Дипломная работа на тему "Совершенствование организации системы профилактики социальной напряженности как фактора дестабилизации муниципальной среды управления"

ГлавнаяФизкультура и спорт → Совершенствование организации системы профилактики социальной напряженности как фактора дестабилизации муниципальной среды управления




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Совершенствование организации системы профилактики социальной напряженности как фактора дестабилизации муниципальной среды управления":


Введение

Актуальность темы исследования. В последнее время в России изучение особенностей муниципальной среды управления в период реформирования местного самоуправления приобрело особую актуальность. Не смотря на принятие нового Федерального закона №131-ФЗ от 16 сентября 2003 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», значительно укрепившего правовую базу муниципального управления, реализация его привела к проблеме создания качественной и удовлетворяющей потребности граждан среды жизнедеятельности.

Глубокие изменения общественных отношений в России во второй половине восьмидесятых годов ХХ века привели к кризису советского общества и, в конечном итоге, к распаду СССР. Состояние общественных слоев, выражавших недовольство по поводу невыплат заработной платы, роста преступности, резкого имущественного расслоения населения, непродуманности социальных, экономических и политических реформ, стали называть социальной напряженностью.

Она проявляется в усилении противоположных тенденций, потребностей и целей социальных общностей и индивидов, сопровождается ростом недовольства, негативной психологической направленностью, дестабилизацией социальных связей и коллизиями в различных сферах жизнедеятельности людей.

Постоянно высокая социальная напряженность делает невозможным реализацию любой сколько-нибудь значимой социально-экономической программы, препятствует совместным действиям, ведет к противостоянию различных социально-политических сил в обществе, к огромным материальным и духовным потерям. Именно поэтому вопросам социальной напряженности в последнее время уделяется много внимания как в теории, так и на практике. Поиском путей и способов преодоления социальной напряженности заняты политические и государственные деятели, профсоюзные лидеры и руководители других общественных организаций, хозяйственники, предприниматели, словом, представители всех социальных групп и слоев. Вместе с тем уровень социальной напряженности в обществе не снижается, напротив, исследователи отмечают тенденцию к ее усилению. Это обеспечивается и непрекращающейся борьбой за власть на разных уровнях социального управления, и непродуманностью ряда реформ, что приводит к ухудшению социального самочувствия граждан, и неспособностью различных общественных сил строить нормальные деловые отношения, и многими другими конфликтогенными факторами.

Социальная напряженность предстает как специфический духовный феномен, превращающий массовые общности в субъекты социального действия. Снижение или рост социальной напряженности могут быть результатом спонтанного или ситуативного изменения обстоятельств.

Степень разработанности проблемы.

Изучению социальной напряженности в муниципальной среде управления уделяется большое внимание со стороны современных ученых. В.И. Митрохин определил сущность и критерии социальной напряженности М.Н. Руткевич осветил исторический аспект возрастания и падения социальной напряженности в обществе, коллектив ученых во главе с М.Л. Бутовской изучали механизмы контроля социальной напряженности. Ю Хабермас составил концепцию типологии социальной напряженности , Н.В. Губина исследовала социальную напряженность в г. Нижнекамске. В настоящее время возрастает интерес к данной проблеме на муниципальном уровне. Методики оценки социальной напряженности в муниципальном образовании разработали Ю.М. Плюснин , В.А. Быковский. Однако не рассмотрены пути оптимизации социальной напряженности в муниципальном образовании.

Цель выпускной квалификационной работы – исследовать сущность социальной напряженности в муниципальном образовании и разработать рекомендации по оптимизации социально напряженности в муниципальной среде управления.

В соответствии с поставленной целью нами были определены следующие задачи выпускной квалификационной работы:

– изучить концептуальные подходы к пониманию сущности социальной напряженности;

– определить сущность и выделить критерии социальной напряженности;

– обозначить виды и формы социальной напряженности;

– выявить особенности социальной напряженности в муниципальном образовании на современном этапе;

– оценить социальную напряженность в г.Нижнекамске;

– изучить опыт социального программирования в России;

– проанализировать позитивный опыт снижения социальной напряженности в муниципальной среде управления в регионах России;

– составить рекомендации по совершенствованию организации системы мер по профилактике социальной напряженности в г.Нижнекамске.

Объект выпускной квалификационной работы – социальная напряженность как фактор дестабилизации муниципальной среды управления.

Предмет выпускной квалификационной работы – сущность социальной напряженности, ее особенности в муниципальном образовании, факторы, влияющие на отклонение социальной напряженности от нормы.

Эмпирическую базу исследования составили:

– законодательные и нормативные акты органов местного самоуправления Российской Федерации и Республики Татарстан;

– материалы общероссийских и республиканских социологических исследований и социологических опросов;

– материалы анкетного опроса, проведенного автором данной работы.

Для достижения выдвинутой цели был привлечен обширный круг специальной литературы по теме исследования.

Теоретико-методологическая основа работы.

Цель, задачи, предмет исследования определили методологическую базу как сочетание общетеоретических, специально-научных и эмпирических методов, позволяющих получить достоверное знание об объекте исследования.

В процессе работы над темой были использованы следующие методы и подходы.

Эмпирико-теоретический общенаучный метод – описание.

Логико-теоретические общенаучные методы – сравнение и историко-логический, позволяющий проследить процесс дестабилизации муниципальной среды управления, в результате повышенной социальной напряженности.

Комплексный подход, позволяющий рассмотреть муниципальное управление и субъективные представления о сущности, принципах социальной напряженности. Получить достоверную информацию об объекте исследования и определить практические рекомендации позволил эмпирический метод – опрос респондентов с помощью анкетирования.

Научная новизна выпускной квалификационной работы.

Социальная напряженность как показатель активности во многом определяет направленность идущих в обществе процессов, возможность социальной стабилизации и экономического роста. Вступление России на путь демократии и рыночных отношений — закономерный, болезненный и сложный процесс, сопровождающийся обострением конфликтов, вовлечением в них всех слоев общества, невиданным разрушением производства, науки, социальной сферы, ростом безработицы, невыплатой заработной платы, пенсий, стипендий и социальных пособий, снижением цены труда и уровня жизни большинства населения, резким его расслоением по имущественному признаку. В результате страна оказалась отброшенной по ряду важнейших показателей состояния народного хозяйства и уровня жизни населения на многие годы назад, увеличив свое отставание от развитых промышленных стран и усугубив кризис, в котором она пребывала в последнюю четверть XX столетия. Абсолютизация реформаторами чисто экономического подхода привела к явно негативным последствиям, причем не только экономического характера для стабилизации муниципальной среды управления необходимы конкретные меры. Поэтому изучение выбранной нами темы актуально и своевременно.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования полученных результатов:

– в принятии управленческих решений с учетом результатов исследования в работе данных;

– в разработке стратегии и тактики взаимодействия систем управления города в процессе управленческой деятельности;

– при подготовке специалистов по управлению муниципальному управлению, для практической деятельности в новых рыночных условиях.

Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, заключения, четырех разделов, списка использованных источников, приложений.

В первом разделе были рассмотрены теоретико-методологические подходы к рассмотрению проблемы социальной напряженности. Во втором разделе исследовали проблемно-аналитический взгляд на исследование социальной напряженности на муниципальном уровне. В третьем разделе изучили методы и составили рекомендации по совершенствованию организации системы профилактики социальной напряженности как фактора дестабилизации муниципальной среды управления. В четвертом разделе составили программу мер по обеспечению выпускной квалификационной работы. В заключении сделали выводы по всем разделам выпускной квалификационной работы.


1 Теоретико-методологические подходы к рассмотрению проблемы социальной напряженности

1.1  Генезис напряженности

Этимология, исходный смысл понятия «напряженность» выражаются с помощью таких слов и словосочетаний, как сверхнормальность, избыточность, концентрированность эмоций, воли, характера, интеллекта и иных жизненных ресурсов.

Отсюда достаточная распространенность словосочетаний «эмоциональная напряженность», «умственная напряженность», «физическая напряженность», «политическая напряженность».

Из контекста подобных лексических стереотипов и были занесены в пространство социальных наук и областей знания понятия «жизненная напряженность», «социальная напряженность».

Традиционно, для отечественного лексического аппарата, понятие «напряженность» содержало некий компонент негативности.

Между тем, это понятие фиксирует, отображает, выражает феномен как негативной, так и позитивной жизненной динамики. Вся проблема лишь в мере того и другого, в типе напряженности, способе, направленности ее развития. В принципиальном, онтологическом смысле напряженность есть избыточность, концентрированность индивидуально-личностных и социально-групповых ресурсов в той или иной точке жизненного пространства.

Концентрация избыточности человеческих, жизненных ресурсов выражается, отражается в системе отношений, причем отношений не только публичных, внешних, но и отношений к себе, отношений саморефлексии, саморазвития.

Онтологическая напряженность в определенном смысле есть собирательное, суммативное понятие, выражающее различные виды напряженности, предопределяемые жизненной, легитимной позицией того или иного социального субъекта (личности, гражданина, семьи, нации, поколения, государства и т.д.), его местом в системе общественных отношений и функциональной специализацией. Это напряженность, обусловленная положением и действиями социализированного субъекта в социальном пространстве.

Онтологическая напряженность социальна по своим внешним признакам и проявлениям и индивидуальна по своим исходным, базовым детерминантам. Причем «переход-перелив» энергии внутренней персонифицированной, интимной напряженности в напряженность публичную вариативен до бесконечности.

Все люди — мужчины и женщины, взрослые и дети, сильные и слабые, богатые и бедные, верующие и неверующие, горожане и жители сельской местности, католики и христиане, альтруисты и циники, злые и добрые, подчиненные и начальники, работающие и безработные, а также иные категории людей, отличающиеся друг от друга индивидуальными и социальными особенностями, вносят свою уникальную лепту в общий «котел» гендерной, поколенческой, межнациональной, профессионально-экономической, политической и иной социальной напряженности.

Как отметил Т. Парсонс, известный американский ученый, один из ведущих представителей системно-функционального направления социальной философии и социологии, «напряжение есть тенденция к нарушению равновесия в балансе обмена между двумя или более компонентами системы».

Исходная концентрация жизненных ресурсов, ведущая к онтологическому дисбалансу, проявляется, прежде всего, на физиологическом и психическом уровнях.

По мнению М. Шелера, «...физиологический и психический процессы жизни онтологически строго тождественны, как предполагал уже Кант. Они различны лишь феноменально, но и феноменально строго тождественны по структурным законам и по ритмике их протекания: оба процесса не механичны, как физиологический, так и психический; оба целенаправленны и ориентированы на целостность».

Можно было бы поставить под сомнение обоснованность и излишнюю категоричность суждений известного философа и антрополога по поводу «строгой тождественности» и ритмики протекания физиологических и психических процессов. Но в принципиальном плане Шелер безусловно прав, обратив внимание на фундаментальные свойства базовых жизненных проявлений - их немеханистичность, целенаправленность, ориентированность на целостность и упорядоченность.

И физиологическая и психическая энергии жизненной напряженности предопределяют потенциал самосохранения, потенциал развития человека.

В данном контексте феномен целенаправленности, целеполагания рассматривается в широком смысле и значении, как порыв к существованию, к жизни, к самореализации, к упорядочению бытия.

Целеопределенная пульсация физиологических и психических процессов единичного человека образует исходную точку генезиса жизненной напряженности и социальной напряженности в целом.

Подобная пульсация-неравновесность выступает основанием исходного типа напряженности, которую можно было бы обозначить как внутреннюю напряженность, проявляющуюся в самых разнообразных ипостасях: от интуитивного беспокойства до медитации и творческого экстаза.

Но человек не одинок и не только единичен. Он часть огромного биологического вида, часть природного Космоса, часть многомерного, многоликого социального пространства. Подобное многообразие и бесконечность «целеустремлений» создают некий всеобщий хаос бытия, как среду человеческого существования, среду неопределенности и переходности.

«Знаменитый закон возрастания энтропии описывает мир как непрестанно эволюционирующий от порядка к хаосу, — отмечают И. Пригожин и И. Стенгерс.

Вместе с тем, как показывает биологическая или социальная эволюция, сложное возникает из простого. Как такое может быть? Каким образом из хаоса может возникнуть структура? В ответе на этот вопрос ныне удалось продвинуться довольно далеко. Теперь нам известно, что неравновесность — поток вещества или энергии — может быть источником порядка».

Новое измерение очеловеченной реальности включает: 1) пространство внутреннего самобытия человека, его потенциальной напряженности; 2) жизненный мир личности, пространство его индивидуальной напряженности, ограниченное пределами интимных, дружеских, неформальных отношений; 3) социальный мир, в котором социализированная личность проявляет себя как субъект и объект социальной напряженности [2, c. 48].

Фундаментальное свойство «нового измерения реальности», причем реальности не только внешнего, но и внутреннего мира человека, — ее рефлексивность, оценивание с использованием ресурсов интеллектуально-волевого напряжения.

Потенциал рефлексивности, восприятия себя и иного — обусловливает следующую субстанциональную точку генезиса жизненной, человеческой напряженности.

Механизм рефлексивности не только мобилизует, напрягает внутренние физические, физиологические, психические, интеллектуальные ресурсы, но и раздвигает пространство онтологической напряженности, как среды самореализации, наполненной феноменами и различий, и конструктивности, и деструктивности, феноменами возбуждения и тревожности. Как отмечают Ф. Перлз, Р. Хефферлин, П. Гудмэн, «возбуждение (excitment) — лингвистически подходящий термин — включает как физиологическое возбуждение (excitation), так и недифференцированные эмоции. Сюда можно отнести фрейдовское представление о катексисе, бергсоновский «жизненный порыв», психологические проявления метаболизма. Здесь же мы находим основание простой теории тревожности (anxiety)».

В отличие от растительной среды и животного мира, жизненный мир человека — это, говоря словами А. Гелена, «поле неожиданностей» [2, c. 49].

Тревожность — напряженность представляет собой естественно-генетический способ первичной эмансипации личности, ее исходной социализации.

Генезис жизненной напряженности во многом предопределен не только пространством самореализации человека, но и его сущностными свойствами, динамикой развития базовых характеристик.

Природа и феномен человека по-разному рассматриваются в контексте теоцентризма, логоцентризма, космоцентризма, социоцентризма, антропоцентризма.

Проблематика жизненных напряжений, особенно на индивидуально-личностном уровне, наиболее плодотворно разрабатывалась западными исследователями, и прежде всего представителями психологической науки. Несмотря на многообразие методологических подходов, идей и концептуальных положений, категориально-понятийный плюрализм в осмыслении генезиса жизненных беспокойств-напряжений, можно выделить некую общую тенденцию развития и накопления научных знаний в этой актуальной области социально-гуманитарных, антропологических наук.

По мнению большинства исследователей, истоки инновационного, комплексного осмысления природы онтологических беспокойств-напряжений заложены Зигмундом Фрейдом. Особое методологическое значение имеет открытие сложной, нелинейной диалектики отношений между осознаваемыми и неосознаваемыми психическими процессами, создающей энергетические ресурсы жизненной напряженности [3, c. 34].

Возможно, в выводе Фрейда о том, что пульсация желаний в сознательно-бессознательном пространстве, порождая симптом напряженности, замещает кратковременный конфликт «бесконечным страданием», и содержится некая доля излишней категоричности и гиперболизации феноменов страдания. Но в принципиальном, методологическом смысле положения Фрейда позволяют существенно продвинуться по пути осмысления генезиса и механизма развертывания энергетики внутренней напряженности — «страдания».

Весомый вклад в развитие теории деструктивного и конструктивного психического, жизненного напряжения внесли такие представители неофрейдизма, как Карен Хорни и Эрик Фромм. В 1995 году в серии «Лики культуры» была опубликована книга «Психоанализ и культура», в которую вошли избранные труды К. Хорни и Э. Фромма. Редакционная коллегия серии предварила публикации авторов следующим коротким резюме: «Неофрейдизм пережил свой «звездный час» около полувека назад, как самое радикальное движение по пересмотру устаревших положений метапсихологии Фрейда. Некоторые, высказанные еще в 30-е годы, тезисы К. Хорни (1885 — 1952) и Э. Фромма (1900—1980) стали общепризнанными даже среди ортодоксальных фрейдистов. Другие оказались оспоренными как в рамках психоанализа, так и в результате развития наук о человеке. Но работы К. Хорни и Э. Фромма представляют самостоятельный интерес независимо от той роли, которую они сыграли в истории психоанализа. Центральную тему тома можно определить как анализ судьбы человека через динамику его мотивов и потребностей, их внутренних конфликтов и противоречий» [ 3, c. 35].

Особенно актуальна для осмысления генезиса жизненной напряженности проблематика базальной тревожности-напряженности, детально исследованная К. Хорни.

Данное положение ориентирует исследовательский интерес от статики человеческого бытия и жизненной напряженности к его динамике. Однако само признание противоречивости человеческой природы, имманентной изменяющемуся бытию, можно рассматривать лишь в качестве исходного тезиса, последующего познавательного процесса. Вариант разрешения одной дилеммы, предложенной Фроммом, инициирует появление новых познавательных проблем и вопросов.

Положение Фромма о том, что инстинкт жизни представляет собой исходную, субстанциональную потенциальность онтологической энергетики, имеет важное методологическое значение для осмысления проблем генезиса конструктивной напряженности как напряженности выживания и самореализации.

Генезис жизненной индивидуальной напряженности предопределяется также инстинктами или архетипами голода, сексуальности, страха, иными филогенетическими позывами.

В онтологическом смысле жизненная напряженность и социальная напряженность есть способ естественного бытия человека, реализованной устремленности к жизни.

Напряженность имманентна человеческой индивидуальной сущности. Но она имманентна и социализированному человеку, личности, сосуществующей в пространстве социальных отношений. Важнейшим, ключевым для исследования проблем публичной напряженности выступает понятие социального. В контексте различных социологических теорий понятие социального используется и как характеристика одной из сторон общественной жизни, и как совокупность общественных отношений, и как понятие, выражающее такие явления и процессы, которые противоположны природному, биологическому и даже индивидуальному.

В предлагаемом исследовании социальное рассматривается как характеристика, отражающая бытие совместной деятельности индивидов, как явление или процесс, возникающий тогда, когда поведение одного индивида или группы обусловлено системой межличностных связей и отношений, потребностями, интересами, нормами, принципами морали, идеологии, общественной психологии, науки, религии, ценностными предпочтениями и другими феноменами жизненной мотивации.

Генезис социальной напряженности предопределяется содержанием и механизмами социализации личности, освоением ею публичного социального пространства, норм, правил, традиций социализированного бытия.

Исследование феноменов социализации осуществляется с различных научно-мировоззренческих, методологических позиций.

В одних случаях социализация рассматривается как процесс адаптации-приспособления индивида к условиям среды. В других — как способ освоения социальной реальности, ее использования в личных целях и интересах.

Социализация — много аспектный, много вариативный, многоступенчатый процесс, говоря словами Т. Парсонса, ведущий к «нарушению равновесия в балансе обмена» между внутренним, жизненным миром личности и социальным миром.

Любая модель социализации априорно способствует росту потенциальной, жизненной и социальной напряженности.

Важно подчеркнуть, что человек, гражданин, работник может быть носителем как самомотивированной напряженности своих физических, волевых, интеллектуальных или иных потенций, так и напряженности, предопределяемой внешними, социальными факторами и обстоятельствами. И в этом смысле личность является единственным субъектом личностной, уникальной напряженности и исходным, определяющим компонентом социальной напряженности, хотя по этому поводу продолжается дискуссия между различными направлениями, школами социально-гуманитарных наук, в системе которых одними учеными, исследователями в качестве исходной единицы социальности, в том числе и социальной напряженности, признается личность; другими — малая социальная группа, третьими — классы или иные образования подобного типа [4, c.78].

Проблематика генезиса и развития социальной напряженности нередко исследуется в контексте теоретической или прикладной конфликтологии. При этом одни авторы рассматривают напряженность в качестве своеобразного «технологического» этапа вызревания конфликта, фактора его детерминации; другие полагают, что напряженность — более широкое понятие, чем конфликтность (конфликтогенность). Подобный плюрализм во многом обусловлен недостаточным осмыслением методологических принципов и понятийно-категориального аппарата конфликтологии, ее излишней автономностью по отношению к базовым философским, социальным парадигмам.

Как отмечал доктор философских наук Е.И. Степанов, руководитель Центра конфликтологии Института социологии РАН, в современных условиях «явственно сказывается отсутствие развитой конфликтологической теории, которая помогала бы и облегчала общественному сознанию и общественной практике выработку и освоение действенных средств и способов адекватного осмысления любой конфликтной обстановки, эффективного наблюдения за нею, профилактике или разрешению посредством применения соответствующей «социальной терапии».

Воспроизведем некоторые определения сущности конфликтов:

«...Конфликт — это важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, своего рода клеточки социального бытия. Это форма отношений между потенциальными или актуальными субъектами социального действия, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями и нормами, интересами и потребностями».

«Конфликт социальный — социальное явление, содержанием которого является процесс развития и разрешения противоречивости отношений и действий людей, детерминируемых прежде всего объективными закономерностями социально-экономического и конкретно-исторического развития общества».

«Конфликт вообще — это... столкновение субъектов взаимодействия, вызванное противоположенной направленностью целей и интересов, позиций и взглядов.

«Конфликт (конфликтная ситуация) как тип социально-трудовых отношений — предельный случай обострения противоречий в отношениях».

Понятие «конфликт» происходит от латинского conflictus, что означает столкновение. Действительно, в большинстве определений конфликта акцент делается на феномены столкновения — личностного и социального, политического и идеологического...

И если понятие «конфликт» фиксирует реалии столкновений, то понятие «напряженность» отражает более глубинные свойства отношений, акцентируя внимание на потенциальных ресурсах, на потенциях развития-развертывания, на ритмике жизненных проявлений — более напряженных или менее напряженных.

Онтологическая напряженность образует основание человеческой самореализации, включая и ее конфликтогенные виды [4, c. 79].

Но не всякое напряжение обязательно модифицируется в «столкновение-конфликт». Для подобной динамики необходимы соответствующие условия. Конфликт — это, пользуясь терминологией Гегеля, один из способов «снятия» напряженности типа А и провоцирование напряженности типа Б. Один, но не единственный.

Фиксируемая напряженность, обозначенная как Нф, может иметь следующие векторы развития:

- обострение напряженности зафиксированного типа (Нф) и ее модификация в социальный конфликт-столкновение;

- угасание напряженности зафиксированного типа (Нф);

- модификацию напряженности зафиксированного типа в новый тип (вид) социальной напряженности.

Во многих случаях доминантой напряженности является не высокая степень отчуждения человека от собственности, власти, тех или иных жизненных ресурсов, а обремененность знаниями, информацией, властью, ответственностью, статусными обязательствами и ограничениями. Создаются предпосылки для плюрализации не только моделей, но и механизмов зарождения напряженности.

Высказываются мнения о том, что «напряженность избытка» имеет свою логику и алгоритмику развития-развертывания и существенно отличается от генезиса «напряженности-недостатка». Подобные суждения не лишены оснований. Напряженность бытия бомжа по многим и содержательным, и формальным признакам отличается от напряженности существования так называемого олигарха, так же как ресурс эмоциональной напряженности толпы отличается от напряженности ассоциированных участников академических дебатов или участников шахматного турнира.

Рост онтологического многообразия актуализирует проблематику диалектики общего и особенного при осмыслении механизмов генезиса напряженности.

В качестве универсальной парадигмы генезиса напряженности могут быть приняты известные законы диалектики Гегеля, доказывающие, что зарождение и развертывание жизненных потенций напряженности обусловлено:

– единством и борьбой противоположностей явлений, процессов, тенденций в пространстве жизнедеятельности того или иного субъекта потенциальной напряженности (личности, семьи, социальной группы, нации, государства и т.д.);

– переходом количественных изменений в качественные, происходящим в структуре жизненных сил субъекта потенциальной напряженности и в жизненном, социальном пространстве;

– отрицанием исчерпывающих себя феноменов развития и самореализации, включая феномены жизненной обыденности, пассивности, онтологического клиентализма.

Подобные «максимы», определяя некий исходный методологический контекст осмысления генезиса напряженности, оставляют для исследователя широкие возможности персонификации познавательного инструментария, творческого сочетания общих и особенных приемов и методов познания.

Резюмируя вышесказанное, считаем необходимым отметить, генезис различных типов социальной напряженности субъектов современного бытия во многом предопределяется растущей плотностью, интенсивностью общественных отношений, неуверенностью, проблематичностью существования и самовыражения, ролевым, функциональным многообразием, усиливающимся давлением объективных обстоятельств, норм и правил поведения.

1.2   Типология напряженности

Методология, теория, технология классификации социальной напряженности относятся к разряду актуальных и малоисследованных проблем социально-гуманитарной науки и ее базовых, предметных областей.

Многие исследователи, занимающиеся проблемами теории, технологии, методами индивидуальных, социальных измерений и классификаций, в качестве базовых принципов используют онтологические, экзистенциальные, аксеологические, гносеологические признаки и критерии.

Весьма актуальной является проблема типологии напряженности по признакам распространенности, степени концентрации и структуры. В нашей стране нет публикаций, специально посвященных указанным проблемам. Отсюда неразработанность таких фундаментальных социально-философских понятий, как «пространство напряженности», «сфера напряженности», «система напряженности», «структура напряженности».

Весьма широк разброс мнений и точек зрения по поводу соотношения феноменов напряженности и конфликтности, их понятийного выражения.

К разряду ключевых относится понятие «пространство напряженности».

Многие годы ученые социально-гуманитарной ориентации весьма скептически относились к таким базовым понятийным конструкциям, как жизненное пространство, социальное пространство, пространство саморефлексии или интимный, внутренний мир личности, обосновывая положение о том, что для выражения всего многообразия личностно-социального бытия вполне достаточен традиционный понятийный аппарат, включающий такие понятия, как общество, сфера, класс, группа, коллектив, микросреда и т.д.

Между тем, западные представители социально-гуманитарной науки, и прежде всего таких ее предметных областей, как философия, социология, социальная антропология, весьма продуктивно разрабатывали проблематику жизненного пространства или жизненного мира [5, c. 36].

Согласно концепции Ю. Хабермаса, в онтологическом пространстве выделяются сферы «жизненного» и «системного» миров, которые различаются типами рациональности и интеграции. Структуры «системного» мира образуют социальные, деперсонифицированные отношения. Для «жизненного» мира характерна непосредственность связей и отношений людей.

Пространство напряженности есть способ выражения жизненной (архетипической, психической, ментальной, интеллектуальной, деятельно-функциональной, статусно-бытийной неравновесности отношений, в том числе отношений внутренней, личностной саморефлексии.

Пространство напряженности является частью онтологической, экзистенциальной реальности, для которой характерны многообразие и интенсивность коммуникативно-субъективных отношений, сопровождаемых многообразными проявлениями психической возбудимости, волевой, интеллектуальной, функциональной активности личности и человеческого сообщества в ее различных модификацияx [6, c. 45].

Пространство напряженности составляет ядро внутреннего, интимного мира личности, мира сопереживания, мира собственного Я, тогда как периферию его образуют феномены обыденности, типичности. Процессы, происходящие на периферийном пространстве внутреннего мира человека, можно выразить следующей формулой (перефразируя Декарта): «Существую значит живу».

Степень внутренней напряженности физиологических, физических, психических, интеллектуальных и иных ресурсов является одним из базовых критериев сущностной типологии личности, которая реализуется и проявляется в его жизненном мире.

В широком, философско-онтологическом смысле жизненный мир есть пространство человеческой самореализации.

Пространство свободной самореализации личности есть ее жизненный мир, а феномены самореализации служат критерием выделения типологии жизненных миров — семьи, коллектива, социального, профессионального сообщества, нации, народа, государства, общества, цивилизации, человечества. Жизненный мир — это основная часть материально-идеального пространства.

Большинство индивидуальных и социальных субъектов стремятся к жизненно-пространственным излишкам. Но значимость и смысл жизненного богатства-владения предопределяются не только размерностью пространственного освоения, но и интенсивностью процессов, происходящих на «территории» жизнедеятельности человека, женщины, мужчины, семьи, поколения, нации, государства и т.д.

Временные и иные количественные измерители, такие как объемы чтения, смотрения, обучения, не отражают качественных параметров внутренних сопереживаний, составляющих субстанцию человеческой интимности, как не отражают в полной мере качественных свойств публичной жизнедеятельности человека, семьи, общества размеры территории бытия или его материализованной инфраструктуры [7, c. 36].

В жизненном мире ключевым критерием «продвинутости» бытия является энергетическая, психическая, интеллектуальная, нравственная и иная созидающая напряженность.

Жизненная напряженность как качественная характеристика субъёкта проявляется в напряженности-интенсивности прежде всего процессов концентрации воли и интеллекта для реализации его потребностей, интересов, ценностных ориентации.

Феномены напряженности представлены и в социальном пространстве.

В контексте типологии напряженности ее социальная модификация представляет собой диалектический синтез ресурсов интимной, жизненной напряженности, мобилизованной в интересах публичного, легитимного существования и выраженной в качественных характеристиках коммуникативных отношений.

С помощью понятия «пространство напряженности» освоенный созданный человеком и человечеством интимный, жизненный, социальный мир подразделяется на мир неравновесных, интенсивных явлений, процессов и мир «приглушенной обыденности» существования и сосуществования.

Важное место в категориальном ряду концептуального осмысления напряженности занимает понятие «система напряженности» [8, c. 89].

Система — это комплекс взаимодействующих элементов. Таково предельно общее понятие, сформулированное одним из основоположников «общей теории систем» Л. Берталанфи. Оно может быть конкретизировано указанием на два принципиально важных свойства системы:

— в системных образованиях внутренние связи компонентов преобладают над внешними связями;

— внутреннее взаимодействие способно порождать новые интегративные качества, отличные от качеств образующих систему компонентов.

Ядро системы напряженности образуют феномены неудовлетворенности жизненным, статусным положением, ресурсной базой самореализации, направленностью, логикой, алгоритмикой, темпами развития, результатами функционально-деятельной активности.

Признаками суммативной системности могут обладать религиозные, идеологические, этнические, политические, экономические, психологические, этические и иные системы напряженност [8, c. 90].

Типичным примером системной напряженности является напряженность в пространстве межнациональных отношений.

В экономическом пространстве таким признакам отвечает конкуренция, в социальном — отношения клиентализма.

Системы политической напряженности образуют такие феномены, как политический лоббизм, пapламентский кризис и т.д.

Те или иные особенности публичной напряженности выражаются понятием «сфера напряженности».

Традиционно под сферой общественной жизни понимается некий сегмент структурно оформленного бытия. Обычно исследователи выделяют четыре сферы: материально-производственную (экономическую), социальную, политическую, духовную. Некоторые авторы обосновывают правомерность вычленения семейно-бытовой сферы. К сожалению, в типологий сфер общественного бытия по-прежнему доминируют не научно-объективные, а субъективные критерии. Особенно много донаучного субъективизма при определении содержательных признаков и пространственных пределов экономической, социальной, духовной сфер.

Все это создает немало проблем и трудностей при обосновании смысла и содержания таких понятий, как социальная напряженность, экономическая напряженность, духовно-идеологическая напряженность, политическая напряженность или напряженность в социальной, экономической, духовно-идеологической, политической и иных сферах жизни общества.

Классификация общества на определенные сферы-сегменты осуществляется на основе критериев: предметной специализации деятельности и особенностей ее результатов.

Экономическая сфера представляет собой структурно оформленную часть функционально-деятельностных отношений людей по производству, накоплению, распределению материальных ценностей и продуктов стоимости, а также соответственную инфраструктуру профессионально-производственной деятельности.

Экономическая напряженность является качественно-количественной характеристикой неравновесности-неравнозначности субъектов экономических отношений, их экономических потребностей, интересов, ценностных ориентации, критериев неудовлетворенности экономическим положением и ролью в распределении экономических ресурсов [9, c. 26].

Типичными видами экономической напряженности являются профессиональная конкуренция, дефицитность или избыточность трудовых ресурсов в сфере незанятого трудоспособного населения.

Базовые методологические принципы применимы и для определения иных сфер общественной жизни и соответственно сущности напряженности.

Духовно-идеологическая сфера — это структурно ограниченная пространством общественного сознания часть коммуникативных отношений по поводу производства, хранения, тиражирования, использования духовных ценностей.

Напряженность в этой сфере отражает неравновесность-неравнозначность духовных потребностей, интересов, ценностных ориентации субъектов, плюрализма в осмыслении и интерпретации феноменов бытия и небытия, в их художественно-творческом представлении.

Это может быть напряженность субъектов религиозного и научно рационального мировоззрения, носителей либеральной и социалистических идеологий, сторонников реализма и романтизма в искусстве.

Принцип сферной типологии часто применяется по отношению к властно-политическим феноменам. Политическая сфера представляет собой оформленную часть статусно-управленческих, правовых отношений по поводу воспроизводства, сохранения, перераспределения и удержания власти. Основными субъектами властно-политических отношений являются граждане, политические партии, государство.

Политическая напряженность представляет собой меру нарушения баланса политических интересов основных субъектов легитимной политической власти.

Наибольшие сложности связаны с обоснованием понятия «социальная сфера». Они предопределены прежде всего вариативностью значений феномена социальности.

В узком смысле социальные отношения — это сфера оказания тех или иных жизненных услуг слабозащищенным слоям населения. В широком смысле социальное является синонимом общественного.

Уяснению предметно-пространственной характеристики легитимной социальности не способствуют и практические действия субъектов власти и права, которые в одних случаях выводят за пределы собственно социальной сферы вопросы здравоохранения, образования, науки, занятости, миграции и т.д., в других определяют формальные границы социальной сферы таким образом, что в ее пространстве оказываются многие структурные, содержательные компоненты и экономической и духовно-идеологической сфер.

В известном смысле социальная сфера есть область жизненного патернализма. Там, где начинается жизненная самодостаточность, заканчивается сфера социальных регуляций.

В контексте подобных размышлений социальная напряженность отражает неравновесность-неравнозначность стартовых жизненных возможностей личности, социальной группы, нарушения прав человека и принципа справедливости в отношении ресурсов самореализации.

Феномены собственно социальной напряженности достаточно полно представлены в экономической сфере, что делает вполне обоснованным и правомерным словосочетание: социально-экономическая напряженность. В этой формуле выражены феномены неравнозначности возможностей людей, нарушения их прав и несоблюдения справедливости в сфере трудовых отношений. Организация, условия труда, заработная плата и иные атрибуты и свойства трудовых отношений могут рассматриваться и в экономическом, и в социальном, и в синтетическом социально-экономическом контекстах. Нередко эти отношения, степень их напряженности приобретают и политическое значение. Классический пример — жизненная, онтологическая напряженность, вызванная массовыми и длительными невыплатами заработной платы.

В качестве критерия классификации напряженности наряду с особенностями ее предметной, объектной области используются свойства характеристик субъекта. Выделим следующие типы или уровни напряженности индивидуальная, гендерная, семейная, социально-групповая, этническая, общественная, цивилизационная.

По генетическому основанию выделяются два класса напряженных состояний — закономерная, обусловленная напряженность и спонтанная, произвольная, случайная напряженность.

Напряженность как концентрация жизненных сил, как целеобоснование, целедвижение может иметь экстравертный и интровертный вектор направленности, обусловливающий потенциалы латентной и социальной публичной напряженности.

И теоретическую и практическую значимость имеет классификация напряженности по степени интенсивности ее генезиса, накопления и проявления.

Можно выделить пять классических состояний напряженности индивидуального или социального субъекта:

— минимальная напряженность;

— заниженная напряженность;

— стандартная, эталонная напряженность;

— завышенная напряженность;

— максимально высокая напряженность.

В зависимости от конкретных обстоятельств, характеристик субъекта напряженности тот или иной ее уровень может выражаться широким набором признаков и свойств — от аномии и апатии до творческой одержимости, экзистенциального фанатизма и психической агрессивности.

Понятие «аномия» ввел в научный оборот и обосновал французский философ и социолог Э. Дюркгейм.

Аномия — это вид пониженной напряженности, предопределенной значительной деформацией гуманистически ориентированных социальных ценностей и доминированием упрощенного образа жизни, жизни как «растительного» существования.

Специфические особенности имеет напряженность, отнесенная к апперцепционному типу.

Апперционная напряженность — это интеллектуально-психическая напряженность, представляющая синтез конвертирующего влияния психического, опытного, жизненного ресурса личности на феномены актуального восприятия, осмысления, деятельности [11, c. 80].

Апперцепционные модели напряженности выражают многообразие, вариативность психической, интеллектуальной, поведенческой реакции людей на одни и те же объекты, предметы восприятия. В качестве подобных объектов могут выступать поступки отдельных людей, деятельность социальных групп, те или иные духовные, идеологические процессы, явления общественной жизни, различные виды информационной продукции.

Особый тип жизненной, экзистенциальной напряженности образуют феномены концентрации физиологических, биологических, психических, интеллектуальных и иных ресурсов в рамках адаптационной системы. Как правило, адаптационные, реадаптационные ресурсы рассматриваются лишь с позиций субъектов приспособления.

Между тем адаптация, особенно в социальных условиях, затрагивает ресурсы социальной напряженности как прямых участников отношений адаптации (субъектов приспособления и субъектов среды), так и субъектов, испытывающих косвенное влияние «эффекта адаптированности». Адаптация и реадаптация, понимаемые как приспособление субъекта к прежним условиям бытия после происшедших онтологических изменений (возврат к старому), выступают фактором изменения уровня личностной и социально-групповой напряженности, как правило, фактором ее повышения.

Ресурс напряженности меняется в процессе диалектического взаимодействия поведенческих феноменов аккомодации (усвоения условий, норм среды) и ассимиляции (преобразования среды).

Можно выделить наиболее характерные модели адаптационного взаимодействия и обусловленные ими виды напряженности:

— подчинение среде: в рамках данной модели адаптационного процесса существенно возрастает потенциал психической, интеллектуальной и иной напряженности субъекта адаптации;

— растворение в среде: подобная адаптация в одних случаях будет обусловливать напряженность жизненных потенций субъекта, в других же — в силу эластичности характера и ценностных, конформистских установок — особых изменений может и не происходить;

— коррекция субъекта адаптации и адаптирующей среды: эта модель жизненного партнерства детерминирует повышение уровня напряженности в ее индивидуальном и социальном измерении. При этом вектор усиления напряженности (деструктивной и конструктивной) определяется качественными и количественными параметрами ресурсов взаимодействия;

— адаптационный формализм: в рамках данной модели и субъекты адаптации и субъект среды, формально признавая наличие адаптационного процесса, фактически следуют принципам жизненной, функциональной автономии, подобное состояние предопределяет и автономию развития потенциалов напряженности, в типичном ситуативном контексте у одних субъектов уровень напряженности может повышаться, у других — понижаться, у третьих он изменяться не будет;

— адаптационная агрессивность: это модель навязывания субъектом адаптации новых норм бытия, требующих существенной коррекции традиционных условий жизнедеятельности субъектов среды (принимающей системы).

Данный вид взаимодействия детерминирует весьма разнообразные виды напряженности жизненных ресурсов, «борение» которых может привести к изменению субъектных характеристик подобных отношений. Персонифицированная среда (семья, группа, коллектив и т.д.) вынуждена будет напрягаться для усвоения правил бытия субъекта агрессивности — причем агрессивности как деструктивной, так и конструктивной.

Подобные ситуации достаточно распространены в условиях, когда потенциальным субъектом адаптации является личность, обладающая ресурсами лидерства.

Другим видом жизненных усилий является так называемая компенсаторная напряженность.

Эта напряженность предопределяется потребностями субъекта компенсировать посредством той или иной специализированной концентрации жизненных ресурсов свою неспособность к онтологической конкуренции, обусловленной поведением и действиями субъектов типичных социальных отношений. К примеру, неспособность к напряженной работе или учебе может быть компенсирована напряженностью в сфере развлечений; неспособность к напряженности в дружбе, любви компенсируется напряженностью деструктивной агрессивности и жизненных девиаций.

Нередко в качестве типологии напряженности, особенно ее социальных форм, используются стадиально-технологические, процессуальные критерии.

В более широком контексте речь может идти о напряженности роста, развития, переходности из одного состояния в другое, о напряженности угасания.

Одним из актуальных типов онтологической реальности является напряженность, которая предопределена социальной густотой и высокой переполненностью. Размышляя по поводу данного феномена, Ортега-и-Гассет писал: «Отели переполнены. Поезда переполнены. Кафе уже не вмещают посетителей. Улицы — прохожих. Приемные помещения светил — больных. Театры, какими бы рутинными ни были спектакли, ломятся от публики. Пляжи не вмещают купальщиков. Становится вечной проблемой то, что прежде не составляло труда, — найти место».

Современный человек вынужден сосуществовать в пространстве бесконечно меняющейся ситуативной напряженности, вольно или невольно становясь частичкой массовидной напряженности, возникающей в пространстве людских движений, будь то пассажиры метро, уличная толпа или митингующее сообщество.

Интенсивность и многообразие бытийных проявлений предопределяют распространение таких типов напряженности, которые отвечают признакам стрессовых состояний — депрессии, тревожности, эмоционального дискомфорта.

Подобные обстоятельства обусловливают и развертывание таких видов напряженности, которые способствуют формированию потенциала жизнеспособности тех или иных субъектов бытия.

Диалектичность и вариативность — естественные признаки социальной, онтологической напряженности.

Базовым условием бытия и человека и человечества является интеллектуально-волевая напряженность, представляющая собой концентрацию интеллектуальных и волевых ресурсов для реализации тех или иных жизненных устремлений.

К классу наиболее глубинных переживаний как проявлений интеллектуально-волевой напряженности следует отнести: переживания рода, пола, судьбы, смысла, наслаждения, страха, сделанного, собственных достоинств и изъянов, социальных условий и обстоятельств.

К разряду субстанциональных типов внутренней жизненной, социальной напряженности следует отнести духовную напряженность, способность человека к мобилизации и использованию волевых ресурсов, творческую напряженность [12, c. 124].

Естественным типом духовной напряженности является вера. Ресурс веры не ограничен лишь внутренним пространством саморефлексии, а проецируется в социально значимые жизненные установки и ценностные ориентиры, входя в структуру духовных детерминант социализированной напряженности. «Вера, — отмечал С.Н. Булгаков, — есть путь знания без доказательств, вне логического достижения, вне закона причинности и его убедительности».

Предмет веры многогранен и многолик. Есть вера в добро, справедливость, вера в близкого человека, в собственные силы, в свою судьбу.

Вера придает жизненной, социальной напряженности дополнительные импульсы целеустремленности. Особенно значимы для рассмотрения феноменов конструктивной и деструктивной напряженности ресурсы религиозной веры. Принято считать, что субъект религиозной веры более конкретен в своих жизненных проявлениях, более мягок и корректен в личностных отношениях. Действительно, многие исторические факты свидетельствуют в пользу подобной точки зрения. Истинная вера гуманизирует жизненную, социальную напряженность.

Но ценности жизни, здоровья, счастья, богатства, семейного благополучия, профессиональной состоятельности и т.д., выступая ориентирами социальных устремлений, предполагают необходимость концентрации-напряженности волевых, интеллектуальных и иных ресурсов для реализации своих аксеологических притязаний.

Аксеологическое самоопределение, в свою очередь, обусловливает напряженность целеполагания. Ключевым феноменом человечности человека является напряженность осмысления себя и иного. «Мы еще далеки от осмысления, пока просто что-то осознаем, — писал известный немецкий философ Мартин Хайдеггер, — осмысление требует большего... Путем осмысления мы достигаем места, откуда впервые открывается пространство, вымеряемое всяким нашим действием и бездействием [13, c. 56].

У осмысления другая сущность, чем у осознания и научного познания, и даже другая сущность, чем у культуры и образования».

Творческая напряженность может быть альтернативой, способной противостоять «проискам» жизненного, интеллектуального рационализма и утилитаризма, феноменам духовной расслабленности.

К сожалению, в эпоху всеобщей упорядоченности и унификации проблематика творческого напряжения как конструктивно-созидательного ресурса не стала предметом комплексных междисциплинарных исследований, в том числе и в отечественных гуманитарных науках.

Интеллектуальная творческая напряженность в криминальном мире становится высокоценимым ресурсом, включая организованный бандитизм и терроризм.

Субъекты творческой, деструктивно ориентированной интеллектуальной напряженности значимы в пространстве межличностных, социальных конфликтов, выступая нередко в роли их генерирующего потенциала.

Важнейшим индикатором творческой интеллектуальной напряженности является степень вовлеченности личности в проблемное бытие, ее способность к восприятию и сопереживанию проблем.

Творческая напряженность значима в сфере современного профессионализма, особенно если ее предметом являются личностные взаимоотношения, человеческие, управленческие ресурсы. Естественным компонентом личностно ориентированного профессионализма является научное творчество. Принято много писать и говорить об ускорении процесса старения научно-технологических знаний в производственно-технической сфере, но девальвации подвержены и гуманитарные, социальные парадигмы.

Научно-теоретический, концептуальный ресурс, приобретенный специалистом социально-гуманитарного профиля несколько десятков лет назад, теряет свою методологическую значимость, более быстрой девальвации подвергаются теории, концепции, идеи, положения отдельных предметных областей, таких как правоведение, психология, экономика, социология, политология, менеджмент, педагогика, теория, технология социальной работы и т.д.

Для современного человека наиболее типичным видом интеллектуально-волевой напряженности является процесс так называемого образования. Феномены образования рассматриваются и исследуются в контексте различных мировоззренческих, научных, предметных парадигм. В данном случае мы делаем акцент на образование как процесс социальной напряженности по поводу знаний, умений, навыков, мировоззренческой, методологической культуры личности.

Процесс «образования себя», становления собственной духовной сущности включает феномены самообразования и внешнего научения-просвещения. Безусловно, усвоение знаний, умений, навыков и иных стандартов бытия, предлагаемых внешними субъектами легитимного образования — учителями, консультантами, преподавателями, требует и времени, и определенной интеллектуально-волевой напряженности, но по уровню этой напряженности, ее мотивационным предпосылкам учение несопоставимо с самообразованием, с напряженностью процесса самоконцентрирования своего мировоззренческого, духовного ресурса.

Именно этот базовый уровень образованности-образования и выступает одним из актуальных индикаторов степени индивидуальной и социальной цивилизованности, конструктивности интеллектуально-волевой напряженности, самодостаточности и личности и общества [14, c. 60].

В результате, исследования типологии напряженности мы пришли к выводу, что существует несколько подходов к типологии напряженности. В качестве базовых принципов ученые используют онтологические, экзистенциальные, аксеологические, гносеологические признаки и критерии, а так же признаки распространенности, степени концентрации и культуры. Особое внимание уделяют социальной напряженности.

1.3 Основные виды и формы проявления социальной напряженности

В основном тщательному исследованию со стороны представителей различных общественных наук подвергается социальная сторона напряженности.

Термин «социальная напряженность» входит в категориальный аппарат социологии права, психологии, психологии управления, социологии труда, социологии организаций, социальной философии, истории, политических наук, конфликтологии, экономики и может рассматриваться как междисциплинарное понятие. Несмотря на кажущуюся простоту, есть основание полагать, что речь идет о новом социальном явлении, которое имеет свой собственный механизм возникновения, объективные и субъективные составляющие в системе факторов и условий, ее порождающих, общие предпосылки и локальные причины, действующие в каждом конкретном сочетании обстоятельств, места и времени. Каждая из этих наук вкладывает в это понятие свой смысл [15, c. 61].

Такое различие сложилось не сразу, оно имеет свою историю. Исторически содержание социальной напряженности осмысливалось и развивалось в социологической, социально-психологической и конфликтологической литературе в связи с такими явлениями, их отражающими, как социальная дезинтеграция или отсутствие солидарности взаимодействующих личностей и групп, девиация (в отношениях стабильного общества), аномия (в отношениях нестабильного общества), утрата социальной идентичности, депривация и фрустрация основных потребностей личности, группы, общности, классовая борьба, межнациональные столкновения и другое.

Как уже говорилось выше, основу осмысления феномена социальной напряженности в обществе составляют в отечественной и западной науке исследования социальных конфликтов.

Их изучение имеет важное для нас значение в том плане, что оно теоретически и практически тесно связано с проблемой социальной напряженности, ибо социальный конфликт и социальная напряженность — это нечто единое, одно есть продолжение другого. Одни говорят, что конфликт постоянно существует в виде социальной напряженности, другие считают, что социальная напряженность, постоянно нарастая, приводит к открытому конфликту. Поэтому условия возникновения и обострения социальной напряженности — это важнейшие предпосылки появления социальных конфликтов [15, c. 62].

По мнению автора, социальная напряженность и социальный конфликт это части одного общего целого, характеризующего состояние отношений внутри общества. Конфликт и напряженность формируются в конкретной ситуации, содержащей социальную проблему, связанную с существованием противоречий, затрагивающих интересы, ценности людей. И конфликт, и напряженность обусловлены развитием противоречий, при котором возможна и бесконфликтная форма их преодоления. Таким образом, можно сказать, что социальный конфликт и социальная напряженность - очень близкие понятия, причем всякий конфликт, по словам А.К. Зайцева, «...имеет в своей основе, корнях тот или иной вид социальной напряженности, с ее подъема начинается»446938924">.

В зависимости от поведения сторон, от соблюдения принятых ими на себя обязательств социальная напряженность может изменять свой уровень, повышаться или снижаться.

Социальная напряженность субъективна, поскольку она представляет собой феномен общественного сознания. Но она одновременно и объективна, поскольку реально присутствует при определенных условиях, реализуется в деструктивном поведении участников процесса.

Социальная напряженность — это острая противопоставленность личностных и межгрупповых интересов. Социальная напряженность проявляется:

— в состоянии острого недовольства обстоятельствами жизни;

— в атмосфере психического беспокойства и тревоги;

— в сильной степени эмоционального возбуждения;

— в учащении агрессивно-враждебных столкновений в рамках межличностных отношений;

— в усилении отклоняющегося или криминального поведения;

— в потребности в «охоте на ведьм», т.е. в поисках виновного;

— в преобладании деструктивного состоянии психики над конструктивным.

Ситуации социальной напряженности могут иметь место на макро-, мезо- и микроуровнях. Макроуровень — это масштаб общества, в условиях России, например, это или вся страна, или какая-либо ее часть (субъект федерации). Мезоуровень — это общность какой-то относительно некрупной административной единицы, небольшой территории — города, поселка городского типа или села (деревни). Микроуровень — это предельно малая общность, например, небольшой производственный коллектив, семья, неформальная группа.

Если экстремальные ситуации — это факторы внешней среды с пролонгированным эффектом (последействием); оказывающие сильнейшее воздействие на человека, способные повлечь за собой личностную катастрофу, то ситуация социальной напряженности — это факторы среды, сравнительно слабо воздействующие на человека, однако способные порождать психическую или психологическую травму [16, c. 146].

К ситуациям социальной напряженности можно отнести:

— длительное психическое напряжение, вызвавшее усталость или атрофию системы адаптации человека. Это ситуации, например, когда долго сохраняются разорванный темп работы и жизни;

— повышенную ответственность с постепенно развивающимся ощущением внутренней тревожности;

— ситуации с преобладающим пониженным настроением, вызывающие у человека чувство острого недовольства собой;

— ситуации, когда систематически не удовлетворяются базовые жизненные потребности (в пище, одежде, жилище и др.), а также потребности более высокого порядка;

— острую агрессивно-враждебную направленность межличностного взаимодействия и взаимоотношений.

Источники социальной напряженности имеют и внутриличностную природу.

Общие социально-экономические источники социальной напряженности:

— безработица;

— рост цен;

— высокие налоги;

— рост стоимости жизни;

— рост преступности;

— невозможность получить квалифицированное образование, медицинское обслуживание и социальное обеспечение.

Внутриличностные источники социальной напряженности:

— негативные акцентуации характера;

— некомпетентные коммуникации.

Ситуации социальной напряженности могут отличаться длительностью психологического воздействия на человека.

Быстропреходящая ситуация — характеризуется внезапным возникновением (фактор внезапности) и относительно кратким воздействием. От субъекта требуется оперативно воспринимать и осмысливать обстановку, принимать решения в условиях, когда она быстро изменяется.

В напряженной ситуации выраженной неопределенности субъект поставлен в условия, когда он должен выбирать одно из нескольких, и нередко более или менее равнозначных решений. Это также ситуации с определенным риском.

Длительная ситуация социальной напряженности оказывает: изматывающее, изнуряющее воздействие на индивида, ослабляет мотивацию к сопротивлению, рождает состояние безысходности.

Политические, экономические и особенно социальные процессы в России периода 1991-2000 гг. характеризовались высокой степенью социальной напряженности. Ее источники можно определить следующим образом:

— произошел развал СССР — мощнейшей в мире ядерной державы на фоне ее экономической отсталости и бедности. Оказались разрушенными долголетние производственные, а также, межсемейные и межличностные связи;

— административно-командная система экономики была разрушена;

— промышленность России во всех своих отраслях — как добывающих, так и обрабатывающих, будучи неконкурентноспособной на мировом уровне, прежде всего из-за технической отсталости, переживала состояние упадка, фактического развала, хаоса;

— страна подверглась массированной товарной интервенции со стороны развитых государств мира и тем доведена до уровня фактической от них зависимости, т.е. до потери экономической самостоятельности;

— велись непрерывные эксперименты с политическим устройством Российского государства (президентство, вице-президентство, губернаторство и др.) при резком ослаблении роли государства как политической реальности;

— вся система выборности законода

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Совершенствование организации системы профилактики социальной напряженности как фактора дестабилизации муниципальной среды управления". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 609

Другие дипломные работы по специальности "Физкультура и спорт":

Формирование здорового образа жизни школьников девятого класса на уроках физической культуры

Смотреть работу >>

Физическая культура в общекультурной и профессиональной подготовке студентов

Смотреть работу >>

Характеристика показателей сердечно-сосудистой системы и мышечной силы кисти у детей 11-14 лет, занимающихся дзюдо в ДЮЦ "Атлет"

Смотреть работу >>

Динамика показателей артериального давления и частоты сердечных сокращений у детей 7-11 лет, занимающихся спортивными бальными танцами

Смотреть работу >>

Разработка бизнес-плана создания предприятия гостиничного комплекса

Смотреть работу >>