Дипломная работа на тему "Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров"

ГлавнаяГосударство и право → Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров":


Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образовании

«МОСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИОЛОГИИ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

КАФЕДРА ПРАВА

 

Специальность 021100 Юриспруденция

Ефимова Татьяна Николаевна

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров

Научный руководитель:

кандидат юридических наук

Стрекаловских А.П.

Допустить к защите :

Зав. кафедрой права, профессор

_____________ И.А. Куринова

Протокол заседания кафедры №  

от «            » «     » 200  г.

Москва 2007

Аннотация

Темой настоящей дипломной работы является исследование арбитражного соглашения и практики рассмотрения внешнеэкономических споров.

Актуальность выбранной темы определяется тенденцией возрастания в Российской Федерации международных экономических отношений и существующими в связи с этим проблемами. Существуют серьезное противоречие между глобальным характером внешнеэкономического сотрудничества и правовым механизмом, в рамках которого преимущественно регулируются международные отношения.

Данная дипломная работа состоит из введения, трех глав, имеющих внутреннее деление, заключения и списка использованных источников и литературы.

В дипломной работе проведено исследование общей характеристики законодательства о международном коммерческом арбитраже; понятия арбитражного соглашения, его формы и содержания; эффективность мер по обеспечению иска в третейском разбирательстве, особенности его исполнения и обжалования

Информационной базой проводимого исследования послужили научная литература по теме исследования, материалы судебной практики, нормативные правовые акты. Поставленные задачи будут решаться общими и специальными методами. Такими, как, социологический, статистический, исторический, формально юридический.

Настоящая работа может представлять интерес для специалистов работающих в сфере международных экономических отношений.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение                                                                                         

Глава 1 Общая характеристика законодательства

о международном коммерческом арбитраже                                      

1.1.Модельный закон ЮНСИТРАЛ и национальные

законы о международном коммерческом арбитраже                                   

1.2. Международный арбитражный суд, внутригосударственные

третейские суды и их деятельность                                                                

Глава 2 Внешнеэкономические споры, подлежащие рассмотрению международными арбитражными судами. Процедуры рассмотрения внешнеэкономического спора                                                               

2.1. Арбитражные соглашения как юридический факт для рассмотрения дела международным коммерческим арбитражем          

2.1.1. Виды арбитражных соглашений                                       

2.1.2. Правовая характеристика арбитражного соглашения              

2.1.3. Форма арбитражного соглашения                                             

2.2. Правовые основания и процедуры третейского

разбирательства                                                                                      

2.2.1. Процессуальный порядок вынесения решения по спору  

2.2.2.Признание и исполнение решений арбитражных судов   

2.2.3.Признание и исполнение третейских решений

на территории РФ                                                                        

Глава 3 Практические проблемы международного коммерческого

арбитража при рассмотрении внешнеэкономических споров

в настоящее время                                                                                 

3.1Эффективность мер по обеспечению иска

в третейском разбирательстве                                                              

3.1.1. Правовые основания принятия мер по обеспечению иска         85

3.2.     Эффективность обжалования вынесенных арбитражных

решений                                                                                                 

Заключение                                                                                   

Список библиографической литературы                                                       

Список сокращений

МКАС - Международный Коммерческий Арбитражный Суд

МАК – Морская Арбитражная Комиссия

РСПП – Российский союз промышленников и предпринимателей

ТПП – Торгово  Промышленная Палата

ТС – Третейский Суд

ВТАК – Внешнеторговая Арбитражная Комиссия


Введение

Объектом исследования дипломной работы «Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров» является актуальной на сегодняшний день. Ее острота обусловлена тем, что в Российской Федерации возникает тенденция возрастания международных экономических отношений и как следствие этого углубление интеграционных процессов, происходящих во всех сферах жизнедеятельности мирового сообщества, что привлекает внимание, как юристов, так и простых граждан. Это объясняется тем, что главным приоритетом развития становится создание единого рынка товаров, услуг, инвестиций. На долю внешнеэкономических отношений приходится существенная часть мирового экономического сотрудничества. В связи с этим проблемам регулирования внешнеэкономических связей уделяется значительное внимание со стороны, как государств, так и международных организаций. Существует серьезное противоречие между глобальным характером внешнеэкономического сотрудничества и правовым механизмом, в рамках которого преимущественно регулируются международные отношения. Подобная ситуация порождает комплекс проблем, главная из которых – создание единых правил для участников этих отношений. Сегодняшняя практика арбитражных судов говорит о востребованности и распространенности института внешнеэкономических отношений.

Объектом дипломной работы являются нормы международного права и внутреннего российского законодательства регулирующие процедуру внешнеэкономических споров и заключение арбитражного соглашения. В Типовом законе (принят в Нью-Йорке 21 июня 1985) ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже», принятом в Нью-Йорке 21.06.1985 г. записано: «арбитражное соглашение – это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с каким-либо конкретным правоотношением». Таким образом, арбитражное соглашение – это соглашение, выражающее волю сторон о передаче споров в арбитраж.

Предметом проводимого исследования является арбитражное соглашение, как основа разрешения внешнеэкономических споров.

Целью дипломной работы является анализ различных видов арбитражных соглашений, выявление их положительных сторон и недостатков, выработка предложений по совершенствованию законодательства.

В соответствии с указанной целью можно определить следующие задачи дипломной работы:

- рассмотреть виды, характер, форму и содержание арбитражных соглашений

-           определить порядок направления и заполнения исков в международный коммерческий арбитраж

-           обозначить правила вынесения решений международного коммерческого арбитража по внешнеэкономическим спорам

-           показать каким образом происходит исполнение и оспаривание решений международного арбитража,

-           дать оценку применения международных обычаев и иных неформальных источников, а также нормам, имеющим международное происхождение.

Задачей дипломной работы является анализ арбитражного соглашения как основы при рассмотрении внешнеэкономического спора, его положительные стороны и недостатки.

Цель и задачи работы определяются её структурой. Дипломная работа состоит из трех взаимосвязанных частей.

Гипотезой исследования является возможность на практике рассмотреть систему урегулирования внешнеэкономических споров по аналогии и употребить единообразный подход по вопросу применения норм международного и национального права в решении внешнеэкономических разногласий.

Поставленные задачи будут решаться общими и специальными методами. Такими, как, социологический, статистический, исторический, формально юридический.

В дипломной работе использованы научные выводы: российских ученых – авторов в области международного частного права и гражданского права таких, как М.М.Богуславский, М.И.Рагинский, В.В.Витрянский, А.Г.Котельников, Е.В.Брунцева ,В.П.Звеков ,А.И.Минаков.

Цели и задачи, поставленные в предложенной работе, будут решаться путем рассмотрения законодательства Российской Федерации, международных нормативно-правовых актов, использования Обзора судебной практики Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Нормативные акты, ссылки которые содержатся в дипломной работе, приведены с учетом изменений и дополнений на дату написания работы.


Глава 1 Общая характеристика законодательства о международном коммерческом арбитраже

1.1 Модельный закон ЮНСИТРАЛ и национальные законы о международном коммерческом арбитраже

Для системного восприятия законодательства о международном коммерческом арбитраже необходимо отследить историю его становления в России. Развитие права в государствах Европы на протяжении веков косвенным образом обуславливало развитие, в широком смысле слова – права Российской Империи. Из далеких времен существования Священной Римской Империи Немецкой Нации шел процесс онемечивания римского частного права, придания ему черт и особенностей того времени, во многом и современных черт. «Гражданский процесс не изменился за последние 2500 лет» – существующее мнение во многом истинно, когда говорят о неразрывной восходящей связи римского, немецкого, российского гражданского процессуального права. Существенное влияние на российскую правовую культуру оказало и французское право, в том числе знаменитый Кодекс Наполеона, который дополнялся соответствующим французским гражданским процессуальным законодательством. Перенимание у Европы прогрессивных элементов культуры в свое время прямо или косвенно сводилось, в том числе, и к перениманию правовых норм, по которым регулировалась жизнь общества. Философские трактаты и правовые учения европейских мыслителей пользовались популярностью среди русской знати, в первую очередь у монархов. Все новое когда-нибудь обязательно переставало быть новым и становилось нормой.

Судебная реформа в России в конце 19 века является одним из свидетельств данному тезису. Законодательство царской России перед Первой Мировой войной все еще продолжало испытывать на себе влияние права крепнущей Германской Империи – уже имеющей к тому времени в своем распоряжении Гражданский Процессуальный Кодекс 1879 г., действующий по сей день. В свою очередь, после окончания Великой Отечественной Войны советская правовая система оказала сильнейшее влияние на формирование нового правопорядка в странах Восточной Европы, в том числе в Германской Демократической Республике. В конце XX века стало возможным говорить о том, что существовавший разрыв в развитии правовых систем стран Западной и Восточной Европы был преодолен, а в XXI век Россия вошла уже с новыми правовыми системами, которые по своей структуре являются значительно современными, чем правовые системы государств Европейского Союза.

Импульсом для создания такого законодательства стал Модельный Закон ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже", который был рекомендован к принятию Общим Собранием Организации Объединенных наций 11.12.1985 г. Как известно, идея его разработки была сформулирована еще в 60-е гг. в Международном Торговой Палате (г. Париж), теперь эта организация является учредителем одного из самых известных и широко используемого международного арбитражного суда. Благодаря подготовке данного акта Комиссией ООН, состоявшей из специалистов разных государств, было обеспечено международное признание Модельного Закона, которое своим результатом имело постепенное принятие национальных законов на основе модельного. Первой страной, инкорпорировавшей в свою правовую систему Закон ЮНСИТРАЛ, была Канада (1986г.)[1].

В Российской Федерации Закон «О международном коммерческом арбитраже» вступил в силу и действует с июля 1993 г. Его текст максимально приближен к положениям Модельного Закона ЮНСИТРАЛ. Ранее на территории Советского Союза и Российской Федерации до 1993 г. действовало «Положение о международном арбитражном суде». Одной из отличительных особенностей действующего российского закона является включение в его текст Приложения №1 о конкретном третейском суде – Международном Коммерческом Арбитражном Суде (МКАС) при ТПП РФ, г. Москва (старейшем третейском суде, действующим до сих пор, начиная с 1932 г.), а также положения о Морской Арбитражной Комиссии (МАК) при ТПП РФ.[2] Российская Федерация является основной экономической доминантой с динамично и устойчиво развивающимися секторами добывающей и перерабатывающей промышленности. Успешно идет диверсификация российской экономики, которая все меньше становится зависимой от экспорта сырья и в свою очередь начинает осваивать зарубежные рынки товаров с высокой степенью обработки. В то же время продвижение продаж неиссякаемого ресурса - российской электроэнергии на Запад делает особенно привлекательным этот сектор экономики для внутренних и иностранных инвестиций и увеличивает экономический и стратегический потенциал государства. Россия является государством с наиболее хорошо развитой системой рыночных законов. Существующая более 70 лет традиция разрешения споров в Международном Коммерческом Арбитражном Суде при Торгово-Промышленной Палате РФ в г. Москве в дальнейшем будет проанализирована в данном исследовании. На современном этапе типовой Закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» создал единые рамки для рассмотрения внешнеэкономических споров в самых разных государствах. Однако смежные национальные нормативные акты, содержащие, к примеру, коллизионные нормы, в соответствии с которыми определяется, в том числе и применимое судом для разрешения спора право, остаются оригинальными и своеобразными, несмотря на все попытки унификации по сей день. Впрочем, и базовая основа, содержащаяся в типовом Законе ЮНСИТРАЛ, не всегда полностью перенимается при принятии соответствующего нормативного акта.

1.2.Международный арбитражный суд, внутригосударственные третейские суды и их деятельность

Арбитраж признается международным, если отвечает определенным условиям: во-первых, коммерческие предприятия сторон арбитражного со­глашения в момент его заключения должны находиться в различных государствах; во-вторых, место арбитража должно находиться за пределами государства, в котором стороны имеют свои коммерческие предприятия, если оно определено в арбитражном соглашении или в соответствии с ним. или любое место, где должна быть исполнена значительная часть обязательств, вытекающих из торговых отношений, или место, с которым наиболее тесно связан предмет спора, также должно находиться за пределами государства, в котором стороны имеют свои коммерческие предприятия; в-третьих, стороны прямо выраженным образом договорились о том, что предмет арбитражного соглашения связан более чем с одной страной.

На территории России деятельность международных третейских судов регулируется Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже»[3], основанным на Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 21 апреля 1961г.) и типовом законе ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» (комиссия ООН по праву международной торговли, 21 июня 1985года). Положения Закона о МКА о направлении сторон спора из государственного суда в третейский суд, об обеспечительных мерах, об основаниях и порядке признания и проведения в исполнение решений третейских судов применяются и в случаях, когда арбитраж находится вне территории России (ст.1 Закона о МКА).[4] Регламенты международных арбитражных судов, действующих на территории РФ, должны быть подчинены положениям Закона о МКА, в котором практически полностью отсутствуют императивные нормы. Положения Закона о МКА могут быть изменены соглашением сторон. Характерной чертой Закона о МКА является отсутствие конкретных установлений, поэтому регламенты международных коммерческих судов обычно детализируют положения о процедуре рассмотрения дела.

При заключении арбитражных оговорок стороны вправе руководствоваться Арбитражным Регламентом ЮНСИТРАЛ (Комиссия ООН по праву международной торговли,1976г.)

Международные третейские суды, как правило, рассматривают споры, имеющие международный характер и возникающие в сфере делового оборота. Однако это правило не является абсолютным: регламентом соответствующего суда может быть предусмотрено право разрешения споров, возникающих в сфере делового оборота, которые не имеют международного характера (например, ст.1 Арбитражного регламента Международного Арбитражного суда при Международной торговой палате (Париж), ст.1 регламента арбитражного института торговой палаты Стокгольма и др.[5]). Применяя право, международный третейский суд не стеснен рамками национального законодательства по месту своего нахождения (ст. 28 Закона о МКА).

Кроме известного во всем мире Международного Коммерческого Арбитражного Суда[6] при Торгово-Промышленной Палате РФ (г. Москва) на территории России в настоящее время организовано и действует несколько десятков международных арбитражных судов и третейских судов, регламенты которых позволяют разрешать споры с участием сторон из других государств. Среди российских центров международного коммерческого арбитража кроме г. Москвы можно выделить г.г. Санкт-Петербург, Саратов, Челябинск, Нижний Новгород, Краснодар, Воронеж, Барнаул и т.д. как правило, третейские суды там организованы и действуют при региональных торгово-промышленных палатах. В настоящее время в Российской Федерации пока не существует какого-либо объединения, которое бы систематизировало и анализировало результаты деятельности российских третейских судов

В качестве примера создания на территории Российской Федерации третейского суда со специфической компетенцией, можно привести Третейский Суд при Российском Союзе промышленников и предпринимателей (в соответствии с его Регламентом на рассмотрение данного суда могут передаваться споры с иностранным элементом, поскольку членами РСПП являются юридические лица с участием иностранного капитала, а также иностранные компании).

Внутригосударственные третейские суды создаются и действуют на основании ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»[7]. Эти суды рассматривают экономические споры между субъектами, действующими на территории России и не обремененными ино­странным элементом.

В Законе о ТС прямо определены принципы третейского разбирательства (ст. 18). В отличие от Закона о МКА Закон о ТС обладает большим количеством императивных и детализирующих предписаний. В нем установлены императивные требования, предъявляемые к третейским судьям и к их числу (ст. 8, 9), запрет на изменение обязательных правил третейского разбирательства (ст.19) и т.д. Законом о ТС предусмотрен свидетельский иммунитет третейского судьи (ст.22)

По времени действия третейские суды принято подразделять на два вида созданные для рассмотрения одного спора (ad hoc) и постоянно действующие.

Третейский суд ad hoc создается по письменному соглашению сторон договора либо иного существующего между сторонами правоотношения (ст. 7 Закона о ТС, ст. 2 Закона о МКА) для разрешения конкретного спора.

Соглашение о третейском суде ad hoc считается достигнутым с момента заключения между сторонами третейского соглашения (ст. 5 Закона о ТС, ст. 7 Закона о МКА). Третейский суд ad hoc прекращает свое действие после принятия решения по конкретному делу (ст. 13 Закона о ТС, ст. 32 Закона о МКА).Соглашение о создании третейского суда ad hoc и порядок разбирательства в нем устанавливается в основном договоре, заключаемом между сторонами, либо в специальном договоре.

Правила о третейском разбирательстве ad hoc в значительной степени регулируются соглашением сторон. К императивным установлениям закона относятся требования, предъявляемые к третейскому судье (ст. 3 Закона о ТС, ст. 11, 12 Закона о МКА), форме искового заявления (ст. 23 Закона о ТС, ст. 23 Закона о МКА), по­рядку извещения сторон (ст. 27 Закона о ТС, ст. 24 Закона о МКА), порядку принятия, форме и содержанию третейского решения (ст. 32, 33 Закона о ТС, ст. 29, 31 Закона о МКА), основаниям прекращения третейского разбирательства (ст. 38 Закона о те, ст. 32 Закона о МКА) и д.Стороны, придя к соглашению о создании третейского суда ad hoc, вправе самостоятельно определять количество третейских судей, их кандидатуры, процедуру их отвода, место, язык и порядок третейского разбирательства, полномочия суда (ст. 8-14, 19-21, 25, 29, 30 Закона о ТС, ст. 10, 19, 20, 22, 24-26 Закона о МКА).

В зависимости от предмета третейского разбирательства при третейском разрешении спора ad hoc применяются нормы российского права (ст. 6 Закона о ТС) или нормы права, которые стороны избрали в качестве применимых по существу спора (ст. 28 Закона о МКА). Независимо от применимого права третейский суд принимает решение с учетом условий договора и обычаев делового оборота, применимых к спорным правоотношениям (ст. 6 Закона о ТС, ст. 28 Закона о МКА).

Решение третейского суда ad hoc вместе со всеми материалами дела в месячный срок после его принятия подлежит направлению в арбитражный суд субъекта РФ, на территории которого принято ре­шение третейского суда (ст. 38 АПК, ст. 39 Закона о ТС).

Постоянно действующий третейский суд - созданный в установленном законом порядке орган для разрешения споров, действующий на основании утвержденного положения (регламента).[8] Постоянно действующий третейский суд образуется юридическим лицом или объединением юридических лиц, созданных в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Третейский суд действует при создавшем его юридическом лице (объединении юридических лиц). Федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов РФ, а также органы местного самоуправления не вправе образовывать постоянно действующие третейские суды (ст. 3 Закона о ТС).

Решение о создании и прекращении деятельности третейского суда принимает полномочный управленческий орган юридического лица. В его же компетенцию входит утверждение положения (регламента) о постоянно действующем третейском суде и утверждение списка третейских судей. После утверждения состава третейских судей и регламента третейский суд считается образованным. Организация, при которой действует третейский суд, уведомляет арбитражный суд субъекта РФ, на территории которого действует третейский суд, о его создании путем направления копий документов, свидетельствующих об образовании третейского суда (ст. 3 Закона о ТС).

Регламент постоянно действующего третейского суда не является для сторон обязательным, кроме положений, установленных регламентом в соответствии с императивными предписаниями закона (см. выше императивные установления для суда ad hoc). В зависимости от положений регламента численность и состав третейских судей постоянно действующего третейского суда могут быть как обязательными, так и рекомендательными для сторон спора (ст. 3, 9 Закона о ТС, ст. 10, 11 Закона о МКА). Правила третейского разбирательства, не урегулированные законодательством, регламентом и сторонами, определяются третейским судом (ст. 19 Закона о ТС, ст. 19 Закона о МКА).

Дело, разрешенное постоянно действующим третейским судом, хранится в его архиве в течение пяти лет, если иной срок не предусмотрен регламентом третейского суда (ст. 39 Закона о ТС).

По субъектному составу спорящих третейские суды подразделяются на предусматривающие рассмотрение споров без участия физических лиц и предусматривающие рассмотрение споров в том числе с участием физических лиц. Право суда на рассмотрение спора с участием физического лица оговаривается в положении о третейском суде.

По объекту спора третейские суды подразделяются: на созданные для рассмотрения любых споров, возникающих в сфере делового оборота, и для рассмотрения споров, возникших из определенных правоотношений (Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ, Спортивный арбитражный суд, Комиссия диспашеров и др.).[9]

В данной главе показана общая характеристика законодательства о международном коммерческом арбитраже, для того чтобы проследить становление законодательства РФ в сфере международных экономических отношений. Это необходимо для более широкого рассмотрения основной цели данной работы, а именно, рассмотрение споров международными арбитражными судами и арбитражные соглашения, как основание для начала разбирательства. Высокий авторитет государственной судебной власти не ставится под сомнение ни в одной стране мира, и в то же время практически в каждой из них имеются альтернативные способы разрешения споров. В большинстве случаев это осуществляется третейскими (арбитражными) судами, имеющими глубокие исторические корни в разрешении споров между купцами с помощью избираемых ими авторитетных лиц - арбитров, которым доверяли порой больше, чем кому-либо другому.
Всеобщее признание третейских судов основывается, прежде всего, на мнении крупных предпринимателей, которые традиционно обращаются к ним за помощью в разрешении экономических споров.


Глава 2 Внешнеэкономические споры, подлежащие рассмотрению международными арбитражными судами. Процедуры рассмотрения внешнеэкономического спора

2.1. Арбитражные соглашения как юридический факт для рассмотрения дела международным коммерческим арбитражем     

2.1.1.Виды арбитражных соглашений

Арбитражное соглашение представляет собой согласованную волю сторон о передаче спора между ними на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж. Специфика международного коммерческого арбитража заключается в добровольности обращения в арбитраж и одновременно – в обязательности арбитражного соглашения. Арбитраж может принять дело к производству только при наличии ясно выраженного соглашения сторон.

Особенность арбитражного соглашения – оно строго обязательно для сторон и они не могут уклоняться от передачи спора в арбитраж; суд общей юрисдикции не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть решение арбитража по существу. В Типовом законе ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» от 1985г. записано, что «арбитражное соглашение – это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с каким-либо конкретным правоотношением»[10]. Таким образом, арбитражное соглашение – это соглашение, выражающее волю сторон о передаче споров в арбитраж. Соглашение может иметь в виду все или только определенные споры; споры, которые уже возникли или которые могут возникнуть в будущем. Правоотношения, в связи с которыми возникают споры, как правило, имеют договорный характер, но могут возникать и по другим основаниям (обязательства из деликтов)[11]. Наличие арбитражного соглашения между сторонами коммерческого спора – это обязательное условие рассмотрения этого спора в арбитраже.

В настоящее время существует три вида арбитражных соглашений: арбитражная оговорка (arbitration clause), арбитражный договор (arbitration agreement) и третейская запись (submission agreement).

Арбитражная оговорка – соглашение сторон контракта, непосредственно включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть потенциально из данного контракта. Это условие о передаче дела в арбитраж в случае возникновения спора в будущем (clause compromissoire), которое предусматривает юрисдикцию определенного арбитражного суда. Арбитражная оговорка является наиболее распространенным видом арбитражного соглашения, своеобразным обеспечительным средством выполнения договорных обязательств, которое гарантирует квалификационное разбирательство спора и возможность принудительного исполнения решения. Стороны довольно часто не придают должного значения арбитражной оговорке, что на практике приводит к тому, что компетенция арбитража на рассмотрение того или иного конкретного спора оспаривается на основании недействительности самого арбитражного соглашения[12].

   Третейская запись – это отдельное от основного контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего спора (compromise). Это наиболее предпочтительный вид арбитражного соглашения, так как соглашение сторон об арбитраже совершенствуется, когда разногласия уже возникли и стороны определенно представляют характер спора. На практике заключение третейской записи является труднодостижимым, так как интересы сторон, как правило, являются принципиально противоположными[13]. Сторона-нарушитель может уклониться от передачи спора в арбитраж, а потерпевшая сторона не обладает средствами, способными заставить своего контрагента дать согласие на передачу дела в арбитраж.

Арбитражный договор – это самостоятельное соглашение сторон между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным контрактом или группой контрактов, или в связи с совместной деятельностью в целом. На практике арбитражный договор встречается достаточно редко – в основном, если этого требует национальное законодательство (арбитражный договор по одному контракту) либо если между сторонами существуют устойчивые и разнообразные внешнеэкономические связи.[14]

 Таким образом, арбитражное соглашение может быть заключено в любой из этих форм (см. ч.2 ст.1 Европейской конвенции; ч2 ст.2 Нью-йоркской конвенции; ч.1 ст.7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже). Многие годы ученые спорят о том, что же все-таки такое международный коммерческий арбитраж, какова его правовая природа? Очень кратко существующие точки зрения можно охарактеризовать так. Одна группа ученых рассматривает международный коммерческий арбитраж как судебный орган, к которому стороны обращаются за разрешением спора. Т.е. арбитраж полностью самостоятелен, имеет свою процедуру, обладает властными полномочиями, а арбитражное соглашение выступает в роли процессуального документа, определяющего подведомственность спора (обычное пророгационное соглашение). Договорная теория исходит из того, что арбитраж полностью обязан своим существованием договору между сторонами, которые не только определяют его полномочия, но и дают ему силу выносить решению по определенному спору, т.е. арбитражное соглашение имеет учредительный характер. Отношения между сторонами спора, а также между ними и арбитражем строятся на договорных началах, в арбитражном соглашении содержатся их права и обязанности. И, наконец, смешанная теория (имеет место быть у нас в стране) соединяет черты вышеназванных теорий.

 Арбитраж представляет собой институт особого рода (sui generis), в основе которого - арбитражное соглашение, которое в свою очередь является частным материально-правовым договором, влекущим процессуальные последствия публичного характера. Это установление подведомственности спора только арбитражу, обязательность арбитражного решения и для сторон, и для других лиц и органов, возможность его принудительного исполнения. Итак, арбитражное соглашение - договор, имеющий двойственную природу. В нем проявляются как материально-правовые черты, так и черты процессуального характера. Отнесение того или иного элемента арбитражного соглашения к вопросу материально-правового характера, либо процессуального характера, имеет не только чисто теоретическое значение, но практическое. От этого, например, зависит выбор права для решения конкретного вопроса. Например, в США от решения вопроса как трактовать отношения по заключению и исполнению арбитражного соглашения: как материально-правовые или как процессуальные, зависит, какое право будет применяться - федеральное или право штатов. "Практическую значимость проблемы юридической природы арбитража в России показал А.И. Минаков на примере двух арбитражных дел, рассмотренных во Внешнеторговой арбитражной комиссии (ВТАК) при Торгово-промышленной палате (ТПП) СССР: иск швейцарской фирмы "О Майер" о взыскании убытков, вызванных неприятием ответчиком части товара по контракту к итальянской фирме "Коджис" и иска В/О "Тракторэкспорт" к индийской фирме "Тарапур". Если в первом деле ВТАК при ТПП СССР квалифицировала вопрос о допустимости арбитражного соглашения как вопрос материально-правового характера и не разграничила вопрос о допустимости арбитражного соглашения с вопросом о его форме, и, как следствие этого, признала возможность применения иностранного права, то во втором деле вопрос о допустимости арбитражного соглашения был квалифицирован как процессуальный"[15].

Вопросы квалификации самого соглашения (форма соглашения, круг сделок, на которые они распространяются, праводееспособность сторон, его заключивших[16] имеют материальный характер. Поэтому для их разрешения нужно найти применимое право. Нарушение установленных правил заключения арбитражного соглашения может привести к негативным последствиям для сторон, стремящихся к арбитражному рассмотрению спора - отказ арбитража от рассмотрения дела в связи с отсутствием компетенции, последующая отмена арбитражного решения, отказ в признании и приведении в исполнение решения. Ни международные акты, ни акты внутреннего права не содержат прямых указаний на то, праву какой страны должно соответствовать арбитражное соглашение, чтобы иметь юридическую силу и быть способным вызвать соответствующие процессуальные последствия. Решить этот вопрос нам помогут нормы закрепляющие полномочия государственных судов, решающих вопрос о своей компетенции или об отмене арбитражного решения, либо полномочия компетентных органов решающих вопрос о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Определение применимого права зависит от того, кто и по какому поводу разрешает данный вопрос. Все три вида арбитражного соглашения, по сути, ничем не отличаются, имеют одинаковую юридическую силу: это три формы одного и того же явления – соглашения сторон об арбитражном разбирательстве. Национальные законы и международные договоры не проводят никаких правовых различий между отдельными вида используют для них единый термин «арбитражное соглашение» В Нью-Йоркской конвенции «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» от 1958 г.[17] упоминаются все три вида арбитражных соглашений, которые имеют одинаковую юридическую силу.[18] Однако арбитражная оговорка, третейская запись, арбитражный договор представляют собой самостоятельные, независимые друг от друга виды арбитражного соглашения. Для того, чтобы стороны могли обратиться в арбитраж, достаточно одного вида арбитражного соглашения. Тем не менее, на практике часто встречаются случаи, когда в отношении одного и того же контракта действует и третейская запись и арбитражная оговорка[19]. Это бывает, в частности, когда в арбитражной оговорке предусмотрены определенные виды споров, подлежащих рассмотрению в арбитраже. В случае, когда по этому же контракту возникает спор иного характера, стороны, желающие передать его на рассмотрение в арбитраж, заключают третейскую запись, являющуюся самостоятельным арбитражным соглашением. Если, как это чаще бывает, вопрос о передаче споров в арбитраж обсуждается при заключении контракта, арбитражное соглашение включают в контракт как одно из его условий; такое соглашение именуют арбитражной оговоркой контракта. Соглашение об арбитраже может быть заключено в виде отдельного документа, в том числе с целью разрешения уже возникшего спора.

Именно этому вопросу, об арбитражной оговорке, довольно часто не уделяется должного внимания при заключении контрактов. Записывают, например, что «спор подлежит разрешению в арбитраже» или «арбитраж – в Москве», но в каком именно арбитраже, в каком арбитраже в Москве, - не указывают. Из-за своей неопределенности такая оговорка может быть реализована только при условии, если спорящим сторонам удастся договориться об устранении этого дефекта.[20]

   Следует добавить, что арбитражное соглашение (в том числе и арбитраж­ные оговорки, включенные во внешнеторговый контракт) обладает в отношении сделки юридической самостоятель­ностью, автономностью. Это означает, что действитель­ность арбитражного соглашения не зависит от действи­тельности того контракта, в отношении которого оно было заключено. Иногда при рассмотрении споров это положение приобретает решающее значение.

В качестве примера можнопривести дело по иску В/О «Союзнефтеэкспорт» к фирме «Джок ойл». Российское объединение подписало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количества нефти и нефтепродук­тов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бермудских остро­вах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной оговорки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматриваться во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве, обратился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд. Ответчик, прежде всего ссылался на недействительность контракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председателем объединения, что явилось нарушением советского законодательства, согласно которому договоры должны подписы­ваться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой и недействительность арбитражной оговорки, устраняя тем самым компетенцию ВТАК по возникшему спору. ВТАК признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. ВТАК исходила из самостоятельности арбитражной оговорки. «Арбитражное соглашение,— указывалось в решении,— может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требований закона, относящихся к содержанию и форме заключен­ного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет, и ни одна из сторон не заявляла о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства». В итоге ВТАК признала, что арбитражное соглаше­ние «является процессуальным договором, не зависимым от мате­риально-правового договора, и что поэтому вопрос о действитель­ности или недействительности этого договора не затрагивает согла­шения», а последнее само по себе в данном случае юридически действительно.[21]

 Также различают еще одно деление арбитражных соглашенийна безотзывные и зависимые. Процессуальный эффект зависит от того каким свойством наделено арбитражное соглашение по праву данной страны[22]. Точнее будет, если сказать что, арбитражное соглашение обладает безотзывностью либо зависимостью в зависимости от вызываемого им процессуального эффекта. Если государственный суд, в который поступил иск, обнаружив наличие действительного арбитражного соглашения, по собственной инициативе обязан прекратить производство по делу и направить стороны в арбитраж, то говорят, что арбитражное соглашение обладает безотзывностью, Такой порядок действует в США. Арбитражные соглашения «признаются безотзывными и имеющими юридическую силу на территории каждого штата»[23]. Если арбитражное соглашение обладает зависимостью, государственный суд обязан принять дело к производству даже при наличии действительного арбитражного соглашения, если против этого не возражает другая сторона спора. Таким образом, чтобы исключить компетенцию государственного суда, сторона в споре должна совершить процессуальное действие – заявить отвод государственному суду. Такой порядок действует в нашей стране[24]. То же самое предусматривают и международные нормы[25].

Можно выделить два случая, когда государственному суду приходится рассматривать вопрос о допустимости арбитражного соглашения:

- сторона обращается в суд с иском о признании арбитражного соглашения недействительным;

- сторона обращается в суд с иском по тому же предмету, по тем же основаниям и к тому же ответчику, что и в арбитраж.

 В первом случае суд должен принять дело к рассмотрению и вынести решение, независимо от арбитража. Правильность действий суда в данном случае не подлежит сомнению (при условии, что соблюден порядок обращения в суд общей юрисдикции или арбитражный суд). Здесь компетенция арбитража и государственного суда не сталкиваются, поскольку различны предмет иска и его основания.  Недействительность арбитражного соглашения является одним из оснований отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения на территории страны иной, чем та, где решение было вынесено. Орган, в который обратились за признанием и приведением в исполнение арбитражного решения, решает вопрос о действительности арбитражного соглашения на основе права, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания - права страны, где решение было вынесено[26]. Вопрос о действительности арбитражного соглашения решается также государственным судом при рассмотрении требования об отмене вынесенного арбитражного решения[27] а также при рассмотрении вопроса о подсудности спора государственному суду.

 В первом случае диспозитивные коллизионные нормы отсылают к праву страны арбитражного разбирательства. Во втором случае применимым правом нормы называют: право, которому стороны подчинили арбитражное соглашение; при отсутствии указаний на этот счет - право страны, в которой должно быть вынесено решение; при отсутствии указаний на закон, которому стороны подчинили арбитражное соглашение, и если в тот момент, когда этот вопрос представлен на разрешение государственного суда, невозможно установить, в какой стране должно быть вынесено арбитражное решение, - право, применимое в силу коллизионной нормы государственного суда, в котором возбуждено дело (п.2 ст. 6 Европейской конвенции). Ну и нельзя забыть о том, что данный вопрос решается и самим арбитражем, когда он решает, компетентен ли он рассматривать дело или нет. Прямых указаний в нормативных актах по этому поводу нет. А арбитражная практика свидетельствует об отсутствии единообразия в этом вопросе. Наиболее часто встречающиеся варианты: право страны места проведения арбитража; право, применимое к существу спора. Нормы, закрепляющие недействительность арбитражного соглашения, как одно из оснований отмены арбитражного решения или отказа в его признании содержатся, вероятно, во всех внутренних законодательных актах о международном коммерческом арбитраже[28].

 Как правило, действительность арбитражного соглашения в соответствии с внутренним законодательством определяется "по праву, избранному сторонами к арбитражному соглашению (lex voluntatis) или по праву места вынесения арбитражного решения (lex loci arbitri)"[29] Однако встречается иной подход. В соответствии с п. 2 ст. 178 Закона Швейцарии "О международном частном праве" от 18 декабря 1987 года, действительность арбитражного соглашения может определяться по закону, который регулирует основной договор (lex causae) - "арбитражное соглашение считается действительным, если оно соответствует требованиям, предписываемым правом, избранным сторонами арбитража, либо правом, регулирующим предмет спора, и в особенности правом, применимым к основному договору ..."[30]. Интересным является положение п. 1 ст.13 Регламента лондонского международного третейского суда: "арбитражный суд вправе ... после предоставления сторонам надлежащей возможности заявить свое мнение, определить, какие правовые нормы являются регулирующими или применимыми в отношении любого контракта, или арбитражного соглашения".[31] Вероятно, в этом случае суд пойдет по "проторенному" пути и изберет право места арбитражного разбирательства.

Необходимо добавить, что во всех упомянутых актах выделяется такое основание недействительности арбитражного соглашения (арбитражного соглашения значит отмены арбитражного решения, отказа в признании и приведении в исполнение и т.д.) как недееспособность сторон, причем недееспособность сторон определяется по праву применимому к статусу сторон (оно определяется коллизионными нормами - например, см. ст. 160 и 161 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Во втором случае, суд должен принять исковое заявление, но, если он обнаружит, что между сторонами заключено арбитражное соглашение, оно действительно, исполнимо и не утратило силы, и, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство (путем оставления заявления без рассмотрения) и направить стороны в арбитраж. Если же сторона ни одна из сторон не заявит отвод государственному суду, тот рассматривает дело в обычном порядке.

Таким образом, заключение арбитражного соглашения еще не гарантирует исключения подведомственности дела государственному суду. Эту ситуацию можно объяснить тем, что арбитражное соглашение – это гражданский договор, который может быть, расторгнут по соглашению сторон в любое время в соответствии с п.1 ст. 450 Гражданского кодекса РФ (часть 1) от 30.11.1994(c изм. и доп. От 03.01.2006.).

 Отсюда следует, что подача иска в государственный суд одной стороной и отсутствие возражений против его компетенции, у другой стороны, а также ее участие в судебном разбирательстве представляют собой, обоюдное согласие на расторжение арбитражного соглашения посредством арбитражного соглашения. Его стороны обязуются друг перед другом передать споры между ними на разрешение международного коммерческого арбитража (суда ad hoc или институционного арбитража). Помимо этого основного волеизъявления в соглашении может содержаться определенная сторонами процедура арбитражного разбирательства (в том числе путем ссылки на какой-нибудь регламент), либо, если дело передается институционному арбитражу, положения, которые могут быть определены самими сторонами в соответствии с тем или иным регламентом. Как правило, стороны вправе сами определить право применимое к спору, к арбитражному соглашению, порядок назначения и количество арбитров, место и язык арбитражного разбирательства, порядок распределения расходов и др. Если стороны не воспользовались этими правами, то все вопросы решаются на основе положений соответствующего регламента. Интересная практика имеет место в США. Там стороны в арбитражном соглашении могут определить параметры будущего арбитражного решения. Такое положение в арбитражном соглашении называется "high-low arbitration agreement". Стороны указывают в соглашении максимальную сумму, которую может получить истец и минимальную сумму, которую должен выплатить ответчик. Эти пределы арбитру не сообщаются. Арбитраж выносит решение, и если присужденная сумма находится в упомянутых пределах, стороны строго следуют данному решению. Если же сумма выше максимума, то истец получит только то, что определено в соглашении как максимум. Если сумма меньше минимума, то ответчик буде обязан выплатить сумму, оговоренную в соглашении, а не указанную в решении[32].

 Тем самым стороны делают исход разбирательства более предсказуемым, а решение - более соответствующим интересам обеих сторон.

2.1.2. Правовая характеристика арбитражного соглашения        

Принципиальная особенность арбитражного соглашения – это его юридически автономный, самостоятельный характер по отношению к основному контракту, в связи с которым у сторон возникли разногласия. Арбитражное соглашение обладает в каждой отдельной сделке правовой самостоятельностью, автономностью, поэтому его судьба и юридическая действительность не зависят от действительности основного контракта. Особое значение это положение имеет, если юрисдикция арбитража оговорена в самом тексте контракта в виде арбитражной оговорки, то есть арбитражное соглашение является составной частью гражданско-правового договора.

Исходя из общих принципов теории договорных обязательств, признание основного контракта недействительным автоматически может привести к признанию недействительности любой из его частей, в том числе и арбитражной оговорки. В таком случае стороны лишаются самого права на независимое арбитражное разбирательство разногласий между ними, включая рассмотрение вопроса о действительности контракта и вытекающих из него обязательств. Но основополагающим принципом международного коммерческого арбитража выступает юридическая автономность арбитражного соглашения и принципиальная добровольность арбитражного разбирательства.

Следствием автономности арбитражного соглашения является то, что оно может регулироваться правом, отличным от права, применимого к существу спора (см. выше). Правом, применимым к арбитражному соглашению, регулируется ряд вопросов, таких как вопрос о его действительности, эффекте, толковании и сфере. Если вышеуказанные утверждения уже можно назвать аксиомами, то, есть множество других вопросов практического характера, на которые нет однозначного ответа. Одним из наиболее обсуждаемых в научной литературе является вопрос о том, распространяется ли правопреемство по внешнеторговому контракту на арбитражное соглашение.

Вопрос об автономности арбитражного соглашения возникает при отсутствии в доверенности лица, подписавшего внешнеэкономический договор, явно выраженного полномочия на передачу споров в арбитраж, т.е. на заключение арбитражного соглашения; при определении срока исковой давности по отношении к арбитражному соглашению[33]. В связи с отсутствием возможности рассмотреть все или хотя бы несколько подобных проблем, остановимся на вопросе правопреемства во внешнеторговом контракте.

Преемство в правах и обязанностях бывает универсальным и сингулярным. Универсальное правопреемство имеет место, например, при реорганизации юридического лица. Оно осуществляется и не требует согласования с другой стороной обязательства. В Российской Федерации дополнительный импульс этому вопросу был придан широкой приватизацией государственных предприятий, появлением новых законов об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и т.п., что нередко приводит к ситуации, когда наименование и организационно-правовая форма не совпадают с теми, которые отражены в контракте или арбитражном соглашении. В подобных случаях арбитражное соглашение распространяется на правопреемника. "При этом надлежащими доказательствами признаются такие документы, как уставы, изменения к уставам, выписки из официальных реестров, разделительные балансы"[34]. Более сложным и неоднозначным с позиции российского права и практики, как, впрочем, и ряда других правовых систем, представляется вопрос о возможности сингулярного правопреемства. Сингулярное правопреемство основывается на соглашении сторон (как это происходит при цессии или, соответственно, переводе долга) или на указании закона при наступлении предусмотренных им юридических фактов (типичные примеры - исполнение обязательства должника его поручителем или залогодателем, а также суброгация в имущественном страховании, передача комиссионером прав и обязанностей по контракту комитенту - см. п.2 ст. 993 ГК РФ). Согласно диспозитивной норме, содержащейся в ст. 384 ГК РФ, "если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие, связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты"[35].

Подобные правила содержатся и в специальных нормах о поручительстве, страховании, комиссии и т.д. Возникает вопрос о том, обязательна ли арбитражная оговорка для отношений между правопреемником и другой стороной контракта. На первый взгляд, такой вывод представляется очевидным, особенно если учесть цитированные выше формулировки ст. 384 (арбитражного соглашения также других норм). Но можно привести следующие контраргументы. Нормы о международном коммерческом арбитраже говорят о независимости арбитражной оговорки от внешнеторгового контракта. Во-вторых, рассматривая арбитражное соглашение как отдельный договор, мы приходим к выводу, что такое правопреемство противоречит п.3 ст. 308 ГК РФ, в силу которой "обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц)", правопреемник не имел никакого отношения к арбитражному соглашению. И, наконец, такое правопреемство нарушает права другой стороны внешнеторгового контракта, так как оно происходит без ее согласия54

 Сложившееся в международной практике правило о юридической автономности арбитражного соглашения преодолевает указанное противоречие и обеспечивает право участников международной коммерческой деятельности на арбитражную защиту их интересов. Любое арбитражное соглашение, в том числе и включенное в текст международного коммерческого контракта, рассматривается недействительным (в целом или в любой его части) не приводит к аннулированию арбитражного соглашения, вопросы, связанные с недействительностью контракта. Этот принцип закреплен в большинстве национальных законов, в международных соглашениях, в арбитражной практике.

 Международный коммерческий арбитражный суд Российской Федерации (далее – МКАС) придерживается практики, что действительность арбитражного соглашения, в частности, арбитражной оговорки, не может быть опорочена недействительностью основного контракта[36]. Арбитражное соглашение представляет собой процессуальный договор, не зависимый от материально-правового договора. Вопрос о действительности или недействительности материально- правового договора не затрагивает процессуального соглашения, которое юридически действительно само по себе. Практика МКАС основана на положениях ч. 1 ст. 16 Закона РФ « О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 года. В этой статье записано, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависимое от других условий договора. Решение третейского суда о ничтожности договора не влечет за собой недействительности арбитражной оговорки (сноска)

 Признание юридической самостоятельности арбитражного соглашения приводит к формированию коллизионных норм, определяющих, по закону какого государства должны рассматриваться все спорные вопросы, связанные исключительно с арбитражным соглашением. Чаще всего применяется либо право, избранное сторонами, либо закон существа отношения. Также применяется право места проведения арбитража , либо закон места жительства суперарбитра, либо закон государства места вынесения решения. Нью-Йоркская конвенция «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»от 1958 года и Европейская конвенция «О внешнеторговом арбитраже» от 1961 года устанавливают специальные коллизионные правила для определения действительности арбитражного соглашения независимо от права, применимого к основному контракту. Это коллизионные принципы автономии воли сторон и право места вынесения арбитражного решения.

 Те же самые коллизионные привязки закреплены и в Законе Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» в части 1 пункте 1 статьи 36, в которой сказано, что недействительность арбитражного соглашения может быть признана по закону, которому стороны подчинили это соглашение, а при отсутствии такого указания – по закону государства, где решение было вынесено. Следует привести пример. Зарегистрированное в России ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» не смогло погасить кредиторскую задолженность АО «Словенска Консолидачна, А.С.» (г. Любляна). Согласно договору спор был передан в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Словенской Республики (фактически – третейский суд). Решением от 9 января 2004 года с российского банка было взыскано 4,3 млн. евро основного долга, 558 тыс. евро задолженности по процентам, а также 3 тыс. словацких крон за издержки арбитражного производства. В июне словенская компания обратилась в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда. Заявитель ссылался как на действующее российское законодательство (Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О международном торговом арбитраже»), так и международные договоры (в том числе Нью-Йоркскую конвенцию 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»). В ходе рассмотрения дела было установлено, что еще в августе 2003 года Арбитражный суд Москвы объявил ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» банкротом. При этом заявление о банкротстве банка от другого кредитора – ГП «ВПО «Зарубежнефть», поступило в суд еще в 2002 году, то есть задолго до обращения заявителя с иском в словацкий суд. Из этого арбитражный суд сделал вывод, что установление размера и состава требований к должнику относится к исключительной компетенции российского суда, а отнюдь не Арбитражного суда Словенской Республики. «В соответствии с положениями, закрепленными Нью-Йоркской конвенцией, в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть страны найдет, что признание и приведение в исполнение этого решения противоречит публичному порядку этой страны», – компетентно заключил Арбитражный суд Москвы. Во взыскании с ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» почти 5 млн. евро было отказано.

Наличие арбитражного соглашения порождает определенные процессуально-правовые последствия.[37] Арбитражное соглашение обязательно для сторон, и они не могут уклоняться от передачи спора в арбитраж. Это правило исключает юрисдикцию государственного суда по данному делу, то есть арбитражное соглашение лишает суд его юрисдикции (ст. 134, 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года и ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года).

Таким образом, государственный суд не вправе ни отменить, ни пересмотреть арбитражное решение по существу. Если одна из сторон в нарушение арбитражного соглашения все же обратилось в суд, он должен либо по собственной инициативе, либо по заявлению ответчика отказать в приеме искового заявления или прекратить уже начатое производство по делу и направить стороны в арбитраж. Эти положения закреплены в ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В данном случае используется формула об отводе государственного суда по неподсудности. Государственный суд связан соглашением сторон о третейском разбирательстве дела (то есть соглашением сторон о подсудности) и о возможности рассмотрения дела по существу. Однако везде действует принцип эстоппеля (общепризнанный принцип мировой судебной практики) – стороны теряют право ссылаться на прежнее соглашение (арбитражное соглашение), если молчаливо соглашаются на изменении подсудности и рассмотрение дела в государственном суде.

Этот принцип общепризнанным принципом в сфере международных публичных правоотношений и в Европейском частном праве. Он основан на началах добросовестности и взаимности, призван обеспечивать последовательность и ответственность в действиях государственных органов и государства в целом. В соответствии с этим принципом государство не вправе оспаривать ту правовую позицию по определенному вопросу права или факта, которая выражена в виде юридически значимого поведения или одностороннего юридического акта самого государства или его органов. Исключая возможность произвольного изменения правовой позиции государства, принцип эстоппель обеспечивает юридическую безопасность и соразмерность государственного воздействия, соблюдение субъективных прав и законных интересов граждан и корпораций.

Российские государственные арбитражные суды при рассмотрении экономических споров с участием иностранных лиц в полной мере придерживаются принципа эстоппеля: молчаливое согласие сторон на изменение подсудности ведет к утрате права ссылаться на арбитражное соглашение, и спор рассматривается арбитражным (хозяйственным) судом по существу.

Правило об отказе в приеме и рассмотрении искового заявления применяется и в том случае, если стороны арбитражного соглашения обратились с иском в арбитраж, но не в тот, компетенция которого была согласована в контракте. Например, арбитражная оговорка была сделана в пользу МКАС РФ, а истец обратился в арбитражный суд г. Москвы. В такой ситуации Арбитражный суд г. Москвы должен признать себя некомпетентным и отказать в приеме искового заявления. Однако на практике российские государственные арбитражные суды не всегда принимают во внимание волю сторон, выраженную в арбитражном соглашении, и принимают к рассмотрению дела, которые им подсудны в соответствии с условиями договора. ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прямо устанавливает, что государственный арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если:

- имеется соглашение участвующих в деле лиц о передаче данного спора в третейский суд, если любая из сторон, возражая против рассмотрения дела в государственном арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на рассмотрение третейского суда;

- стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, и если любая из сторон заявит возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде.

 Проблема соотношения арбитражного соглашения и юрисдикции государственных судов затрагивается в международных договорах и национальном законодательстве. Нью-Йоркская конвенция 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» закрепляет принцип, согласно которому суд при наличии арбитражного соглашения должен направить стороны в арбитраж, но только в следующих случаях: иск касается вопросов, по поводу которых стороны заключили арбитражное соглашение; любая сторона ходатайствует об арбитражном рассмотрении спора; у суда нет оснований признать арбитражное соглашении недействительным, утратившим силу или неисполнимым. Европейская конвенция 1961 года формулирует правило об отводе государственного суда по неподсудности: отвод государственного суда по неподсудности, основанный на наличии арбитражного соглашения и заявленный в государственном суде одной из сторон арбитражного соглашения, должен быть заявлен под угрозой утраты права на отвод за пропуском срока до или в момент представления первого возражения по существу иска, в зависимости от того, рассматривает ли закон страны суда такой отвод как вопрос материального или процессуального права. Типовой закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» от 1985 года содержит существенное дополнение – решение судом всех этих вопросов никак не препятствует арбитражу начинать арбитражное разбирательство, продолжать и заканчивать его, выносить решение по существу спора.