Дипломная работа на тему "Канцелярия главного заводов правления - орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII века."

ГлавнаяГеография → Канцелярия главного заводов правления - орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII века.




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Канцелярия главного заводов правления - орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII века.":


Канцелярия главного заводов правления - орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII века.

Дипломная работа студента Y курса Тулисова Евгения Станиславовича.

Уральский ордена трудового красного знамени государственный университет им. А.М.Горького.

Исторический факультет.

Кафедра архивоведения и вспомогательных исторических дисциплин.

Екатеринбург

1993

Введение.

Различные аспекты истории горнозаводской промышленности Урала XYIII в. - главного явления экономической жизни края , уже давно и плодотворно разрабатываются российскими исследователями.[1][1] В этой об ласти наряду с серьезными достижениями имеются и слабо изученные проблемы , именно к таким следует отнести и систему органов управления горнозаводской промышленностью XYIII в.

Изучение процесса возникновения и развития системы органов управления горнозаводской промышленностью èìååò âàæíîå çíà÷åíèå прежде всего потому , что эти органы , являясь проводниками экономической политики правительства , в значительной степени определяли темпы и направление промышленного освоения Уральского региона. В первой половине XYIII в. абсолютистское государство не только использовало свои многочисленные рычаги для опеки над развивающейся промышленностью , но и само значительно активнее , чем раньше , включилось в промышленное строительство. Степень влияния государственных учреждений ( прежде всего Берг- , Мануфактур- , Каммерц-коллегии и их местных органов ) на развивающуюся в России промышленность явилась одним из факторов , определяющих социально-экономическую природу русской мануфактуры.

Но если по истории создания и деятельности органов управления горнозаводской промышленностью Урала в первой половине XYIII в. мы можем назвать целый комплекс работ как дореволюционных ,[2][2] так и советских исследователей ,[3][3] то история их эволюции и деятельности во второй половине XYIII в. исследована еще явно недостаточно. А именно в этот период уральская горнозаводская промышленность переживала и успешное развитие , связанное с конъюнктурой мирового рынка и наличием дешевых и обильных ресурсов , и серьезный спад , вызванный разрушительным влиянием крестьянской войны под предводительством Пугачева , когда более одной трети промышленности было разрушено или простаивало , затем опять подъем в строительстве новых заводов и соответственно и в объеме выпускаемой продукции и в конце XYIII в. своего рода стагнацию местной промышленности ,  так как дальнейшее ее развитие было уже невозможно с помощью привычных методов и технологии производства , когда старая сырьевая база была практически исчерпана , в то время как в развитых странах Западной Европы производились успешные попытки интенсификации производства и перехода на качественно новую ступень развития промышленности на основе результатов промышленного переворота. Все это в совокупности с другими объективными факторами повлияло на снижение конкурентоспособности промышленности Урала и определило ее значительный упадок , продолжавшийся в течение всей первой половины XIX в. Это определило в конечном итоге и то , что Уралу больше никогда не пришлось переживать такой расцвет , как во второй половине XYIII в.

Здесь перечислены только    несколько наиболее важных моментов в развитии горнозаводской промышленности Урала , ибо данная работа не преследует цели изучения самой горнозаводской промышленности , но все-таки представляется необходимым отметить несколько из них , так как на развитие промышленности большое влияние оказывает степень совершенства  , оперативности и жизнеспособности органов управления этой промышленностью , и наоборот , развитие промышленности в свою очередь влияет и на органы управления ею.

В дореволюционной историографии можно выделить только две работы , которые так или иначе касались нашего региона и рассматриваемого периода. Это “Краткая история управления горною частию на Урале” П.А. Иванова , и    “ Краткий исторический очерк административных учреждений горного ведомства России , 1700-1900 г.г.” , написанный А.М. Лоранским . Но эти две работы охватывают большой хронологический период , что не давало возможности авторам этих работ более подробно остановиться на изучаемом вопросе , и если работа П.А. Иванова посвящена только Уралу , то задача А.М. Лоранского была осложнена тем , что в своей работе он охватил очень большой регион , и вследствие этого основное внимание автор сосредоточил на центральных органах горного ведомства (Государственная Берг-коллегия , Бергдиректориум , Экспедиция о государственных доходах при Правительствующем Сенате , Министерство финансов и т.д.) , посвятив местным органам управления лишь небольшие справки энциклопедического характера. Однако надо отметить и очень ценные моменты : работы дореволюционных авторов насыщены сведениями о персоналиях , их личными характеристиками и деловыми качествами , что дает возможность оценить вклад того или иного деятеля , взвесив влияние субъективного фактора на деятельность того или иного госучреждения.

Что касается советской историографии , то здесь доминирующее положение занимает группа уральских историков , среди которых следует выделить работы А.Г. Козлова . Им опубликован цикл статей , посвященных широко известному среди историков фонду 24 “Уральское горное управление” Госархива Свердловской области , в которых изучены постановка делопроизводства в органах управления , дается оценка целого ряда документов как исторических источников , установлены переименования органов и т.д.[4][4] Некоторые аспекты и периоды деятельности органов управления горнозаводской промышленностью Урала в изучаемый период затронуты в статьях Э.А. Пензина.[5][5] В то же время следует отметить , что в работах советских почти нет места персоналиям , и складывается такое впечатление , что историю творила безликая масса , но ведь и масса это тоже совокупность многих тысяч людей.

В этой связи представляется необходимым в данной работе помимо характеристики эволюции аппарата управления , остановиться поподробнее на отдельных людях , в разное время возглавлявших Канцелярию Главного заводов правления , подведомственные ей Горные начальства , а также отдельных членов присутствий этих органов , так как , надо прямо сказать  , наша советская историография мало знакома с этими людьми. Исключение составляют только В.Н. Татищев и Вильгельм де-Геннин как пионеры горного дела на Урале , а такие люди как Никифор Клеопин , Игнатий Юдин , А.Г. Щербинин и многие другие незаслуженно обойдены вниманием , в то время как от них во многом зависел и успех , и неудачи в управлении не только горнозаводской промышленностью Урала , но и нашего края в целом на протяжении второй половины XYIII в. , поскольку специфика развития Урала такова , что горнозаводская промышленность стала господствующей отраслью , и ее органы управления нередко главенствовали и могли диктовать условия органам других , менее важных ведомств.

Нельзя не упомянуть еще одного крупного исследователя истории металлургической промышленности России Н.И. Павленко. В его фундаментальной монографии , [6][6] одна глава посвящена управлению этой промышленностью. В специальном разделе , посвященном Уралу , он отмечал , что управление горного начальства Урала было “более конкретное и жизнеспособное , так как основывается на знании местных особенностей работы каждого предприятия.”[7][7] Здесь он также дает анализ очень важным проектам В.Н. Татищева , таким как “Проект заводского устава” , “Проект горного устава” , и “Наказ шихтмейстеру” , которые хотя и не были утверждены правительством , но имели важное практическое значение и являлись руководством , хотя и неофициальным , на протяжении всего XYIII в. , а с 1734 г. по этим проектам Сибирский обербергамт стал называться Канцелярией Главного заводов правления , а Казанский , Нерчинский и Пермский бергамты - горными начальствами , и эти названия сохранились вплоть до 1802 г. , с перерывом с 1781 по 1797 г.г. , когда Канцелярия была упразднена , а управление “горною частию” перешло в руки Горной экспедиции при Пермской губернской казенной палате.

Таким образом из вышеупомянутого становится ясно , что органы управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине 18 в. по существу слабо исследованы и цель данной работы заключается в том , чтобы на примере Канцелярии Главного заводов правления ,как наиболее яркого в структурном  и иных отношениях для рассматриваемого периода  учреждения , проследить эволюцию аппарата управления горнозаводской промышленностью на Урале во второй половине 18 в. Для более полного представления о функционировании этого аппарата необходимо осветить структуру , штаты Канцелярии и подведомственных ей учреждений и изменения в них , постановку делопроизводства , подбор кадров , источники поступления финансов , взаимоотношения и способы урегулирования конфликтов между казенными и партикулярными ведомствами и ряд других вопросов.

При написании работы автором были использованы две группы источников . К группе опубликованных источников можно отнести законодательные акты второй половины 19 в . , сосредоточенные в Полном собрании законов Российской империи . Анализ указов , касающихся учреждения органов управления горнозаводской промышленностью / как центральных , так и местных учреждений / , их реорганизаций и ликвидации , позволяет в полной мере изучить их структуру и штаты , способ и методы управления промышленностью , а также оптимальность выбранных форм . На основании указов о назначении , перемещении и повышении должностных лиц можно судить о квалификации и профессиональной пригодности людей , осуществляющих руководство центральным и местным аппаратом управления , хотя стремительная карьера и присуждение наград не всегда являются показателем этого . Поэтому , чтобы проанализировать ход событий , последовавших за этими указами , иначе говоря истинную историческую картину , которая не всегда совпадает с тем что задумывалось , и вносит свои коррективы , автором была привлечена вторая группа источников - архивные материалы , отложившиеся в делопроизводстве Канцелярии Главного заводов  правления и подведомственных ей учреждений . Эти источники несут в себе информацию о повседневной жизни аппарата управления ,ссорах и сплетнях среди руководства ,ходе исполнения указов и распоряжений , объеме выпускаемой продукции , одним словом охватывают весь спектр жизни горнозаводского Урала 18 в . Эти материалы сосредоточены в фонде № 24 “ Уральское горное управление “, представляющем неисчерпаемый кладезь для изучения истории нашего края . Автором были использованы большой комплекс документов , ранее не использованных . Это прежде всего протоколы Канцелярии , а также указы Правительствующего Сената и Берг - коллегии .Вышеперечисленные виды документов внесены в описи № 1 и № 12 фонда 24 Госархива Свердловской области .

Цели , наличие источников и литературы определили и структуру работы , которая состоит из введения , основной части , заключения , списка использованной литературы и источников и приложений. Основная часть включает в себя три главы. Первая вводная глава называется “Центральные органы управления горнозаводской промышленностью России во второй половине XYIII в.” В ней дается краткий обзор их развития и функционирования. Вторая глава посвящена Канцелярии Главного заводов правления и содержит разделы , отражающие ее структуру , функции , штаты и состояние делопроизводства. Третья глава содержит сведения о местных органах управления - Горных начальствах и заводских конторах. Таким образом , структура работы позволяет проследить трехзвенность аппарата управления горнозаводской промышленностью на Урале ( Канцелярия - Горные начальства - заводские конторы). Приложения содержат в основном схемы аппарата управления , которые позволяют наглядно представить все звенья системы на протяжении изучаемого периода.

1. Центральные органы управления горнозаводской промышленностью России во второй половине XYIII в.

Мысль о создании специального учреждения , курировавшего горнозаводскую промышленность всей России , вынашивалась практиками горно-металлургического дела задолго до учреждения Берг-коллегии. С проектами в Сенат обращались и И. Блиер , и Люберас. Это был период , когда проводилась общая теоретическая подготовка к проведению реформы центрального административного аппарата России в 1718-20 г.г.[8][8] Опубликованная 10 декабря 1719 г. Берг привилегия[9][9] являлась плодом большой творческой работы и коренной переделки проектов с целью их приспособления к русским условиям и стала важнейшей вехой в истории горного законодательства России.

Горный манифест перечислял ряд конкретных мероприятий , которые должны были помочь промышленникам реализовать полученные привилегии. К ним относилось учреждение Берг-коллегии и запрещение представителям местной администрации вмешиваться в рудокопные дела. Осуществление намеченной Берг привилегией промышленной программы возлагалось на “особливой Берг-коллегиум” , находившийся в Санкт-Петербурге , и определенных от него берг-офицеров в Москве , Сибири и Казани. Берг-коллегия , как учреждение , курировавшее отрасли , пользовавшиеся особым попечительством Петра I , осуществляла заботу об обеспечении предприятий и рудников рабочей силой путем приписки к ним государственных крестьян ,[10][10] а также должна была “ведать рудокопными заводами и прочими ремеслами”.[11][11]

В августе 1719 г. Берг- и Мануфактур-коллегии обнародовали перечень ремесленников , которым надлежало зарегистрироваться в коллегии. Основные обязанности Берг-коллегии были изложены в Берг привилегии. Определяющим признаком подведомственности предприятий и предпринимателей являлась разработка полезных ископаемых : металлов и руд.[12][12]

16 февраля 1720 г. в Коллегию были переданы Монетный и Денежный дворы и право производить судебные разбирательства всех дел , связанных с фальшивомонетчиками и лицами , препятствовавших поискам руды.[13][13] Уточнение компетенции Берг-коллегии проходило под знаком освобождения ее от обязанностей, не связанных с управлением металлургической промышленностью. В 1722 г. Мануфактур-коллегия была отделена от Берг-коллегии. В 1727 г. Сенат изъял денежные дворы из-под управления Берг-коллегии и взял их под свое попечение , а дела , связанные с фальшивомонетчиками передал Московской монетной конторе.[14][14] Таким образом , отчетливо область компетенции Берг-коллегии определилась только в 1728 г. , когда ей удалось разгрузиться от той части работы , которая не имела непосредственного отношения к горнорудному делу.

В 1731 г. Берг-коллегия объединилась с Каммерц-коллегией и Конторой мануфактур , и возглавил ее , став президентом , тайный советник Александр Нарышкин.[15][15]

В объединенной коллегии дела распределялись по трем экспедициям : “1) к коммерции принадлежащие , 2) горные и минеральные , 3) фабрики и мануфактуры...”[16][16] По этим экспедициям распределялись особые члены и приказные служители.

Монетное дело теперь было за пределами компетенции Берг-коллегии. Его курировали другие учреждения. В 1734 г. Монет-контора стала называться Монетной канцелярией , а управление монетным делом преобразовалось в Канцелярию монетного правления во главе с Главным директором.

В 1736 г. Государственная Берг-коллегия была упразднена , а управление “горною частию” было передано в руки Генерал Берг-директориума , который учреждался на правах коллегии , не был подотчетен Сенату и зависел непосредственно от императора.[17][17] Во главе его встал президент , генерал Берг-директор Шемберг , [18][18] вызванный фаворитом императрицы Бироном из Германии. При нем коллегиальное управление сменилось единоначалием , а фактически полным и безграничным самовластием генерал Берг-директора. При таких обстоятельствах стали возможными злоупотребления Шемберга ,[19][19] что отразилось и на положении дел в горнозаводской промышленности Урала.

Генерал Берг-директориум начал свою деятельность в августе 1736 г. Его  функции были сформулированы в Берг регламенте , опубликованном 3 марта 1739 г. Здесь свое дальнейшее развитие получила Берг привилегия 1719 г. , крупным промышленникам были дарованы новые уступки. Было обещано “охочим людям отводить места ... сколько к которому заводу за потребно принять будет и сверх определенного ... Берг привилегией расстояния...” , [20][20] а также ликвидировалось преимущественное право вотчинника на разработку полезных ископаемых на своей земле.

Берг Регламент закрепил первенство за промышленником и рудоискателем , которым гарантировалась неприкосновенность вложенных в промышленность капиталов , и по нему должны были регулироваться взаимоотношения между промышленниками и правительством . Преимущество отдавалось развитию частной промышленности , и начиная с 1739 г . казенные заводы стали передаваться в партикулярное  владение , что продолжалось вплоть до 1781 г . При составлении и воплощении в жизнь Берг регламента ярко проявилось влияние немецкого засилья и “бироновщины” .

Елизавета Петровна , взойдя на престол , объявила , что будет действовать по примеру своего отца  - Петра Великого , и 7 апреля 1742 г . вышел сенатский указ об упразднении Генерал Берг - директориума и восстановлении Государственной Берг -коллегии , [21][21] причем действовала она уже отдельно от Мануфактур-коллегии.

В Берг-коллегии для решения всех вопросов учреждалось присутствие в составе президента , вице-президента , двух советников и двух асессоров . [22][22]

Президентом Берг-коллегии стал генерал-майор артиллерии Антон Федорович Томилов и пробыл на этом посту вплоть до своей смерти в 1753 г. А.Ф. Томилов был хорошо знаком с горным делом , т.к. довольно длительное время служил на Урале.

После его смерти Коллегию возглавил генерал-майор ( с 1756 г. тайный советник) Опочинин , [23][23] а с 1760 г. действительный статский советник Иван Андреевич Шлаттер.[24][24]До этого назначения он состоял в должности Главного судьи Монетной Канцелярии. В 1754 г. именно по его инициативе Монетная Канцелярия  была переведена в Петербург , а в Москве осталась Монетная контора. В 1756 г. по предложению Сената И. А. Шлаттер составил записку “о лучшем устройстве Нерчинских и других сереброплавиленных заводов за исключением Колывано-Воскресенских заводов , а также находящихся близь Екатеринбурга и на Воицком  руднике ...” [25][25], поэтому эти заводы вышли из ведомства Берг-коллегии и были переданы в ведение особой Экспедиции под руководством И. А. Шлаттера.

Возглавив Берг-коллегию он оставался параллельно Главным судьей Монетной Канцелярии и заведующим Экспедицией над Нерчинскими заводами , поэтому для удобства и “скорейшего исполнения дел” И.А. Шлаттер обратился в Сенат с рапортом о перемещении Берг-коллегии из Москвы в Петербург , где находилась Монетная Канцелярия. Сложилась такая ситуация , когда управление монетным делом и Берг-коллегией сосредоточилось в одних руках , поэтому стало возможным  упразднить особую Экспедицию , контролировавшую Нерчинские сереброплавильные заводы , а ее функции передать в Берг-коллегию.[26][26]С этого времени управление горным и монетным делом всегда оставалось в одних руках , для чего при Берг-коллегии учреждался Департамент по монетным делам.

В конце царствования Елизаветы Петровны , в связи с падением рентабельности казенных заводов , встал вопрос о передаче их в частное владение знатным особам Российской империи (граф П.И. Шувалов , граф Ч.Г. Чернышев , граф М.Л. Воронцов и др.). Примечательно , что эти заводы продавались не по той цене , по которой они обошлись казне , а со значительной уступкой. С 1754 по 1763 г.г. было построено 42 частных завода , но эта попытка не исправила положение в промышленности , так как новоявленные владельцы больше думали о закреплении за собой обширных земель и приписных крестьян , чем о серьезном развитии промышленности.[27][27]

В 1763 г. были составлены новые штаты[28][28] для многих учреждений            центрального аппарата управления России , в т.ч. и для Берг-коллегии , которые значительно возросли. Теперь в присутствие Коллегии входили президент ,  вице-президент , два коллежских советника , прокурор , два надворных советника , асессор , секретарь , казначей , камерирер , архивариус  и комиссар. Кроме того к Берг-коллегии были определены делопроизводственный персонал и группа технических специалистов : маркшейдер с помощниками , обер берг-пробирер , берг-пробирер с помощниками , шихтмейстеры с помощниками плюс вардеин Монетного двора , медальеры , пробирные и разные мастера , которые числились при Монетном департаменте.

К 1763 г. проявилась несостоятельность попытки передать казенные заводы в частные руки. Гороблагодатские и Камские заводы графа П.И. Шувалова за долги были переданы обратно в ведение Берг-коллегии. Постепенно к этому результату пришли и граф М.Л. Воронцов , и граф И.Г. Чернышев , и владельцы Ягужинские , и ряд других несостоявшихся заводчиков.

В 1767 г. президент Берг-коллегии И.А. Шлаттер подал в отставку по состоянию здоровья , и на этом посту его сменил граф Апполос Эпафродитович Мусин-Пушкин.[29][29] До этого он состоял в должности прокурора , был членом присутствия Канцелярии Главного заводов правления в Екатеринбурге[30][30] и вице-президентом Берг-коллегии. После его смерти в 1771 г. “главным Берг-коллегии командиром” стал обер прокурор Сената Михаил Федорович Саймонов.[31][31] При его содействии и активном участии в 1773 г. в Петербурге было основано Горное училище , которое подготовило немало выдающихся горных деятелей своего времени. У М.Ф. Саймонова “за старостию лет” было слабое здоровье , поэтому в 1776 г. он отправился на лечение за границу , а в 1781 г. подал во временную отставку для поправки здоровья , и чтобы в работе Берг-коллегии “никакой остановки не было” , на посту президента его заменил сенатор , тайный советник Иван Иванович Рязанов , но пробыл на этой должности недолго , т.к. согласно “Учреждения для управления губерниями Всероссийской Империи” 1775 г. в 1781 г. управление горными делами было передано Казенным палатам , контроль над которыми осуществляла Экспедиция о государственных доходах при Правительствующем Сенате.[32][32] Позже из этой экспедиции выделилось еще три. Таким образом , Казенные палаты находились уже в подчинении четырех экспедиций : 1) о государственных доходах ; 2) о расходах ; 3) о счетах ; 4) о недоимках. Все четыре экспедиции находились в ведении Государственного Казначея.

В такой ситуации Берг-коллегия потеряла свое прежнее значение , и в 1782 г. вышел указ Сената “чтоб Казенные палаты не отсылали в Берг-коллегию принадлежавших ей доходов...” ,[33][33] а в 1783 г. вышел еще один указ : 1) об оставлении Берг-коллегии до 1 мая 1784 г. для решения старых дел ; 2) о передаче Горного училища в ведение Петербургской казенной палаты ; 3) об оставлении Монетного департамента пока на прежнем основании , для чего при Берг-коллегии была оставлена только одна экспедиция в составе секретаря и нескольких служащих.[34][34]

В 1783 г. из Экспедиции о государственных расходах выделилась особая Экспедиция для горных дел , которая контролировала поступление и распределение доходов по горному ведомству. Эта экспедиция учреждалась при Третьей экспедиции для свидетельства счетов и возглавлялась ее управляющим.[35][35] Для производства дел при этой экспедиции в присутствие определялись советник , столоначальник и бухгалтер , а также штат делопроизводственного персонала и два берг-офицера для проверки проектов и планов , присылаемых с мест.

Кроме того , в 1782 г. был опубликован Манифест Екатерины II , согласно которому права на поверхность земли отождествлялись с правами на ее недра , т.е. права , дарованные Петром I в Берг привилегии 1719 г. , были практически ликвидированы.

Таким образом , управление горным ведомством посредством Казенных палат явилось еще одним неудачным экспериментом правительства , что в конечном итоге вызвало упадок промышленности.[36][36] Проанализировав сложившуюся ситуацию , согласно указу от 19 ноября 1796 г. , было решено восстановить Берг-коллегию в тех правах , которыми она пользовалась до 1775 г. , [37][37] исключая преимущества , дарованные знати Дворянской грамотой и Городовым положением. До предоставления нового проекта , в Берг-коллегии действовали штаты 1763 г.

По этому указу Нерчинские заводы передавались в ведение Берг-коллегии , а Экспедиция о государственных расходах при Сенате и Экспедиции для горных дел при Казенных палатах упразднялись.

15 декабря 1796 г. состоялось открытие Государственной Берг-коллегии , президентом которой стал действительный статский советник Андрей Андреевич Нартов , а возглавил дирекцию , став Главным наблюдателем , бывший президент действительный тайный советник М.Ф. Саймонов.[38][38] А.А. Нартов до этого времени был сначала членом Берг-коллегии , а потом вице-президентом , и когда М.Ф. Саймонов был “в отлучке от дел “ , он исполнял его функции. А.А. Нартов по мнению А.М. Лоранского был одним из просвещеннейших людей своего времени и выдающимся горным деятелем.

В1797 г. штаты Берг-коллегии и монетного Департамента значительно возросли , но была упразднена положенная по штату 1793 г. лаборатория , функции которой были переданы Горному училищу. В этом же году Коллегии были возвращены  права на выдачу патентов на производство в чины до штаб-офицеров.

Восстановление Берг-коллегии положительно сказалось на дальнейшем развитии металлургической промышленности России. По данным М.Ф. Саймонова к 1798 г. прибыль от казенных и частных заводов увеличилась на полмиллиона рублей по сравнению с 1796 г.[39][39] На этом М.Ф. Саймонов не остановился , он подал в Сенат проект преобразования некоторых частей горного управления , но этот проект не был сразу внедрен в жизнь. Требовалось узнать мнение специалистов на местах , т.к. правительство уже приобрело печальный опыт скоропалительных необдуманных решений.

Состояние здоровья М.Ф. Саймонова все больше ухудшалось и в 1799 г. он попросил отставки , но правительство сочло это несвоевременным , ценя большие его заслуги и не найдя замены для него. За большой вклад на своем поприще М.Ф. Саймонов был награжден высшим орденом России , орденом Андрея Первозванного. Но силы его к сожалению были уже не те , он все чаще подавал прошения об отставке , и в 1801 г. правительство пошло ему навстречу и удовлетворило его просьбу.

В 1798 г. последним президентом Берг-коллегии был назначен сенатор , тайный советник Александр Васильевич Алябьев , который пробыл в этой должности вплоть до упразднения Коллегии в 1802 г. , Функции которой были переданы вновь учрежденному Министерству финансов.

В системе реформированного в начале XVIII в. центрального аппарата России не было ни одного учреждения с такой развернутой сетью местных органов , которыми располагала Берг-коллегия. Это связано с тем , что металлургические предприятия строились непосредственно у источников сырья , отдаленность которых требовала создания посредствующих органов , осуществляющих опеку над частными и казенными предприятиями и приписными к ним крестьянами.

Местные органы были созданы в первую очередь в уже сложившихся центрах металлургической промышленности: Москве (Московский обербергамт ), штат которой состоял из бергауптмана , обер бергмейстера , обер цегентнера (сборщика налогов ) , секретаря , маркшейдера , механика и делопроизводственного персонала. В1731 г. он вошел в состав Московской конторы Каммерц-коллегии. В1736 г. вновь выделился под названием Московской конторы Генерал Берг-Директориума. Кроме того он подвергался изменениям в связи с переездами правительства , вливаясь в состав Берг-коллегии , Казани (Казанский бергамт учрежден в 1720 г.,  а с 1734 г. стал называться Казанским  Горным начальством и из ведения Каммерц-коллегии перешел под руководство КГЗП в Екатеринбурге ) , Нерчинске (Нерчинский бергамт ) , Екатеринбурге и Кунгуре (Сибирский обербергамт , который был важнейшим местным органом Берг-коллегии ,т. к. Именно на Урал переместился центр металлургической промышленности ). Затем , по мере освоения новых промышленных районов или приема заводов из других ведомств , возникали новые горные начальства. Таковы Томское Горное начальство , Архангелогородская берг-контора и Канцелярия Олонецких заводов , перешедшая в подчинение Берг-коллегии вместе с переданными Адмиралтейством заводами в 1727 г.[40][40] Кроме того в подчинении Берг-коллегии находились Петербургская берг-контора ( в 1730 г. переименована в Берг-комиссарство ; в 1742 г. опять реорганизовано в Берг-контору , в чье ведение через год перешла Канцелярия Олонецких заводов , а задачи были расширены ) , Пермский бергамт (находился в подчинении Сибирского) и так называемая Экспедиция следствия казенных заводов , которая ведала частными делами Шемберга и была ликвидирована в 1742 г.

Функции местных учреждений были однотипными и заключались в контроле над частными заводами , сборе десятинного налога , в их задачи входили также розыск руд и мест для строительства новых заводов  , управление приписными крестьянами , некоторые из них занимались торговой деятельностью (Петербургская берг-контора).[41][41] Общей проблемой для них являлась острая нехватка квалифицированных кадров и противоборство со стороны частных заводчиков , пытавшихся уйти от налогов.

Местные органы посылали в Берг-коллегию рапорта и доношения , получая оттуда указы. Между собой при равенстве статуса имели сношения промемориями.

Таким образом , организация Берг-коллегии проводилась в общем плане проведения реформы центрального аппарата России. Берг-коллегия стала исполнительным органом в проведении промышленной политики правительства , изложенной в Берг привилегии 1719 г. и Берг Регламенте 1739 г. Политические и экономические изменения в стране сказывались и на ее учреждениях. За время своего существования Берг-коллегия при относительной устойчивости коллегиальной системы управления , претерпела семь серьезных реорганизаций : в 1722 г. выделилась Мануфактур-коллегия , в 1731 г. слита с Мануфактур-конторой и Каммерц-коллегией , в 1736 г. восстановлена под вывеской Генерал Берг-директориума , в 1742 г. возобновила свое существование на прежних основаниях , в 1763 г. утверждены новые штаты , в 1781 г. упразднена и наконец в 1796 г. восстановлена в правах 1775 г.

Перестройка работы в соответствии с обстановкой свидетельствовала о гибкости коллегиальной системы в целом , а восстановление Берг-коллегии утверждало о жизнеспособности идеи создания специального учреждения по управлению определенной отраслью хозяйства. Вместе с тем история Берг-коллегии показывает , как по мере укрепления этого учреждения и его местных органов росло их влияние на развитие промышленности.

2. Канцелярия Главного правления Сибирских и Казанских заводов - орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII века.

Орган управления горнозаводской промышленностью на Урале получил название Канцелярии Главного заводов правления (КГЗП) 8 октября 1734 г. и носил это название вплоть до ноября 1781 г. , когда управление горными и заводскими делами на Урале было передано в Пермскую казенную палату. Уральское горное управление до 1886 г. носило коллегиальный характер и подчинялось председателю , чаще Главному командиру  или начальнику всех подведомственных казенных заводов, [42][42] т. е. органы управления горнозаводской промышленностью Урала , сложившиеся в первой четверти XVIII в. действовали без существенных изменений весь XVIII в.[43][43] После В.Н. Татищева во главе управления Уральскими заводами были либо члены КГЗП ( по старшинству ) , либо особо назначенные Берг- коллегией начальники ( граф Апполос Мусин-Пушкин , генерал-майор Ирман , полковник Бибиков , князь Енгалычев и др. )[44][44]

Канцелярия имела множество  различных по своему характеру функций , к которым относилось : управлять горными , заводскими , земскими и полицейскими делами , контролировать приход и расход денежной казны , металла и припасов , регулярно собирать десятину с партикулярных заводчиков , отводить рудники , леса и места под строение новых горных заводов и многие другие функции. Для их выполнения в первой половине XVIII в. была создана и постоянно совершенствовалась и корректировалась обширная система различных учреждений , контор , экспедиций и повытий , и если рассматривать их в целом , то можно выделить три ступени учреждений в зависимости от своих функций , положения в структуре аппарата управления и т. д. К первой ступени относилась КГЗП , которая управляла заводами и рудниками “ со всеми принадлежностями “ на огромной территории , включая Сибирь , Южный и Средний Урал , Прикамье , и Среднее Поволжье. По своему положению она приравнивалась к губернским канцеляриям и имела с ними сношения промемориями. К учреждениям второй ступени относились  Горные начальства , которые подчинялись непосредственно Канцелярии и посылали туда доношения и рапорты , получая в свою очередь указы. Исключение составила Канцелярия Нерчинского Горного начальства , которой в связи с передачей Нерчинских сереброплавильных заводов в ведение особо учрежденной Сенатом экспедиции , по указу из этой экспедиции от 21 марта 1760 г. предписано было иметь сношения с КГЗП промемориями , а не доношениями ,[45][45]но это фактически означало выход Нерчинского Горного начальства из подчинения Канцелярии. Низшую ступень в этой структуре формировала густая сеть заводских контор , которые были на каждом крупном заводе.[46][46]

Выяснив положение определенного органа в трехступенчатой структуре управления горнозаводской промышленностью Урала , мы можем рассмотреть , какие именно учреждения находились в подчинении КГЗП .

КГЗП как государственное учреждение состояла из двух частей : присутствия ( общего собрания  членов Канцелярии , т.е. ее руководство ) и самой канцелярии , т.е. аппарата канцелярских служащих, обеспечивающих делопроизводственное обслуживание управления. Присутствие КГЗП решало все текущие вопросы , связанные с подбором и расстановкой кадров , рассмотрением положения приписных крестьян , с отчетами перед вышестоящими органами , с назначением депутатов к межеванию лесов и земель , к присутствию в судебных местах и различных комиссиях, с обеспечением припасами и необходимым сырьем подведомственных Канцелярии служб , и со многими другими ситуациями. Присутствие было коллегиальным органом , во главе которого должен был стоять Главный командир над всеми подведомственными заводами. Для наиболее скорого решения , дела между членами Присутствия распределялись по трем экспедициям. Обязанности канцелярских служащих и повытчиков также распределялись по экспедициям , которые включали в себя ряд повытий (разрядное , приказное , партикулярное , школьное , горное , заводское). При Канцелярии работала и группа технических специалистов - два маркшейдера , [47][47] два шихтмейстера ,[48][48] гитенфорвалтер [49][49] и механик.

Все конторы и учреждения условно можно распределить между тремя экспедициями : горной , заводской и земской. Существовала также и Лесная экспедиция , во главе которой стоял “Главный над здешними и всеми заводами смотритель ранга капитанского”.[50][50] Она была создана для охраны и более экономного использования казенных лесных ресурсов , т.к. вся промышленность работала на древесном топливе.

Канцелярии Главного заводов правления подчинялась группа контор , которые на практике осуществляли решения главного органа горнозаводской администрации Урала :

1. Екатеринбургская заводская контора ;

2. Контора судных и земских дел , которая также контролировала приписных крестьян близлежащих дистриктов и слобод ;

3. Казначейская контора во главе с Главным казначеем ;

4. Контора денежного дела ;

5. Контора ротных дел ;

6. Полиция ;

7. Контора Чусовских казенных пристаней ;

8. Таможенная контора , во главе которой стоял таможенный комиссар.

Все эти конторы обычно возглавлялись управителями. Помимо названных , Канцелярия контролировала комиссарские конторы , которые занимались разбирательством корчемных дел и соляными промыслами в округе (заключение договоров с подрядчиками на поставку соли , бесперебойное снабжение и т.д.) , и Оренбургскую соляную контору.[51][51] Кроме того , для ведения отчетности , контроля прихода и расхода денежной казны и припасов еще в первой половине XYIII в. была учреждена Ревизия свидетельства заводских счетов.

Для контроля над близлежащими золотыми промыслами и рудниками в апреле 1757 г. была сформирована Золотых производств горная экспедиция , положение которой в силу специфических особенностей , несколько отличалось от других учреждений. Анализ горных пород и руд проводился в специальной лаборатории , возглавлял которую пробирный мастер.

В подчинении КГЗП находились госпиталь во главе со штаб-лекарем и аптека. Подготовка и обучение кадров осуществлялись в казенных школах , которые подразделялись на арифметические и словесные. Их курировал ректор. При Канцелярии действовали также библиотека и канцелярский архив.

В этом кратком введении мы перечислили и привели небольшие сведения об основных учреждениях , подведомственных КГЗП , их распределение в структуре и взаимоотношения между ними. Более подробно структура этих учреждений , их функции и штаты , а также постановка делопроизводства будут рассмотрены ниже.

2.1. Присутствие КГЗП во второй половине XYIII в. , его штаты , основные функции и состояние делопроизводства.

Как уже отмечалось выше , в рамках уральского горного ведомства все вопросы , как текущие , так и принципиальные , решались присутствием КГЗП. Оно выносило определения на указы из вышестоящих органов - Берг-коллегии , Сената , Экспедиций и т.д. Текущие вопросы решались собственными силами , но обязательно рапорты об этом направлялись в Берг-коллегию. Перечислить весь круг вопросов , которые обсуждались на присутствии не представляется возможным , так как нельзя объять необъятное. Начиная от строительства дорог , благоустройства промышленных сооружений , обеспечения медицинского обслуживания на заводах , повышения жалования или чина работникам и кончая поиском новых , удобных для строительства заводов мест , ежегодными инспекциями и контролем по выплавке чугуна , добыче меди , серебра и золота , отправлением ежегодных караванов в Санкт-Петербург и в Москву , и многим другим , - все это было в рамках компетенции присутствия Канцелярии.

Для решения этих вопросов в 1737 г. был разработан штат для всех уральских заводов , который подробно регламентировал необходимое количество членов в присутственных местах , технических специалистов , канцелярских служителей , ежегодное количество выплавляемого с одной домны чугуна и многое другое. Согласно этому штату , который действовал вплоть до 1766 г. , когда в связи с передачей казенных заводов в партикулярное содержание необходимо было пересмотреть и изменить старый и ввести новый , “для присутствия в здешней Канцелярии быть одному ранга генерал-майорского правителю , другому полковничья коллежскому советнику , двум асессорам ранга майорского , пятому обер-маркшейдеру ранга капитанского “ ,[52][52] но на практике постоянно ощущалась нехватка кадров.

Во вторую половину XYIII в. присутствие Канцелярии вступило в следующем составе : первейший член надворный советник Никифор Герасимович Клеопин и бергмейстер [53][53] Густав Ульрих Райзер , [54][54] и хотя в мае 1749 г. в КГЗП пришел указ из Берг-коллегии от 27 апреля 1749 г. “о бытии в КГЗП в присутствии обер-гитенфорвалтера в должности асессорской Федору Старого-Милюкову “ , [55][55] но это не спасало сложившегося положения.

Порядок работы присутственных мест был детально обрисован в Генеральном Регламенте. Члены присутствия приходили на работу к 8-9 часам утра , а в 12-13 часов были уже свободны. Присутствие не собиралось в религиозные праздники , торжественные дни (дни рождения царствующих особ и т. д. ) и по воскресеньям. Если по какой-нибудь причине члены правления не присутствовали , то согласно18 главе Генерального регламента , дела для слушания относились на дом. Для этой цели при Канцелярии существовала должность вахмистра , иногда этим занимался секретарь или кто-нибудь из канцелярских служителей.

Здесь необходимо сделать отступление и рассмотреть жизнь и деятельность Н.Г. Клеопина в период пребывания его  “у правления своей должности” в присутствии КГЗП как одного из ярких представителей руководства Канцелярии того времени.

Н.Г. Клеопин родился в 1700 г. Был участником проектирования и строительства ряда заводов на Урале и в Сибири. Ему принадлежит создание общего чертежа (плана) строительства Екатеринбургского завода на реке Исети (февраль 1723 г. ), а также общего проекта строительства первой в России  Березовской золотопромывальной фабрики (1753 г.) . В должность начальника КГЗП он вступил в 1739 г. и “правил ее” вплоть до 1758 г. [56][56] Н.Г. Клеопин имел двух сыновей. Старший , Григорий , благодаря своим способностями в какой -то мере положению отца сделал блестящую карьеру , а вот о младшем , Федоре , сведений гораздо меньше. Он родился в 1742 г. и к 14 годам уже окончил Екатеринбургскую школу и Петербургскую императорскую академию наук. После обучения его отец ходатайствовал в Берг-коллегию о введении его сына , в соответствии с регламентом АН , в горный корпус с произведением в обер офицерский чин , а до указа из Сената , КГЗП в мае 1756 г. вынесла определение о “ бытии Федору Клеопину унтер-шихтмейстером 1 класса с жалованьем 48 рублей в год “. Что касается его отца , то в 50-х годах это был довольно старый и больной человек. Каждый месяц Н.Г. Клеопин болел , поэтому производил инспекции только близлежащих заводов ( Сысертского , Каменского , Кунгурского , Верх-Исетского и др. ) У него была больна нога , [57][57] поэтому для лечения и отдыха практически каждый месяц Н.Г. Клеопин ездил во вновь пожалованную уму в августе 1750 г.[58][58] усадьбу в Нововоскресненском селе , что 90 верст от Екатеринбурга. 25 сентября 1751 г. в протоколе КГЗП было записано , что Н.Г. Клеопин “лекарствами ... , хотя и почасту пользуется , токмо за застарелостию болезней мало отрады от них бывает...”[59][59] Болезнь Н.Г. Клеопина давала о себе знать так часто , что в Берг-коллегию неоднократно представлялись доношения с просьбой освободить его от инспекций , поэтому по указу из Берг-коллегии от 23 января 1751 г. было решено “советника Клеопина для его болезней ... ко отправлению караванов и осмотров заводов и рудников не посылать...”[60][60] В ноябре 1753 г. КГЗП представляла в Берг-коллегию о состоянии здоровья Н.Г. Клеопина , но в декабре пришел указ “о бытии ему в советничьей должности при порученном ему деле “.[61][61] Кроме того , указом Е.И.В. от 18 декабря 1753 г. он был пожалован в коллежские советники с жалованием 600 рублей в год.[62][62] Год спустя в КГЗП был прислан еще один указ Берг-коллегии от 10 сентября 1754 г. “об отправлении в Москву ... коллежского советника ... Клеопина для рассуждения и сочинения по Берг-коллегии , к сочинению нового уложения материям оного в самой крайней скорости... “[63][63] Год он проработал в составе этой комиссии и в ноябре 1755 г. вновь приступил к присутствию в КГЗП.

В 1757 г. , в связи с передачей серебряных и золотых руд в ведение особой Нерчинской экспедиции под руководством Шлаттера , он написал Н.Г. Клеопину письмо , в котором просил его принять их “в свое смотрение и иметь ... в касающихся до них (серебряных и золотых руд - Е.Т.) делах надлежащее распоряжение и попечение , и его б статского советника (Шлаттера - Е.Т.) о том почасту уведомлял... “[64][64] Кроме того в июле 1757 г. , когда подполковник Тихомиров , под чьим руководством находилось денежное дело в Екатеринбурге , был отпущен в отпуск на 4 месяца , “смотрение над денежным делом” было поручено Н.Г. Клеопину , [65][65] но уже в январе 1758 г. ему была поручена новая должность. По сенатскому указу от 10 и 22 декабря 1757 г. предписывалось “к размножению Нерчинских и других серебро и золотосодержащих рудников и прочему определить главным коллежского советника Клеопина , которого от других дел , что следует кроме надзирания денежного дела и золотых промыслов отрешить ... “[66][66] Поэтому указом Берг-коллегии от 2 декабря 1757 г. было решено Н.Г. Клеопина из ведомства Берг-коллегии исключить , [67][67] т.к. Нерчинские заводы по предложению статского советника Шлаттера были выведены из подчинения Берг-коллегии и переданы в управление особой Нерчинской экспедиции.

За время пребывания в присутствии КГЗП , несмотря на многочисленные болезни Н.Г. Клеопин внес большой вклад в развитие металлургической промышленности. Будучи неспособным самому ездить для осмотра заводов , он вел жесткий контроль по выполнению этого мероприятия. Как человек он имел сложный и противоречивый характер. На него “держали зуб” некоторые берг-офицеры , так как он как первейший член присутствия мог влиять на принятие решения о повышении или понижении жалования , об аттестации на повышение чина и т.д. Так например характерен конфликт с берггешвореном [68][68] Санниковым , по доносу которого на Н.Г. Клеопина генерал-майору Бэеру и в Берг-коллегию была учреждена комиссия , которая , расследовав все обстоятельства , сделала вывод , что за Н.Г. Клеопиным по всем пунктам обвинения никакой вины нет.[69][69] Нельзя назвать радужными и отношения Н.Г. Клеопина с асессором И. Юдиным ,[70][70] и со Старого-Милюковым , [71][71] и с подполковником Тихомировым , но это были те , кто был не доволен определениями присутствия и срывали свое недовольство на Н.Г. Клеопине , посылая на него и на других присутствующих бесконечные жалобы и челобитные в вышестоящие инстанции.

В работе присутствия , во избежание подобных конфликтов и склок , существовал определенный порядок , закрепленный в Генеральном регламенте. Когда рассматривался вопрос о родственниках или свойственниках члена присутствия , то под выносимом по этому поводу определении он не имел права ставить свою подпись.[72][72] В другом случае , если присутствующий член не был согласен с определением Канцелярии по какому-либо вопросу или пункту , он внизу протокола после подписей других членов делал отметку , что по определенному вопросу он имеет свое , особое мнение. После чего , на следующей странице , он записывал свой голос и ставил подпись , тем самым снимая с себя ответственность за вынесенное определение.

Что касается разделения обязанностей между членами присутствия , то , согласно 8 главе Генерального регламента и указа Берг-коллегии от 25 мая 1743 г. Канцелярии Главного заводов правления предписывалось “для наилучшего и скорейшего произведения и действительного исправления их (дел - Е.Т.) , расписаны на 4 экспедиции или части , из которых первые две части поручены советникам , а другие две асессорам по старшинству , и в том им велено наипрележнейшее попечение иметь ... , и когда по чьей экспедиции ... резолюция или определение воспоследует , подписано и совсем окончено будет , стараться с прилежанием , чтоб надлежащие по тому указы отправлены , и оттуда доношение или рапорт и потребующие ведомости получены были , и те указы по каждой экспедиции подписывать им одним , когда же указ отправляться имеет быть о ... важном деле или расходах , и о выдаче денег из казны , ото всей коллегии подписан имеет быть. Когда же какой член куда отлучится или заболит , то по его части отправление иметь другому члену , состоящему в одном с ним ранге , да и всем о том попечение иметь , в бытность же здесь при заводах господина генерал-майора от артиллерии Антона Федоровича Томилова , в присутствии в КГЗП надпоминаемо было от него , чтоб и при здешней Канцелярии о разделении трудов канцелярским членам расписание учинить ... , управление начать генваря с первого числа 1748 года по нижеследующему : дела , входящие в Канцелярию от контор Екатеринбургской судных и земских дел , также Казначейской и счетной , и из других мест секретные и криминальные отправлять обще всем членам по силе указов , да особливо в отправлении быть по экспедициям : в первой экспедиции у первого члена надворного советника Клеопина в ведении и смотрении его быть здешним денежной конторе ... , ротным и полицейским делам , Чусовским казенным пристаням , лесному и угольному делам и положенным с партикулярных заводов указным доходам и производимым о тех заводах делам ; во второй , у другого члена асессора Юдина , [73][73] Пермскому , Казанскому и Нерчинскому горным начальствам и Якутской команде со всеми состоящими в ведении и команде оных горными и заводскими делами ... , також находящиеся при Сибирских железоделаемых заводах медным плавильням с их принадлежностьми , аптеке , госпиталю , школам , библиотеке и прочему , что ко оным принадлежит ; в третьей у бергмейстера Райзера , всем находящимся в ведении здешней Канцелярии железоделаемым заводам и состоящими около оных железным и медным , и прочим рудникам и лаборатории со всеми их принадлежностьми ... , а караванные отправлять по силе ... Берг-коллегии августа от 5-го 1743 года по очереди...”[74][74] Согласно этому определению , Н.Г. Клеопин , выезжая куда-нибудь , оставлял в журнале протокольную записку о порядке исполнения дел в его отсутствие.

Другой очень важной обязанностью членов присутствия были осмотры положения дел на заводах , рудниках и пристанях , находящихся в подчинении КГЗП , кроме того канцелярские члены должны были свидетельствовать частные домны. По этому поводу в Е.И.В. указе В.Н. Татищеву от 23 июня 1737 г. “написано господину советнику с товарищи накрепко надзирать , чтоб приход и расход денег и припасов на всех заводах содержан был правильно и книги порядочно , також чтоб управители и надзиратели во всем поступали с верною и радетельною прилежностию , и для того должны он советник и прочие чины по переменкам по малой мере однова в год и все заводы осмотреть и правильные репорты о своем осмотре в Канцелярию подать , и ежели где управитель или надзиратель явится неисправен от недознания того , исправить ...”[75][75] О том , как часто следует проводить инспекции на заводы , рудники и казенные пристани дает информацию сообщение президента Берг-коллегии А.Ф. Томилова от 28 октября 1746 г. : “... господам членам должно ежегодно на заводы и рудники ездить , дальние хотя по единожды , а на ближние наичаще...”[76][76]

Категория дел , связанная с интересами казны , была наиболее важной , поэтому ежегодно один из членов присутствия и секретарь из Ревизии свидетельства заводских счетов должны были проверять казну , т.е. как “в наказе губернаторском и воеводском , состоявшемся в 1728 году в 23-м , да в регламенте Ревизион-коллегии 1733 года в 1-м пунктах напечатано : когда год окончается , тогда в первом или втором числах генваря месяца у прежнего расходчика всю денежную казну осмотреть ... и приходные , и расходные книги запечатать , и что налицо явиться принять другому приходчику с распискою и тот остаток записать в приход в новые приходные книги... “[77][77]

КГЗП , будучи представителем центрального горного ведомства России , имела право представлять кандидатов на унтер- и обер-офицерские чины , направляя аттестаты в Берг-коллегию. Так например 20 декабря 1751 г. было решено писать в Берг-коллегию “ о даче офицерам деревень и о учреждении горного корпуса мундиров представления , также и о даче им патентов требовать милостивой резолюции... “ , [78][78] на что в ответ пришел указ от 1 марта 1753 г. “ о пожаловании в число , положенное по штату при Канцелярии и ведомства оной при заводах на упалые места по линии и старшинству в повышение чинами...”[79][79] За повышение чина взыскивалась пошлина в размере месячного оклада. Самым младшим офицерским чином было звание унтер-шихтмейстера , которое подразделялось на три класса или статьи. Обычно в унтер-шихтмейстеры определяли их школ тех , кому “кому знания и твердости наук понятные и прилежные , также по воздержанному и житию и бодрому состоянию , и порядочным поступкам ... “[80][80] Все берг-офицеры , начиная с шихтмейстеров  , носили шпаги , им полагалось дополнительное жалование на денщиков , количество которых зависело от ранга. Аттестация на повышение чинами как правило проводилась группами , когда на освободившуюся вакансию назначались берг-офицеры с более низким званием с последующим его повышением.[81][81] Хотя конечное определение выносилось в Берг-коллегии , и не всем аттестованным могли повысить звание , но тем не менее мнение КГЗП учитывалось. Что касается наказания провинившихся берг-офицеров , то здесь Канцелярия обычно обходилась собственными силами. Меры воздействия были различны в зависимости от проступка и занимаемой должности. Унтер-офицеров могли наказать батожьем. На остальных же воздействовали штрафами в виде вычета из жалования , могли выплачивать половинное , могли вообще удержать до выяснения обстоятельств. Еще одной мерой наказания было понижение в звании и отстранение от должности , что тоже сказывалось и на материальном положении офицера. Так например в декабре в 1750 г. управитель Кушвинского завода гитенфорвалтер Леонтий Бекетов и шихтмейстер Пешехонов за беспутное и непорядочное поведение были отстранены от своих должностей , так как по их вине “в заводском правлении не без замешательства , да и приказных делах не без остановки состоит...”[82][82] Но это не помогло в “воспитательном” процессе , и в октябре 1751 г. было решено “гитенфорвалтера Бекетова за безмерное пьянство и непорядочные и противные по указам поступки , унизить одним рангом...”[83][83]

При смене на какой-нибудь должности одного берг-офицера другим , в соответствии со 2-м пунктом губернаторского и воеводского наказа , составлялись росписные списки передачи всего подотчетного имущества (прихода и расхода денежной казны , припасов и т.д.) в двух экземплярах , один из которых оставался на месте , а другой отсылался Ревизию свидетельства заводских счетов.

КГЗП постоянно пыталась “прибрать к рукам” учреждения , которые находились на подведомственной ей территории , стремясь использовать ресурсы этих учреждений на заводских работах , извлечь свою выгоду и т.д. В феврале 1751 г. в Екатеринбурге была учреждена Ратуша.[84][84] Хотя она и представляла в Канцелярию доношения , но по характеру своей деятельности она не находилась в ее ведении , а подчинялась Главному Магистрату , но тем не менее Канцелярия всячески вмешивалась в работу Ратуши через своих депутатов , пытаясь привлечь купечество в заводские работы и прочие службы. Поэтому в январе 1752 г. в КГЗП пришел указ из Главного Магистрата от 14 ноября 1751 г. , в котором говорилось , что Канцелярия и судная контора не должны вмешиваться в дела Ратуши , а также не чинить “купечеству обид и притеснений , а наипаче в их купечестве и торгах помешательства... “ , [85][85] но Канцелярия не подчинилась этому указу , мотивируя это тем , что из Берг-коллегии указа по этому поводу еще не поступало , и только через месяц , после поступления ожидаемого указа , КГЗП вынесла определение “о неведении ... Екатеринбургского купечества и Ратуши”.[86][86] Другой пример вмешательства Канцелярии в дела учреждений , подчиненным другим ведомствам : это “промеморий из консистории преосвященного Сильвестра , митрополита Тобольского и Сибирского “ , который напоминает  об указе  Синода “  о невступании здешней Канцелярии в духовные дела... “[87][87]

Почти все время штаты КГЗП не были укомплектованы. В мае 1751 г. не хватало главного правителя (генерал-майора) , маркшейдера , а также в соответствии с Сенатским указом от 29 октября 1750 г. сверх штата для инспекций на частные заводы Сибири по выплавке чугуна и годовому обложению полагался еще один асессор. В следствии этого в одном из доношений в Берг-коллегию от 5 февраля 1752 г. КГЗП просит секретаря Евдокима Яковлева “ от секретарской должности отреша , определить в здешнюю Канцелярию для присутствия...” , так как “без прибавки членов при Канцелярии обойтись не по которой мере невозможно...”[88][88] Здесь же напоминалось , что при КГЗП по штату 1737 г. кроме того полагалось быть одному пробирному мастеру , трем пробирщикам , восьми пробирным ученикам , двум геодезистам с четырьмя учениками и двум маркшейдерам с четырьмя учениками ,[89][89] а также в феврале 1758 г. было дополнительно определено “для отводу под заводы мест и рудников и для надзирания и содержания в добром порядке горных работ , и для прочих посылок быть при Канцелярии маркшейдеру с двумя учениками и двум берггешворенам  , унтер-механику с двумя учениками , геодезисту с двумя учениками , пробователю с двумя учениками”.[90][90] Поэтому в мае 1752 г. КГЗП требовала от Берг-коллегии назначения в Канцелярию обер-маркшейдера в звании  капитана , в Канцелярию и Пермское горное начальство двоих маркшейдеров в звании капитанов-поручиков , пятерых заводских управителей (гитенфорвалтеров) в звании поручиков , механика , пробирного мастера и шестерых берггешворенов в звании подпоручиков и десятерых шихтмейстеров в звании прапорщиков.[91][91] Но так как процесс назначения и дорога до Екатеринбурга занимали длительное время , КГЗП выходила из трудного положения с кадрами , назначая на вакансии до прибытия из Берг-коллегии ожидаемых указов , берг-офицеров , чье звание было ниже и не соответствовало пустующим должностям.[92][92] Что касается свидетельства частных домен , для ревизии обычно посылали берг-офицеров из старших горных чинов с надлежащими инструкциями. Так например в марте 1753 г. для свидетельства демидовских домен был направлен присутствующий в Пермской судных и земских дел конторе обер-гитенфорвалтер Егор Арцыбашев.

Принимая во внимание недостаток канцелярских членов , в марте 1753 г. Берг-коллегия определила для присутствия в КГЗП маркшейдера Степана Владычина , находившегося в горной и заводской службе с 1729 г. Канцелярия определила “по прибытии сюда Владычина , что в особливом ведении и смотрении было господина бергмейстера Райзера , то все поручить в ведение и смотрение ему Владычину” , [93][93] так как Райзер был отправлен в Москву. С 29 апреля 1753 г. С. Владычин приступил к исполнению своих обязанностей. Ему было поручено также “при Березовском и Пышминском золотосодержащих рудниках смотрение иметь...”[94][94] За старание и прилежание 16 февраля 1754 г. маркшейдер С. Владычин был произведен в обер-гитенфорвалтеры ,[95][95] а по Сенатскому указу от 22 декабря 1754 г. в коллежские асессоры.

В июле 1753 г. по указу Берг-коллегии от 29 марта 1753 г. в КГЗП был прислан обер-маркшейдер Петр Зеленый.[96][96] Таким образом , теперь в присутствие Канцелярии входили надворный советник Н.Г. Клеопин , обер-маркшейдер П. Зеленый , маркшейдер С. Владычин , но по-прежнему не хватало еще двух человек. С введением в состав Присутствия новых членов , потребовалось и новое распределение обязанностей между ними , поэтому 21 сентября 1753 г. Канцелярия вынесла определение , первая часть которого дословно повторяла определение от 31 декабря 1747 г. , а вторая вносила некоторые изменения и дополнения : “... в случае бытности из Канцелярии членов на заводах и рудниках , подлежащее управление и осмотр чинить не смотря на разделение предписанных экспедиций , також кому из членов за совершенною невозможностию или отлучкою в присутствии в Канцелярии быть нельзя , то ... в таковых случаях имеют отправлены быть дела наличными присутствующими в Канцелярии чинами , для нужных же и немалого рассуждения требующих дел (если надобно будет) , можно призывать для общего совета и управления членов здешней судной и земской конторы , также , смотря по случаю нужды , из старших горных и заводских офицеров. Ныне асессора Юдина и бергмейстера Райзера в здешней Канцелярии не имеется , а выбыли в другие места , вместо которых находятся с надворным советником господином Клеопиным в присутствии ... Зеленый и ... Владычин , и для того ... отправление по вышепрописанным экспедициям дел и прочего иметь Зеленому во второй , а Владычину в третьей экспедиции , сверх того Березовские , Пышминские и Шилово-Исетские золотосодержащие рудники , также и каменнорезные фабрики с их принадлежностьми ему ж Владычину по своей экспедиции иметь...”[97][97]

Корме того , с 5 октября 1754 г. для присутствия в КГЗП был определен коллежский асессор  Степан Неелов ,[98][98]но буквально через месяц из Берг-коллегии пришел указ Сената от 22 декабря 1754 г. о произведении “ из асессоров  в надворные советники С. Неелова и П. Зеленого ... и об отставке помянутого Зеленого от всех дел вовсе за старостию его и болезньми ...и о присутствии в КГЗП господам надворному советнику Неелову , асессору Владычину , обер-цегентнеру Яковлеву ...”[99][99]Таким образом , П. Зеленый был членом присутствия КГЗП всего полтора года . За этот короткий период такой старый и больной человек как П. Зеленый не мог существенно повлиять на улучшение работы подведомственных заводов и рудников .

При отставке офицеры должны были собрать подписки от различных контор , что никаких долгов за ними не числится . Люди , вновь определенные в Канцелярию для присутствия , были довольно пожилыми и со слабым здоровьем , поэтому канцелярские члены с 1755 г. практически не ездили инспектировать заводы и рудники , все больше посылая других обер-офицеров . Например , “поданным в Канцелярию репортом Екатеринбургского госпиталя штаб-лекарь Шнезе объявил , что по свидетельству его ... надворный советник Неелов давно находится в каменной болезни...”[100][100](камни в почках ). Поэтому Неелову было определено “ присутствие иметь по прежнему в ... судной и земской конторе ...”[101][101], не привлекая его для присутствия в Канцелярии.

По Сенатскому указу от 15 сентября 1755 г. . удовлетворяя неоднократные требования Канцелярии , в Екатеринбург Главным командиром в КГЗП был назначен действительный статский советник Его превосходительство господин Андрей Григорьевич Щербинин[102][102] , а в Канцелярии предписывалось к его приезду составить подробные ведомости. А.Г. Щербинин прибыл в Екатеринбург со своим сыном коллегии юнкером Петром Щербининым . который также был определен в распоряжение КГЗП , 23 октября 1755 г. и сразу приступил к исполнению своих обязанностей . По указу Берг- коллегии было решено производить ему жалованье “как и прежде бываемы при здешних заводах действительному статскому советнику Василию Татищеву производилось ...", т. е. 1058 рублей 10 копеек в год .[103][103]Уже на следующий день после приезда  , 24 октября А. Г. Щербинин записал в протоколах свое повеление  , в котором говорилось что он будет присутствовать только при решении наиболее важных дел ( поиск руд , строительство заводов , спорные вопросы , сенатские указы ), а текущие вопросы решать присутствующим без доклада ему.[104][104]

Не удовлетворившись ознакомлением с ведомостями , А. Г. Щербинин 23 мая 1756 г. выехал для инспекции на Невьянские , Гороблагодатские Л.И. Шувалова , а также на казенные Алапаевский , Каменский и Сысертский заводы и Шилово-Исетский рудник. В качестве консультанта он взял с собой Н.Г. Клеопина , а также для сопровождения штаб- лекаря Шнезе и секретаря А. Поряцкого с одним подьячим “для произведения письменных дел.”[105][105]Будучи больным человеком , А.Г. Щербинин весьма плачевно закончил эту поездку . В протоколах мы можем об этом прочитать : “... Господину действительному статскому советнику тяжкая параличная болезнь приключилась 20 числа ноября месяца ... так что говорить ничего не может и с постели не встает ..., и повредила ему ум , язык и правую руку, и хотя он ныне опять в уме , токмо язык и правая рука без действия ...”[106][106], о чем немедленно было представлено в Сенат , откуда в январе 1757 г. пришел указ от 17 декабря “ об отставлении от дел Щербинина из-за  его болезни и об отпуске , если пожелает , в Москву , а на его место и в главные командиры велено представить от Герольдии кандидатов ...”.[107][107]Вот так печально закончилась , не успев начаться , деятельность третьего командира над всеми Пермскими , Казанскими , Оренбургскими и Сибирскими заводами.

В 1755 г., в связи с возникновением башкирских волнений , КГЗП предприняла ряд мероприятий по предотвращению их распространения на заводские территории и по укреплению заво

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Канцелярия главного заводов правления - орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII века.". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 532

Другие дипломные работы по специальности "География":

Природопользование Свердловской области и его оптимизация

Смотреть работу >>

Рекреационные районы Закавказья

Смотреть работу >>

Учет природной среды в экономической географии

Смотреть работу >>

Современная украинская государственность региональные геополитические аспекты

Смотреть работу >>

Проблемы современной Австрии

Смотреть работу >>