последовать только после появления самого произведения.

Несколько смягчает ситуацию возможность защиты прав и интересов автора с помощью правил о так называемых кабальных сделках (ст. 179 ГК РФ, на практике данный состав применяется в сочетании с нормой ст. 168 ГК РФ).

Лицензионный договор заключается в письменной форме, однако правовых последствий в виде признания его по этой причине недействительным законодатель не установил. Договор о предоставлении права использования произведения в периодическом печатном издании может быть заключен и в устной форме.

Применительно к программным продуктам лицензионные договоры о предоставлении права пользования допускается заключать путем заключения каждым пользователем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре программных продуктов или на упаковке данного экземпляра.

К сожалению, законодатель не указал на возможность применения других способов заключения рассматриваемых договоров и не предусмотрел особенностей правового регулирования с учетом специфики прав и объектов. Однако понятно, что такие договоры могут заключаться и на торгах (косвенно это подтверждается, например, в п. 2 ст. 1284 ГК РФ). Обязанность заключить договор может возникнуть и по итогам проведенного публичного конкурса (глава 57 ГК РФ) и этот порядок нередко встречается на практике. Следовало бы попытаться оценить саму возможность применения порядка заключения договоров, соотнести особенности их существенных условий с технологией проведения конкурса, установить правовые последствия отступлений от установленных норм.

Далеко не всегда проводимые конкурсы, в том числе с элементами публичности, следует квалифицировать по ст. 1057 ГК РФ. Заложенная в ней правовая конструкция по существу рассматривает публичный конкурс в качестве разновидности публичного обещания награды (глава 56 ГК РФ). Непременным признаком такого конкурса считается объявленная выплата денежного вознаграждения или иной награды. Между тем конкурсы могут проводиться на разных условиях, в том числе и без объявления награды. Ведь закон не требует всякий конкурс проводить только по правилам главы 57 ГК РФ. Типичным примером является ситуация, когда организаторы обещают лишь провести отбор заявок, предусмотрев, что с победителями они заключат авторский договор. Выплата по данному договору авторского вознаграждения не может рассматриваться как награда в значении ст. 1057 ГК РФ. Полагаем, в таком случае требование закона о непременном указании размера вознаграждения (п. 3 ст. 1234 ГК РФ) — под страхом признания его незаключенным — следует адресовать только договору, а не самому конкурсу.

Лицензионный договор бывает возмездным и безвозмездным. В возмездном договоре — так же, как и в договоре об отчуждении исключительных прав — должен указываться размер вознаграждения за использование или порядок исчисления такого вознаграждения. Вознаграждения названы непосредственно в п. 4 ст. 1286 ГК РФ: фиксированные разовые (или периодические) платежи и процентные отчисления от дохода (выручки)[18].

Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные виды использования произведений.

Однако, в отличие от договора об отчуждении исключительных прав, законодатель не указал, что отсутствие условия о размере вознаграждения приводит к признанию лицензионного договора не заключенным. Следовательно, данное условие не относится к числу существенных (ст. 432 ГК РФ).

Надо заметить, что само именование рассматриваемых договоров лицензионными не вполне удачно, поскольку в правовой системе России термин «лицензия» используется преимущественно для указания на разрешение определенных действий (деятельности) в отношениях, основанных на власти и подчинении, имеющих административный характер. Кстати, так же именуются и стороны — лицензиар (тот, кто предоставляет права) и лицензиат (лицо, получающее права).

Переход исключительного права к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного с предшествующим правообладателем. Аналогичное положение известно в праве, например, при аренде, когда смена собственника сама по себе не меняет состав прав и обязанностей арендатора.

Традиционно классификация авторских договоров проводилась исходя из способа использования произведения, поэтому выделяют договоры издательские, постановочные, сценарные, выставочные, об использовании на радио и (или) телевидении и т.п. Каждый из них тоже подразделяется исходя из особенностей использования; например, в числе издательских договоров выделяют договоры о передаче прав на литературные, музыкальные произведения, произведения изобразительного искусства и т.п.

В четвертой части ГК РФ специально выделены лишь следующие разновидности лицензионных договоров. Во-первых, в ст. 1236 ГК РФ применяется признак характера остающихся у правообладателя прав, что позволяет выделять договоры, где лицензиар сохраняет за собой право выдачи лицензий другим лицам (простая (неисключительная) лицензия) и где лицензиат такого права за собой не оставляет (исключительная лицензия)[19]. В первом случае правообладатель сам решает возможность дальнейшей передачи прав, во втором случае такая возможность достается пользователю. Если лицензионным договором не предусмотрено иное, лицензия предполагается простой (неисключительной); собственно также толковались возможности сторон и по Закону об авторском праве, а также в судебной практике[20].

В одном лицензионном договоре применительно к разным способам использования произведений могут предусматриваться как простая (неисключительная), так и исключительная лицензия (п. 3 ст. 1236 ГК РФ).

Во-вторых, ст. 1238 ГК РФ выделяет сублицензионный договор, т.е. договор, по которому лицензиат может предоставить право использования соответствующего объекта другому лицу. В целом правила о лицензионном договоре применяются и к сублицензионному договору, но с учетом некоторых особенностей. Так, по смыслу закона речь может идти о различных формах дозволения (в виде дополнительного соглашения, условия уже заключенного договора), но в любом случае оно должно содержать письменное согласие. Объем предоставляемых полномочий по такому договору не может превышать прав, имеющихся у лицензиата, и касается только тех способов использования, которые у него имеются. В случае, если такой договор заключается на срок, превышающий лицензионный договор, то он считается заключенным на срок действия лицензионного договора. Ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата несет лицензиат; эта норма диспозитивная.

В-третьих, поскольку закон допускает возможность заинтересованного лица обратиться в суд, в случаях, предусмотренных ГК РФ, за принудительным получением лицензии на использование результата интеллектуальной деятельности, то можно выделить и принудительные лицензионные договоры (ст. 1239 ГК РФ). Например, такое возможно в отношении некоторых селекционных достижений; в сфере авторского права принудительные лицензионные договоры неизвестны, а случаи безусловной передачи прав на использование произведений (например, при создании служебных произведений или прав, в отношении объектов, используемых в составе сложных объектов – ст. 1240 ГК РФ) не требуют судебного решения.

Принудительное заключение договора не требуется и в случае, когда выплата вознаграждения обязательна. В судебной практике сложилось отрицательное отношение к принудительному заключению таких договоров, что совершенно справедливо. РАО обратилось с иском к ООО «Д» о взыскании авторского вознаграждения, пени за просрочку в его оплате и обязании «Д» заключить лицензионное соглашение[21]. При рассмотрении дела в кассационной инстанции было установлено, что истец требовал обязать заключение лицензионного соглашения о публичном исполнении обнародованных произведений С. Пенкина. Требование об оплате авторского вознаграждения удовлетворено, поскольку владелец всякого помещения, в котором проводятся публичные прослушивания исполнения произведений за плату, обязан оплатить авторское вознаграждение. Но требование об обязании ответчика заключить лицензионное соглашение осталось без удовлетворения. В соответствии со ст. 445 ГК РФ заключение договора обязательно, если ГК РФ или иной закон предусматривает обязанность его заключения. Действующее гражданское законодательство не содержит обязанности физических или юридических лиц заключать соглашения при возможном исполнении авторских произведений даже в случаях, когда обязателен платеж за использование.

В-четвертых, специально в ст. 1287 выделяется издательский лицензионный договор. Он характеризуется предоставлением права использования произведения издателю; издатель как лицензиат обязан начать использование произведения не позднее срока, установленного в договоре. При неисполнении своей обязанности лицензиар вправе отказаться от договора без возмещения лицензиату причиненных таким отказом убытков. В случае отсутствия в договоре конкретного срока начала использования произведения такое использование должно начаться в срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования. Относительно такого договора законодатель считает возможным применение общих норм о расторжении договоров, указанных в ст. 450 ГКРФ.

В обоих случаях расторжение такого договора дает лицензиару право требовать выплаты вознаграждения, предусмотренного договором, в полном объеме.

Договор авторского заказа. Данный договор выделяется и в Законе об авторском праве (ст. 33). В четвертой части ГК РФ ему посвящена ст. 1288, в целом сохранившая принципы правового регулирования. По договору авторского заказа одна сторона (автор) обязуется по заказу другой стороны (заказчика) создать обусловленное договором произведение науки, литературы или искусства на материальном носителе или в иной форме. Материальный носитель произведения передается заказчику в собственность, если соглашением сторон не предусмотрена его передача заказчику во временное пользование (п. 1 ст. 1288 ГК РФ).

Если сам объект на момент заключения соглашения еще отсутствует, невозможна передача исключительных прав, но в договоре авторского заказа может быть предусмотрено отчуждение заказчику и исключительного права на произведение или, же право пользоваться произведением в определенных пределах. Соответственно к такому соглашению должны применяться правила либо о договоре отчуждения исключительного права, либо о лицензионном договоре; это позволяет также оценивать такие договоры как смешанные (п. 3 ст. 421 ГК РФ). Надо заметить, что с учетом правил четвертой части ГК становится неясным место договоров заказа как таковых, поскольку для заказчика важно получить определенный практический эффект от созданного, а автор надеется получить и материальное удовлетворение. Именно поэтому элементом договора авторского заказа обычно является группа условий об использовании произведения[22]. Но если это так, то на практике и договоры заказа всегда будут сочетаться с договорами об отчуждении исключительного права или лицензионного договора. Формальная возможность подобного действия предусмотрена и в п. 4 ст. 1288 — если договор авторского заказа заключен с условием о предоставлении заказчику права использовать произведение в установленных договором пределах, к таком; договору соответственно применяются положения, предусмотренные ст. 1286, 1287 ГК РФ (т.е. общие правила о лицензионных договорах в отношении авторских произведений).

Закон об авторском праве предусматривает, что заказчик обязан часть стоимости заказа выплатить создателю произведения авансом, остальная сумма выплачивается по завершении произведения либо в иные сроки, предусмотренные соглашением сторон. Четвертая часть ГК не содержит такой нормы, что вполне объяснимо договоры авторского заказа по Закону об авторском праве почти не отграничивались от договоров о предоставлении исключительных прав, сливались. Сегодня же предоставление авторам соответствующего вознаграждения связано с предоставлением именно прав на использование.

Те же обстоятельства позволяют усомниться в обоснованности жесткого ограничения договора авторского заказа от договоров, по которым иные лица наделяются имущественными правами. Договор авторского заказа, если он не соединен с договорами о передаче прав, трудно представить работоспособным и востребованным. Наконец, если усматривать его способным к существованию, лишь как договор о создании произведения, требуется ответить на вопрос о природе взаимоотношений, в частности о возможности квалифицировать его как договор подряда (ст. 702 ГК РФ), а также о том, каково должно быть вознаграждение, если оно будет выдаваться только за факт создания произведения без предоставления заказчику права как-то воспользоваться им.

Особенностью договора авторского заказа является установление в качестве существенного условия срока: договор должен или прямо его предусматривать или же откладывать его определение под страхом признания незаключенным.

Еще одной новеллой является установление грационного (льготного) срока в пользу автора (п. 2 ст. 1289 ГК РФ). Если срок исполнения договора авторского заказа наступил, автору при необходимости и при наличии уважительных причин для завершения произведения предоставляется дополнительный срок продолжительностью в одну четвертую часть общего срока; по соглашению сторон величина грационного срока может быть увеличена. Если же льготный срок истек, заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от договора авторского заказа. Он также вправе отказаться от договора непосредственно по окончании срока, установленного договором для его исполнения, если договор еще не исполнен, а из его условий явно вытекает, что при нарушении срока исполнения договора заказчик утрачивает интерес к договору. Данная норма введена под влиянием уже апробированного положения гражданского законодательства, установленного в ст. 328 («Встречное исполнение обязательств»).

Глава 2. Заключение и исполнение авторского договора 2.1 Заключение и элементы авторского договора

Вопрос о том, что выступает предметом авторского договора, решается не столь однозначно, как это может показаться на первый взгляд. Большинство ученых в качестве предмета авторского договора рассматривают то произведение науки, литературы и искусства, по поводу создания и (или) использования которого стороны вступают в договорные отношения. В таком подходе есть определенный резон, особенно когда дело касается авторского договора заказа. Произведение здесь выступает, как тот творческий результат, который должен быть достигнут автором по заданию пользователя и передан ему для использования[23].

Вместе с тем нельзя не учитывать того, что авторский договор опосредует отношения, связанные с использованием творческих произведений. Основной интерес пользователя состоит не в том, чтобы на свет появилось творческое произведение как таковое, а заключается в приобретении определенных прав на его использование. Поэтому более точной представляется позиция, согласно которой предметом авторского договора являются те имущественные права, которые создатель произведения или заменяющее его лицо переуступает пользователю. В настоящее время именно данный взгляд на предмет авторского договора находит наибольшее подкрепление в действующем законодательстве. Так, из правил, которые закреплены в ст.1255 ГК РФ достаточно определенно следует, что законодатель считает предметом авторского договора именно передаваемые по нему права, а не само произведение. Последнее выступает в качестве объекта тех прав, которые передаются по авторскому договору. При этом, однако, не должно упускаться из виду то обстоятельство, что авторские права всегда действуют лишь по отношению к конкретному произведению. Поэтому при заключении авторского договора должны быть согласованы и вопрос о видах и характере передаваемых по договору прав, и вопрос о понятии «объект» и «предмет» авторского договора настолько тесно взаимосвязаны, что всегда должны рассматриваться в неразрывном единстве. Рассмотрим вкратце некоторые из относящихся к ним положений, начав с характеристики объекта авторского договора.

В принципе, понятия «объект авторского права» и «объект авторского договора» в основном совпадают и различаются лишь тем, что акцент ставится на разных сторонах их содержания. В понятии «объект авторского права» на первый план выступает соответствие достигнутого интеллектуального результата тем признакам, которые необходимы для предоставления ему правовой охраны. Под объектом же авторского договора понимается конкретное произведение, условия, использования которого оговариваются сторонами договора. Объектом договора может быть как уже существующее произведение, т.е. наличный объект авторского права, так и будущее произведение, которое еще предстоит создать. В последнем случае объекта авторского права как такового еще нет и поэтому объектом договора является результат, который должен быть достигнут автором в соответствии с договором. Данный результат по усмотрению сторон более или менее детально определяется условиями договора. Если договор содержит подробные требования к виду, жанру, назначению и иным параметрам создаваемого произведения, одностороннее отступление от условий договора не допускается[24]. В судебной практике нередко встречаются решения, которыми отклоняются требования авторов о выплате им гонорара в связи с представлением организациями-заказчиками доказательств того, что авторы существенно отступили от оговоренных требований к произведению. Так, в одном судебном деле автор представил произведение, не соответствующее ранее переданному им в издательство плану-проспекту. Тем не менее, автор настаивал на одобрении издательством этого произведения, утверждая, что оно соответствует договору. Но поскольку план-проспект был приложен к договору и составлял его неотъемлемую часть, суд правильно отклонил претензии автора, указав, что произведение не отвечает заключенному сторонами издательскому договору[25].

Объектом авторского договора, как и объектом авторского права в целом, является благо нематериальное, хотя и связанное с определенным материальным носителем. Для признания творческого результата объектом авторского права достаточно, чтобы произведение было облечено в любую форму, обеспечивающую его восприятие другими людьми. К материальному носителю произведения как объекту авторского договора предъявляются более четкие и конкретные требования, содержание которых определяется по усмотрению сторон и, как правило, зависит от вида произведения и способа его использования. В некоторых случаях требования к материальному носителю определяется в нормативном порядке. Например, при сдаче оригинала произведения, созданного по издательскому договору, следует руководствоваться Основными техническими условиями 29.115-86 «Оригиналы текстовые, авторские и издательские»[26]. Данный стандарт распространяется на текстовые оригиналы для основных видов непериодических, периодических и продолжающихся изданий, выполненных как на отечественной, так и на зарубежной полиграфической базе.

Согласно ст. 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения:

литературные произведения;

драматические и музыкально-драматические произведения, сценарные произведения;

хореографические произведения и пантомимы;

музыкальные произведения с текстом или без текста;

аудиовизуальные произведения;

произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;

произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства;

произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов;

фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии;

географические, геологические и другие карты, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к географии, топографии и к другим наукам;

другие произведения.

К объектам авторских прав также относятся программы для ЭВМ, которые охраняются как литературные произведения. Кроме того к объектам авторских прав относятся:

1) производные произведения, то есть произведения, представляющие собой переработку другого произведения;

2) составные произведения, то есть произведения, представляющие собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда.

В отличие от объекта авторского договора, которым является конкретное творческое произведение, его предметом выступают те имущественные права на данное произведение, которые автор уступает пользователю. Поскольку условие о предмете относится к существенным условиям любого гражданско-правового договора (п.1. ст.432 ГК РФ), при заключении авторского договора стороны должны достигнуть соглашения о конкретных правах, передаваемых по данному договору. Чаще всего в авторском договоре оговариваются конкретные способы использования произведения, например, указывается на возможность воспроизведения произведения путем его издания на определенном языке. Возможно, однако, и предоставление пользователю общего разрешения на воспроизведение и распространение произведения. Наконец, допустим такой авторский договор, согласно которому пользователь приобретает права на использование произведения любыми закрепленными законом способами. Закон лишь подчеркивает, что предметом авторского договора не могут быть права на использование произведения, неизвестные на момент заключения договора. Смысл данного ограничения состоит в том, что нельзя переуступать права на использование произведения теми способами или в тех формах, которые пока еще не известны, но могут появиться в будущем. Наличие в Законе подобного правила вполне оправданно, так как невозможно предвидеть заранее, как новые формы и способы использования произведений могут затронуть сферу авторских правомочий.

Не являются объектами авторских прав:

1) официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы;

2) государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и тому подобное), а также символы и знаки муниципальных образований;

3) произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов;

4) сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).

Определение в договоре тем или иным образом разрешенных способов использования конкретного произведения достаточно для того, чтобы считать условие о предмете авторского договора согласованным. Безусловно, целесообразно указать в договоре и на характер передаваемых прав, а именно являются ли они исключительными или нет. Однако если данный вопрос в договоре не решен, это не означает, что его предмет не согласован.

Поскольку предмет авторского договора может составлять одно, несколько или весь комплекс имущественных прав автора, вполне допустима ситуация, когда одни авторские права передаются на исключительной основе, а другие – на неисключительной, хотя и те, и другие действуют в отношении одного и того же произведения[27].

Большое практическое значение имеет и правило о том, что все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются не переданными. Указанное правило установлено в интересах авторов и, в частности, направлено на то, чтобы пользователи, заинтересованные в приобретении более широких прав на использование произведений, точно фиксировали в договоре объем приобретаемых прав с соответствующим определением размера авторского вознаграждения за каждый способ использования произведения.

Запрет на «запродажу» прав в отношении произведений, которые автор может создать в будущем, установлен в интересах авторов, которые иногда попадают в кабальную зависимость от пользователей. Современное авторское законодательство большинства государств, включая Россию, вообще запрещает передачу прав на будущие произведения. В то же время во всем мире широко применяются авторские договоры, на основании которых авторы создают конкретные заказанные им произведения.

С рассмотренными случаями погранична ситуация, при которой авторские произведения создаются авторами в порядке выполнения служебных обязанностей. Если между автором-работником и работодателем не достигнуто на этот счет иного соглашения, предполагается, что имущественные права на использование всех будущих служебных произведений будут возникать у работодателя[28].

Субъектами авторского договора являются автор или его правопреемник, с одной стороны, и пользователь произведения, с другой. К сторонам авторского договора в полной мере относятся все те положения, которые раскрывались выше применительно к субъектам авторского права. Поэтому нет необходимости вновь подробно характеризовать понятия «автор произведения», «правопреемник автора» и т.д. Остановимся лишь на тех моментах, которые свойственны субъектам авторского права именно как сторонам авторского договора. Непременным участником авторского договора является автор произведения или его правопреемник. В тех случаях, когда автором произведения является совершеннолетнее дееспособное физическое лицо, никаких осложнений не возникает. Обычно такой автор сам заключает авторский договор или делает это с помощью поверенного. За малолетних авторов, не достигших 14 лет, авторские договоры подписывают их родители и опекуны. Несовершеннолетние авторы в возрасте от 14 до 18 лет осуществляют свои авторские права (в том числе заключают авторские договоры) самостоятельно, без контроля родителей и попечителей. Если автор признан вследствие душевной болезни недееспособным, от его имени действует назначенный ему опекун.

Авторские договоры по поводу использования коллективных произведений заключаются со всеми соавторами. При этом все они могут принимать участие в согласовании условий подписания договора либо это может сделать по их поручению любой из соавторов. При подготовке сборника соответствующие договоры должны заключаться не только с его составителем, но и с авторами всех охраняемых законом произведений, включаемых в сборник. На практике это зачастую не делается, поскольку организации, осуществляющие выпуск сборников, полагают, что отношения с авторами включаемых в сборник произведений должны быть урегулированы самим составителем. Такая позиция совершенно не основана на законе[29].

После смерти автора договор об использовании произведения заключается с его наследником по закону или завещанию. Однако наследник должен для этого обладать гражданской дееспособностью. За наследников, не достигших 14 лет, наследников, признанных недееспособными, авторские договоры подписывают их родители или опекуны. Наследники в возрасте от 14 до 18 лет, а также наследники, ограниченные в своей дееспособности по суду, заключают авторские договоры сами, но с согласия родителей или опекунов. Если наследников несколько, для заключения авторского договора необходимо их общее согласие. Возникший спор между наследниками разрешается в судебном порядке по иску любого из них[30].

Другой стороной авторского договора является пользователь произведения. Чаще всего в его роли выступают специализированные организации, основной функцией которых является осуществление издательской, выставочной и иной аналогичной деятельности. В настоящее время на практике не проводится характерный для прошлых лет жесткий контроль за соблюдением пользователями их узкой специализации. Например, сейчас, в условиях кризиса, многие специализированные издательства вынуждены в целях выживания издавать непрофильную для себя, но коммерчески выгодную литературу. Однако необходимо учитывать, что для осуществления отдельных видов деятельности по использованию произведений, в частности издательской деятельности, публичного показа и распространения аудиовизуальный произведений и др., пользователи должны обладать соответствующей лицензией.

В российской юридической науке практически общепризнанно, что договоры, по которым организации приобретают права на творческие произведения не для их использования в авторско-правовом значении этого слова, а для удовлетворения собственных нужд, не относятся к авторским. Как правило, такие организации не имеют права заниматься издательской деятельностью, для извлечения прибыли. Это, однако, не означает, что они не могут вступать в договорные отношения с авторами произведений в качестве заказчиков. Например, на практике промышленные предприятия, сельскохозяйственные кооперативы, и т.д. нередко заключают договоры с профессиональными писателями и журналистами на написание летописи предприятия или истории развития организации; с художниками и скульпторами заключаются договоры на художественное оформление фасадов, интерьеров, создание памятников и т.п. Указанные договоры ни в коей мере не противоречат действующему законодательству, однако, носят не авторский, а подрядный характер.

В новом авторском законодательстве вопросы, к

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Авторский договор в гражданском праве России". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 491

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>