Дипломная работа на тему "Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации"

ГлавнаяГосударство и право → Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации":



Дипломная работа

Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

1.1 История исполнительного производства в России

1.2 Место исполнительного производства в системе российского права

1.3 Система принципов в исполнительном производстве

ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ

2.1 Общая характеристика правоотношений в исполнительном производстве

2.2 Стадии в исполнительном производстве

2.3 Классификация субъектов исполнительного производства

2.4 Проблемы и пробелы исполнительного производства

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Исполнительное производство представляет собой установленный законом порядок принудительной реализации судебных актов и актов иных органов, имеющий целью обеспечение реальной защиты нарушенных или оспоренных субъективных материальных прав или охраняемых законом интересов. В исполнительном производстве субъективное материальное право или охраняемый законом интерес, которые были нарушены или оспорены, получают восстановление посредством использования механизмов государственного принуждения, установленных законом.

В российском праве оно длительное время являлось заключительной (самостоятельной) стадией гражданского процесса, в которой происходит реальное восстановление субъективных прав участников гражданского оборота. В порядке исполнительного производства исполняются решения не только судов общей юрисдикции, но и акты арбитражных судов, а также иных несудебных органов.

Однако современная законодательная практика России в настоящее время развивается по пути создания самостоятельных от гражданского процессуального права актов, регламентирующих исполнение судебных и иных решений.

Степень научной разработанности темы. Исполнительное производство в своих работах рассматривают такие ученые как Боннер А.Т., Братусь С.Н., Валеева Р.Х., Валеев Д.Х., Васковский Е.В., Викут М.А., Гладышев С.И., Гурвич М.А., Деготь Е.А., Деготь Б.Е., Добровольский А.А., Завадская Л.Н., Зайцев И.М., Иващенко А.П., Игнатенко А.А., Исаенкова О.В., Каллистратова Р.Ф., Кузнецов В.Ф., Куракова Н.В., Малешин Д.Я., Малько А.В., Марданов Д.А., Мозолин В.П., Морозова И.Б., Невский И.А., Пиджаков А.Ю., Рего А.В., Рогожин Н.А., Сергун А.К., Улетова Г.Д., Худенко В.В., Чечот Д.М., Чигорин Н.Н., Шумкова И.В., Юков М.К., Ярков В.В. и многие другие.

Цель данного исследования - анализ современного российского опыта исполнительного производства и предоставление возможности читателям осмыслить существующую ситуацию, складывающуюся с принудительным исполнением судебных актов, а также актов других органов.

Исходя из названной цели, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

-           Рассмотреть историю исполнительного производства в России;

-           Определить место исполнительного производства в системе российского права;

-           Оценить систему принципов в исполнительном производстве;

-           Дать общую характеристику правоотношений в исполнительном производстве;

-           Рассмотреть стадии в исполнительном производстве;

-           Классификацировать субъектов исполнительного производства;

-           Выявить проблемы и пробелы исполнительного производства;

-           Предложить пути совершенствования законодательства.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения, возникающие в области доказывания и определения доказательств в уголовном процессе Российской Федерации.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

-           нормы гражданского процессуального Кодекса РФ и федеральных законов;

-           научные публикации и материалы периодической печати, относящиеся к теме исследования;

-           материалы судебной практики применительно к теме исследования.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя семь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА 1.1 История исполнительного производства в России

Современный институт исполнительного производства в своём развитии прошёл три основных этапа: на первом этапе, когда суд как орган для разрешения споров только зарождался, имело место самоосуществление пострадавшей стороной своего нарушенного права, которое выражалось в форме саморасправы, самопомощи, самозащиты; на втором этапе уже имеет место исполнение судебного решения, однако исполнение осуществлялось органом вынесшим решение, то есть самим судом; на третьем этапе происходит образование специального органа, задачей которого стало исполнение судебных решений в соответствии со специальным регламентом, то есть формируется самостоятельный гражданско-процессуальный институт - исполнительное производство[1]. Исторически исполнительное производство возникло в форме самоосуществления права. Через эту форму прошли национальные системы гражданского судо производства многих государств. В Древней Руси каждый, считавший неправомерно нарушенным своё право, расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своих родственников, своей семьи (саморасправа), а мы бы ещё добавили сюда кровную месть как последствие физической расправы. Кровная месть в тот период составляла право, право каждого и вместе с тем его обязанность, и существовала у всех народов мира с самых древнейших времён.

В Древнерусском государстве судебных органов как специального аппарата, отделённого от других органов власти и управления, не существовало, как не существовало и органов исполнения судебных решений. Судьями были князья, посадники, волостели. Русская Правда уже вводила ответственность за самовольное применение наказания без суда для лиц, подпадающих под княжескую юрисдикцию. Самоосуществление права резко снизилось с возникновением и развитием судов, пусть даже первоначально и не имевших централизованный характер системы, которую они образуют в процессе централизации государства и концентрации власти у одного верховного сюзерена. Инициатива исполнения решения суда переходит от заинтересованного взыскателя к органу, рассмотревшему спор по существу, то есть к князю или королю. Б.В.Виленский отмечал, что исполнение судебных решений в этот период осуществлялось теми же органами, которые рассматривали дело177. За исполнением княжьей воли как результата разрешения спора в разных княжествах Древней Руси следили праведники, неделыцики, верники, десятские, сафьяны.

Первое упоминание об органе исполнения судебных решений в России содержится в договоре Великого Новгорода с Великим князем Ярославом Ярославовичем 1270 года[2]. В этом договоре впервые назывался участник исполнительного производства - пристав, который назначался на службу князем. Пристав был обязан не только исполнять судебные решения, но и по требованию взыскателя содействовать правосудию обеспечением явки в судебное заседание лиц, вызываемых судом[3]. В 1497 году князь Иван III и его Боярская Дума утвердили "Судебник". По Судебнику исполнение решениг суда производилось приставами, неделыциками, праведниками. Однако самоосуществление права ещё сохранялось. Судебник устанавливал первую в России систему органов исполнения. В этом законе впервые выделялись участники исполнительного производства, что свидетельствует о наметившемся разделении судебного и исполнительного производства, создание специальных органов исполнения судебных решений. К этому времени относится начало третьего этапа развития исполнительного производства в России. В январе 1649 года царём Алексеем Михайловичем и Земским Собором было утверждено "Уложение" 1649 года[4]. По Уложению пристав признавался единым органоу исполнения судебных решений в России. При исполнении судебных решений пристав действовал под руководством воевод. Уложением вводились меры принудительного исполнения, направленные на имущественную ответственность должника: продажа движимого и недвижимого имущества, вычет из жалованья стрельцов. Во времена Петра I органы исполнения судебных решений (приставы) непосредственно стали царскими чиновниками. Вместе с тем, исполнение судебных решений постепенно начало выделяться в самостоятельную стадию гражданского процесса[5]. По Уставу Благочиния 1782 года органом исполнения судебных решений в России была управа благочиния, то есть полиция. Исполнительное производства было выведено из судебной системы и лишено контроля судебных органов за правильным и своевременным исполнением их решений. С 1 января 1835 года вступил в силу "Свод законов Российской империи", по которому исполнительное производство было возложено на полицию: квартальных и становых приставов, во главе которых стояли управы благочиния.

Поворотом в исполнительном производстве явилась судебная реформа 1864 года, возродившая в органах юстиции должность судебного пристава. В частности, был принят Устав гражданского судо производства, при составлении которого использовался, в частности, Французский гражданский кодекс - классический образец рецепции римского права[6]. Однако участие полиции в исполнительном производстве ещё сохранялось. Правовая регламентация института приставов даётся в главе I раздела IX Учреждений судебных установлений, посвящённой "лицам, состоящим при судебных местах"184. До реформы 1964г. судебные приставы имелись лишь при коммерческих судах и иногда именовались судебной полицией. После утверждения Судебных уставов судебные приставы стали состоять при кассационных департаментах правительствующего сената, при судебных палатах и при окружных судах. В мировых и волостных судах такая должность не предусматривалась.

Судебные приставы, состоящие при окружных судах и судебных палатах, назначались председателями палат, а состоящие при кассационных департаментах - соответствующими прокурорами. Судебным приставам присваивались классные чины, которые определяли размер их жалования. Кроме того, закон предусматривал для них особое вознаграждение "соразмерно их трудам и местным обстоятельствам". Обязанности судебных приставов были изложены не только в Учреждении судебных установлений, но также в уставах гражданского и уголовного судо производства. На этих должностных лиц, независимо от того, при каких судах они состояли, возлагалось "сообщение тяжущимся повесток и бумаг по делам, производившимся в сих местах и исполнение действий" по поручению председателя данного суда. На практике руководители судов поручали судебным приставам обеспечивать порядок в судах и судебных заседаниях, "доставление" участвующих в деле лиц, содействовать подготовке дела к слушанию и др. Однако главной обязанностью судебных приставов было исполнение судебных решений. Эта обязанность возлагалась только на тех судебных приставов, которые состояли при окружных судах. При исполнении судебных решений судебные приставы для осуществления своих обязанностей получали значительные денежные суммы. С целью предотвращения их растраты и присвоения, при приёме на должность закон требовал от кандидатов внесения залога "на случай убытков, могущих произойти от неправильных их действий". Размер залога, который в различных округах был неодинаковым, определялся в соответствии с законом по представлению министра юстиции. Так, в петербургских и московских судебных округах сумма залога равнялась 600 рублям. Закон предусматривал возможность наложения дисциплинарного взыскания или привлечения к уголовной ответственности пристава в случае совершения им противоправного деяния или превышения власти. В соответствии со ст.329 Учреждений судебных установлений председатель суда, при котором состоял пристав, а в кассационном департаменте сената - обер-прокурор были вправе сделать судебному приставу замечание или выговор, или подвергнуть его аресту до 7 суток. На пристава могло быть, кроме того, наложено денежное взыскание ("начёт") в порядке дисциплинарного производства. В ряде случаев предусматривалась судебная ответственность. Если в результате волокиты, бюрократизма, и иных каких-либо злоупотреблений со стороны судебного пристава нарушались имущественные интересы частных лиц, возмещение убытков производилось по решению суда из представленного приставом залога. Если же ущерб превышал сумму залога, взыскание обращалось на имущество пристава.

Судебные приставы могли избирать и образовывать товарищества и Совет. К полномочиям Совета, в частности, относилось, наблюдение за действиями судебных приставов во время исполнения ими судебных обязанностей; рассмотрение жалоб частных лиц на действия судебных приставов при исполнении служебных обязанностей; денежное вознаграждение приставов, добросовестно исполняющих свои обязанности; наложение на судебных приставов дисциплинарных взысканий, а в случае совершения ими серьёзных правонарушений, рассмотрение вопроса о привлечении их к судебной ответственности. Наказания, которые мог применить к приставу сам совет, прямо предусмотрены законом: предостережение, замечание, выговор (ст.341 Учреждений судебных установлений). В тех округах, где были избраны советы судебных приставов, общее собрание могло обратиться к судебной палате с просьбой о возвращении внесённых залогов и "разрешении образовать товарищество судебных приставов с круговой друг за другом порукой в возмещении убытков, причинённых кем-либо из них при исполнении служебных обязанностей". Если судебная палата удовлетворяла это ходатайство, то внесённые залоги возвращались совету. С этого момента все вопросы, связанные с требованиями о возмещении убытков, причинённых приставами, решались самим Советом. Он же приобретал "полную дисциплинарную над ними власть... с тем, что на постановления совета по сим предметам никакая жалоба со стороны судебных приставов не допускалась". От усмотрения совета зависел также вопрос об увольнении лиц, признанных "неблагонадёжными или неспособными", и заполнение освободившихся вакансий.

После Октябрьской революции в начале 20-х годов институт судебных приставов как самостоятельная, отдельная от суда структура был упразднён и вместо него образованы судебные исполнители, подчинявшиеся председателю суда и размещавшиеся в здании суда. Объясняя отказ от некоторых начал в судо производстве как чисто буржуазных и потому чуждых пролетарскому праву и пролетарскому правосудию П.И. Стучка, один из марксистских теоретиков в области права, отмечал, что "... углублённая и научная постановка указанных вопросов заставила создателей нового социалистического правосудия прийти к выводу, что данные правовые начала или принципы не представляют собой культурные завоевания, которые должны быть сохранены социалистическим правом"[7]. И это было вполне объяснимо - в первые годы развития социалистической правовой науки некоторые теоретики отрицали преемственность между историческими типами права, и особенно между буржуазным и социалистическим[8]. Институт судебных приставов в России был восстановлен в 1997г. после вступления в силу Федеральных законов " О судебных приставах" и " Об исполнительном производстве", которыми была создана единая вертикальноинтегрированная Служба судебных приставов.

Введение института предварительного исполнения в современное российское право могло бы стать существенным дополнением к действующей системе исполнительного производства. Существующие меры по обеспечению иска в должной мере не защищают интересов истца и во многом предоставляют ответчику возможность скрывать имеющееся у него имущество, а также затягивать исполнение решения. Возможность предварительного исполнения решения будет стимулировать ответчика к достижению соглашения с истцом и значительно ускорит реальное исполнение судебных решений.

Таким образом, можно сделать вывод об определенной преемственности с поправкой на временные рамки общих правил исполнительного производства.

 

1.2 Место исполнительного производства в системе российского права

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту включает в себя не только постановление и провозглашение судом решения, но и своевременное его исполнение[9].

На сегодняшний день вопрос о месте исполнительного производства в системе российского права носит дискуссионный характер. В юридической литературе высказываются различные точки зрения, касающиеся этого вопроса, в частности одни ученые полагают, что исполнительное производство является заключительной стадией гражданского процесса[10]. К примеру, В.М. Шерстюк пишет: "Исполнительное производство является составной частью механизма защиты гражданского права и заключительным этапом (стадией) его реализации"[11]. Другие считают, что складывается новая отрасль, которую можно назвать гражданское исполнительное право, по аналогии с уголовно-исполнительным правом[12]. Существуют и иные мнения относительно места исполнительных норм в системе российского права. В частности, М.К. Юков пришел к выводу о том, что совокупность норм, регулирующих отношения по исполнению решений юрисдикционных органов, представляет собой исполнительное право... В то же время следует подчеркнуть, что М.К. Юков не считал исполнительное право самостоятельной отраслью права. Совокупность правовых норм он рассматривал в качестве вторичного образования гражданско-процессуального права, а одним из субъектов складывающихся здесь отношений называл суд[13].

Дискуссия о том, является ли исполнительное производство стадией гражданского процесса или нет, основана на различном подходе к вопросу о моменте завершения процесса защиты права. В юридической литературе сформировались две противоположные точки зрения касательно этого. Одни ученые полагают, что процесс защиты прав и охраняемых законом интересов завершается с момента вынесения судебного решения[14]. Другие считают, что этот процесс завершается, когда происходит их действительная защита посредством исполнительного производства[15]. Наиболее верной представляется вторая точка зрения, поскольку она наиболее полно отражает сущность исполнительного производства.

Рассмотрим доводы сторонников выделения исполнительного производства в самостоятельную отрасль права и насколько они убедительны. Во-первых, подчеркивается, что гражданско-процессуальное правоотношение ограничивается сферой правосудия, к которому исполнительное производство не относится. Однако следует согласиться с мнением авторов, которые полагают, что сложное гражданско-процессуальное правоотношение не прекращается с вступлением решения суда в законную силу, оно продолжается до реального восстановления нарушенного права, охраняемого законом интереса[16]. Действительно, если рассматривать сложное гражданско-процессуальное правоотношение как единый правовой механизм, объектом которого выступает спорное субъективное материальное право или интерес, которые подлежат восстановлению (защите), то вряд ли можно считать, что с момента вынесения судебного решения достигнута цель гражданского процесса, поскольку лицу, обратившемуся в суд за защитой своего права, законного интереса, важен не только факт вынесения решения, подтверждающего его права и устраняющего лишь спорность правоотношения, но гораздо важнее реальное осуществление этих прав. Поскольку судебное решение, которое не может быть реализовано, не имеет реальной юридической ценности.

Таким образом, процессуальные правоотношения в исполнительном производстве и в предшествующих стадиях процесса имеют единый объект - то субъективное материальное право, за защитой которого лицо обратилось в суд и задача защиты которого достигается исполнением судебного решения[17].

Во-вторых, некоторые авторы утверждают, что суд не является обязательным субъектом исполнительного производства или его роль незначительна в этих отношениях. Вряд ли с этим можно согласиться, поскольку суды общей юрисдикции и арбитражные суды являются активными участниками процесса принудительного исполнения своих актов.

В.М. Шерстюк все полномочия суда в исполнительном производстве по целевой направленности подразделяет на четыре группы: 1) полномочия, связанные с выдачей исполнительных документов (выдача исполнительного листа, его дубликата, восстановление пропущенного срока на предъявление исполнительного документа к исполнению); 2) полномочия, связанные с движением исполнительного производства (отложение исполнительных действий, приостановление и прекращение исполнительного производства); 3) полномочия, предоставленные суду для исправления выявленных при исполнении недостатков собственного решения (разъяснение решения, изменение способа и порядка исполнения, исправление описок и явных арифметических ошибок); 4) полномочия по контролю за деятельностью судебного пристава-исполнителя. Они реализуются путем рассмотрения и разрешения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя и путем рассмотрения исков об освобождении имущества от ареста[18].

В-третьих, в обоснование самостоятельности отрасли исполнительного права приводятся характерные для нее принципы. В частности, называются: принцип реальности исполнения, принцип активности и инициативности органа исполнения, принцип поощрения добровольного исполнения, неприкосновенности личности должника, неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи и др. Этот довод представляется неубедительным, поскольку, как справедливо отмечает Н.В. Куракова, "все они - проявление какой-либо грани того или иного принципа гражданского процессуального права... Например, принцип добровольного исполнения - проявление принципа диспозитивности. Неприкосновенность личности должника, неприкосновенность минимума средств существования должника и членов его семьи представляют собой проявление принципа законности"[19].

Как уже отмечалось ранее, вышеизложенные аргументы в обоснование самостоятельности отрасли исполнительного права представляются неубедительными. Следует согласиться с мнением А.Т. Боннера о том, что общественные отношения, складывающиеся в процессе исполнительного производства, "имеют производно-вспомогательный характер и в полной мере отражают основную модель гражданских процессуальных отношений между компетентными государственными органами и участниками процесса. Разница заключается лишь в том, что в данном случае речь идет о заключительной стадии гражданского процесса, в которой реализуется судебное решение. А место суда в качестве субъекта, действующего в интересах государства и общества, здесь занимает судебный пристав-исполнитель, функционирующий под контролем суда"[20].

Таким образом, исполнительное производство можно определить как заключительную стадию гражданского и арбитражного процесса, поскольку именно в ней, как правило, достигается основная цель гражданско-процессуальной деятельности - происходит восстановление (защита) нарушенных субъективных прав и охраняемых законом интересов. Оно обеспечивает устойчивость судебных актов, а также гарантирует выполнение подтвержденных ими обязанностей.

1.3 Система принципов в исполнительном производстве

Исполнительное производство - динамично развивающаяся сфера российского права, приобретающая в последнее время все более существенное значение. Сейчас многие вопросы как науки исполнительного производства, так и практики реализации Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" не находят единого разрешения ввиду формирования доктрины, несовершенства законодательства, иных причин[21].

Развивая концепцию самостоятельности исполнительного производства в виде отрасли исполнительного процессуального права, необходимо обратиться к тем системообразующим элементам отрасли, которые показывают ее своеобразие и индивидуальность. Одним из таких элементов являются принципы исполнительного производства. Данный вопрос приобретает особую актуальность в связи с подготовкой Исполнительного кодекса РФ, в котором отдельные принципы исполнительного производства, несомненно, должны быть отражены[22].

Сущность исполнительного производства заключается в том, что органы исполнения, используя особые меры принудительного исполнения, обеспечивают удовлетворение интересов граждан и организаций в исполнительном производстве. Этот сложный процесс, в котором нужно соблюдать баланс интересов как взыскателя, так и должника, должен осуществляться в соответствии с принципами исполнительного производства, под которыми понимается совокупность нормативно закрепленных, основных положений, определяющих сущность и содержание процессуальных отношений, возникающих в исполнительном производстве.

Исполнительное производство имеет своим основанием ряд принципов. Возможно выделение общеправовых принципов: законности, равноправия, целесообразности, справедливости, а также специфических принципов: диспозитивности, национального языка исполнительного производства, неприкосновенности личности должника, неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи, пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями[23].

Главным общеправовым принципом исполнительного производства является принцип законности. Рассматриваемый принцип относится к той категории принципов, содержание которых выражено не в одной статье, а в целом ряде статей и даже институтов закона и законодательства. Согласно ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Устанавливая в законодательстве те или иные гарантии, государство обязуется создать и предоставить условия и возможности для практического осуществления прав и свобод. Это положение далее развивается в том, что права и свободы человека и гражданина "определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность... исполнительной власти... обеспечиваются правосудием" (ст. 18 Конституции РФ). Причем защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п. "б" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ).

В исполнительном производстве действие принципа законности проявляется в установлении специальных требований и обязанностей к должностным лицам, осуществляющим непосредственное принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов. В частности, судебный пристав-исполнитель обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций (ст. 13 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах"). В противном случае законодательство предусматривает возможность защиты прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий (гл. XI Закона "Об исполнительном производстве").

Другой важный принцип исполнительного производства - принцип равноправия (равенства) - выражается в том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ). Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Принцип равноправия получил дальнейшее развитие в законодательстве об исполнительном производстве. Его действие выражается в том, что сторонам (взыскателю и должнику) предоставлены равные возможности по распоряжению основными правами. В соответствии со ст. 31 Закона "Об исполнительном производстве" стороны при совершении исполнительных действий имеют право знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя. В то же время они обязаны исполнять требования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Перечисленные общие права и обязанности в равной степени имеются как у взыскателя, так и у должника.

У сторон имеются равные возможности воздействия на движение исполнительного производства. Взыскатель имеет право предъявить к исполнению исполнительный документ судебному приставу-исполнителю (п. 1 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"), требовать отложения исполнительных действий (п. 1 ст. 19 Закона "Об исполнительном производстве"), отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"), имеет другие полномочия. Должник в свою очередь имеет право добровольно исполнить в установленный срок содержащиеся в исполнительном документе требования, тем самым избежать дополнительных расходов, связанных с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий (п. 3 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"), обратиться в суд или иной орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке его исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения (ст. 18 Закона "Об исполнительном производстве"), оспаривать исполнительный документ в судебном порядке, если такое оспаривание допускается законом (п. 4 ст. 20 Закона "Об исполнительном производстве"), предъявлять в суд иск об исключении из описи (освобождения от ареста) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу (п. 7 ст. 20 Закона "Об исполнительном производстве"), имеет другие права.

Принцип целесообразности также свойствен исполнительному производству, и его выделение оправдано правоприменительной практикой.

В русском языке под целесообразностью понимается такое свойство явления, которое выражает его причинную обусловленность, закономерность, внутреннюю оправданность[24].

Применительно к исполнительному производству рассматриваемый принцип означает внутреннюю оправданность, соответствие поставленной цели, разумность и практическую полезность отдельных процессуальных действий, связанных с принудительным исполнением.

Конечная цель исполнительного производства - принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов и восстановление прав и интересов взыскателя. При реализации этой цели в полной мере проявляется действие принципа целесообразности. Поскольку основные субъекты исполнительного производства - судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, прокурор, органы государственного управления и местного самоуправления при совершении отдельных процессуальных действий и при использовании имеющихся прав руководствуются целесообразностью, т.е. их оправданностью, разумностью, полезностью.

Принцип целесообразности проявляется, например, в следующем - в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям по заявлению взыскателя судебный пристав-исполнитель одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства вправе произвести опись имущества должника и наложить на него арест (п. 5 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"). Указанное полномочие судебного пристава-исполнителя зависит от оправданности, разумности, полезности этого обеспечительного действия.

В действиях сторон принцип целесообразности проявляется при заключении мирового соглашения в исполнительном производстве, что приводит к взаимному удовлетворению интересов и прекращению исполнительного производства (п. 2 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"). К тому же если взыскатель располагает сведениями об имеющихся счетах должника в банке или иной кредитной организации, он может, исходя из целесообразности, направить исполнительный документ, в котором содержатся требования судебных актов и актов иных органов о взыскании денежных средств, непосредственно в банк или иную кредитную организацию.

Прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при выполнении судебным приставом своих функций, в первую очередь руководствуется принципом законности, однако целесообразность также присутствует в его действиях, когда он выбирает форму участия в исполнительном производстве.

Между тем принцип целесообразности не должен противоречить другим общеправовым принципам - законности и равноправия, ведь конечная цель исполнительного производства не просто принудительное исполнение предусмотренных законом юрисдикционных актов, а такое принудительное исполнение, при котором не нарушаются права и законные интересы граждан и организаций.

Принцип справедливости в исполнительном производстве, как и другие, ранее рассмотренные принципы является общеправовым, так как "справедливость как многогранная, многокомпонентная категория находит свое проявление во всех сферах общественной жизни"[25].

Справедливость означает соответствие процессуальных отношений, норм исполнительного производства и отдельных исполнительных процедур морально-этическим и общеправовым нормам и требованиям.

С одной стороны, принцип справедливости в исполнительном производстве предопределяет беспристрастное, справедливое отношение судебного пристава-исполнителя к сторонам исполнительного производства, действие его в соответствии с ранее установленной истиной. В противном случае в исполнительном производстве существует механизм отводов. Так, судебный пристав-исполнитель, переводчик и специалисты не могут участвовать в исполнительном производстве и подлежат отводу, если они являются родственниками сторон, их представителей или других лиц, участвующих в исполнительном производстве, либо заинтересованы в исходе исполнительного производства или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в их беспристрастности (п. 1 ст. 43 Закона "Об исполнительном производстве").

Наконец, действие принципа справедливости проявляется в том, что в законодательстве об исполнительном производстве устанавливается особый режим охраны отдельных категорий граждан. Например, немедленному исполнению подлежат требования исполнительных документов о взыскании алиментов, заработной платы, восстановлении на работе или в прежней должности незаконно уволенного или переведенного работника, другие требования (п. 2 ст. 13 Закона "Об исполнительном производстве"). В данном случае законодатель, устанавливая подобное правило, исходил из принципа социальной справедливости.

Вторая группа принципов - специфические принципы - является не менее важной для уяснения сущности исполнительного производства и отдельных мер принудительного исполнения.

К этой группе принципов относится, в частности, принцип диспозитивности, который означает, что каждый субъект независим, распоряжается личными полномочиями свободно, без вмешательства и даже подсказки извне.

Содержание принципа диспозитивности, действующего в исполнительном производстве, может быть раскрыто через категорию "возможности", под которой обычно понимают то, что при наличии определенных условий может стать реальностью, превратиться в действительность. Диспозитивность предполагает возможность совершения действий (либо их несовершения) по усмотрению лиц, участвующих в исполнительном производстве. Например, взыскатель может предъявить к исполнению исполнительный документ (п. 1 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве"), обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа (п. 2 ст. 16 Закона "Об исполнительном производства"), отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"), активно использовать общие права (п. 1 ст. 31 Закона "Об исполнительном производстве"), имеет другие права, от использования которых он может воздержаться.

Возможность совершения (несовершения) действий имеется и у должника. Хотя, например, в ст. 10 проекта Исполнительного кодекса РФ о диспозитивности в отношении должника говориться лишь в ч. 3 в связи с тем, что взыскатель и должник вправе на любой стадии исполнительного производства заключить мировое соглашение, которое утверждается соответствующим судом и влечет за собой прекращение исполнительного производства. Полагаем, что ограничение реализации принципа диспозитивности в отношении должника не является положительным моментом. Думается, что в исполнительном производстве развитие ряда общеправовых принципов (законности, равноправия, др.) должно осуществляться через сбалансированную систему специфических принципов, в том числе принципа диспозитивности. Например, стороны могут заключить мировое соглашение (п. 2 ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве"), должник вправе указать те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь (подп. 2 п. 5 ст. 46 Закона "Об исполнительном производстве"), обжаловать любые действия судебного пристава-исполнителя (ст. 90 Закона "Об исполнительном производстве"). При этом следует согласиться с тем, что "выбор вариантов поведения для должника практически ограничен, поскольку он обязан исполнить юрисдикционный акт - исполнительный документ"[26]. Это связано с тем, что принцип диспозитивности присущ не всем процессуальным отношениям, а лишь тем, в основе которых лежит связь с материально-правовыми отношениями. Однако было бы неправильно считать, что диспозитивные начала действуют главным образом в отношении взыскателя, а в отношении должника - это "правовой стимул"[27], так как должник - это также достаточно активный участник исполнительного производства, наделенный совокупностью прав, позволяющих ему, как это было показано выше, в определенных случаях воздействовать на ход исполнения.

Принцип национального языка исполнительного производства является логическим продолжением действия аналогичного принципа гражданского судо производства (Закон РСФСР "О языках народов РСФСР", ст. 9 ГПК РФ, ст. 12 АПК РФ).

Согласно ст. 38 Закона "Об исполнительном производстве" при совершении исполнительных действий стороны могут пригласить переводчика. Лицу, которому необходимы услуги переводчика, предоставляется срок для его приглашения. В случае если указанное лицо не обеспечит участие переводчика в установленный судебным приставом-исполнителем срок, переводчик может быть назначен постановлением судебного пристава-исполнителя. При этом оплата работы переводчика относится к расходам по совершению исполнительных действий (подп. 2 п. 2 ст. 82 Закона "Об исполнительном производстве"), которые в конечном счете взыскиваются с должника и вносятся на депозитный счет службы судебных приставов (п. 1 ст. 84 Закона "Об исполнительном производстве").

Важным специфическим принципом исполнительного производства является принцип неприкосновенности личности должника. Необходимо отметить, что задача судебных приставов-исполнителей заключается в исполнении судебных актов и актов других органов, предусмотренных законом (ст. 1 Закона "О судебных приставах"). По своей сути эта правоприменительная деятельность судебных приставов-исполнителей исключает "карательный" элемент. В исполнительном производстве восстанавливается нарушенное субъективное право или охраняемый законом интерес взыскателя. Конечно, лишаясь в процессе принудительного исполнения определенного имущества или денежных средств, должник наверняка испытывает определенные лишения как нравственного, так и материального характера, но это качество является не главным в исполнительном производстве. Этим исполнительное производство отличается от уголовно-исправительного права, цель которого - наказание.

Неприкосновенность личности должника гарантируется неприкосновенностью личности гражданина. В частности, на исполнительное производство оказывают определенное воздействие известные конституционные положения: каждый имеет право на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), достоинство личности охраняется государством (ст. 21 Конституции РФ), каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ). Перечисленные конституционные нормы являются основой принципа неприкосновенности личности должника. Однако было бы неправильно не замечать специфичности этого принципа.

В соответствии с законодательством об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (п. 1 ст. 12 Закона "О судебных приставах"). Существует тонкая грань между отмеченной выше обязанностью и принципом неприкосновенности должника, поскольку у судебного пристава, обеспечивающего установленный порядок деятельности судов в порядке содействия судебному приставу-исполнителю, имеются полномочия применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в том случае, если иные меры не обеспечили исполнения возложенных на них обязанностей (п. 1 ст. 15 Закона "О судебных приставах"). Заметим только, что законодатель, учитывая особую важность этого правила, сформулировал условия и пределы применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в соответствии с принципом неприкосновенности личности должника (ст. ст. 15 - 18 Закона "О судебных приставах").

Принцип неприкосновенности минимума средств существования должника и членов его семьи тесно связан с ранее рассмотренным общеправовым принципом социальной справедливости.

Виды доходов, на которые не может быть обращено взыскание, предусмотрены ст. 69 Закона "Об исполнительном производстве". Доходы, перечисленные в этой статье, имеют компенсационный или целевой характер. Перечень доходов указан законом исчерпывающе, единственное исключение, предусматривающее расширительное толкование, заключается в том, что взыскание не может быть обращено на денежные суммы за работу с вредными условиями труда или в экстремальных ситуациях, а также гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастроф или аварий на АЭС, и в иных случаях, установленных законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 69 Закона "Об исполнительном производстве").

Наконец важным принципом, действующим в исполнительном производстве, является принцип пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями. Этот принцип, как и предыдущий, - реальное воплощение в жизнь общеправового принципа социальной справедливости.

Денежные суммы, взысканные в порядке исполнительного производства, должны быть справедливо распределены между взыскателями. При решении этой задачи законодатель установил три критерия: охрана государственных интересов, защита наиболее социально незащищенных слоев населения и удовлетворение требований в порядке поступления исполнительных документов.

Охрана государственных интересов при распределении взысканной денежной суммы выражается в том, что из денежной суммы (в том числе полученной путем реализации имущества должника), взысканной судебным приставом-исполнителем с должника, оплачивается исполнительский сбор, погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа, возмещаются расходы по совершению исполнительных действий (п. 1 ст. 77 Закона "Об исполнительном производстве"). Например, государство может нести расходы по розыску должника по исполнительным документам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, и др. (п. 1 ст. 28 Закона "Об исполнительном производстве"). Здесь необходимо учитывать известное Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. № 13-П[28], в котором прямо была отмечена недопустимость взыскания исполнительского сбора в первоочередном порядке в случае недостаточности денежных средств, взысканных с должника. Иначе подобное положение создает возможность неисполнения законных требований взыскателя, нарушает справедливый баланс между публичными и частными интересами в исполнительном производстве, искажает существо обязанности государства гарантировать защиту конституционных прав и свобод, в том числе право собственности, не отвечает конституционно значимым целям исполнительного производства.

Задача защиты наиболее социально незащищенных слоев населения решается путем установления пяти очередей удовлетворения требований взыскателей (п. 2 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве"). При этом необходимо обратить внимание на то, что очередность удовлетворения требований взыскателей, указанная в рассматриваемой статье, отличается от очередности удовлетворения требований кредиторов (ст. 64 ГК РФ). Некоторые авторы предлагают изменить предусмотренную ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве" очередность удовлетворения требований взыскателей, указав, что в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом[29].

Важно ответить на вопрос: какой из двух законов (Закон "Об исполнительном производстве" или ГК РФ) имеет приоритет и большую юридическую силу. Следует согласиться с проф. В.В. Ярковым, что исполнительное производство имеет публично-правовой характер, поэтому при противоречии частноправового правила ГК РФ и публично-правового правила Закона "Об исполнительном производстве" приоритет принадлежит нормам исполнительного законодательства[30]. Тем более что правила, установленные в ст. ст. 49 и 78 Закона "Об исполнительном производстве", способствуют недопустимости злоупотреблений со стороны недобросовестных должников (бессмысленно "прятать" имущество под договор залога). Поэтому, на наш взгляд, нет необходимости внесения изменений в очередность удовлетворения требований взыскателей, указанную в Законе "Об исполнительном производстве".

Вместе с тем существующие в законодательстве коллизии часто являются положительным моментом, так как служат свидетельством нормального процесса развития или же выражают новое правовое состояние.

В соответствии с п. 3 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве" требования каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди, а при недостаточности взысканной денежной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди они удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.

Законодатель также исходит из критерия удовлетворения требований в порядке поступления исполнительных документов, который имеет значение при полном удовлетворении требований предыдущих четырех очередей, так как в пятую очередь погашаются все остальные требования (п. 2 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве").

В проекте Исполнительного кодекса РФ выделяется также ряд дополнительных принципов, которые, по-видимому, относятся авторами проекта к группе специфических. Здесь имеются в виду: принцип поощрения добровольного исполнения и принцип реальности принудительного исполнения.

Относительно целесообразности выделения указанных принципов отметим следующее.

В соответствии со ст. 9 проекта Исполнительного кодекса РФ принцип поощрения добровольного исполнения означает, что принудительное исполнение исполнительного документа осуществляется лишь в случае неисполнения должником требований исполнительного документа в установленный законом срок для добровольного исполнения. В абз. 2 этой же статьи проекта предусмотрено, что должник, в установленный законом срок добровольно исполнивший требования исполнительного документа, освобождается от уплаты исполнительского сбора.

Вместе с тем можно было бы более широко подойти к вопросу о поощрении в исполнительном производстве, установив определенные поощрительные нормы и в отношении иных субъектов или же обстоятельств в рамках исполнительного производства.

Проблема правовых поощрений в общей теории права рассматривается в соотношении с категорией правовых стимулов[31]. При этом поощрение имеет свое социальное назначение, которое состоит в стимулировании такого поведения (деятельности), которое, не будучи юридически обязательным, является социально желательным и общественно полезным. Среди признаков правового поощрения можно выделить: связь с заслуженным поведением; сопряженность с добровольным поступком; одобрение позитивных действий; взаимовыгодность поощрения для общества и субъекта; поощрение имеет качество юридического стимула.

Поощрительные нормы должны реализоваться не только в отношении должника, но и применительно ко всем участникам исполнительного производства (судебный пристав-исполнитель; лица, участвующие в исполнительном производстве; лица, оказывающие содействие в принудительном исполнении).

В частности, следует признать ошибочным исключение из действующего Закона об исполнительном производстве норм ст. 89, предусматривавших выплату вознаграждения для судебного пристава-исполнителя.

Анализируя указанную норму уже не действующей ст. 89 Закона об исполнительном производстве, можно отметить, что данное поощрение напрямую было связано с заслугой самого судебного пристава-исполнителя, так как именно он принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов (п. 1 ст. 12 Закона "О судебных приставах"). Судебная практика особо подчеркивала данное обстоятельство, указывая на то, что "премиальное вознаграждение выплачивается судебному исполнителю за совершение непосредственно им активных действий по отысканию имущества и за счет должника"[32].

Одобрение позитивных действий судебного пристава-исполнителя было выгодно как для взыскателя, так и для общества в целом, так как происходила реальная защита прав граждан и организаций в исполнительном производстве, и судебный пристав, в том числе материально, будет заинтересован в своей качественной работе. В некоторых европейских странах существуют другие способы одобрения работы судебных исполнителей. Например, в странах Бенилюкса судебный исполнитель является, по сути, частным предпринимателем, он лично заинтересован в исполнительном производстве, от этого зависит его доход.

Тесно связаны с поощрительными нормами и нормы о процессуальных льготах в исполнительном производстве. Так, на наш взгляд, в исполнительном производстве предусмотрены следующие льготы.

Во-первых, судебный пристав-исполнитель обязан объявить розыск должника по своей инициативе или по заявлению взыскателя в случае отсутствия сведений о месте нахождения должника по исполнительным документам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, либо возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, а также по исполнительным документам об отобрании ребенка. Причем розыск будет осуществляться за счет государства, и взыскателю не требуется его авансировать. В последующем расходы по розыску должника и по розыску ребенка, которые определяются по заявлению органа внутренних дел, взыскиваются с должника (п. 1 ст. 28 Закона "Об исполнительном производстве"). Во всех остальных случаях такой льготы у взыскателя уже нет, так как судебный пристав-исполнитель вправе (но не обязан) объявить розыск должника или его имущества, но только при наличии согласия взыскателя нести бремя расходов по розыску и авансировать указанные расходы в соответствии со ст. 83 Закона "Об исполнительном производстве" (п. 2 ст. 28 указанного Закона). Данная процессуальная льгота представляет собой исключение из общих правил и является элементом специального правового статуса взыскателя в исполнительном производстве по делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, либо возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, а также по исполнительным документам об отобрании ребенка.

Во-вторых, в случае отказа или уклонения должника от возмещения расходов по его розыску или розыску его имущества, объявленному в соответствии с п. 2 ст. 28 Закона "Об исполнительном производстве", вопрос о возмещении расходов взыскателю решается в судебном порядке по заявлению взыскателя. При этом взыскателю предоставляется такая процессуальная льгота, как освобождение от уплаты государственной пошлины (п. 6 ст. 84 Закона "Об исполнительном производстве"). Законодатель верно предусмотрел в данном случае механизм дополнения основных прав и свобод взыскателя специфическим правомочием.

В-третьих, существуют определенные льготы при распределении взысканной денежной суммы. Законодатель, учитывая принцип социальной справедливости, установил, что при недостаточности взысканной с должника денежной суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам ее распределение производится в особой очередности (п. 1 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве"). В первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, а также возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца (п. 2 ст. 78 Закона "Об исполнительном производстве"). Можно говорить о льготном положении взыскателей первой очереди перед всеми другими взыскателями, так как данное положение гарантирует полное удовлетворение интересов наиболее материально нуждающихся субъектов, что отвечает также и интересам общества.

Таким образом, во всех трех случаях процессуальные льготы фиксировались на уровне Закона "Об исполнительном производстве", т.е. с помощью нормативного, а не правоприменительного акта. Значит, был соблюден и другой важный принцип предоставления процессуальных льгот - запрещение устанавливать их в индивидуальном порядке.

На основе изложенного полагаем, что ст. 9 проекта Исполнительного кодекса РФ должна закреплять более широкий специфический принцип исполнительного производства: принцип процессуального поощрения и льгот в исполнительном производстве.

Таким образом, в исполнительном производстве фактически существует достаточно развитая система принципов. Следующим шагом в этом направлении должно быть их законодательное закрепление, придание общеобязательного характера и повсеместное внедрение в правоприменительную практику органов принудительного исполнения. Всестороннее исследование выше рассмотренных принципов, как общеправовых, так и специфических, позволяет лучше уяснить сущность исполнительного производства, его норм и отдельных институтов.


ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ 2.1 Общая характеристика правоотношений в исполнительном производстве

Прежде чем говорить о правоотношениях в исполнительном производстве, следует отметить, что не все юрисдикционные акты подлежат принудительному исполнению.

Иное дело, когда решением суда удовлетворен иск о присуждении, т.е. когда вынесено решение о совершении ответчиком определенных действий или о воздержании от совершения определенных действий. В данном случае истцу для полного удовлетворения необходимо, чтобы ответчик действительно совершил то, к чему его обязал суд. Только тогда победа истца принесет ему реальные плоды, а не будет абстрактной, закрепленной лишь на бумаге. Ответчик может исполнить судебное решение добровольно, но если он почему-либо будет уклоняться от исполнения, то истец вправе потребовать от органов государственной власти принятия к ответчику таких мер, которые привели бы к реализации решения суда. Принятие таких мер происходит в порядке исполнительного производства.

Указанной точки зрения придерживается большинство авторов[33], полагая, что принудительному исполнению подлежат решения судов о присуждении, выносимые по искам о присуждении. Решения, выносимые по искам о признании, не подлежат принудительному исполнению по правилам исполнительного производства. Они констатируют наличие или отсутствие правоотношения и реализуются в зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц государственными и иными органами и должностными лицами. Не подлежат принудительному исполнению также большинство решений по делам особого производства и решения по ряду категорий дел, возникающих из административно-правовых отношений.

Выявляя сущность правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, необходимо прежде всего определить само понятие правоотношений. Правоотношения представляют собой волевые общественные отношения, возникающие на основе норм права, участники которых имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством[34]. В правоотношениях можно выделить следующие элементы: субъекты - участники правоотношений, имеющие субъективные права и юридические обязанности; содержание - субъективное право и юридическая обязанность, принадлежащие участникам правоотношений; объект - то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности участников правоотношений. Основаниями возникновения, изменения или прекращения правоотношений являются юридические факты.

Правоотношениям, возникающим в исполнительном производстве по ранее действовавшему законодательству, были присущи черты гражданских процессуальных правоотношений. Частично эти черты сохранились и в действующем законодательстве, регулирующем исполнительное производство.

Черты, характерные для гражданских процессуальных правоотношений, выделил Ю.С. Гамбаров. Он отмечал, что гражданским процессуальным отношениям присущи, во-первых, "волевая связь, соединяющая двух лиц в том смысле, что одно имеет по отношению к другому известные правила, т.е. имеет возможность требовать от нее действия или воздержания, а другая является обязанной, т.е. поставленной в необходимость действовать или воздерживаться от действий"; во-вторых, наличие сторон, одной из которых является представитель государства, а другой - частные лица, "тяжущиеся". "Никаких отношений между тяжущимися в процессе нет и быть не может, если бы таковые были, то процесс лишился бы своего публично-правового характера, он стал бы отношением между частными лицами". В-третьих, гражданским процессуальным правоотношениям свойствен санкционирующий характер. Суд "дает санкцию и притом санкцию, имеющую за себя не теоретический авторитет, а авторитет практический", так как санкция является выражением государственной власти[35].

В соответствии с современным этапом развития гражданского процессуального права и действующего законодательства, на основании понимания гражданских процессуальных правоотношений можно выделить следующие признаки этих правоотношений. В гражданских процессуальных правоотношениях обязательным участником прежде всего является суд; отношения между сторонами, третьими лицами, прокурором, государственными органами и т.п. не могут возникать помимо суда. В гражданском процессе суду отведена руководящая роль, так как он является органом государственной власти и по отношению к другим участникам процесса обладает властными полномочиями. Вследствие этого в гражданских процессуальных правоотношениях нет равенства, они являются отношениями власти и подчинения ("властеотношениями").

Эту точку зрения на основе гражданских процессуальных отношений разделяет большинство российских ученых[36]. С данным утверждением трудно согласиться на том основании, что гражданское процессуальное право не дает участникам процесса никаких прав и не возлагает на них никаких обязанностей по отношению друг к другу. Поскольку отсутствуют гражданско-процессуальные обязанности участников процесса по отношению друг к другу, то не предусмотрены в законе и правовые последствия на случай их невыполнения. Это объясняется тем, что в гражданском процессе главная роль отведена суду, и гражданские процессуальные отношения возникают, с одной стороны, между судом и, с другой - всеми остальными участниками гражданского процесса. Таким образом, властно-правовой характер гражданского процессуального правоотношения предопределяет решение вопроса о структуре связей его субъектов. Каждый субъект гражданского процесса находится в правовой связи с государственным органом, т.е. судом, осуществляющим властные полномочия[37].

Следующим отличительным признаком гражданских процессуальных правоотношений, а также принципом всего процесса является диспозитивность, которая определяет механизм движения гражданского процесса. Диспозитивность предполагает, что основным движущим началом гражданского судо производства служит инициатива участвующих в деле лиц, т.е. гражданский процесс возникает, развивается, изменяется, переходит из одной стадии процесса в другую, прекращается главным образом под влиянием заинтересованных в деле лиц, а не под влиянием суда. А.Т. Боннер отмечает, что "инициатива в возбуждении, движении, изменении и прекращении гражданских дел по волеизъявлению заинтересованных лиц - основное содержание принципа диспозитивности. В то же время инициатива со стороны прокурора, а в случаях, предусмотренных законом, органов государственного управления, общественных организаций либо отдельных граждан, защищающих права и интересы других лиц, а также инициатива и активность суда - важный составной компонент принципа диспозитивности. Она представляет собой дополнение "чистой" диспозитивности или исключение из нее"[38].

Среди других признаков гражданских процессуальных правоотношений необходимо выделить призна

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Анализ современного опыта исполнительного производства в Российской Федерации". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 699

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>