Дипломная работа на тему "Привлечение иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ - 3"

ГлавнаяФинансы → Привлечение иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ - 3




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Привлечение иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ - 3":


Содержание

Введение…………………………………………………………………..……….3
Глава 1. Нефтегазовая отрасль российского ТЭК как сфера инвестиционной деятельности
1.1 Роль ТЭК в экономике России…………………………..……………….…5
1.2 Пути развития нефтегазовой отрасли российского ТЭК……….………..13
1.3 Роль иностранного капитала в развитии ТЭК России……….…………..19
Глава 2. Эволюция принципов государственного регулирования привлечения иностранного капитала в РФ и нефтегазовый сектор российской экономики
2.1 Значение нефтегазового комплекса для страны………………….……….25
Начало дипломной работы на тему "Привлечение иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ" - кликайте эту ссылку и перейдете к началу готовой дипломной работы.
2.2 Эволюции государственного регулирования за период с 1970 по 1990 годы……………………………………………………………………………….28
2.3 Особенности государственного регулирования привлечения иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ……………………………………………32
Глава 3. Перспективы роста роли ТЭК на мировых рынках энергоресурсов и влияние санкций на иностранный капитал в сфере ТЭК РФ
3.1 Конкурентные преимущества и потенциальные преимущества российского ТЭК на мировом рынке. Государственная поддержка отрасли……………………………………………..………………………..……37
Продолжение дипломной работы на тему "Привлечение иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ-2" - кликайте эту ссылку и перейдете к продолжению готовой дипломной работы.
3.2 Перспективы привлечения иностранных инвестиций для модернизации ТЭК в РФ…………………………………………………………………………45
3.3 Роли гос. регулирования отрасли в новых условиях хозяйствования. Как помочь нашему ТЭКу в условиях санкций? Что происходит в сфере налогового рег. отрасли? Как будем замещать иностранцев в шельфовой добыче и других high-tech сегментах?...............................................................47
Заключение……………………………………………………………………….57
Список литературы………………………………………………………………59

3.2 Перспективы привлечения иностранных инвестиций для модернизации ТЭК в РФ

Помимо внесения в санкционный список трех банков, США объявили, что останавливают экспорт в Россию определенных товаров и технологий для нужд энергетического сектора. Речь идет о технологиях для глубоководного бурения, разработки сланцевой нефти и освоения арктического шельфа, уточняет Platts со ссылкой на анонимного представителя администрации США. В этом вопросе США действуют в тандеме с Евросоюзом, который во вторник объявил об аналогичной мере. Запрет на поставки такого оборудования не повлияет на текущую нефтедобычу в России, но, по словам одного чиновника, окажет кумулятивное воздействие на освоение будущих месторождений.
От этой меры, в первую очередь, пострадают «Роснефть» и «Газпром»: им западные технологии нужны для добычи на арктическом шельфе, считают эксперты. Под угрозой окажутся проекты по разработке трудноизвлекаемых запасов и сланцевой нефти.
В случае санкций суммарная добыча нефти в России может снизиться на 5–10%, или на 26–52 млн т в год, подсчитал исполнительный директор кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково» Николай Грачев.
Представители «Роснефти» и «Газпрома» сообщили РБК, что информацию о санкциях не комментируют, пока полностью не будет ясен их характер.
По данным Минэнерго и Минпромторга, 25% оборудования, используемого в нефтегазовой отрасли, приобретается российскими компаниями за рубежом. Еврокомиссия, как писала The Financial Times, может ограничить его экспорт в рамках запрета на поставку в Россию «особо важных технологий». По подсчетам FT, европейские производители и поставщики потеряют от запрета не более 150 млн евро в год. Россия ощутит негативные последствия от санкций по прошествии нескольких лет.
Прецеденты с ограничением доступа к американскому оборудованию уже есть: как выяснил РБК, еще в мае в Halliburton известила компанию «Газпром бурение» о «приостановке отношений». Причиной стало то, что российская компания на 100% принадлежит оказавшемуся под американскими санкциями Аркадию Ротенбергу.
Хорошая новость, что срок действия санкций потенциально может быть ограничен тремя месяцами, считает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. По его мнению, если бы они были приняты бессрочно, у России не было бы шанса снять их, так как не удалось бы добиться консенсуса. «Как ни занимайся импортозамещением, как ни сотрудничай с Индией и Китаем, передовые технологии находятся на Западе или в странах под сильным западным влиянием, например Израиле или Сингапуре», – говорит он [21].
Международное рейтинговое агентство S&P считает, что западные санкции не повлияли и на операционные показатели российских компаний. «Даже для компаний нефтяного сектора, в отношении которых также действует запрет на поставки технологий, непосредственный краткосрочный эффект санкций ограничен. Российские операторы розничных сетей также, скорее всего, смогут справиться с влиянием ответных санкций на их деятельность», - говорится в сообщении S&P. На прошлой неделе агентство заявило, что энергетические санкции США и ЕС не окажут существенного влияния на российский ТЭК. Россия обладает большими запасами углеводородов, добываемых традиционными способами, а львиная доля нефтегазовых проектов, в которых требуется использование новейших методов добычи сырья, находится лишь в зачаточной стадии, поясняли они [22].
Западные санкции пока не оказали влияния на российский бизнес, в том числе в ТЭК, но в долгосрочной перспективе санкции могут оказать негативное влияние, считает министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.
"Негативный эффект от санкций по этим направлениям пока не столь заметен, но в долгосрочной перспективе он может проявиться - примерно к 2018 году. Именно на этот период запланирован ввод в эксплуатацию нескольких крупных месторождений", - приводятся в сообщении пресс-службы общественного совета Минприроды слова С.Донского.
На прошедшей неделе в Минприроды состоялось совещание о влиянии секторальных санкций на отрасли, курируемые ведомством.
Так, участники совещания отметили, что из-за санкций на сегодняшний день отечественные недропользователи испытывают наибольшие трудности в сфере привлечения кредитов для развития бизнеса. Тем не менее, изменение ситуации с заемным финансированием не должно привести к торможению уже действующих проектов, которые продолжают генерировать достаточно мощные денежные потоки, говорится в сообщении.
"Изменение ситуации по привлечению финансирования компаниями-недропользователями, вызванное введением экономических санкций, не должно сказаться на сроках реализации уже запущенных нефтегазовых проектов", - заверяет С.Донской.
Также недропользователи обеспокоены ограничением по использованию западных технологий в области современных методов бурения, разработки арктических месторождений и сланцевых запасов.
Поддержкой российских недропользователей в текущих условиях С.Донской считает необходимость актуализации лицензионных обязательств (корректировка условий лицензии и приведение их к единым стандартам).
"Учитывая объективные сложности, которые испытывают сегодня отечественные нефтегазовые компании, мы предлагаем перенести из лицензионных обязательств в проектную документацию требования, которые касаются, например, объемов добычи полезных ископаемых, видов и сроков геологоразведочных работ. Это позволит не только скорректировать обязательства компаний в соответствии с текущей ситуацией, но и выйти на новый уровень управления всей системой лицензирования", - считает С.Донской.
Ранее он сообщил, что в ведомство уже поступили заявки от недропользователей с просьбой пересмотреть условия около сотни лицензий, в том числе НК "Роснефть" просит пересмотреть условия по порядка 60 лицензий.
Также для снижения рисков негативных последствий от введенных санкций, необходимо в ближайшие годы наладить производство отечественных программных продуктов в сфере обработки и интерпретации геолого-геофизических данных, не уступающих западным аналогам по уровню функциональности. С.Донской подчеркнул, что для эффективного решения этого вопроса необходимо максимально тесное межведомственное взаимодействие, и поручил профильному департаменту министерства в ближайшее время провести специальное совещание по этой проблеме с участием представителей Минкомсвязи России [23].

3.3 Роли гос. регулирования отрасли в новых условиях хозяйствования. Как помочь нашему ТЭКу в условиях санкций? Что происходит в сфере налогового рег. отрасли? Как будем замещать иностранцев в шельфовой добыче и других high-tech сегментах?

«2013 год стал для России рекордным по объему добычи нефти. По данным на январь 2014 г., он составил 523,2 миллиона тонн. Добыча «черного золота» вышла на объемы, которых исторически не было с 90-х годов. Стимулируют развитие отрасли в целом и законодательные решения», - сказал президент России В. Путин в своем выступлении в начале 2014 года. [36].
В последнее время наблюдается повышение глобальной конкуренции в энергетике. В этих условиях всем нам стоит уменьшать степень политизированности проблемы обеспечения энергоресурсами и позволить участникам рынка самим решать вопрос выбора контрагентов и партнеров. Задача руководства государства – создать все необходимые условия для такой работы. В то же время не следует недооценивать факторы регулирования как энергетических, так и смежных рынков. Их устойчивое развитие напрямую зависит от прозрачности ценообразования, эффективной денежно-кредитной политики, гармонизации налоговой среды, причем в самых разных регионах и странах мира. Большинство крупнейших проектов в энергетике рассчитаны на десятилетия и являются очень капиталоемкими, что требует предсказуемости условий ведения бизнеса.
Сегодня наш топливно-энергетический комплекс выходит на новый этап своего развития, связанный с разработкой новых типов ресурсов – на шельфе, высоковязких и сланцевых нефтей, добычей в полярных широтах. Развитие отрасли также связано с новыми проектами на Востоке, в Арктике. Объем новых ресурсов очень большой, если не сказать колоссальный.
Важность восточного вектора развития уже была подчеркнута в моем ежегодном Послании Федеральному собранию в 2013 г. Разворот России к Тихому океану, динамичное развитие всех наших восточных территорий не только откроет нам новые возможности в экономике, новые горизонты, но и даст дополнительные инструменты для проведения активной внешней политики. Это наш национальный приоритет на весь XXI век. Задачи, которые предстоит решить, беспрецедентны по масштабу, а значит, и наши шаги должны быть нестандартными.
Развитие ТЭК напрямую связано с модернизацией смежных отраслей промышленности. Наши компании заинтересованы в качественной, современной морской технике для геологоразведки и добычи углеводородного сырья, в том числе на шельфе, в очень сложных погодных условиях. Было бы правильно наладить более тесное взаимодействие между «Объединенной судостроительной корпорацией», «Газпромом», «Роснефтью», другими нашими национальными добывающими компаниями для того, чтобы сформировать четкий план действий по созданию необходимой морской техники и оборудования.
Российская Федерация обладает наиболее обширной перспективной в нефтегазоносном отношении морской периферией, освоение которой должно стать драйвером роста доходов государства как за счёт прямых налоговых поступлений от прироста добычи нефти и газа, так и от мультипликативного эффекта в смежных отраслях. Это отмечалось и на последнем заседании Комиссии при Президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности. Развитие российского континентального шельфа – это крупный и структурно сложный проект. Для его реализации необходимо синхронизировать действия по лицензированию шельфа, по повышению его инвестиционной привлекательности, формированию необходимых мощностей российских компаний.
Глобально роль газа будет увеличиваться, и в долгосрочной перспективе доля газа в мировом энергобалансе приблизится и, возможно, даже превысит долю нефти и угля. Это связано с возрастающей ролью газа в электрогенерации, высокой динамикой электропотребления, ростом использования газа, в том числе в форме СПГ.
Огромную роль в отечественной экономике играет энергетический комплекс. В частности, по данным Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», сегодня в стране строится девять блоков атомных станций. В дополнение к ним осуществляются международные коммерческие проекты. Мы активно работаем с нашими партнерами в Китайской Народной Республике, в Индии, в других странах, где строим, успешно реализуем очень крупные проекты в сфере атомной энергетики. Все наши проекты в этой сфере построены на так называемых «постфукусимских» принципах, то есть на принципах повышенной безопасности.
Кроме того, на территории Российской Федерации мы реализуем ряд проектов в области гидроэнергетики, что позволяет нам значительную часть электроэнергии экспортировать в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. И мы планируем наращивать эти усилия [36].
К концу 2014 года мы видим, что ситуация в ТЭК ухудшается «благодаря санкциям, падению цен на нефть и т.п.».
В июне 2014 года Президент "Роснефти" Игорь Сечин [37] предложил НЭП в нефтегазовой сфере в условиях санкций Запада. В частности, речь идет об ускоренном распределении новых месторождений ДФО, либерализации экспорта газа и снижении тарифов монополий в регионе.
Рыночная ситуация, в целом, благоприятна для отечественных нефтяников, считает И.Сечин – государственные резервы "черного золота" в ЕС покроют лишь пять месяцев поставок из РФ, а в Америке – полгода. Альтернативное ближневосточное топливо увеличит затраты потребителей.
Как передает газета, "Роснефть" заключила долгосрочные контракты и тем самым обезопасила себя от рисков, однако возможны проблемы другого рода: НК покупает европейскую, американскую (6%) и канадскую технику. И.Сечин подчеркнул, что в настоящее время нет срыва поставок, однако нельзя исключить, что США и ЕС могут запретить поставки технологий для российского ТЭКа.
Глава нефтекомпании предупреждает, что Запад может также начать действия по снижению цен на сырье и нефтепродукты, поэтому в отрасли необходимы методы НЭП. В частности, он заявляет о необходимости быстрого распределения дальневосточных и восточносибирских участков с нефтью среди обществ, "мажоритарные акционеры которых являются российскими юридическими или физическими лицами"; предоставлении независимым газопроизводителям права на экспорт в государства АТР; расширении ВСТО.
Чтобы снизить транспортные тарифы, предлагается использовать в качестве источника финансирования расширения ВСТО накопления ПФ. Упоминается возможная допэмиссия бумаг "Транснефти" в пользу нефтяных компаний. При этом нужно создать "газовый хаб" во Владивостоке, и его цены должны стать ориентиром для спотовых поставок и срочных договоров, считает И.Сечин.
Как выжить в условиях санкций? И как стимулировать ТЭК к разработке трудно извлекаемых запасов? - главные темы, раскрытые на конференции «Нефтегаз. Западная Сибирь 2014», прошедшей 29 октября 2014 года. Однозначный ответ на эти вопросы - снизить налоговое бремя нефтегазодобытчиков. Сегодня таможенные пошлины и налог на добычу полезных ископаемых составляют до 70 процентов от прибыли предприятий ТЭКа.
Алексей Конторович, научный руководитель института нефтегазовой геологии и геофизики: «При подобном налоговом бремени нефтегазовый комплекс развиваться не будет. Надо думать, чтобы это налоговое бремя ослабить и, вообще, изменить философию законодательства» [37].
Ещё одна перспектива, необходимая для развития ТЭКа - повышение эффективности законодательства. В том числе, в части борьбы с коррупцией.
Владимир Борисов, президент Тюменской ассоциации нефтегазосервисных компаний: «Цифра, которую назвал заместитель председателя правительства, курирующего ТЭК - в 8-10 раз выросла себестоимость тонны нефти за 10 лет. Ну, это же прямой откат, мы же понимаем. Вот, надо признаться, что идёт, всё идёт не так, и надо переделать это» [37].
Главным плюсом нынешней геополитической и экономической ситуации представители ТЭКа считают возрождение производства отечественного оборудования.
Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев считает, что в условиях западных санкций России необходимо сконцентрироваться на декриминализации и повышении прозрачности отношений в сфере топливно-энергетического комплекса.
В условиях применения Западом санкций против России значение этой стратегической отрасли (топливно-энергетического комплекса) в нашей экономике возрастает, - заявил он на выездном совещании с полпредом президента РФ в Сибирском федеральном округе Николаем Рогожкиным. - На первый план выходят вопросы повышения ее эффективности и декриминализации деятельности за счет повышения прозрачности экономических отношений.
«Несмотря на развитую энергетическую сеть и значительный потенциал ТЭК, в округе сохраняются угрозы экономической и энергетической безопасности, - констатировал секретарь Совбеза. - Для их нейтрализации необходимо решить несколько трудных задач». В частности, нужно повысить качество стратегического планирования в сфере развития электроэнергетики. «Федеральным законом о стратегическом планировании в России предусмотрен механизм увязки ведомственных и корпоративных интересов при решении стратегических задач развития экономики страны и отдельных территорий. Этот механизм нужно использовать», - подчеркнул Патрушев [38].
Он также отметил необходимость проработки пути решения проблемы слабой межсистемной связи между энергоизбыточной восточной и энергодефицитной западной частями Объединенной энергосистемы Сибири. «Именно по этой причине ряд субъектов округа испытывают дефицит электроэнергии, - заметил секретарь Совбеза. - Особенно остро данный дефицит ощущается в Республике Алтай и Республике Тува» [38].
Также, по словам Патрушева, нужно более четко планировать работу субъектов экономической деятельности в сфере ТЭК с потенциальными инвесторами, а также с Минэнерго РФ. Кроме того, существенной проблемой для СФО остается слабая реализация региональных программ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности. Одной из значимых мер для ее решения должно стать широкое замещение электростанций, работающих на дорогом дизельном топливе, возобновляемыми энергоэффективными источниками энергии малой гидроэнергетики, солнечными коллекторами, ветряными электростанциями, электроустановками, работающими на биогазе.
«Это перспективное, инновационное направление развития энергетики. Однако работа по продвижению новых технологий идет пока медленно. В Сибири сотни поселков до сих пор обеспечиваются электроэнергией от локальных дизельных источников, - подчеркнул Патрушев. - Полагаю, что Министерству энергетики России необходимо более тесно взаимодействовать с субъектами округа по решению данных задач» [38].
Учитывая, что экономика России имеет сырьевую направленность, а доходная часть бюджетов формируется в основном за счет налоговых платежей хозяйствующих субъектов, осуществляющих свою деятельность в сфере ТЭК, преобразования в этой сфере являются, на наш взгляд, ключевым фактором вывода страны из кризиса. Поэтому в первую очередь необходимо совершенствовать налоговое регулирование в сфере ТЭК [39].
Минфин России прогнозирует [40] в ближайшем десятилетии сокращение нефтегазовых доходов бюджета на 3,5-4% ВВП, причем по НДПИ – около 2,5%, по экспортным пошлинам – 1-1,2%. Это неизбежно приведет (собственно, уже привело, поскольку бюджеты, как мы наблюдаем, утверждаются с дефицитом) к снижению расходов. По мнению Минфина, сокращение расходов может привести к положительным результатам – повышению эффективности этих самых расходов. Уповать на сохранение тенденции непрерывного роста цен на нефть и быструю добычу нефти, которые совсем недавно были локомотивом роста экономики страны, чиновники не советуют. Более того, готовиться надо к тому, что доля нефтегазового сектора в ВВП сократится с 25% до 14%. При этом прогнозируется, что рост нефтедобычи обеспечат новые месторождения Восточной Сибири, для которых действуют налоговые льготы.
Естественно, в регионах также сократились нефтегазовые доходы. Изменилась структура доходов – главным источником доходов стал НДФЛ. Причем больше всего сократились налоговые и неналоговые доходы (в среднем на 13,6%) далеко не бедных регионов – Вологодской, Челябинской, Кемеровской, Белгородской и Тюменской областей, Пермского края.
В связи с такими тенденциями необходимо решать вопрос о том, какой должна быть налоговая система, насколько она сегодня адаптирована к пессимистическим прогнозам Минфина. Необходимо определиться, в каком направлении осуществлять налоговое регулирование в сфере ТЭК: повышать налоги или нет; если повышать налоги, то какие и насколько; какие налоговые льготы предоставлять и кому; как повысить собираемость налогов, уплачиваемых хозяйствующими субъектами, которые осуществляют свою деятельность в сфере ТЭК; как предупредить налоговые правонарушения в сфере ТЭК и т.д. На государственном уровне необходимо определиться, какие цели налоговой политики в сфере ТЭК при таких пессимистических прогнозах являются первоочередными – фискальные (направленные на повышение уровня собираемости налогов, в том числе с помощью принудительных мер с целью своевременного и полного формирования бюджетов) или экономические (направленные на стимулирование деловой активности в сфере ТЭК, на привлечение инвестиций). И в зависимости от этих целей вносить те или иные изменения в действующую систему налогообложения.
Минфин сегодня придерживается [41] того, что изменение налоговой системы в нынешних условиях неизбежно, однако это пока не связывают с повышением налогов. Представители Администрации Президента озвучивают такой тезис: налоги повышать не обязательно; главное – обеспечить добросовестное исполнение налогоплательщиками своих налоговых обязательств, «а это легче делать, когда налоги ниже, а не выше». Однако представляется, что обеспечение добросовестного исполнения налогоплательщиками своих налоговых обязательств, повышение уровня собираемости налогов – это одна из основных функций не только налоговых органов, и не только в условиях кризиса. И это зависит не только (и не столько) от того, насколько высоки налоги. Уровень собираемости налогов зависит и от качества налогового администрирования, от силы давления контрольных органов на бизнес, особенно в условиях кризиса.
Волнует отсутствие единого подхода к нынешним проблемам в сфере ТЭК у Минфина, Минэкономразвития и других госструктур. Эти структуры не могут решить, какой должна быть налоговая система в условиях сокращения нефтегазовых доходов в бюджет, насколько она будет зависеть от цен на нефть. Как известно, сверстаны два сценария развития событий:
- пессимистический: по НДПИ – низкие цены на нефть (58 долларов США за баррель в 2010 году, чуть более 72 долларов США за баррель, сокращение доходов бюджета от НДПИ за 10 лет в 2,25 раза до 0,8% ВВП; по экспортной пошлине на нефть – падение доходов в 1,7 раза до 1,9 ВВП;
- оптимистический: по НДПИ – высокие цены (69 и 108,2 долларов США соответственно), сокращение доходов в 3,5 раза до 0,6% ВВП; по экспортной пошлине – падение доходов в 1,9 раза до 2,1% ВВП.
Как видим, в основе развития событий по тому или иному сценарию лежат цены на нефть, и оптимистический сценарий также предусматривает сокращение нефтяных доходов.
Вспомним, что основным фактором оживления экономической активности в России после кризиса 1998 года стало повышение цен на углеводородное сырье. Специалисты [42] пришли к выводу, что Россия добивалась темпов роста ВВП свыше 5 % только тогда, когда повышались цены на нефть. Рост среднегодовой цены сырой нефти марки Urals в период с 1998 г. по 2000 г. (с $ 10,3 до $ 24 за баррель) способствовал стабильному росту экономики, но стоило в 2001 – 2002 годах ценам зафиксироваться на уровне $ 20,9-21, как рост ВВП России по сравнению с ожидаемым сократился (5 вместо 5,1 % в 2001 году и 4,3 вместо 5,2 % в 2002 году). 2003-й год принес средний годовой рост цен на Urals до $ 27,2 за баррель, что позволило констатировать «уверенный» рост экономики России. Таким образом, также как дефолт 1998 года стал результатом снижения цен на нефть, так и нынешний кризис в экономике России связан с падением цен на нефть на мировых рынках.
Сегодня уже никто не спорит с тем, что с достижением отметки $50 за баррель замедляется рост экономики, складывается потребность в существенных изменениях в структуре экономики. Ситуация усугубляется и тем, что в отличие от развитых европейских стран технологическая, экономическая и финансовая инфраструктура не приспособлена для демпфирования подобных ценовых всплесков. По мнению специалистов, в России отсутствуют эффективные механизмы межотраслевого перелива капитала, существуют проблемы для внедрения инноваций и энергосберегающих технологий, требует развития и современная финансовая система. Соответственно, последствия для экономики от резкого роста цен на углеводородное сырье являются болезненными в настоящее время и, как минимум, в ближайшей перспективе будут таковыми оставаться.
Действующая схема взимания НДПИ в значительной мере обосновывалась необходимостью борьбы с трансфертным ценообразованием. Тем не менее, проблема трансфертного ценообразования по-прежнему актуальна, и на одном из недавних заседаний Правительства РФ обсуждались вопросы повышения эффективности применения ст.20 и ст.40 Налогового кодекса. По-прежнему в нефтяной отрасли имеются несколько типов цен: внешнего рынка, внутрикорпоративные и цены внутреннего рынка (их еще называют квазирыночными ценами), от этого надо уходить. Организации нефтяной отрасли функционируют преимущественно в рамках вертикально интегрированных компаний. В силу этого отличаются низкой степенью прозрачности. Ценовая политика нефтяных компаний искусственно формирует на региональных рынках сырой нефти требуемые цены. Трансфертные цены, применяемые вертикально интегрированными нефтяными компаниями при внутриструктурных сделках по торговле нефтью и нефтепродуктами на внутрироссийском рынке, существенно занижаются по сравнению с ценами по сделкам, заключенным на свободном рынке. Таким образом, одной из первоочередных задач в сфере налогообложения ТЭК является решение проблем в области ценообразования.
Во – вторых, сегодня, как, впрочем, и в дни кризиса 1998 года, актуальным является следующий вопрос налогообложения доходов хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в сфере ТЭК: сохранить дифференцированное налогообложение доходов от добычи нефти или ввести так называемый налог на добавочный (дополнительный) доход (НДД). Нельзя не согласиться с тем, что введение НДД будет означать переход к рентному налогообложению в сфере природопользования, к полной оплате природопользователями получаемых природных преимуществ. По расчетам Минфина, нефть становится прибыльной уже при цене $ 10-11 за баррель, так что с нефтяников, как полагают, можно было бы брать еще больше. Усиление налогового бремени на нефтяные компании вряд ли сильно скажется на их прибыльности – все они сегодня рентабельны.
НДД от добычи жидкоуглеводородного сырья предлагали ввести еще в начале XXI века известные экономисты С.Ю.Глазьев и С.А.Прощин, в то время депутаты Государственной Думы, в сотрудничестве с российскими учеными и специалистами. В частности, введение НДД как рентного налога обосновывалось следующим [42]:
- в виде НДД изымается часть доходов от добычи нефти после возмещения всех понесенных на разработку проекта затрат (природную ренту) по каждому конкретному лицензионному участку;
- НДД возникает при достижении простой окупаемости затрат на добычу нефти, когда отношение накопленных доходов и накопленных расходов по проекту (Р-фактор) принимает значение «1». По мере роста Р-фактора ставка НДД прогрессивно возрастает и достигает 60% при значениях Р-фактора более «2».
НДД, по мнению специалистов, предлагающих введение этого налога, имеет ряд достаточно явно выраженных преимуществ по сравнению с действующей в России системой налогообложения (НДПИ). Во-первых, то, что автоматизм расчета данного налога существенно повысит его объективность. НДД учитывает горно-геологические и экономические условия добычи углеводородов, так как напрямую будет связан с показателями прибыльности месторождения (дополнительным доходом и Р-фактором). Во-вторых, НДД будет стимулировать привлечение инвестиций в освоение новых месторождений (нулевой налог в первые годы добычи, когда осуществляются основные капиталовложения). В-третьих, НДД учитывает изменение условий добычи в процессе эксплуатации месторождения, т.е. его истощение (по мере истощения месторождения налог снижается). В-четвертых, НДД реагирует на изменение внешних экономических условий производства – мировых цен (чем ниже цены реализации, тем ниже налог, и наоборот). В-пятых, НДД позволяет достаточно точно прогнозировать эффективность инвестиционных проектов, поскольку является расчетной величиной (изменение же акциза фактически трудно предсказуемо).
Законопроект об НДД начала XXI века предусматривал применение НДД как к новым, так и к старым лицензионным участкам, поскольку по большинству месторождений России лицензии уже выданы, а многие из тех, по которым не выданы, фактически неэффективны. Исключение из сферы действия НДД старых участков может свести данный налог фактически к нулю. Предполагалось ведение раздельного учета доходов и расходов по каждому лицензионному участку в целях предотвращения возможности ухода от налогов путем объединения налогоплательщиками лицензионных участков при определении налоговых обязательств. В противном случае доходы от разработки действующих участков, принадлежащих компании, могут бесконечно компенсироваться ее инвестициями в новые месторождения, уводя от налогообложения реально получаемые сверхдоходы.
В то время, согласно заключению министра финансов, введение НДД было нецелесообразно по причинам формального, но не концептуального характера.
Нынешние предложения по НДД, как представляется, до конца не разработаны. Об этом свидетельствует то, что у Минфина и Минэнерго сложились разные подходы к НДД: Минфин считает, что НДД может быть введен только в отношении новых месторождений, а Минэнерго считает, что НДД может быть введен в отношении всех месторождений. Предлагаются и другие варианты внесения изменений в налогообложения ТЭК. Надежды на то, что с помощью НДД возможно стабилизировать доходы бюджета от нефтяного сектора, не разделяют нефтяники, которые считают, что НДД, как и любой налог на прибыль, стимулирует раздувание расходов.
Таким образом, в нынешних условиях сокращение нефтегазовых доходов неизбежно, прогнозы уполномоченных в сфере экономики и финансов госструктур на ближайшее десятилетие неутешительные, что настоятельно требует внесения в условия налогообложения в сфере ТЭК значимых изменений: первое – совершенствования системы ценообразования в сфере ТЭК, второе – пересмотр действующих в сфере ТЭК налогов.
На вопрос «Как будем замещать иностранцев в шельфовой добыче и других high-tech сегментах?» нет однозначного ответа. Этот процесс достаточно сложен и требует, как минимум, времени. «Модернизация без головы» всегда опасна, это известно из опыта централизованной компьютеризации отечественных вузов на рубеже 1980–1990-х годов. Вычислительные центры оснащались устаревшими ЭВМ, выпускники же вынуждены были переучиваться на современные поколения программных средств самостоятельно. Этот провал 15–20-летней давности затронул и наш геологический факультет. Студенты получали прекрасные фундаментальные знания по нефтегазовой геологии, в том числе благодаря научно-исследовательской работе на базе лабораторий образовавшегося в те годы Института проблем нефти и газа. Однако они испытывали трудности, когда приходилось моделировать схему разработки месторождения на импортных программных продуктах, тем более не могли разрабатывать собственные схемы.
Университету нефти и газа им. И.М. Губкина удалось преодолеть отставание в новых компьютерных технологиях, когда был создан Попечительский Совет и расширились полномочия вузовских подразделений, в том числе и в вопросах обновления материально-технической базы. Каждый факультет и многие кафедры переоснастили «железом» и лицензионными программными средствами, отвечающими специфике специальности и изучаемых дисциплин. Постоянно проводятся научно-методические семинары по техническому оснащению профилирующих кафедр с участием руководителей и ведущих специалистов нефтяных компаний в городе Москве и предприятий на местах. Появилась новая форма сотрудничества: практически все профилирующие кафедры по инженерно-технологическим специальностям в последние несколько лет были полностью переоснащены при спонсорской поддержке ведущих отечественных компаний — ОАО «Газпром», «Транснефть», «ЛУКОЙЛ», «Роснефть». В настоящее время у каждой из этих компаний есть своя «подшефная» кафедра в Губкинском университете. Здесь наряду с компьютерными технологиями всё больше используются учебные тренажёры, имитирующие процесс эксплуатации различных видов нефтегазопромыслового и трубопроводного оборудования, а также новый инструментарий для инженера-проектировщика. Сегодняшний выпускник РГУ нефти и газа, в отличие от своего коллеги двадцатилетней давности, не будет шокирован требованиями работодателей.

Выводы по главе 3:
К концу 2014 года мы видим, что ситуация в ТЭК ухудшается «благодаря» санкциям и падению цен на нефть. Хотя еще в начале 2014 года ситуация была достаточно благоприятной.
В июне 2014 года Президент "Роснефти" Игорь Сечин предложил НЭП в нефтегазовой сфере в условиях санкций Запада. В частности, он заявляет о необходимости быстрого распределения дальневосточных и восточносибирских участков с нефтью среди обществ, "мажоритарные акционеры которых являются российскими юридическими или физическими лицами"; предоставлении независимым газопроизводителям права на экспорт в государства АТР; расширении ВСТО.
Как выжить в условиях санкций? И как стимулировать ТЭК к разработке трудно извлекаемых запасов? - однозначный ответ на эти вопросы - снизить налоговое бремя нефтегазодобытчиков. Сегодня таможенные пошлины и налог на добычу полезных ископаемых составляют до 70 процентов от прибыли предприятий ТЭКа.
Учитывая, что экономика России имеет сырьевую направленность, а доходная часть бюджетов формируется в основном за счет налоговых платежей хозяйствующих субъектов, осуществляющих свою деятельность в сфере ТЭК, преобразования в этой сфере являются, на наш взгляд, ключевым фактором вывода страны из кризиса. Поэтому в первую очередь необходимо совершенствовать налоговое регулирование в сфере ТЭК.

Заключение

Мировой нефтяной кризис привел к радикальным изменениям политики большинства крупнейших корпораций мирового класса. Если несколько лет назад приоритетными направлениями были разведка и разработка новых месторождений нефти и газа, то на сегодняшний момент главной стратегической задачей стал выход на новые рынки сбыта.
ТЭК - важнейшая структурная составляющая экономики России, один из ключевых факторов роста производительности труда, жизнедеятельности производительных сил и населения страны. Он производит около 30% промышленной продукции России, оказывает существенное влияние на формирование бюджета страны, обеспечивает примерно 50% ее экспортного потенциала. Основные фонды ТЭК составляют третью часть производственных фондов страны.
Санкции США против компании "Роснефть" и независимого производителя газа НОВАТЭК не смогут существенно повлиять на их текущую деятельность, считает большинство опрошенных РИА Новости аналитиков. Владимир Путин и глава "Роснефти" Игорь Сечин заявили, что введение дополнительных ограничений против России приведет к ущербу для самих американских компаний.
Из-за падения цен на нефть некоторые крупные международные нефтяные проекты зависли или отменены.
к концу ноября – началу декабря 2014 года политическая и экономическая ситуация в целом по стране значительно ухудшилась (резкое снижение курса рубля, падение стоимости нефти, санкции). Поэтому о былой стабильности можно забыть на время очередного кризиса. В работе была рассмотрена ситуация с иностранными инвестициями в ТЭК России до появления кризиса декабря этого года. Отметим, что в складывающихся условиях многим планам по привлечению иностранных инвестиций в ТЭК России уже не реализоваться, разработанные ранее стратегии до 2020 и даже 2050 года «придется» пересматривать.
В июне 2014 года Президент "Роснефти" Игорь Сечин предложил НЭП в нефтегазовой сфере в условиях санкций Запада.
Учитывая, что экономика России имеет сырьевую направленность, а доходная часть бюджетов формируется в основном за счет налоговых платежей хозяйствующих субъектов, осуществляющих свою деятельность в сфере ТЭК, преобразования в этой сфере являются, на наш взгляд, ключевым фактором вывода страны из кризиса. Поэтому в первую очередь необходимо совершенствовать налоговое регулирование в сфере ТЭК.
Как выжить в условиях санкций? И как стимулировать ТЭК к разработке трудно извлекаемых запасов? - однозначный ответ на эти вопросы - снизить налоговое бремя нефтегазодобытчиков.
В нынешних условиях сокращение нефтегазовых доходов неизбежно, прогнозы уполномоченных в сфере экономики и финансов госструктур на ближайшее десятилетие неутешительные, что настоятельно требует внесения в условия налогообложения в сфере ТЭК значимых изменений: первое – совершенствования системы ценообразования в сфере ТЭК, второе – пересмотр действующих в сфере ТЭК налогов.

Список литературы

1. Родионова И.А. Экономическая география России. - М., 2010г.
2. В.И.Видяпин. Экономическая география России. М., 2011г.
3. Морозова Т.Г., Победина М.П., Шишов С.С. Экономическая география России.- М., 2011г.
4. Крюков В. Эволюционный подход к формированию системы государственного регулирования нефтегазового сектора. – Новосибирск, 2011.
5. BP Statistical review of world energy 2013 www.oil.ru - рынокнефти.
6. Международного энергетическое агентство, 2013
7. www.oilru.com
8. Швандер К.В. Анализ и прогноз конъюнктуры мировых товарных рынков в центральных банках // Деньги и кредит. - 2013. - № 2.
9. Хартуков Е.М. Цены нефтяного рынка: международные и внутренние аспекты // Нефтяное хозяйство. 2012.
10. Данников В. В. Холдинги в нефтегазовом бизнесе. Стратегия и управление. – М., 2012.
11. МОСКВА, 7 апреля – РИА «Новости»
12. Чернышев В.В. Торгово-экономические отношения России в современных условиях: учеб. пособие. - Москва, 2004.
13. Доклад об экономике России № 22 Неравномерный характер восстановления экономики // Экономическая политика. - 2010. - № 4.
14. Указ Президента Российской Федерации от 12.05.2009 № 537 «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.»
15. Н.А. Цветков «Российский нефтегазовый комплекс: международное инвестиционное сотрудничество»
16. International Energy Agency, World Energy Outlook. Paris. 2013. P. 113.
17. IEA Oil, Gas and Coal. Supply Outlook. Paris. 2013. P. 63.
18. МОСКВА, 17 июл — РИА Новости
19. Эксперт №47, 17 ноября. Эльдар Касаев «Мегапроект? Остановить!»
20. Концепция Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации (проект). - М.: Минрегионразвития РФ, 2011
21. Шамхалов Ф. Государство и экономика. Основы взаимодействия. М., 2012
22. Рогачева И.А., Храпов В.Е. Государство и природные ресурсы. – СПб., 2012.
23. Министерство промышленности и энергетики//www.minprom.gov.ru
24. СССР и страны мира в цифрах // su90.ru
25. Россия в цифрах. Электронные версии журналов за отдельные годы (с 1990 по 2013 годы // www.gks.ru
26. Стратегия развития атомной энергетики в первой половине XXI века. Одобрена Правительством Российской Федерации в 2000 году.
27. Вильсон Дж., Цапелик В.Е. Естественные монополии в России: история и перспективы развития системы регулирования // Вопросы экономики. –1995. -№11.
28. Макаренко B.П «Групповые интересы и властно-управленческий аппарат: методология исследований» - «Социс», 1997, №7.
29. Постановлением Правительства РФ «Об утверждении Положения о Министерстве энергетики Российской Федерации» от 12 октября 2000 г. № 777.
30. Лебедева Т.Я. «Основные направления привлечения инвестиций в н/г отрасль России». Москва 2012г.
31. Мировая экономика и международные экономические отношения, М., 2013.
32. Салыгин В., Воронцов Б. Международное энергетическое сотруд-ничество в АТР, М., 2013.
33. www.rbc.ru
34. Социально-экономическое положение России: 2013 год. - М.: Госкомстат России. - 2013. - № 12.
35. Эксперт 02 сен 2014 «Санкции бьют по бондам»
36. Задача государства – создать условия для работы ТЭК // russia-tek.com
37. Что ожидает российский ТЭК в условиях санкций? // yamal-region.tv/news
38. Патрушев: в условиях санкций РФ нужно сконцентрироваться на декриминализации в сфере ТЭК // itar-tass.com/politika
39. Медведева Н.Г. Основные направления налогового регулирования в сфере ТЭК на современном этапе. – М., 2014.
40. Выступление министра финансов Кудрина А. на конференции Академии народного хозяйства.
41. Кувшинова О., Письменная Е., Товкайло М., Стеркин Ф. «Налоги могут быть повышены. //Ведомости. – 25.01.2010. – №11 (2529).
42. Нормативно-правовые и общественно-политические проблемы рентоориентированного налогообложения природопользования в Российской Федерации - Официальный сервер Сергея Глазьева // www.glazev.ru

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Привлечение иностранного капитала в нефтегазовый сектор РФ - 3". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 796

Другие дипломные работы по специальности "Финансы":

Менеджмент и маркетинг в банковской сфере на примере банка АО «АльфаБанк»

Смотреть работу >>

Пути улучшения финансовых результатов деятельности предприятия ООО "Орбита"

Смотреть работу >>

Анализ финансового состояния предприятия

Смотреть работу >>

Контроль казначейства за целевым использованием бюджетных средств государственными предприятиями

Смотреть работу >>

Диверсификация производства с целью улучшения финансовых показателей предприятия

Смотреть работу >>