Дипломная работа на тему "Геополитика и геоэкономика Норвегии"

ГлавнаяГеография → Геополитика и геоэкономика Норвегии




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Геополитика и геоэкономика Норвегии":


Санкт-Петербургская государственная инженерно-экономическая академия.

Кафедра «Государственного и муниципального управления»

КУРСОВОЙ ПРОЕКТ.

Санкт-Петербург

1997

ВВЕДЕНИЕ.

Данная курсовая работа состоит из двух блоков. Первый блок (глава 1 и глава 2) посвящён геополитической и геоэкономической ситуации в Норвегии и некоторым прогнозам в формировании военно-политических тенденций развития Норвегии. Особое внимание уделяется вопросу об отказе о т вступления в Европейский Союз, а точнее причинам, подвигнувшим норвежцев проголосовать против на референдуме в 1994 году. По мнению автора, именно этот вопрос представляет наибольший интерес при рассмотрении геополитической ситуации в стране.

Второй блок (глава 3 и глава 4) посвящён норвежско-российским отношениям. Касательно российско-норвежского сотрудничества представлены такие аспекты как историко-географическая справка о взаимоотношениях России и Норвегии, размещение и создание военных ядерных баз вблизи норвежско-российской границы. Освещена чрезвычайно важная и волнующая не только Россию проблема утилизации ядерных отходов, увеличивающихся каждый год. Интересная ситуация сложилась на архипелаге Шпицберген (Свальбард). По договору от 9 февраля 1920 года архипелаг передан под "полный и абсолютный суверенитет Норвегии». Но и до настоящего времени он остаётся предметом многих дискуссий. В отношениях с Норвегией досталось неурегулированное наследство - предстоит решить застарелую проблему разграничения экономической зоны и шельфа(155 тысяч кв. км.) в Баренцевом море. Норвежцы придерживаются принципа медианой линии, тогда как россиянам ближе принцип арктических границ. Этот вопрос не урегулирован до сих пор. В этом свете понятна инициатива норвежского министра Т. Столтенберга по организации многостороннего органа - Совета Баренцева/Евро-арктического региона, который был создан в Январе 1993 года. В его формировании приняли участие представители Финляндии, Швеции, России, Дании, Исландии и ЕС. Целью нового образования является сотрудничество в сфере экономики, охраны окружающей среды и безопасности. Россия может извлечь из создания Совета определённую пользу. Речь идёт о привлечении инвестиций северных стран, а может быть, даже фондов ЕС для разработки полезных ископаемых в Арктике, развитии необходимой инфраструктуры в проведении экологических программ.

В заключении представлен сценарий развития российско-норвежских отношений.

Глава 1. Геополитика и геоэкономика Норвегии.

1.1. Анализ геоэкономических особенностей развития Норвегии.

Северную Европу объединяют многие социально-экономические характеристики: близость производственых и фирменных структур, высокие эффективность хозяйства и уровень жизни. В целом регион - это крупный экономический комплекс, занимающий вследствие специализации производства особое место в мировом хозяйстве и международном разделении труда. При развитой промышленности, интенсивном сельском хозяйстве, обширной сфере услуг и широких внешнеэкономических связях эти страны, уступая крупным державам по общим масштабам производства и размерам трудовых ресурсов, опережают их по многим показателям на душу населения. Если доля стран Северной Европы в капиталистическом мире составляет по населению менее 1%,то по внутреннему валовому продукту и промышленному производству - примерно 3% , а по экспорту около 5%.

Сила стран Северной Европы не в количестве, а в качестве и производимой продукции, в основном экспортируемой. Норвегия входит в число экономически наиболее развитых государств мира. Располагая передовой производственной базой и высококвалифицированной силой, Норвегия с её зависимостью от внешних рынков длительное время шла преимущественно по пути поиска и закрепления своих «ниш», относительно узкой специализации на производстве определенных продуктов, систем, компонентов, узлов.

При этом экономике Норвегии всегда была присуща способность быстро приспосабливаться к меняющейся ситуации в мировой экономике. Изначально специализация базировалась на природных богатствах и географическом положении. Важную роль играло море. Норвегия славилась своим международным судоходством, рыболовством и китобойным промыслом. Наличие большого числа полноводных и бурных рек вывело Норвегию по запасам гидроэнергии на первое место по Западной Европе.

Последние десятилетия на первый план вышли отрасли, использующие современные технологии. В настоящее время все больше усиливается ориентация на выпуск наукоёмкой, высокотехнологичной продукции (электроника, промышленные работы, биотехнологии и тому подобное). В соединении новейших отраслей с традиционными, переживающими или уже пережившими коренную перестройку, лежит основа современной специализации экономики Норвегии.

Экономический кризисы середины 70-х начала 80-х годов, переплетение циклических спадов и структурных сдвигов едва не свели на нет те выгоды, которые извлекала Норвегия из специализации, затруднили лавирование за счет асинхронности, разновременности экономического цикла, как это было раньше. Во второй половине 70-х годов по ряду важных показателей Норвегия держалась только за счет нефти.

С переходом к интенсивному, ресурсосберегающему типу воспроизводства, современным технологиям Норвегия с учетом своих национальных потребностей и возможностей, уроков кризиса встала на путь структурной перестройки и определения новых направлений. Главным образом в сфере экспорта, всё более испытывающих на себе удары конкурентной борьбы на мировых рынках.

В этой связи представляет интерес анализ дальнейшего поиска специализации нового типа, судьбы «нишевой специализации», характера структурной модернизации. Решение этих проблем вызывает острую борьбу мнений, сопровождается дискуссией на уровне экономической теории и государственной политики. При этом нынешний этап отмечен не только спорами, но и апробированием различных теоретических положений на практике: неокейнсианство и неолиберализм, но в духе прагматического подхода к конкретным задачам. В общей картине происходящих изменений переплелись подчас противоположные тенденции. С одной стороны - к обострению конкурентной борьбы между северными странами, а с другой - к объединению ресурсов для укрепления позиций региона в мировой экономике, чтобы вписаться с наибольшей выгодой в меняющееся международное разделение труда, воспользоваться достижениями научно-технического прогресса. По мере углубляющейся интернационализации хозяйственной и общественной жизни наблюдается и другая важная тенденция- утрата исторически присущих странам черт обособленности и провинциализма, но с сохранением в каждой из них своей самобытности.

Определенным своеобразием отличалась в Норвегии формирование капиталистических экономических структур: более поздние сроки индустриализации, её значительная обусловленность потребностями внешнего рынка, возможность добиться выгодного положения на нем своих товаров и услуг.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по желаемой вами теме. Профессиональное написание дипломных проектов по индивидуальному заказу в Новокузнецке и в других городах России.

Почти не участвуя в территориальном разделе мира, Норвегия и без колоний благодаря производственно-финансовым связям к прибылям крупных держав, стала частью мировой хозяйственной системы. Уже в конце прошлого - начале нынешнего века на базе концентрации и централизации производства и капитала возникли крупные компании, преимущественно экспортного направления, стали складываться финансовые группы.

В Норвегии низкая экономическая конъюнктура и кризисные явления наблюдаются с 1986 года, когда резко упали цены на нефть, в связи с переходом на энергосберегающие технологии. На протяжении одного года вклад нефтяной промышленности сократился с 18,5% ВВП до 11%.В последующие годы сильное увеличение добычи нефти подняло эту цифру до 16 % ВВП, но, как утверждают специалисты в ближайшем будущем добыча нефти снова начнет падать. Доходы от природного газа будут восполнять пробел, по крайней мере, несколько лет. Но будет ли относительно слабая нефтяная часть экономики страны, в которой преобладает государственный сектор, достаточно сильной, чтобы компенсировать нехватку средств, когда начнется сужаться нефтяной сектор? Эти тревоги усугубляются в последние годы резким ухудшением состояния государственных финансов. Щедрая бюджетно-налоговая политика, принятая правительством Рабочей партии после 1990г. с целью смягчить трудности спада, привела к росту дефицита государственного бюджета до 12,5%. Понимая эти долгосрочные трудности, правительство в 1993г. представило парламенту программу на 1994-1997гг., в которой изложило стратегию их устранения. Она основана на значительном ужесточении бюджетно-налоговой политики, сдерживания трансфертных платежей в пользу инвестиций в инфраструктуру и общий перенос упора с государственного сектора на частный.

Правительство Рабочей партии проводило рестрективную политику. После сокращения ВВП в 1988 году он возрастал и в 1992г. темпы его роста приблизились к 3 %. ВВП страны возрос на 1,2% в 1993г. и на 2,3% в 1994г. Рост валового внутреннего продукта с 1989 по 1992 года показан на рисунке 1.

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

рис.1.

Личное потребление в 1992г. было ниже уровня 1986г. почти на 3%. Валовые капиталовложения значительно уступают показателям 1988г. Импорт в 1992г. был ниже, чем в 1986г., на 3,5%, а объём производства и обрабатывающей промышленности - даже ниже уровня 1985г. Эта безрадостная картина скрадывалась лишь благодаря добыче нефти. Объём валовых капвложений показан на рис.2.

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

рис.2.

Уровень инфляции постепенно понижался и в мае 1993г. составил в годовом исчислении 2,4%, а в 1994г.1,7%. Но уровень издержек на заработную плату был по-прежнему заметно выше, чем в других странах, хотя конкурентоспособность норвежских товаров в 1993г. на 11% превысила уровень 1988г.

Дефицит государственного бюджета по-прежнему велик -50 млрд. крон в 1993г. К весне 1993г. заметно снизился уровень процентных ставок, приостановилось падение занятости.

За первые пять месяцев 1993г. экспорт составил 88 млрд. крон, а импорт 60 млрд. крон. На нефть приходится 43% всего норвежского товарного экспорта.

Банковский кризис в стране продолжается пятый год, хотя самое худшее уже позади. Все крупные коммерческие банки, кроме «Ден Норске банк», оказались в полной зависимости от государства. Банковский кризис начался с драматического падения цен на нефть и распространился на все другие секторы экономики.

1994 год положил начало оживлению экономики. ВВП вырос на 3,5%. Инфляция составила мене 1%. Платежный баланс связан с большим активным сальдо, превысившим 2,5% ВВП. Безработица утвердилась на уровне 5,5% экономически активного населения страны. Уровень безработицы с 1989 по 1995 года характеризует рис.3.

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

рис.3.

1995 год закончился примерно на таком же экономическом уровне. Однако темпы развития нефтяной экономики снижаются. Десять лет тому назад обрабатывающая промышленность давала 20% ВВП, теперь она дает лишь 13%. Норвегия, долго подкрепляемая североморской нефтью, может вступить в критическую фазу, которая определит, сможет ли она сохранить своё положение одной из самых процветающих стран Европы и в ХХI веке. В следующие несколько лет положение может измениться, и возникает сомнение в том, удастся ли этот краткосрочный успех превратить в стойкий долговременный рост.

1.2.Анализ геополитической ситуации.

Норвегия как единое государство сформировалась в конце IX века нашей эры. На раннем этапе установились контакты с российскими княжествами. Сыновья норвежских королей росли при княжеских дворах в России, русские принцессы становились королевами Норвегии. Норвежцы путешествовали по России, служили в охране российских князей (их называли варягами), осуществлялся активный товарообмен. Впоследствии, в результате опустошительной эпидемии "черной смерти" (чумы) приблизительно в 1350 году, экономическая ситуация в Норвегии ухудшилась, и страна попала под власть датской короны. В 1814 году, в период завершения наполеоновских войн, союзники-победители вынудили Данию уступить Норвегию Швеции в порядке компенсации за потерю ею в 1809 году Финляндии. Норвегия воспользовалась этой возможностью, чтобы провозгласить независимость, и приняла самую демократичную на тот момент в Европе Конституцию, которая действует и по сей день, хотя и со значительными поправками. Однако под давлением военного превосходства Швеции и международной изоляции Норвегия вынуждена была принять неизбежное. Норвежское руководство добровольно приняло достойное предложение шведской короны заключить личную унию со Швецией. Норвегия оставалась отдельным государством и сохраняла свою новую Конституцию. Однако оба королевства получали одного главу государства и должны были проводить единую внешнюю политику.

В течение следующего столетия происходил непрерывный рост норвежского национального самосознания. Одновременно с прогрессом в промышленности, торговле и судоходстве происходило возрождение культуры. В политике радикальные и демократические настроения вели к возникновению оппозиции по отношению к королю Швеции. Растущее национальное самосознание подчеркивало различия в уровне жизни и особенностях жизненного уклада, а также в политических взглядах между Норвегией и Швецией. Под влиянием расходящихся экономических и внешнеполитических интересов норвежский парламент (Стортинг) проголосовал в 1905 году за разрыв унии со Швецией. Последовавший за этим референдум поддержал это решение подавляющим большинством голосов, и два королевства мирно разошлись. Первой державой, признавшей новый и полностью независимый статус Норвегии, стала Российская империя.

В послевоенный период политический курс Норвегии в основном определяется ее участием в НАТО (с 1949 г.) и направлен на тесное политическое и военно-экономическое сотрудничество с ведущими державами этого блока (США, Великобританией, Германией). Отношения Норвегии с ЕЭС регулируются соглашением о свободной торговле (1973г.).

К важному аспекту анализа обновляющейся ситуации региона относится внешняя политика. В послевоенные годы североевропейские страны заняли, как известно, особое место на политической карте мира. Для Швеции характерна проводимая ею политика активного нейтралитета. Нейтралитет Финляндии сочетался с Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с СССР. Государство - члены НАТО - Норвегия, Дания и Исландия заявили о своём отказе от размещения на их территории в мирное время ядерного оружия.

Различие позиций не могло не отразиться на внешнеполитическом поведении стран европейского Севера. При этом их роль в международной жизни заметно возросла. Ведь из объекта истории, какими длительное время были малые страны, постоянно вовлекаемые в игру и противоречия крупных держав, они стали её субъектом. Они вносят свой вклад в ход мирового исторического процесса, активно участвуют в формировании нового порядка в духе Хельсинского акта, Парижской хартии.

Возникшая на рубеже 90-х годов новая геополитическая ситуация - кардинальные изменения в Центральной и Восточной Европе, распад СССР на суверенные республики, возникновение СНГ, обретение независимости балтийскими государствами, новая роль России - заставляет Северные страны переосмысливать многие важные международные проблемы.

Огромный интерес вызывает на Севере Европы трудный, подчас драматически взрывной ход обновление нашего общества. Этот интерес продиктован и деловыми соображениями, перспективами развития уже в новых условиях взаимовыгодного сотрудничества - ведь мы соседи и его застой противоестественен. Но ещё в большей степени он диктуется тем влиянием, какое оказывают перемены в нашей стране на развитие общеевропейских и мировых процессов, в том числе глобального характера.

Естественно, внимание европейских северян, как впрочем, и всего Запада, привлекает поразительные по скорости и масштабам перемены в Восточной Европе. Отношение к ним североевропейских государств (в целом они поддерживают происходящие изменения) неоднозначно, как неоднозначны по своей сути сдвиги и катаклизмы в отдельных восточноевропейских странах. Так, объединение Германии при общем одобрении вызывает и определенные опасения (не забыт прошлый исторический опыт). Если не беспокойство, то неуверенность порождает и далекая от стабильности обстановка в Польше, их южном соседе.

Принципиально новая для европейского Севера ситуация возникла в связи с дальнейшим развитием интеграционных процессов: формированием к 1993 году единого внутреннего рынка ЕС и планами создания экономического и валютного, а в последующем и политического союза стран - участниц.

1.2.1. Отказ о т вступления в ЕС-особенность или закономерность?

Особое внимание следует уделить вопросу о вступлении в ЕС.

На референдуме о вступлении в ЕС норвежцы пошли наперекор своим северным соседям и проголосовали против. Это вызвало удивление у других европейцев. Уж как-то необъяснимым выглядело нежелание норвежцев вступать в ЕС на фоне позитивных результатов референдумов в Австрии, Финляндии, Швеции в этом же году.

Успешное развитие экономики в 90-х заметно улучшило благосостояние и повысило жизненный уровень её жителей. В 1994 году страна занимала третье место в рейтинге государств с самой высокой долей ВНП на душу населения в мире, инфляция находилась на уровне 2-3% в год, наблюдалось заметное снижение количества безработных, а специалисты предрекали радужные перспективы и стабильное экономическое развитие на ближайшие годы. Все эти факторы свидетельствовали о здоровом состоянии экономики и отодвигали на второй план привлекательность участия в региональных программах ЕС с соответствующими денежными вливаниями в экономические структуры регионов. Несмотря на то, что в случае членства в организации на арктические районы Норвегии распространялась бы программа помощи северным регионам, именно жители Севера выступили наиболее негативно по отношению к ЕС, и подавляющие большинство голосов было отдано против. Зная экономические возможности и потенциал развития своей страны, они в последнюю очередь думали о возможном финансировании из Брюсселя местных отраслей. К тому же, по проводившимся подсчетам, в первые годы членства в ЕС Норвегию ждал негативный баланс финансовых поступлений из фондов организации. Позитивные изменения начали бы наблюдаться только через несколько лет.

Нельзя забывать и о нефтяном факторе. Начавшаяся в середине 60-х годов добыча нефти и газа на континентальном шельфе Норвежского моря коренным образом поменяла экономическую структуру общества, дав государственный казне неоценимый источник дохода. Нефть стала своего рода «страховкой» на случай кризисных ситуаций, позволяющие осуществлять денежные вливания в отстающие сектора экономики. Именно ощущение за спиной «нефтяного багажа» придало норвежцам, по сравнению с другими европейскими странами, большую уверенность в себе и позволило им почувствовать себя в меньшей зависимости от Брюсселя.

Определенную роль в столь негативном решении норвежцев сыграла и узость внутреннего рынка. В стране с населением 4,5 млн. человек сложно создать условия, благоприятные для успешной конкурентной борьбы большого количества крупных предприятий. Ограниченность спроса приводит к жесткой селекции и созданию компаний-монополистов, которые могут диктовать свои условия и существовать как бы вдали от бушующей стихии свободного рынка. Нельзя сказать, что в Норвегии монополизированы целые сектора экономики, но такая тенденция наиболее ярко проявляется в сфере телекоммуникаций и продажи электроэнергии. К тому же социальная политика государства, направленная на защищенность всех слоё в населения и предусматривающие программы «реабилитации» сотрудников в случае банкротства предприятия, создаёт для служащих «тепличные» условия, когда они могут быть уверены, что даже при потере работы у них есть хорошие шансы устроиться на новое место. В случае членства в ЕС такие компании столкнулись бы с жесткой конкурентной борьбой, новыми правилами игры, что поставило бы их в сложное положение.

В Норвегии можно сразу почувствовать, имеет та или иная компания опыт работы на международном рынке; она выделяется на фоне других более высоким уровнем сервиса, оперативность принятия решений, способность быстрее приспосабливаться к новым рыночным условиям.

Определенная уязвимость сельского хозяйства, работающего в сложных северных условиях и требующего постоянного государственного финансирования, и особенности рентабельного функционирования рыболовной промышленности, также сыграли свою роль в выборе норвежцев. Именно провинция и Север, где рыболовство является главным источником дохода, проголосовали против вступления в Европейский Союз(52,2% отдали свои голоса против и 47,8% - за).

Сразу же после объявления результатов голосования норвежские политики стали замечать некоторые изменения в отношении к Норвегии со стороны их европейских коллег. Норвежским дипломатам приходилось подолгу простаивать у дверей офисов чиновников ЕС, ожидая, когда у них найдется минута свободного времени для обсуждения(помимо вопросов вступления новых стран в ЕС) проблем северного соседа. В норвежских газетах даже появилось понятие - «страна вне».

Такое невнимание со стороны брюссельских чиновников было только иллюстрацией нового положения, в которое поставила себя Норвегия. Страна перестала участвовать в заседаниях комитетов и рабочих групп организации(это право она имела в ходе переговоров о вступлении). Таким образом, с одной стороны Норвегия потеряла ряд ценных источников информации, и, с другой - что более важно лишилась возможности оказывать извне прямое влияние на решения, принимаемые в ЕС. Она чаща всего была поставлена уже перед фактом принятия какого-либо решения ЕС, не имея возможности влиять на его формирование.

В то же время Норвегия, будучи членом ЕЭП(Европейского Экономического Пространства), обязана выполнять директивы ЕС, касающиеся не только торговли и товарообмена, но и регулирующие вопросы условий труда, социальной защищённости, производства ряда товаров и предоставления услуг. Было подсчитано, что в соответствии с директивами ЕС только за первую половину 1996 года претерпели изменения 47 внутренних норвежских правил и предписаний. Большинство таких изменений не создают больших проблем ни для юридической системы, ни для жизни обычных граждан страны, однако норвежцы отдают себе отчет в том, что в рамках существующего ЕЭП, включающего кроме Норвегии, Исландию, Швейцарию, Мальту и Лихтенштейн, они не имеют реальной возможности оказать влияние на процесс принятия решений ЕС и вынуждены воспринимать их как свершившийся факт.

Более 50% норвежского экспорта приходится на страны - члены ЕС, что свидетельствует о прямой зависимости и, соответственно, заинтересованности Норвегии в развитии отношений с этими странами. Таким образом, Норвегия обречена на контакты с ЕС.

Правительство Т. Ягланда (как и предыдущее правительство Г. Х.Брундтланд) делает всё возможное для того, чтобы сохранить конструктивный климат, существующий в отношениях с ЕС, и обеспечить максимально возможное участие в работе Союза. Норвегия вовлечена в целый ряд региональных программ, включая программу «Интернет». В концептуальном плане предусмотрено и постепенно осуществляется присоединение к трём направлениям развития европейских экономических структур. Речь идет о единой политике в области рыболовства, где у сторон имеются как общие интересы, так и противоречия, которые намного проще было бы разрешить в рамках единой организационной структуры. Норвежский опыт в области регулирования лова рыбы мог бы пригодиться европейским партнерам. Вторым формированием является формирование единой энергетической политики ЕС. Здесь существует больше неясностей, но Норвегия напрямую заинтересована в сотрудничестве, если учесть, что страны ЕС являются главными потребителями норвежских нефти и газа, и объединёнными усилиями способны повлиять на тенденцию развития цен и создать неблагоприятные условия для экспорта энергоносителей. Норвегии выгодно быть активным участником игры, нежели пассивным аутсайдером. Наконец, третье направление - сотрудничество в рамках паспортного союза, Шенгенского соглашения.

19 декабря 1996года в Брюсселе состоялось подписание документа об ассоциированном членстве Норвегии и Исландии в Шенгенском соглашении, предусматривающее единое паспортное пространство и сотрудничество правоохранительных органов стран-участниц. Формально Шенгенский договор распространяется только на государства ЕС, поэтому этим двум странам был предоставлен ассоциированный статус, предусматривающий участие без права голоса в рабочих группах организации. Идя на такой шаг, норвежские представители исходили из того, что в рамках Шенгена не будут приниматься решения, которые противоречили бы позиции Норвегии. Главная причина вступления заключалась в желании сохранить северный паспортный союз, просуществовавший достаточно долго, чтобы к нему успели привыкнуть и не хотели потерять. Дания, Швеция и Финляндия своим присоединением к Шенгену без Норвегии и Исландии разрушили бы устоявшийся паспортный режим пересечения границ между северными странами, в чём не был заинтересован никто из северян. В связи с этим, путем длительных переговоров была разработана компромиссная формула ассоциированного членства, устраивающая все стороны.

Можно сказать, что, благодаря участию в Шенгенском договоре, Норвегия вне ЕС добилась своего вовлечения в ещё одну важную область развития европейской интеграции.

В настоящее время возникло кажущееся затишье во внутри норвежской общеевропейской дискуссии об отношениях между Норвегией и ЕС. Не ставится вопрос о подаче новой заявки на вступление в Союз до 2000 года и политики в меньшей степени оперируют брюссельской аргументацией для отстаивания своих позиций. Однако тема ЕС постоянно присутствует на газетных полосах и остаётся актуальной для политического истэблишмента страны.

Многие обозреватели считают, что, поставив себя вне ЕС, Норвегии удалось сохранить собственное лицо и способность действовать на международной арене, исходя из собственных интересов, без оглядки на европейских партнеров. Свидетельством тому стала активная деятельность Норвегии на Ближнем Востоке и посредничество в процессе мирного урегулирования в Гватемале, когда страну воспринимали как независимого самостоятельного участника, а не представителя ЕС. Вместе с тем, несмотря на очевидные успехи норвежской внешней политики, можно с уверенностью сказать, что в геополитическом масштабе позиции Норвегии после референдума в 1994 году в большей степени ослабли, чем укрепились.

Тем не менее, страна представляет большой интерес для России как торгово-экономический партнер. На Норвегию не распространяются правила и ограничения ЕС, устанавливаемые на ввозимые товары. Активными темпами развивается сотрудничество России, Норвегии, Швеции и Финляндии в рамках региона Баренцева моря. Продолжается интенсификация контактов в приграничных районах Севера. Таким образом, опираясь на позитивный опыт деятельности на норвежском рынке ряда российских предприятий, можно предположить что торгово-экономические отношения между нашими странами окажутся своего рода трамплином для выхода России на европейский рынок.

Именно в особенности Норвегии заключается предсказуемость и определенная закономерность негативного результата референдума 1994 года. Страна предпочла сохранение существующего положения и не захотела отдавать часть своего суверенитета во имя идеи европейской интеграции. Не исключено, что, норвежцы, стремясь не отстать от развития европейской системы, вернутся к вопросу о вступлении в ЕС уже в начале следующего столетия, но тогда кандидатура Норвегии будет рассматриваться в числе стран Восточной Европы и мало вероятно, что условия её возможного членства в ЕС будут теми же, что и в 1994 году.

Глава 2. Норвегия: современный взгляд.

Основные экономические ресурсы.

Норвегия - индустриально-аграрная страна с высоким удельным весом в экономике энергоемких отраслей промышленности, а также судоходства, рыболовного промысла и в последние годы - нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности.

Господствующее положение в экономике занимает частнокапиталистический сектор. В послевоенный период в стране происходит интенсивный процесс концентрации капитала. На крупные предприятия (500 и более занятых), составляющие 1% общего числа промышленных предприятий (82%), предприятий - мелкие, с числом занятых до 50 человек, приходится около 25% всех занятых; 3 крупнейших банка контролируют около 60% банковского капитала. Концентрация производства сопровождается исчезновением большого числа мелких и средних предприятий. Сокращается также количество мелких фермерских хозяйств. Постоянно усиливается проникновение в страну иностранного капитала, главным образом американского, английского, шведского (преимущественно в отрасли нефтяной промышленности и судоходство).

Норвегия располагает большими запасами гидроэнергии, леса (продуктивный лес занимает 23,3% территории), месторождениями железа, меди, цинка, свинца, никеля, титана, молибдена, серебра, гранита, мрамора и др. Достоверные запасы нефти составляют более 800 млн. т., природного газа - 1210 млрд. кубических метров.

Ведущие отрасли промышленности: нефтедобывающая и нефтехимическая, электрометаллургическая, радиоэлектронная, горнодобывающая, целлюлозно-бумажная, судостроительная. Норвегия занимает ведущие места по производству электроэнергии на душу населения, производству целлюлозно-бумажной массы, алюминия и ферросплавов.

В сельском хозяйстве преобладают мелкие фермерские хозяйства (до 10 га земли). Распространена производственно-сбытовая кооперация. Ведущая отрасль - интенсивное животноводство мясомолочного направления Развито овцеводство. Сельскохозяйственными продуктами собственного производства обеспечивает себя примерно на 40%. Важное место в экономике занимает рыболовство (по экспорту рыбопродуктов - второе место в мире) и лесоводство.

Основной вид транспорта - морской. Более 90% тоннажа торгового флота занято на международных перевозках по иностранным фрахтам. Норвегия стоит на одном из первых мест в мире по внутренним перевозкам пассажиров на самолетах (в расчете на душу населения). Железные дороги (государственные, 50% - электрифицировано) - 4,24 км., автодороги -79,8 тыс. км.

Важную роль играет внешняя торговля. За счет импорта покрываются потребности в некоторых видах минерального топлива, бокситах, железной, марганцевой и хромовых рудах, автомобилях и др. Экспорт: продукция нефтедобывающей, нефтехимической, лесообрабатывающей, электрохимической, электрометаллургической промышленности, продовольствие. Главные внешнеторговые партнеры: Великобритания, Швеция, Германия.

В приложениях представлена экономическая карта Норвегии.

Общие капитальные вложения в прибрежный нефтяной сектор достигли рекордной цифры-60 млрд. норвежских крон, или 7,5% ВВП, значительно способствовали росту других отраслей материального производства, изготовлявших оборудование для нефтедобычи, и создавали соответствующую инфраструктуру. Цель этого огромного инвестирования-повысить доходность нефтяной отрасли и улучшить состояние макроэкономики страны. Инвестиции в основном направлены в гигантское месторождение Стотфорд, открытое 20 лет назад на заре нефтяной эры Норвегии.

Если нефтедобыча имеет тенденцию к снижению, то добыча газа в Норвегии идёт по восходящей. Норвегия с успехом превращается в важную газдобывающую страну. Её доля на западноевропейском газовом рынке приближается к 15%. Добыча газа, как ожидают, достигнет 70 млрд. кубических метров к концу столетия, а контракты на продажу газа уже превысили общий объём в 50 млрд. кубометров в год.

На континентальном шельфе Норвегии находятся более половины всех обнаруженных газовых месторождений Западной Европы. По мнению представителей норвежской государственной компании «Статойл» , в отличие от ХХ века, который был веком нефти, ХХI век, видимо, станет веком газа, особенно в связи с тем, что забота о чистоте окружающей среды становится движущей силой роста его потребления.

Во многих отношениях Норвегию можно сравнить с развивающейся страной, поскольку её основной экспорт состоит главным образом из сырья (нефть и газ), а не готовой промышленной продукции. Обрабатывающая промышленность не превышает 15% ВВП, что считается минимальным уровнем для современных промышленных стран. Правительство принимает ряд мер чтобы изменить структуру своего экспорта в сторону товаров обрабатывающей промышленности.

Отвечая на вопрос, что делает правительство в связи со скорым сокращением добычи нефти, премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брунтланд заявила английской «Файненшел Таймс»: «Правительство проводит политику, в которой налоговые и структурные меры рассчитаны именно на стимулирование экономического развития и занятости в материальной экономике. Мы активно используем государственный бюджет для увеличения занятости, укрепления частного сектора и инвестирования в область специальных знаний и другую инфраструктуру. Теперь, когда экономика вступила в период сравнительно энергичного роста, важно укрепить финансовое положение страны.

Действительно, добыча нефти у нас сократиться через несколько лет, но, учитывая рост добычи газа, эксплуатация норвежского шельфа будет по прежнему оставаться опорой экономики страны ещё много лет в бедующем. Поэтому увеличение производства на материке Норвегии поможет сохранить сбалансированный рост. Соотношение издержек и конкурентоспособности норвежской экономики значительно улучшилась, и перспективы материковой экономики сейчас лучше, чем несколько лет назад. Это значит, что мы становимся менее зависимыми от нефти.»

2.2. Военно-стратегические аспекты развития Норвегии. Инерция холодной войны.

Во время холодной войны важность советских стратегических ядерных подводных лодок делала фьорды Кольского полуострова наиболее стратегически важной и уязвимой частью СССР. Советская оборона этих подводных лодок требовала содержания большого флота, армии и авиации, размещенных на Кольском полуострове, с тем чтобы иметь военную буферную зону, охватывающую как Баренцево море, так и Северную Норвегию.

Более того, фьорды Кольского полуострова были слишком уязвимыми, и Северному флоту было жизненно необходимо расширить зону своего базирования на фьорде Норвегии.

Огромная наступательная способность СССР, конечно же, беспокоил норвежцев, и они с готовностью принимали поддержку со стороны США на севере. Ввиду того, что Кольский полуостров был главной базой для советских ядерных подводных лодок и в некоторой степени для дальней бомбардировочной авиации и для стратегической ПВО, район Баренцева моря превратился в отдельный северный фронт.

Американская морская стратегия 1980-х годов предусматривала не только развертывание двух или трех авианосцев ВМС США в Норвежском море (каждый обладал ударной мощью всех Норвежских ВВС), но и что более важно, использование чрезвычайно бесшумных подводных лодок для поражения советских ПЛАРБ прямо на базах (или, при необходимости, после выхода в море) уже в первые минуту военного конфликта.

Соответственно, американо-советский военный конфликт где бы то ни было на земном шаре немедленно продолжился бы в районе Баренцева моря. В годы холодной войны и в особенности с течением её последней фазы Баренцево море было одним из наиболее чувствительных районов в мире и наиболее чувствительной границей между страной НАТО и Советским Союзом.

После холодной войны советские ПЛАРБ унаследовал российский ВМФ, и количество межконтинентальных ядерных ракет на ПЛАРБ возросло с 580 в 1985году до примерно 650 в 1995 году. В тоже время большое количество обычных, равно как и ядерных, морских вооружений, защищающих эти баллистические ракеты, было уничтожены. Сегодня Москва более не является врагом для Запада, но здесь, на Севере, произошло мало изменений в вооружениях. Таким образом, новые изменения к лучшему в Баренцевом регионе зависят от нового партнерства между Россией и Западом и относительно хороших российско-американских отношений. Такого рода хорошие отношения, вполне вероятно, будут продолжаться, поскольку Россия в обозримом будущем зависит от Западного капитала и технологий. Эта реальность будет оказывать влияние на российскую внешнюю политику, как это было подчеркнуто министром иностранных дел Е. Примаковым в его выступлении в Осло.

В начале 90-х годов эти российские реалии интерпретировались по различному в различных норвежских влиятельных элитах - в Министерстве обороны и Министерстве иностранных дел, в исследовательских институтах и в военном штабе - между так называемыми «атлантистами» и «европейцами». «Атлантисты» утверждали, что новое совпадение интересов не будет иметь таких же последствий для Северной Европы, как для Центральной Европы, и иллюстрировали это утверждение передислокацией российских вооружённых сил из Центральной Европы в район Северно-Западной России

Напряженность в Северной Европе, согласно рассуждениям «атлантистов» обусловлено наличием стратегического ядерного оружия, от которого Россия не откажется ни при каких условиях. Кроме того, европейские державы, например Франция и Германия, не могли много предложить морской Норвегии. США (при содействии Великобритании) были единственной союзной державой, располагавшей флотом и авиацией, способными покрывать большие морские пространства и полуострова Северной Европы. Принадлежность Норвегии к «атлантизму»- имея в виду США и до некоторой степени Великобритании- будет сохраняться в течение длительного периода.

«Атлантисты» утверждали, что рецидивы «холодной войны» могут повториться в будущем и что военно-стратегические решения по-прежнему должны иметь первоочерёдность для Скандинавии в отличие от ситуации на континенте.

«Европейцы» утверждали, что холодна война кончилась, что вывод войск в районы Северо-западной России следует рассматривать как кратковременную «парковку». Воинских частей, которые были вынуждены покинуть Центральную Европу, но которые уже находятся в состоянии эрозии. В дополнении к этому «европейцы» также подчеркивали, что Россия стремится к более тесным связям с Западом в целях георганизации своей экономики. Несмотря на то, что политико-экономико-культурные трения с Западом будут продолжаться, Россия будет не в состоянии перестроить свои военные силы в течение длительного времени. Для «европейцев» военный конфликт отходит на второй план, в то время как политико-экономическое соревнование приобретает всё большее значение. Для такой страны, как Норвегия, которая в последние годы до 80% своего экспорта направляет в ЕС, эти отношения должны иметь приоритет по отношению к военным связям с США, или, точнее сказать сотрудничество с США становится менее значимым в условиях военной разрядки.

Весной 1992 года норвежский министр иностранных дел Турвальд Столтенберг предложил идею Баренцева/Евро-арктического региона российскому министру ин. дел А. Козыреву.

Эта идея предполагала возможность длительного совпадения интересов между Востоком и Западом и преимущественного упора на гражданские, нежели на военные, проблемы. Столтенберг более или менее согласился с анализом «европейцев» и важностью связей с Европейским союзом. Предварительным условием победы «европейцев» могло быть то обстоятельство, что Столтенберг заручился поддержкой своей инициативы у ближайших союзников Норвегии, включая Соединенные Штаты. Примечательно, что накануне лета 1992 года ключевые фигуры среди «атлантистов» были вынуждены покинуть Министерство иностранных дел и принять назначения в различных посольствах. Военные связи с США останутся существенными как резервная позиция, но военная проблематика всё же рассматривается как второстепенная. Угроза военной атаки менее значительна, чем угроза, вызываемая эрозией российской экономики и вооруженных сил, включая эрозию ядерных реакторов на подводных лодках Северного флота.

Сменивший Столтенберг на посту министра иностранных дел Норвегии Нюхан Морген Холст охарактеризовал Баренцев регион как место встречи Северной Европы, России и Арктики, требующее внимание от ЕС и способствующее «нормализации и стабилизации» отношений между Востоком и Западом как вкладу в «новую европейскую архитектуру». В 1993 году норвежская властная элита нашла компромисс, или новый синтез, который приближался к концепции «европейцев». Этот синтез предусматривает упор на политико-экономические вопросы, в частности, на членство Норвегии в Европейском союзе, равно как и продолжение военного сотрудничества с США. Норвежское Министерство обороны утверждало в Белой книге, что условия для норвежской политики безопасности изменились. В этом документе подчёркивалось, что безопасность на Севере должна рассматриваться «в более широкой европейской перспективе». Американская военная сила рассматривалась как последняя линия обороны, в то время как «новая ориентация Финляндии и Швеции создаёт возможность для расширения обороны и сотрудничества в вопросах безопасности между северными странами».

2.3. Геополитика на Севере: скандинавский треугольник силы.

Во время холодной войны военные обязательства НАТО и США обусловливали центральную роль атлантической Скандинавии. Финские и шведские дипломаты обращались к Норвегии, чтобы получить информацию о событиях в мире. В начале и середине 1990-х годов, с изменениями на континенте, возникло впечатление, что атлантические страны оказались отнесены на второй план, а Швеция и Финляндия объединили свои усилия, стремясь приблизиться к континенту, вступив в Европейский союз. В целом предполагалось, что в случае националистического поворота в России Европейский союз будет способен ослабить напряженность, поскольку Россия, вероятно, заинтересована в плотных отношениях с ЕС. В то же время, мы стали свидетелями того, насколько были озабочены российским национализмом некоторые центрально-европейские страны, которые обратились с просьбой о приёме в НАТО. Возможный поворот в российской военной стратегии явился причиной того, что северные государства постарались дополнить основную европейскую ориентацию традиционными атлантическими связями.

Сила атлантической Скандинавии зависит от уровня военной напряжённости в Северной Европе. Соединённые Штаты смогут сохранять значительное влияние в той мере, в какой в новую меру будет сохраняться военная напряжённость. Другими словами, цель усиления атлантического измерения требует стратегии напряжённости, и некоторые силы США и России, возможно, желают превращения вопроса о расширении НАТО в такую стратегию, которая, в свою очередь не только бы отделило Великобританию и Скандинавские страны от большей части континентальной Европы, но и осложнило бы российско-скандинавское сотрудничество в Баренцевом регионе. Такой сценарий предполагает усиление националистических тенденций в России и одновременно возвращение традиционных политических сил в американской политике. Однако этот сценарий не отвечает общим тенденциям в политике северных стран в 1990-х годах.

Расширение НАТО скорее всего усилит американские обязательства и влияние США в Европе. Именно это всегда поддерживалось в Норвегии. С точки зрения дипломатии более значительная роль НАТО лишь усилит позиции Норвегии среди её северных соседей. Норвежское «нет» Европейскому союзу компенсируется возвращением НАТО. С военной точки зрения ситуация в Норвегии выглядит несколько иначе из-за того, что расширение НАТО создало напряжённость и даже враждебность со стороны России. Или, если процитировать Президента РФ Б. Ельцина, «когда НАТО приблизится к границам Российской Федерации, можно сказать, что будет два военных блока, и это явится реставрацией того положения, которое мы уже имели». Ведущие норвежские генералы обеспокоены реакцией России, кроме того, они полагают, что расширение НАТО может превратить её в аморфную организацию коллективной безопасности, занимающуюся в первую очередь Центральной, а не Северной Европой. Они также опасаются, что расширение НАТО легализует пересмотр Договора об обычных вооружённых силах в Европе, что приведёт к передислокации российских войск на север. В таком случае расширение НАТО трансформирует холодную войну в «холодный мир», при котором соперничество НАТО и России будет доминировать над влиянием Европейского союза и Германии.

Северные государства, очевидно, окружены треугольником силы, стороны которого составляют атлантические государства, Европа и Россия. Во время холодной войны не существовало независимой европейской стороны треугольника, и, таким образом, роль Скандинавии определялась принципом биполярного мира. В начале 1990-х годов Европейский союз играл роль главного действующего лица, поскольку военный конфликт не рассматривался как реальная угроза. На первый план вышли проблемы и интересы политико-экономического силового характера. Восточная, то есть российская, сторона и западная, то есть американская, сторона силового треугольника до некоторой степени теряли своё значение, в то время как южная сторона, то есть Европейский союз, приобретала доминирующий характер в регионе. Соответственно, с точки зрения «европейцев»,было бы логично привязать Баренцев регион к Европейскому союзу (с помощью представителя Комиссии ЕС в Баренцевом совете) и тем самым подсоединить этот канал диалога между Востоком и Западом к центральной экономик - политической силовой структуре. Однако восточная и западная стороны были бы вновь в состоянии накрыть Скандинавию в случае, если бы разгорелся военный конфликт. Это было бы продолжением традиционной игры внутри силового треугольника - Англия, Германия и Россия. Эти три державы в различные периоды определяли частично определяли и устанавливали условия северного порядка. С другой стороны, в то время как Германия была наиболее милитаристской силой в первой половине ХХ века, Европейский союз и Германия в период после холодной войны демонстрирует силу, благодаря тому, военную силу они заменили политико-экономической.

Сегодня традиционный упор государств на контроль над территориями и военные вопросы в значительной степени заменён вниманием к политико-экономической силе и в особенности обеспечением доступа к капиталу, информации и центрам, где вырабатывается политика - в Брюсселе, Бонне и Вашингтоне. Доступ к дипломатической игре в Европейском союзе и НАТО, очевидно, стал более важен, чем военная роль в НАТО. В начале 1990-х годов одно государство за другим стали стремиться войти в состав Европейского союза, в «общеевропейский дом». Даже Россия была вдохновлена желанием сблизиться с Европейским союзом и пользоваться плодами европейских институтов, европейского рынка и участвовать в центральных органах, где формулируется политика. Многие в Западной Европе, однако, рассматривают и расширение НАТО как дальнейшее строительство «общеевропейского дома», который даёт «приют» странникам из Центральной Европы. Рассуждать в терминах стратегии экспансии представляется абсурдным; никто на Западе не стремится перенести традиционную разграничительную линию «свой-чужой» к бывшей советской или даже российской границе, никто не хочет «чужой» территории, расширение ответственности на новых членов альянса вызывает большое сомнения. В такой глобальной перспективе Россия выглядит как хаотическая периферия, нечто, что может быть, включено в европейский космос лишь в отдаленном будущем.

Очевидно, что Россия не сможет подняться из хаоса в космос, ей стало необходимо формировать свою идентичность преимущественно как неевропейского государства - Евразийского, православного или великорусского. Казалось, Россия должна была создать свой собственный центр и периферию в политическом и военном отношениях, свою собственную вселенную, свою иерархию от космоса до хаоса внутри зоны СНГ. Отношения России к Европе базировались бы на диалоге: в приграничных районах - на основе прямого взаимодействия различных миров или различных политических культур, как это видно на примерах Баренцева/Евро-арктического региона или Совета государств Балтийского моря, а в обще региональном плане - в форме партнёрства между различными мирами, которое учитывало бы статус России как великой державы с собственной сферой влияния и с правом голоса в европейских делах. Такая престижная позиция вызывает беспокойство некоторых западных держав. Однако на практике динамичный экономический процесс в Европе будет делать Россию всё более слабым партнером при любых обстоятельствах. Пока европейские отношения продолжаются фокусироваться на политико-экономических вопросах, российская военная мощь не будет трансформирована в политическую мощь. Такая ситуация будет сохраняться, пока Россия не испытывает необходимости акцентировать свой статус как великая держава, например, путём использования ядерной дипломатии. Опасения на Западе предоставить России слишком престижные позиции в общеевропейских институтах столь же абсурдны, как и опасения в России в отношении экспансионистской стратегии Запада - причём по совершенно одинаковым причинам.

Глава 3. Норвежско-Российский диалог.

3.1. Соседи по северу.

Основы взаимоотношений между Норвегией и Россией заложены историей и географией.

Географически Норвегия протянулась на 2 тысячи 650 км вдоль западного и северного побережья Скандинавии, ее территория, примыкающая к этому побережью, составляет 325 тысяч кв. км, а также включает в себя архипелаг Свальбард с островом Медвежий, расположенный приблизительно между 74 и 81 градусами северной широты и составляющий примерно 63 тысячи кв. км, и остров Ян-Майен площадью 380 кв. км, расположенный между Исландией и Гренландией. Кроме того, Норвегия объявила суверенитет над Землей Королевы Мод в Антарктиде, над островом Петра 1 у западного побережья Антарктиды и над островом Буве, расположенным между Южной Африкой и Антарктидой за пределами действия Договора об Антарктике.

Сухопутная граница между Норвегией и Россией составляет не более 196 км. Однако это старейшая и наиболее стабильная российская граница. И она всегда была границей мира. Веками территории на Крайнем Севере были мало заселены, и основные заботы государства сводились к сбору налогов на пушную торговлю. В течение многих столетий территории на севере не были делимитированы, и перекрывающие друг друга претензии королей Норвегии и Швеции и русских царей сочетались с терпимым подходом всех заинтересованных сторон за исключением, возможно, налогоплательщиков, мнением которых никто не интересовался. После делимитации в 1751 году границы между Швецией (включавшей Финляндию) и Норвегией статус оставшегося самого северного участка, там, где норвежская территория соприкасается с российской, был определен Договором 1826 года. С тех пор поправок в этот договор не вносилось. Мир в этом районе был нарушен только дважды: в 1941 году, когда германские войска напали на Россию, и в 1944 году, когда Красная Армия перешла границу, чтобы изгнать оккупационную армию и освободить восточный Финмарк — самую северную область Норвегии.

Географически территории Норвегии и России образуют побережье Баренцева моря, расположенного между их соприкасающимися участками континентальной суши, норвежским архипелагом Свальбард (Шпицберген), российскими архипелагами Земля Франца Иосифа и Новая Земля. Российские рыбаки традиционно вели промысел у норвежского побережья, а купцы заходили в норвежские порты для обмена рыбы на зерно и муку (эта практика получила известность как "поморская" торговля, причем здесь использовался даже особый диалект, состоявший из элементов немецкого, норвежского и русского языков). Норвежские охотники на тюленей, китов и зверя организовывали экспедиции на Свальбард и в восточную часть Баренцева моря, а также на Землю Франца Иосифа и на Новую Землю. Начиная с конца XVII века, русские охотники из великих северных монастырей плавали на Свальбард, однако эти экспедиции впоследствии стали более редкими и полностью прекратились в середине XIX века. В конце того же столетия переселенцы из Норвегии в надежде на лучшую жизнь стали оседать в редких поселках на побережье Кольского полуострова — российские власти приветствовали этот факт как возможность укрепить экономику этого малонаселенного района.

3.2.Географический фактор.

ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР означает также, что и у Норвегии, и у России имелись стратегические интересы, привязанные к их смыкающимся территориям. Эти стратегические интересы объективно различны, поскольку Россия является — и будет оставаться — великой державой с огромными людскими и природными ресурсами, значительными обычными вооруженными силами, а также одним из самых внушительных в мире стратегических ядерных потенциалов. Норвегия, напротив, небольшая страна, не имеющая ни желания, ни возможности осуществлять какую-либо военную политику за пределами собственных границ. Придерживаясь фундаментального принципа миролюбивого подхода к международным отношениям, Норвегия содержит скромную по размерам военную структуру, предназначенную исключительно для целей самообороны и для участия в международных операциях по поддержанию мира и по оказанию гуманитарной помощи.

В период между установлением независимости Финляндии и началом второй мировой войны напряженности в пограничных районах между Норвегией, Финляндией и Россией не было. После войны ситуация изменилась:

— Финляндия уступила Петсамо, и Норвегия и Россия вновь стали непосредственно граничить друг с другом;

— единство союзников в период войны сменилось конфронтацией и состоянием холодной войны;

— Норвегия стала одним из государств — основателей НАТО; — с созданием ядерного оружия и расширением российского Северного флота Кольский полуостров превратился в базу одного из сильнейших в мире военных флотов и местом размещения огромного арсенала ядерных вооружений, а также складирования массы отработанного ядерного топлива с военных кораблей и ледоколов и других ядерных отходов.

Норвегия внесла свой вклад в усилия по снижению уровня напряженности, приняв политику ограниченного автономного сдерживания в отношении военной активности на норвежской территории: уже в феврале 1949 года, то есть еще до вступления страны в НАТО, правительство Норвегии информировало Советский Союз о том, что оно не станет участником никакого договора, который включал бы обязательство со стороны Норвегии по созданию баз для вооруженных сил иностранных государств, если Норвегия не станет объектом нападения или угрозы нападения. Позднее Норвегия заявила, что при тех же условиях ядерное оружие не будет размещаться на норвежской территории. Норвегия также проводит политику, в соответствии с которой военные и воздушные натовские учения не должны проводиться ближе пятисот километров от российской территории и которая исключает передвижения иностранных воинских частей вблизи границы. В связи с окончанием холодной войны эти ограничения были в определенной степени модифицированы, однако их основные положения сохранились.

Между Россией и странами — членами НАТО ведется дискуссия о будущей конфигурации Организации североатлантического договора и о формах сотрудничества между НАТО и Россией. Данная статья — не подходящее место для разговора об этой дискуссии. Но можно с уверенностью предположить, что граница между Норвегией и Россией будет продолжать оставаться одной из самых мирных границ в Европе.

3.3.Экологическая безопасность Норвегии.

Однако обломки холодной войны все же надолго останутся с нами в виде ядерных отходов, присутствующих в огромных количествах на северо-западе России. Эти отходы состоят из плутония с ядерных боеголовок ракет, бомб, артиллерийских снарядов и торпед, которые снимаются с вооружения и разбираются, из стержней отработанного топлива двигателей ядерных подводных лодок и ледоколов, а также из различных других видов отходов. Четыре стареющих реактора Кольской АЭС имеют гражданское назначение, но в то же время они являются неотъемлемой частью послевоенного развития данного региона.

О масштабе этой проблемы говорит тот факт, что около 70 ядерных подводных лодок сняты с вооружения, однако технически не "списаны" и стоят в доках со стержнями отработанного ядерного топлива по-прежнему в реакторах двигателей. Условия хранения этих реликвий холодной войны оставляют желать много лучшего. Российский Северный флот, которому предназначено оставаться основой потенциала ответного ядерного удара, страдает от последствий радикальных сокращений военных расходов. Потребности содержания кораблей, несущих боевое дежурство, приходят в противоречие с равно необходимыми мероприятиями по удовлетворительному обслуживанию моторных и реакторных отсеков, а также корпусов кораблей, снятых с вооружения.

Накопление ядерных материалов и отходов, находящихся в различных условиях хранения и наблюдения, представляет собой значительную опасность случайной утечки жидкостей и газов с соответствующей угрозой загрязнения воздуха и воды. Независимо от добрых намерений и наилучших побуждений тех, кто несет за это ответственность, данное положение дел представляет собой неприемлемый элемент риска для здоровья и благополучия местного населения, прежде всего жителей Мурманской и Архангельской областей. В то же время некоторые из указанных хранилищ находятся менее чем в пятидесяти километрах от ближайших норвежских поселений, и их жители переживают то же беспокойство, что и их соседи по восточную сторону границы.

Однако проблема эта не только местная. Потенциальные угрозы здоровью настолько значительны, что вызывают беспокойство на национальном уровне в непосредственно заинтересованных странах и, более того, — из-за размеров возможных последствий — во все европейском масштабе.

Дополнительный элемент заключается в том, что реки северо-запада России впадают в Баренцево море, где и Норвегия, и Россия занимаются управлением и эксплуатацией одного из богатейших в мире рыболовных районов. Это представляет собой значительный экономический интерес для обеих стран, с весомым экспортным компонентом. Исключительно важно, чтобы на международных рынках сохранялась уверенность в качестве и чистоте рыбы, выловленной в Баренцевом море. Малейший слух о недостаточном качестве или радиоактивной зараженности рыбы, пойманной в Баренцевом море, может иметь серьезные последствия в условиях нынешнего времени, когда природоохранные соображения играют растущую роль в сознании потребителя. Общественное мнение все более податливо на эмоциональном уровне на сообщения средств массовой информации по вызывающим беспокойство вопросам, в особенности когда речь заходит о рисках, связанных с ядерной темой. Реакция потребителя, с точки зрения приемлемости продукции, может быть резкой и продолжительной.

Правительства обеих стран осознают серьезность этих вопросов и намерены принять эффективные меры по выправлению сложившейся ситуации. Эта обоюдная решимость была выражена на самом высоком уровне в Декларации об основах отношений между Королевством Норвегия и Российской Федерацией, подписанной Президентом Б. Н. Ельциным и тогдашним премьер-министром Гру Харлем Брундтланд 26 марта 1996 года в ходе государственного визита Президента России в Норвегию.

Помимо этого, данные вопросы учтены в соглашениях о сотрудничестве в области охраны окружающей среды, о раннем предупреждении об авариях на ядерных объектах, о сотрудничестве в области безопасности ядерных объектов и о сотрудничестве в области охраны окружающей среды в связи с военной деятельностью.

На основе этого Норвегия разработала программы участия в усилиях, направленных на повышение безопасности российских ядерных объектов, утилизацию, обработку и хранение ядерных отходов и отработанного ядерного топлива, на решение проблем радиоактивного заражения в северных районах и угроз для окружающей среды, связанных с ядерным оружием.

Важность проблем, порождаемых военной деятельностью, с очевидностью вызывает необходимость большого внимания международного сообщества. Важная роль принадлежит Международному агентству по атомной энергии. Мы должны стремиться получить возможно более разностороннее содействие третьих строи: техническое, политическое и финансовое. В этом контексте многообещающая инициатива предпринята министрами обороны Норвегии, России и Соединенных Штатов Америки, принявшими во время встречи министров обороны Российской федерации и НАТО в сентябре 1996 года в городе Бергене Декларацию о природоохранном сотрудничестве в военной области в Арктике.

Норвегия по-прежнему готова работать вместе с Россией над поиском эффективных средств предотвращения угроз окружающей среде. В течение длительного времени видное место в общей повестке дня занимал следующий проект: поиск технических средств решения проблемы комбината "Печенганикель", расположенного в городе Никель, в пятнадцати километрах от общей межгосударственной границы. Этот комбинат выбрасывает 230 тысяч тонн диоксида серы в год — в несколько раз больше, чем вся Норвегия. Результат — полное уничтожение растительности вокруг города, создающее впечатление лунного ландшафта. Норвегия выразила готовность оказать практическое содействие в предотвращении распространения этой катастрофы окружающей среды на ее территорию, предложив безвозмездную помощь в размере 43 млн. американских долларов на модернизацию комбината, которая позволила бы понизить выбросы до приемлемого уровня. Правительство России согласилось внести на эти цели такую же сумму.

3.4. Арктическая ориентированность-важный элемент в отношениях между Россией и Норвегией.

Важным элементом наших отношений является арктическая ориентированность обеих стран. Со временем она менялась, и маршруты норвежского и российского рыболовного, зверобойного и охотничьего промысла, добычи тюленей и китов передвинулись. К 1870 году на архипелаге Шпицберген происходила в основном норвежская активность, и возникла необходимость обеспечить правопорядок на этих островах, которые считались не относящимися к юрисдикции никакой страны (ничейная земля). В период между 1871 годом и первой мировой войной Норвегия поднимала вопрос об установлении упорядоченной власти перед Россией и перед более широким кругом государств, однако решение достигнуто не было.

Версальская мирная конференция постановила передать архипелаг под "полный и абсолютный суверенитет Норвегии" "в соответствии с условиями" Договора о Шпицбергене от 9 февраля 1920 года.

Условия этого договора главным образом предусматривают равноправие судов и граждан стран-участниц с точки зрения рыболовного и охотничьего промыслов, горнорудной и иной доходной деятельности на земле и в территориальных водах, а также ограничения на налогообложение. Далее Норвегия обязалась воздерживаться от создания или разрешения на создание какой-либо военно-морской базы или же строительства оборонительных укреплений на этом архипелаге, "который никогда не может использоваться в военных целях".

Россия пошла на уступку в регулировании договором принадлежности Шпицбергена, и в 1925 году Норвегия вступила в управление данной территорией как неотъемлемой частью королевства под древним названием Свальбард. Россия присоединилась к договору в 1935 году.

К этому времени на территории архипелага уже действовала российская угольная компания "Арктикуголь".

В 1944 году советское правительство предложило изменить статус Свальбарда, затребовав уступить под его юрисдикцию остров Медвежий и, предложив ввести совместное управление Норвегией и СССР остальной территории в качестве кондоминиума. После внимательного изучения Норвегия отвергла это предложение, и Москва более не возвращалась к своей инициативе по пересмотру Договора 1920 года. Однако эта инициатива имела долговременный эффект: впредь Норвегия рассматривала различные предложения или аргументы, выдвигаемые советской стороной, с оглядкой на нее. Норвежцы искренне опасались возможности новой попытки поставить под вопрос основы суверенитета Норвегии над архипелагом или получить односторонние преимущества для "Арктикугля" по сравнению с другими государствами-участниками договора.

В начале 1970-х годов приоритетный интерес у "Арктикугля" и у норвежских и западных нефтяных компаний приобрела нефтеразведка на Свальбарде. Одновременно соображения охраны окружающей среды породили планы создания наци

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Геополитика и геоэкономика Норвегии". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 456

Другие дипломные работы по специальности "География":

Природопользование Свердловской области и его оптимизация

Смотреть работу >>

Рекреационные районы Закавказья

Смотреть работу >>

Учет природной среды в экономической географии

Смотреть работу >>

Современная украинская государственность региональные геополитические аспекты

Смотреть работу >>

Проблемы современной Австрии

Смотреть работу >>