Дипломная работа на тему "Ценности-традиции и аксиологическая парадигма современности"

ГлавнаяФилософия → Ценности-традиции и аксиологическая парадигма современности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Ценности-традиции и аксиологическая парадигма современности":


Содержание

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СТАНОВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ ТЕОРИИ ЦЕННОСТЕЙ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

1.1 Категория «ценность» и её философский смысл в русле аксиологической парадигмы современности

1.2 Аксиологические идеи в западной философской традиции

ГЛАВА 2. КОНТУРЫ АКСИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ

2.1 Историко-философский дискурс аксиологической проблематики в русской философии

2.2 Критико-рефлексивный ан ализ современных отечественных аксиологических подходов и концепций

ГЛАВА 3. АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОСТИ

3.1 Современный ценностный кризис и поиск общечеловеческих ценностей

3.2 Традиционные и новые ценности в контексте аксиологической парадигмы современности

ВЫВОДЫ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Социокультурная ситуация в сегодняшней России – это время отрицания и переоценки прежних ценностей, поиска новых способов сохранения и трансляции культурного опыта, связанных с распадом традиционных и одновременно с возникновением новых ценностей. Новые социальные условия и соответствующая им конкретно-историческая ситуация обязывают вновь и вновь обращаться к осмыслению ценностной проблематики, как бы традиционно она ни звучала.

Человеком всегда и везде предпринимались попытки осмыслить и оценить окружающую действительность, понять самого себя и других людей, осознать и объяснить загадочное и неведомое, и именно так проявлялось ценностное отношение человека к миру. Проблема изучения ценностного мира людей всегда была и будет эпицентром философских споров и дискуссий. Ещё с глубокой древности человеком задавались вопросы, не потерявшие своей значимости и актуальности и поныне: Кто я, зачем пришел в мир, каково моё место в нём, каков смысл моей жизни, на основании каких ценностей я должен делать выбор своего жизненного пути, определить цели и смысл своей деятельности, выбрать средства их достижения?

Ценность – характерная черта человеческой жизни. На протяжении многих веков у людей вырабатывалась способность выделять в окружающем мире предметы и явления, которые отвечают их потребностям и к которым они относятся по-особому: ценят и оберегают их, ориентируются на них в своей жизнедеятельности. Будучи одним из ключевых понятий современной общественной мысли, понятие «ценность» используется в философии, социологии, психологии для обозначения объектов и явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе общественные идеалы и выступающих благодаря этому как эталон должного.

В настоящее время проблема ценностей приобретает непроходящее значение. Это объясняется тем, что процесс обновления всех сфер общественной жизни вызвал к жизни немало новых как положительных, так и отрицательных явлений. Развивающийся научно-технический прогресс, индустриализация и информатизация всех сфер современного общества – всё это порождает рост негативного отношения к истории, культуре, традициям и ведёт к девальвации ценностей в современном мире. В такие особые исторические моменты необходимым компонентом поддержания стабильности общества, началом взаимопонимания и взаимодействия людей выступают именно традиционные ценности.

Живя в современности, трудно ограничиться лишь одними традициями, многое в ценностях приходится переосмысливать и даже кардинально менять, либо создавать заново, или же заимствовать, поэтому сформированные традиционные ценности являются не мертвым бременем, а, напротив, постоянно обновляющимся достоянием культуры. Одновременное существование в аксиосфере традиционных и современных видов ценностей является закономерным, т. к. новаторство и традиции – две взаимосвязанные стороны развития культуры, характеризующие наличие в ней как устойчивых, так и противоречивых моментов. В силу этого весьма актуальной проблемой в философском знании является вопрос о динамике ценностей, вопрос об антиномии устойчивости и изменчивости в ценностной системе. Одним из терминов, отражающих сложное и противоречивое единство структуры и динамики ценностей, выступает понятие «аксиологическая парадигма современности».

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по нужной вам теме. Высококлассное написание дипломных проектов на заказ в Самаре и в других городах России.

В философских учениях, рассматривающих проблему человека, его сущность и предназначение, поднимались вопросы, связанные с ценностями – в античной философии (Сократом, Платоном, Аристотелем, стоиками, эпикурейцами), в средневековой философии (А. Августином, Тертуллианом), в философии Возрождения и Нового времени (Н. Кузанским, Дж. Локком, М. Монтенем, Э. Роттердамским), классической немецкой философии (И. Кантом, И.-Г. Фихте, Л. Фейербахом, К. Марксом), философии XX в. (М. Бубером, Ж.-П. Сартром, М. Хайдеггером, К. Ясперсом, К. Юнгом, Д. Дьюи, Фрейдом, Э. Фроммом, М. Шелером). Значительный пласт философской литературы посвящен проблеме разработки общетеоретических основ аксиологии – И. Кант, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, Г. Лотце, В. Виндельбанд, Г. Риккерт, Э. Гуссерль, М. Шелер, Н. Гартман, М. Вебер и др.

Для русской философии характерно ценностное содержание и огромный интерес к исследованию духовного мира человека. Русская религиозная философия внесла весомый вклад в исследование аксиологических проблем (Н. А. Бердяев, Ф. М. Достоевский, И. А. Ильин, Н. О. Лосский, В. С. Соловьёв, П. А. Флоренский, Г. В. Флоровский и др.). Рассматривая современную отечественную традицию изучения проблемы ценностей, следует отметить, что в советской гуманитарной литературе большое внимание аксиологическим вопросам стало уделяться с 60-х гг. ХХ в., однако в этот период в работах О. Г. Дробницкого, А. Г. Здравомыслова, М. К. Мамардашвили, Л. Н. Столовича, В. П. Тугаринова, В. А. Ядова и других обсуждение основных аксиологических проблем осуществлялось с позиций этики, эстетики, социальной психологии и педагогики.

Возрастание интереса на рубеже 80–90-х гг. ХХ в. к изучению ценностного мира объясняется потребностью в объективном анализе со стороны духовно-ценностного содержания происходящих в стране социокультурных перемен. Актуальность изучения аксиологических приоритетов общественных субъектов обусловила появление целого ряда глубоких многоаспектных культурологических и философских исследований проблемы ценностей. Г. П. Выжлецов исследует основные этапы становления аксиологии и духовные ценности с позиции субъектно-субъектных отношений. М. С. Каган разрабатывает философскую теорию ценностей и в её рамках концепцию ценностно-культурного подхода. Н. С. Розов обосновывает принципы конструктивной аксиологии. В. Б. Швырков предлагает космическое обоснование существования ценностей, смысла существования человека и человеческого разума с позиций системно-эволюционного подхода.

В последние годы проводится ряд эмпирических исследований, изучающих разносторонние аспекты аксиологических предпочтений, существующих в современном российском обществе под руководством Г. Г. Дилигенского, И. М. Клямкина, Б. Г. Капустина, А. А. Кара-Мурза, Н. И. Лапина, В. В. Лапкина, Ю. А. Левады, В. К. Левашова, А. С. Панарина, И. К. Пантина и др.

Немаловажное значение для философского осмысления традиционных и формирования новых ценностей имеют исследования, проводимые учёными Ростовской философской школы (Ю. Г. Волков, Г. В. Драч, В. Е. Давидович, Г. С. Денисова, Ю. А. Жданов, Е. В. Золотухина, Т. П. Матяш, И. В. Мостовая, М. Н. Радовель, Л. А. Штомпель, О. М. Штомпель, В. П. Яковлев и др.), рассматривающих культуру в русле деятельностного подхода.

Парадигмальный подход активно используется в работах В. Л. Алтухова, Г. Г. Дилигенского, Ю. А. Муравьёва, И. С. Утробина, Ю. В. Якимовича, но содержание понятия «культурная парадигма» мыслится как синоним понятия «культурологический подход» в различных областях социально-гуманитарного знания (в психологии, педагогике, лингвистике. Р. Костелянец, М. Липовецкий, В. Тюпа распространяют понятие «парадигма» на сферу искусства, другие известные исследователи (С. Г. Лавлинский, К. Завершинский, Н. С. Розов) считают, что существует аксиологическая парадигма исследования культуры. Л. В. Баева, М. А. Беляева и ряд других современных учёных обосновывают существование аксиологической парадигмы современности.

Проведённый мною анализ существующей литературы по теме данного исследования показал, что на современном этапе разнообразные аспекты ценностной проблематики в контексте аксиологической парадигмы современности активно разрабатываются во всех областях гуманитарного познания. В то же самое время исследования носят в основном эмпирический характер и осуществляются, как правило, с социологических, политологических, психологических, педагогических или других профессионально-ограниченных позиций. Существующая междисциплинарная разнородность в исследовании высвечивает только отдельные аспекты изучаемого явления. Это обстоятельство определило исследовательское поле работы, целью которой является изучение традиционных и новых ценностей в контексте аксиологической парадигмы современности.

Глава 1. СТАНОВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ ТЕОРИИ ЦЕННОСТЕЙ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

1.1 Категория «ценность» и её философский смысл в русле аксиологической парадигмы современности

аксиологический идея ценность философский

Ценностная проблематика является традиционно актуальной для философской рефлексии. Современный этап философского развития отмечен особым интересом к аксиологии, берущей на себя своеобразную функцию «интегратора» социогуманитарного знания – аксиологическая проблематика стала предметом ряда наук, так или иначе обращающихся к анализу специфики человека и человеческой деятельности, – антропологии, социологии, философии, политэкономии и др.

В этой связи возникает необходимость исследования основополагающих принципов мировоззренческого и логико-методологического характера, позволяющих рассматривать аксиологические вопросы современности. Одним из внешних факторов, определяющих тенденции развития ценностей, по мнению автора, является её культурная аура, её доминирующая культурная парадигма.

Долгое время термин «парадигма» не имел широкого распространения и стал активным в употреблении лишь после работы Томаса Куна «Структура научных революций». В дальнейшем понятие парадигмы получает устойчивую смысловую нагрузку как совокупность теоретических и методологических положений в качестве стандарта в тех или иных научных сообществах. Для Т. Куна парадигма – это модель, на основе которой возникает конкретная традиция научного мышления и которая, вместе с тем, носит более общий – культурный – характер. В последнее время понятия «парадигма», «культурная парадигма» довольно часто встречаются в социально-гуманитарных исследованиях, изучающих различные формы и явления культуры, особенно при рассмотрении её динамических механизмов.

Культурная парадигма – это своего рода социокультурная матрица, состоящая из упорядоченных, наиболее подвижных элементов культуры и включающая в себя совокупность общепризнанных на определенном историческом этапе предписаний для различных сфер человеческой деятельности, определяющих развитие этих сфер как частей целого культурного образования. В то же время данная матрица является не постоянной, а изменяющейся от эпохи к эпохе социокультурной переменной [5, с. 9]. Культурная парадигма, выступая в виде «развёрток» более крупных временных отрезков, всякий раз предлагает особые и обязательно ценностно-актуальные для конкретного исторического времени способы объективации, выражения главенствующих культурных смыслов в разных сферах человеческой деятельности.

Среди значительных признаков культурной парадигмы выделяют следующие:

-  объективность (подлинность, онтологичность);

-  конституитивность (способность лежать в основе в качестве некоего закона или правила, являться образцом, моделью самоорганизации);

-  коллективность (распространённость и актуальность для групп людей);

-  темпоральность (отнесённость к фиксированному конкретному историко-культурному времени);

-  репрезентативность (представленность в сознании членов общества всего, что значимо для действующих индивидов, объективная совокупность выразительных возможностей);

-  имманентность субъекту (слитность общекультурного стиля со своим субъектом);

-  связь социального, культурного и психологического субъектов в одну систему, выступающую основой социокультурного мира и являющуюся способом идентификации субъектов культуры) [31, с. 54].

Необходимо отметить, что во многих исследованиях, анализирующих культурную парадигму и её частные проявления (в науке, философии, искусстве, политике и т. д.), актуализируется вопрос о её структуре и особенностях функционирования. Опираясь на концепцию одного из лидеров современной постпозитивистской философии науки Т. Куна, а также на современные отечественные исследования (Н. Б. Бакач, Е. А. Покровская, Л. С. Перевозчикова) в области социально-гуманитарных наук, автор считает, что в список основных элементов культурной парадигмы включается следующее:

-  особая ценностная иерархия, система значимостей ценностей для решения жизненных задач субъекта культурной парадигмы (согласно концепции Т. Куна – ценности, задающие и нормы построения научного знания);

-  единый общий для всей эпохи символический ряд – набор «паролей» эпохи, набор ключевых слов и вещей, общий тип семиотических отношений (согласно концепции Т. Куна – символические обобщения, составляющие формальный аппарат и язык, характерный для данной научной дисциплины по Куну);

-  парадигмальные (прецедентные или репрезентативные) тексты, выступающие ведущим мифом эпохи («метафизические компоненты, определяющие наиболее фундаментальные теоретические и методологические принципы миропонимания – по Куну);

-  образ-идеал, выступающий для эпохи образцом стиля жизни (образцы по Куну);

-  субъект – творец и носитель культурной парадигмы (Кун в своих работах «Коперниканская революция» (1957 г.), «Структура научных революций» (1962 г.) рассматривает научное сообщество ученых, признающих одну и ту же парадигму);

-  общность жизни, судьбы, культурно-исторической миссии данного субъекта, которые находят своё выражение в ведущем типе отношений при решении общих смысложизненных задач;

-  наличие общей социокультурной эмоции, общего жизненного настроения;

-  самосознание субъекта культурной парадигмы, связанное с обретением самоидентичности, истинных смыслов своего социокультурного бытия;

-  «духовные лидеры» эпохи, так называемые великие люди своего времени, процесс самоидентификации которых изоморфен такому процессу в отношении всей эпохи. Это люди, которые дают эпохе возможность осознания себя, дают слова для самоназвания эпохи, формулируют и декларируют те смысложизненные задачи, способы решения которых являются стержнем культурной парадигмы [5, с. 14].

В исследованиях Н. Б. Бакач, Л. Канаевой и других описываются следующие функции культурной парадигмы:

-  интегрирующая функция (способность культурной парадигмы объединять общими целями, смыслами и способами решения жизненных проблем людей одной эпохи в единый социокультурный субъект; способность выступать фактором целостности культуры в единице культурного времени и пространства);

-  дифференцирующая функция, которая позволяет каждой конкретной культурной парадигме быть отличной от других;

-  рефлексивная функция (способность субъекта культурной парадигмы осуществлять самоанализ, оценку жизненного опыта предшествующих культурно-исторических эпох, выработку своего отношения к нему; способность к самосознанию);

-  новационно-креативная функция (способность субъекта культурной парадигмы к продуцированию нового в культуре или отрицанию и разрушению старого (что, по мнению Н. Бакач, может быть рассмотрено как своего рода инновационная деятельность)). Благодаря этой функции парадигма раскрывает новую перспективу развития системы;

-  когнитивная функция культурной парадигмы, позволяющая ей формировать общий для культурной эпохи стиль мышления, общий способ мировидения и миропознания. Парадигма формулирует оперативную идеологию (или систему верований);

-  аксиологическая функция (выработка в рамках одной культурной парадигмы своей ценностно-иерархической системы, своего типа нравственного сознания и поведения, а также оценочных структур). Парадигма фиксируется в духовных ценностях и институализированных формах и поэтому, как считает Л. Канаева, отражается в художественных идеалах и этико-религиозных представлениях, в государственной политике и типах хозяйствования, в нормативных кодексах и каналах коммуникаций в межличностных отношениях и стилях жизни;

-  конституирующая или регулятивно-нормативная функция (культурная парадигма задаёт, диктует ведущие модели жизненных задач, модели самосознания и поведения, мобилизует потенциальные возможности оргструктур). Способность качественно изменять характер внесистемных и внутрисистемных взаимодействий сообразно своим внутренним установкам;

-  стилеобразующая функция культурной парадигмы (способность формировать в рамках одной конкретной культурно-исторической эпохи свой уникальный стиль жизни или общекультурный стиль, который выражается в эмпирических социокультурных фактах и явлениях).

Поддерживая идею Н. С. Розова, обосновавшего правомерность использования «парадигм» не только в научном, но и в философском знании, автор рассматривает возможности применения парадигмальной методологии не только в культурологических, но и в аксиологических исследованиях [63, с. 56]. Некоторые исследователи (Р. Костелянец, М. Липовецкий, В. Тюпа и др.) распространяют это понятие на сферу искусства, другие известные исследователи (С. Г. Лавлинский, К. Завершинский, Н. С. Розов) считают, что существует аксиологическая парадигма исследования культуры, Л. В. Баева, М. А. Беляева и ряд других современных учёных обосновывают существование аксиологической парадигмы современности.

Необходимо отметить, что существует два, на первый взгляд, очень схожих понятия: аксиологическая парадигма современной культуры и аксиологическая парадигма исследования культуры. Как правило, в основе парадигм лежат специфические представления о природе культуры и ценностей. Но, в то же самое время, между данными дефинициями имеется и некоторое различие, обоснуем его далее.

Аксиологическая парадигма исследования культуры определяет направленность изысканий, задавая общие критерии понимания ценностей культуры и её строения, отбора фактов и их обобщение. Аксиологическая парадигма исследования культуры представляет собою часть культурной парадигмы, подробный анализ которой автором произведен выше. Каждая культура имеет своё уникальное ценностное ядро, отражающее её специфическую локализацию в пространстве и времени (в потоке всемирной истории), а также накопленный исторический опыт. Благодаря этому ядру обеспечивается целостность культуры, её неповторимый облик. Культура поддерживает непрерывность существования за счёт трансформации своих ценностей. Условием выживаемости культуры является её способность к оптимальному соотношению универсальных и специфических ценностей, позволяющая, с одной стороны, сохранить свою самобытность, а с другой – найти основания для взаимодействия с иными культурами. Аксиологическая парадигма исследования культуры складывается во второй половине ХIХ в. и является одной из доминирующих в культурологии в ХХ столетии. Ядром культуры признаются ценности, а практическая их реализация в человеческой деятельности и отношениях и есть содержание культурного процесса. Поэтому понятие «ценность», апелляция к ценностям и их исследование составляют содержание аксиологической парадигмы исследования культуры.

Современный исследователь культуры К. Завершинский считает, что в культурологических исследованиях исторически сложились три парадигмальных подхода: антропологический, символический и аксиологический. Антропологический и символический подходы к культуре ориентируют на изучение феноменов культуры в связи со способами обеспечения основных потребностей человека и формами их нормативной организации, в то время как аксиологический – нацеливает на исследование высших уровней культуры (культурного ядра) и возможностей проникновения духовных ценностей на более низшие уровни. Все три парадигмы и стоящие за ними научные направления и школы дополняют друг друга в стремлении исследовать все грани и оболочки культурного процесса. Если для антропологической версии культуры характерен интерес к поиску общих закономерностей, универсалий и структур культурно-исторического развития, то символическая парадигма тяготеет к подчеркиванию уникальности культурно-исторических типов. Аксиологический подход нацелен на поиск «духовной оси», объединяющей всё многообразие культур в некие идеальные целостности [25].

В аксиологической парадигме ядром культуры признаются ценности, а практическая их реализация в человеческой деятельности и отношениях и есть содержание культурного процесса. Поэтому понятие «ценность», апелляция к ценностям и их исследование, составляют содержание аксиологической парадигмы. Мир ценностей рассматривается как некая «третья реальность», наряду с природной и социальной, которая активно влияет на них. В рамках аксиологической парадигмы существует множество школ и направлений, но их объединяет то, что ценностные отношения рассматриваются в связи с воплощением в жизнь духовных идеалов «должного», «достойного» человеческого существования. Поэтому ценностные отношения объединяют людей, они всегда «личностно окрашены» и неутилитарны.

Согласно мнению современного философа Л. В. Баевой, с которым автор солидарна, своеобразие аксиологической парадигмы современности состоит во взаимовлиянии и столкновении двух подходов: в современной философии развиваются представления, согласно которым человек рассматривается как часть установленного миропорядка, в котором всё сущее регулируется высшим бытием, где господствует «фиксированный строй ценностей, совершенно не зависящий от всякого субъективного решения», и где сам человек трактуется исходя из его ориентированности на абсолютное царство ценностей и сущностей, которые усваиваются в результате активного творчества. С другой стороны, в ХХ в. возникает новый тип философствования, акцентирующий моменты индивидуальности, свободы и утверждающий независимость личностного бытия и мира ценностей, стремящихся, в свою очередь, к трансценденции и коммуникации [4].

Основополагающие представления о ценностях рождались в разных отраслях философского знания, а также в сфере религии, мифологии, науки. Поэтому очертить аксиологическую парадигму современности как единую логически непротиворечивую систему ценностей – невозможно. Это невозможно и потому, что культуру можно представить как огромную лабораторию, в которой создаётся масштабная система ценностей, собираются воедино величайшие достижения человечества в областях науки, литературы и искусства, философии и этики, религии и политики с глубокой древности до наших дней. Но, с другой стороны, культура – это развивающаяся система духовных ценностей и процесс человеческого творчества. Это и выражение отношений между конкретными людьми, и регулятор идейного, нравственного климата всего общества. Поэтому можно утверждать, что аксиологическая парадигма современности отражает взаимодействие объектного бытия и субъектного бытия ценностей в духовном мире человека, в динамике которого человек раскрывает соизмеримый с собой смысл, осуществляет различение понятий и даёт им оценку.

Итак, различие между понятиями «аксиологическая парадигма исследования культуры» и «аксиологическая парадигма современности» состоит в следующем: первое определяет характер культурологических исследований, а второе – исследует мир ценностей человека. Несмотря на такое отличие, подчеркнём, что центральной для аксиологической методологии является категория «ценность». По мнению одного из видных отечественных философов-культурологов П. С. Гуревича, «ценность выражает человеческое измерение культуры, воплощает в себе отношение к формам человеческого бытия, человеческого существования. Она как бы стягивает духовное многообразие к разуму, чувствам и воле человека. Таким образом, ценность – это не только осознанное, но и жизненно, экзистенционально прочувственное бытие. Она характеризует человеческое измерение общественного сознания…» [19, с. 231].

Ценности выступают как сила, определяющая особенности сознания, мировоззрения и поведения любого субъекта – будь то отдельный человек, нация, этнос, государство. На основе ценностей, которые они принимают или исповедуют, люди строят свои отношения, определяют цели своей деятельности, занимают политические позиции. Вне культуры развитие человека лишается смысла, каждый человек, выбирая ценности из наличной культуры, выстраивает их в мобильную иерархическую систему, которая постепенно со временем преобразовывается. В культуре выражаются, хранятся, осваиваются и передаются те ценности, которые ориентируют человека в мире, наполняют его жизнь всесторонним содержанием, иначе говоря, «система взглядов, которая не упорядочивает и не иерархизирует окружающий мир по его ценностным признакам, просто не может быть названа культурой» [78, с. 30].

Ценность – это антропогенный феномен. Человек отличается от всех остальных существ тем, что он постоянно оценивает те или иные феномены: мироздание в целом, явления социальной реальности, факты собственной жизни по их значимости. Люди не просто пребывают в мире, каждый человек строит свою собственную жизнь, индивидуально, ориентируясь на своё личное решение вопроса о том, что есть благо. В этой связи можно сказать, что специфика человеческого бытия как раз и состоит в ценностном отношении к миру.

Естественно, что содержательно категория «ценность» менялась как социально, так и исторически, так как различные исторические эпохи и разные философские системы накладывают свой отпечаток на понимание ценностей. В процессе становления человечества и отдельных этносов менялся характер отношения людей к окружающему их миру, к самим себе, к другим людям, к труду как необходимому способу самореализации, и одновременно с этим менялись и векторы отношения, определяющие ценности общественного сознания. Однако несомненно то, что ценностные приоритеты всегда были связаны с человеком, смыслом его жизни и деятельности, протекающих в определенном культурном контексте.

В рамках философии человек осуществляет аксиологическую рефлексию над собой, своим местом в мире, «философия … одновременно раскрывает новые горизонты жизни и бытия, формирует и формулирует новые идеалы жизни и ценности. В этом качестве философия … является своеобразной метааксиологией» [64, с. 52]. Вся история человеческой культуры пронизана поиском ответов на извечные вопросы, составляющие смысловое ядро всех наиболее значительных философских учений: в чём состоит смысл и цель жизни человека, какие ценности существуют у человека, в чём они проявляются, как они возникают и исчезают, что представляет собой ценность вообще, существуют ли «вечные» ценности и есть ли необходимость в этом понятии. Спустя столетия философы пришли к выводу, что все эти категории вопросов тесно связаны между собой, и нашли для них как бы единый общий знаменатель – понятие «ценность», которое стало одним из наиболее употребляемых в сфере гуманитарного знания.

За проблемой ценностей, при соответствующем уровне философского её обсуждения, стоят сложные вопросы духовного, правового, политического, экономического развития любого современного общества, мирового сообщества в целом. Именно при рассмотрении проблем такого характера и масштаба широко используется язык ценностей, категория ценности. Как правило, категория эта употребляется в многообразных словосочетаниях, небезосновательно претендующих и на понятийные обозначения: жизненные ценности, материальные и духовные ценности, политические, нравственные, культурные, религиозные, личностные, групповые, общечеловеческие ценности и т. д. В общественнонаучной литературе понятие ценностей всё чаще используется при обсуждении проблем мировоззрения, личности, культуры, науки, глобальных проблем современности. Мы говорим, например, о нормативно-ценностной структуре общества, ценностях той или иной политической и правовой системы, идеологии; о ценностях как носителях первичного смысла человеческого существования, мировоззрения личности; о культуре как системе созданных и непрерывно создаваемых человеком ценностей, об осуществляемом обществом ценностном отборе и выборе.

Обратимся к анализу понятия «ценность» в современной научной литературе. Достаточная проблематичность определения сущности феномена – ценность определяется, прежде всего, его интегральностью, специфическими особенностями и характеристиками. В современной литературе имеется более двадцати определений данного феномена, в которых фактически представляются различные подходы и взгляды при рассмотрении изучаемой проблемы.

Ценность определяется как «одна из понятийных универсалий философии, означающая в самом общем виде невербализуемые, «атомарные» составляющие наиболее глубинного слоя всей интенциональной структуры личности – в единстве предметов её устремлений (аспект будущего), особого переживания-обладания (аспект настоящего) и хранения своего «достояния» в тайниках сердца (аспект прошедшего), которые конституируют её внутренний мир как уникально-субъективное бытие» [53, с. 320]. В других источниках ценность отождествляется с новой идеей, выступающей в качестве индивидуального или социального ориентира. Ценность – это то, что «чувства людей диктуют признать стоящим над всем и к чему можно стремиться, созерцать, относиться с уважением, признанием, почтением» [77, с. 507].

Известный философ Б. Рассел вообще отказывает понятию «ценность» в научном обосновании. Он пишет: «Вопросы о “ценностях” (иначе говоря, о том, что хорошо или плохо само по себе, независимо от его осуществления) лежат за пределами сферы науки, как настойчиво утверждают поборники религии. Я считаю, что в этом они правы, однако я делаю дальнейший вывод, которого они избегают: о том, что вопрос о ценностях лежит полностью за пределами сферы знания. Иначе говоря, когда мы утверждаем, что то или иное “имеет ценность”, мы выражаем свои собственные эмоции, а не факт, истинный независимо от наших чувств» [60].

Ценность воспринимается как часть представления определённого носителя: это «представление о том, что свято для человека, класса, группы, общества в целом, их убеждения и предпочтения, выраженные в поведении. Ценности не подвергаются сомнению, они служат эталоном, идеалом всех людей» [73, с. 533].

Ценность выступает как свойство объекта: «смысл самого термина “ценность” указывает на особое значение для человека или сообщества тех или иных объектов… Ценности – некоторые черты, характеристики реальности…» [84, с. 137].

Ценность представляется как общезначимое, опирающееся на конкретную историческую данность: это «термин для указания на человеческое, социальное и культурное значение определённых явлений действительности, предметов и общественных отношений, все многообразие которых может оцениваться в плане добра и зла, истины и неистины, красоты и безобразия, допустимого и запретного, справедливого и несправедливого и пр.» [76, с. 756].

Ценность ассоциируется с типом одобряемого слоем, группой общества поведения, с конкретным жизненным стилем: «…это система его (человека) установок, убеждений, предпочтений, выраженная в сознании и поведении… а также способ дифференциации человеком объектов по их значимости» [34, с. 163].

Ценность фиксируется и обозначается через определённые жизненные представления: это «одна из форм проявления морального отношения общества… Поступки людей имеют определённую моральную значимость потому, что они оказывают воздействие на общественную жизнь, затрагивают интересы людей…» [68, с. 388].

Ценность трактуется как практическое чувство удовлетворённости: это – «все желанное (а не только «желаемое»)… это практическое понятие, смысл которого связан с опытом воли или действия» [24, с. 495].

Ценность определяется как понятие для обозначения «объектов, явлений, их свойств, а также абстрактных идей, воплощающих в себе общественные идеалы» и при этом рассматривается как «продукт жизнедеятельности социальных групп и общностей, человечества в целом, которые выступают в качестве единого совокупного субъекта» [59, с. 442].

Ценность – «термин, используемый в философии и социологии для указания на человеческое, социальное и культурное значение определенных объектов и явлений, отсылающий к миру должного, целевого, смысловому основанию, Абсолюту. Ценности задают одну из возможных предельных рамок социокультурной активности человека (любого другого социального субъекта). Им приписывается внеличностный, надличностный, а в ряде случаев и внеисторический характер. Они трактуются как порождаемые культурой и(или) задаваемые трансцендентно содержания, вплетаемые в изменчивое многообразие социальной жизни как её инварианты, позволяющие: связывать разные временные модусы (прошлое, настоящее, будущее); семиотизировать пространства человеческой жизни, наделяя все элементы в нём аксиологической значимостью; задавать системы приоритетов, способы социального признания, критерии оценок; строить сложные и многоуровневые системы ориентации в мире; обосновывать смыслы» [54, с. 798].

Проведённый краткий сравнительный анализ справочной и энциклопедической литературы гуманитарной направленности показал, что одна из основных трудностей в изучении ценностей состоит в том, что в науке отсутствует единство в понимании сущности этого феномена, и на сегодняшний момент сложились разнообразные специфические подходы к определению ценности, которая понимается весьма широко и неопределённо, и эти расхождения создают спектр неожиданных, зачастую противоречивых представлений.

В современной литературе аксиологической направленности существует несколько различных срезов рассмотрения категории «ценность», которая охватывает разные сферы общественного бытия, в сфере ценностного ареала выделяются элементы субкатегорий и подкатегорий, такие как идеал, желанность и пр. Ценности, в отличие от научных категорий, обладают не только познавательными, но и регулятивно-целевым значением, выступая в качестве норм и идеалов в системе реально действующих общественных отношений. Это происходит ещё и потому, что в их содержание наряду с познанием входит и оценка («определение значимости») в качестве нижнего этажа или первой ступени ценностного отношения, к которой само оно как межсубъектное, естественно, не сводится.

Основные трудности решения ценностных проблем в том и состоят, что по способам своего бытия ценности имеют сложнейший, многоуровневый характер. Они существуют и функционируют объективно в практике реальных социальных отношений и субъективно осознаются и переживаются как ценностные категории, нормы, цели и идеалы, которые, в свою очередь, через сознание и духовно-эмоциональное состояние людей и социальных общностей оказывают обратное воздействие на все сферы человеческой жизни. Какой бы божественно-вселенский или космический характер по своему происхождению и сущности ценности не имели, судить о них мы можем лишь по их реальному проявлению в нашей жизни, в многообразных отношениях человека к самому себе, к другим людям, обществу и природе. Поэтому сущее и значимое, должное и желаемое, норма и идеал входят на разных уровнях в целостную структуру любой ценности и лишь проявляются соответствующим образом в зависимости от социокультурной ситуации.

Сущность и динамика ценностей в современных условиях могут рассматриваться с точки зрения таких аспектов, как онтологический, феноменологический, гносеологический, методологический, социологический и некоторых других. Онтологический аспект позволяет определить природу, бытие ценностей, их источник и способы существования, соотношение ценностей и предметов. Как показано выше, понятие «ценность» используется весьма широко, характеризуя значимость объекта, стоимость предмета, свойство явлений и предметов или сам предмет. Как правило, ценность обнаруживает себя в процессе деятельности, через оценку, причём оценка может быть как актуальной, так и потенциальной. Можно утверждать, что ценность непосредственно связана с деятельностью, которая позволяет очень точно сориентироваться в ценностном поле личности. Более того, ценности во многом определяют поведение человека и являются его регулятором. В связи с познавательной, практической и оценивающей деятельностью проявляется гносеологический аспект ценностей.

Таким образом, применение парадигмальной методологии в изучении ценностей представляется весьма продуктивным. Одним из терминов, раскрывающих специфику сменяющих друг друга во времени целостных культурных образований, выступает культурная парадигма. Использование культурной парадигмы в качестве методологического средства исследования ценностей, как нам кажется, позволит расширить представление о динамике аксиологических процессов не только в рамках аксиологической парадигмы современности, но и в культуре вообще.

Аксиологическая парадигма исследования культуры определяет направленность культурологических изысканий, задавая общие критерии понимания природы культуры и её строения, отбора фактов и их обобщение. Аксиологическая парадигма современности отражает взаимодействие объектного бытия и субъектного бытия ценностей в духовном мире человека, в динамике которого человек раскрывает соизмеримый с собой смысл, осуществляет различение понятий и даёт им оценку. Экспликация категории «ценность» в русле аксиологической парадигмы современности является одной из сложнейших в философии, главная её трудность обусловлена не только сложностью, расплывчатостью, многозначностью ценности как категории, отсутствием общепринятого определения ценности в аксиологической литературе, но и тем, что ценность – это феномен, требующий интердисциплинарного подхода; в изучении проблемы ценности должны быть использованы данные социально-гуманитарных наук в целом.

  1.2 Аксиологические идеи в западной философской традиции

Глубинные измерения ценностей человека, его долговременные ориентиры и жизненные правила, в которых видится внутренний мир человека и без которых человек существовать не может, раскрывает философия, используя аксиологический подход. В то же время говорить об аксиологической проблематике в истории развития философии, начиная с античности, можно только в контексте человеческого бытия в различных общественных сферах, т. к. ни категория ценности, ни ценностные суждения не становятся задачей отдельных философских исследований. Теория, рассматривающая философские вопросы ценностей, – аксиология – возникла и оформилась как самостоятельная культурно-философская дисциплина в контексте философского анализа жизнедеятельности человека сравнительно недавно, во второй половине XIX в. Становление аксиологии не связано с каким-либо одним философским направлением, и исторически в зарубежной философии сложилось несколько концепций и теорий ценностей.

В течение многих веков развития философской мысли ценностные характеристики, частные суждения о том или ином виде ценностей ещё в античности связывались преимущественно с представлениями о подлинности бытия. Впервые в истории философии интерес к ценностному миру человека пробудили софисты. Софистика выдвинула на передний план этический момент. Но их свободное, игровое отношение со словесностью повергает в недоумение философию, рассматривающую процесс познания и речь с точки зрения их логической корректности. В пространстве философии возникает проблема: не разрушает ли поэтический, многозначный, неухватываемый стиль софистов ту особую исключительную объективность и учёность языка «истинного философствования». Софисты привнесли в греческую мысль новые элементы скептического прагматизма, как бы отвлекая философию от её прежних проблем – более теоретических и космологических, и приблизили философскую мысль к миру человека и его ценностей. Согласно софистам – в частности, Протагору, – человек есть мера всех вещей, и именно его собственные суждения о повседневной человеческой жизни, а не наивное следование религиозным традициям или бесконечные отвлеченные размышления должны формировать основу личных верований и поведения. Истина не абсолютна, а относительна, она различна для каждой культуры, для каждого человека, для каждой ситуации.

Начало философских размышлений о нравственности положил Сократ, с его реакции на моральный релятивизм софистов, провозгласивших вслед за Протагором человека в качестве меры всего, в том числе и нравственности, что и стало своеобразным антропологическим «рубиконом» в античной философии. С точки зрения софистов нет устойчивых, т. е. безусловно, обязательных к исполнению норм, каждый может выбрать себе то, что ему подходит наилучшим образом. Именно против множественности нравственности и выступил Сократ, отнеся это к «миру мнений», а не «миру истины». Интересно то, что позиция Сократа, отстаивающего единство нравственности в смысле существования вечных и неизменных (абсолютных моральных ценностей), была воспринята как подлинно нравственная позиция, выражение «морального сознания». Именно его позиция (через неоплатонизм) была затем, по сути, воспринята христианским миром.

Платон, выстраивая иерархию идей, венчает её вершину категорией «благо». Общие идеи, согласно Платону, онтологически более реальны, чем те обычные вещи, которые мы можем наблюдать. Благо – это и самая общая идея, и, одновременно, самая «лучшая», превосходящая другие в нравственном отношении, ценность, т. к. общее по Платону, более истинно, чем единичное, и душа стремится именно к постижению общего (общей идеи красоты, любви, блага). Жить нравственно, т. е. реализовывать в своей жизни общие черты человеческого бытия, также по его мнению, предпочтительней, чем безнравственно [20, с. 19]. Его ученик Аристотель понимает благо человека как то, что совпадает с общественным, а государство есть вид общения между людьми ради благой жизни, человек не может существовать вне государства, он – существо политическое и общественное. При этом Аристотель делает существенный для всей античной философии поворот, рассматривающий нравственность человека как элемента его ценностного мира. Он подвергает критике учение Платона за предельный рационализм и обращает внимание на позитивную роль эмоций в жизни человека. У Аристотеля понятие ценности определяется в соотношении с понятиями «благо» и «цель». Ценнее то благо, которое ближе к цели, считал Аристотель, а из двух благ более ценно то, которое является таковым не только для меня, но и «вообще». В «Никомаховой этике» слова, производные от άξία, употребляются для обозначения самооценки (άξίωμα) или добродетели άξιόν (достоинства). Лексика же, связанная с понятиями «ценность, ценимый, ценный», восходит к слову «цена» – τϊμή. Философия по Аристотелю – «это заглавная наука о том, что всего ценнее», и потому она являет единство научного познания и «постижения умом вещей по природе наиболее ценных» [92, с. 298].

Аристотель поставил одну из важнейших для аксиологии проблем: о соотношении различных субъективных оценок и объективной ценности, он констатирует различие ценностных отношений в зависимости от возраста и этических качеств людей: « …вполне разумно, чтобы разные вещи казались ценными детям и мужам, дурным и добрым». Однако «ценным является и доставляет удовольствие то, что таково для добропорядочного», действующего в соответствии с добродетелью, т. е. «…добродетельный человек как таковой» является мерой истинной ценности. Таким образом, идеалы и ценности личностного поведения в обществе культивируются уже с античности, тем самым аксиология поглощается онтологией.

Переход от античного мировосприятия к христианскому и сопровождавшая его «переоценка ценностей» включали в себя соразмерявшийся с религиозными догмами пересмотр воззрений на сущность и предназначение человека. Средневековое засилье теологии приводило к тому, что природа ценностей раскрывалась в идеях и идеалах индивидуального спасения. Августин Аврелий, рассуждая о несовершенстве человеческого бытия, выделяет онтологическую потребность человека в самоизменении и уповании на Бога, именно эти поведенческие императивы ведут греховного и слабого человека к спасению. П. Абеляр известен не только как автор схоластических текстов, но и как мыслитель, имеющий своё мнение о ценностном мире человек. Именно этот мир влияет на то, какими будут поступки верующего человека. По мнению средневекового мыслителя, благо есть собственное намерение, а не действие, которое может быть при определённых обстоятельствах как благим, так и дурным. Благо и нравственность состоят в следовании воле бога, равно как и зло и безнравственность – в отклонении от божьей воли. Таким образом, в Средние века аксиология поглощается теологией, наблюдается «теологическая редукция представления о ценности» [30, с. 10].

Подлинное возрождение интереса к изучению и познанию человека, его природы и культуры, появляется в эпоху Возрождения, в период ослабления власти церкви, когда возможным становится обращение внимания на земную, реальную природу человека. У истоков антропоцентрического гуманизма стоит величественная фигура Данте Алигьери. В своей бессмертной «Божественной комедии» он исполняет гимн земному предназначению человека. В эпоху Возрождения происходит возвышение человека, формирование представлений о нём как о высшей ценности. Известный мыслитель эпохи Ренессанса Джаноццо Манетти в своём трактате «О достоинстве и превосходстве человека» подчёркивает, что человек рождается не для печального существования, а для созидания и утверждения себя в своих деяниях. Учение о свободе человека явилось стержнем философской антропологии великого итальянца Пико делла Мирандолы. По его мнению, человек – это особый мир космоса, он должен сделать себя сам в условиях свободного, а стало быть, ответственного выбора. В свободе выбора мыслитель видит «высшее и восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, чем пожелает, и быть тем, кем хочет» [88, с. 222]. Речь идёт о новом понимании человеческой природы – как природы становящейся, точнее «самостановящейся». Говоря о духовных ценностях эпохи Ренессанса, стоит отметить, что их существование на протяжении более чем шести веков определило духовность европейского общества. Антропоцентризм, как ведущая идея Ренессанса, позволил развить в дальнейшем антропологические учения, ставя во главу угла человека как высшую ценность. Таким образом, в эпоху Возрождения начинается секуляризация аксиологии и активное сопряжение её с онтологией.

Эпоха Возрождения укрепила уверенность человека в силе его естественных возможностей, весь пафос гуманизма состоял в утверждении достоинства человека, его особого статуса в мире. Но, если антропоцентризм философии эпохи Возрождения продемонстрировал дерзания человеческого разума, то окончательный поворот к утверждению его автономии, к признанию его основой поведения и познавательной активности человека произошел с зарождением философии Нового времени. В это время все традиционные онтологические, а также этические, политические и эстетические философские вопросы, в том числе и вопросы ценностного мира человека, ставились и решались в зависимости от понимания основания науки.

Философами обсуждались проблемы ценностей разума (Р. Декарт, Г. Лейбниц, Б. Паскаль) и чувств (Ф. Бекон, Д. Юм, Дж. Беркли) в разных областях человеческого бытия, как в сфере познания, так и в социально-политической сфере (Т. Гоббс, Дж. Локк). Декарт видел назначение разума в установлении подлинной ценности всех благ и соотносил понятие цен-ности с миром субъекта, а точнее с нравственной деятельностью человека. Он считал, что человеку необходимо знать истинную «цену» добра и зла и уметь различать их, наша любовь и неприязнь к вещам обусловливается тем, насколько они представляются нам ценными, а не наоборот. Паскаль, назвавший человека «думающим тростником», анализировал человеческие достоинства, различая среди них условные достоинства, связанные с социальным статусом и обусловленные общественными нормами, и естественные, относящиеся к душе или телу. Автор знаменитого трактата «Левиафан» Т. Гоббс также затрагивает ценностную проблематику, выделяя «ценность человека», которая не отличается от его «стоимости» и есть его «цена», и «достоинство» – общественную ценность, ту цену, которую ему даёт государство. Не остаётся равнодушным к аксиологической проблематике шотландский философ Д. Юм, который занимает двойственную позицию в вопросе «об объективности ценности»: с одной стороны, утверждает он, объекты сами по себе лишены всякого достоинства и свою ценность извлекают из аффекта, с другой – у объектов есть «собственная ценность», тогда «ценное существует само по себе» [52, с. 322]. Юм предвосхитил кантовскую трактовку ценностей, однако сомнение вызывают выяснение критерием ценностей нравственных поступков Юмом и различение» ценностей для себя» и «ценностей для другого». Таким образом, в Новое время аксиологическая проблематика в философии смещается в сторону гносеологии и социальной философии.

Ценностная проблематика становится активно обсуждаемой в европейской философской мысли ХVIII – ХIХ вв. Понятие «ценности» приобретает новые измерения в сочинениях И. Канта. Кант решает проблему ценностей путём прямо противоположным Д. Юму: ценность нравственных поступков соотносится не с «природными» для нас расположениями души, вроде симпатий, но как раз с тем противодействием, которое оказывает этим расположениям направляемая разумом воля. В 1785 г. Кант пишет работу «Основоположение к метафизике нравов», в которой он впервые рассматривает понятие «абсолютной ценности» (Wert) чистой, доброй воли. Критерий «абсолютной ценности» Кант видит в том, что истинная нравственная ценность присуща лишь тем нравственным действиям, которые совершаются даже не «сообразно долгу», но только «по долгу», т. е. из стремления исполнить нравственный закон ради самого закона. Действие по долгу, пишет Кант, содержит моральную ценность «не в намерении», которая может быть посредством его реализована, но в той максиме, согласно которой принимаются решения совершить тот или иной поступок, и потому эта ценность зависит только от самого «принципа воления» безотносительно к каким-либо целям. Все имеет лишь ту ценность, которую определяет нравственный закон. Поэтому ценность самого закона является уже безусловной и несравнимой ценностью, которой соответствует категория «достоинство» (Wűrde), коему следует в свою очередь воздавать «уважение» (Achtung). Только нравственная ценность определяет ценность человеческой индивидуальности. В мире как «царстве целей» Кант различает три уровня ценностной реальности, первый уровень – это то, что имеет рыночную цену (Markpreis) – умение и прилежание в труде, второй уровень – то, что обладает аффективной ценой (Affektiospreis) – остроумие, живое воображение, третий уровень реальности – то, что имеет достоинство, внутреннюю ценность (innere Wert) – нравственные поступки и сами человеческие индивидуальности [33, с. 47].

Кант распространяет характеристики ценностно-значимого и на область эстетики, он отмечает, что ценность придаёт нашей жизни целесообразную составляющую, а это уже область эстетического. Его исследования суждений вкуса позволяют в опредёленной степени соотнести эти вопросы с учением о ценностях, он в «Критике способности суждения» размышляет – предшествуют ли суждения вкуса чувству удовольствия и оценки предмета. Кант решает эту проблему так: «прекрасно то, что нравится только при оценке» [33, с. 48].

Эстетическая оценка – «оценка без понятия», поэтому суждения вкуса не есть познавательное суждение. Эстетическая ценность произведений искусства, как считает Кант, связано с той «культурой, которую они дают душе» [52, с. 323].

Таким образом, Канту удалось определить ценностный мир как такой, который творится самим автономным действующим субъектом. Ценностное сознание и ценностное творчество оказываются возможными благодаря только «практическому» разуму. Ограничение ценностной сферы нравственной деятельностью было смелой попыткой Канта разграничить царство ценностей и природного бытия. Впервые в истории философии ценность в себе становится синонимом личности, а аксиология получает персонологическое обоснование. В учении о ценностях И. Кант не забыл о телеологической перспективе: ведь мир существует ради ценностей личности, однако в аксиологии Канта осталось невостребованным понятие «порядка сердца», которое не ограничивается установками автономной воли. И все же только Кант первым в полной мере осознал (пусть и не всегда в такой терминологии) своеобразие вопросов о ценностях в их отличии от вопросов о бытии и о его познании, выработав тем самым то, что впоследствии предстало как «Метафизические основания» философии ценностей. Неокантианская аксиология, ставшая первой развитой и наиболее влиятельной её формой, впоследствии реализовала лишь часть содержавшегося у него потенциала перспектив философского осмысления ценностей. Говоря о перспективе развития аксиологии, учение о ценностях И. Канта открыло теоретическое пространство для достижений будущей аксиологии.

Новый акцент в понимание ценностного мира человека поставил Ф. Ницше, воззрения которого формировались первоначально под влияянием А. Шопенгауэра. В работе молодого Ницше «Рождение трагедии из духа музыки», очаровавшей несколько поколений поэтов и философов, дионисийское начало, т. е. в сущности «воля» в трактовке Шопенгауэра, противопоставляется аполлоновскому, т. е. миру представления. Позднее Ницше испытал сильное влияние дарвинизма и позитивизма и в свете своих новый идей переосмыслил Шопенгауэра, перевернув его «ценностную шкалу».

В своей работе «Воля к власти» философ выдвигает знаменитое афористичное требование «переоценки всех ценностей» (Umwertung aller Werte). «Переоценка» предполагала, прежде всего, отказ от внесения в объективный мир ценностей категорий «цель», «единство» и «бытие», которые были призваны истолковывать реальный мир, но на самом деле принадлежащих к миру вымышленному. В обесцененном в результате этой переориентации сознания мире должна наступить эра истинного полагания ценностей, связанная с «истинными» потребностями самореализующегося и самоутверждающегося индивида [51, с. 78]. Ницше совершил «переоценку ценностей»: не как отказ от воли, т. е. от жизни как таковой, не стремление к вечному – сверхвременному, потустороннему – бытию, а радостное утверждение жизни со всеми её страстями, которая есть единственная реальность, поскольку никакого потустороннего начала не существует, – вот к чему зовет Ницше.

Переоценка ценностей, по мнению Ницше, должна осуществляться на пути формирования новых ценностных потребностей. Должны исчезнуть ценности «сверхчувственного мира» – все то, что находится за пределами человеческой жизни, именно «воля к власти» есть основание истинного ценностного мира. Разрушительная программа Ницше не предполагала ликвидацию ценностей вообще, скорее Ницше предлагал максимальное сближение цели и ценности, что позволяло говорить об относительности ценности – цели, её достижении и преодолении. Ценности, как отмечал Ницше, это условие стимулирования и поддержания воли к власти, т. е. «полезные ценности». Абсолютной ценностью для Ницше является лишь сверхчеловек, освободившийся от рабской морали, и его воля к самоутверждению. Переоценка ценностей начинается с ценности самого человека. Идея сопричастности человека и мира звучит у него как противостояние европейскому и христианскому антропоцентризму, идее исключительности и приоритета человека в мире, его богоизбранности на Земле. Так Ницше первым из европейских мыслителей поставил под сомнение исключительную ценность человека в мире и его права на использование мира в своих целях. Философия Ницше представляет собой олицетворение ведущей тенденции в европейской культуре ХIХ в. Критика традиционных ценностей была продолжена позже в ХХ в., в то время как в ХIХ в. ещё наблюдалось развитие идей Лотце и Канта, и, особенно, представителями Баденской школы неокантианства.

Формально «ценность» как философская категория своим внедрением обязана немецкому философу Р. Г. Лотце («Микрокосм», 1859–1864 гг.). Герман Лотце был первый, кто понятие ценности начал использовать как философское понятие. Он заметил, что платоновским идеям присуща ценностность, а ценностям идеальность. По словам Хайдеггера, заслуга Лотце в том, что он во второй половине ХIХ в. опровергает господствующую натуралистическую метафизику и находит ненатуральный, сверхчувственный мир идей, как мир ценностей [98, с. 137].

Однако, устанавливая связь платоновских идей с ценностями, Лотце одновременно возвращается к метафизическому дуализму. Ценности не существуют, но значимы. Таким образом, Лотце противопоставляет бытие реальности и идеальную значимость ценностей. Вызывающим интерес можно назвать суждение Г. Лотце, в котором он утверждал: ценность – это то, что не существует, но обладает большой силой, с помощью которой человек создаёт новый мир культуры. Вероятно, в данном случае предполагается, что ценность обладает такой характеристикой, как идеальность, в связи с чем способствует обогащению фактов идеальным содержанием, смыслом, значимостью, превращая их тем самым в явление культуры. Лотце разделяет мир ценностей и мир явлений, что соответствует делению на «мир средств» и «мир целей». Ценности относятся, по мысли Лотце к области проявления идей, в то время как предметный мир выступает в его теории лишь обозначением идеального бытия. Объективность ценности, таким образом, определяется не связью с предметным миром, а с всеобщностью их субъекта как разумного носителя воли, рассуждает Лотце в традициях кантианства. Ценности относятся им к сфере долженствования: «ценностные определения» относятся к тому, «что быть должно», т. е. к миру должного, к миру «идей полноценного, святого, доброго или прекрасного». Лотце отрывает мир ценностей от предметного мира, в противопоставление развивающемуся в середине XIX в. позитивизму и биологическому детерминизму, которые утверждали прагматическое и физиологическое обоснование духовных процессов.

Бытие ценностей, по мысли Г. Лотце, идеально, сверхприродно и вместе с тем объективно, хотя воздействие самих ценностей на человека может быть разным: «Несомненно, менее ценно то, что отвечает только минутному и случайному состоянию или какой-нибудь индивидуальной особенности души, на которую оно производит впечатление; более ценно то, что гармонирует с общими и нормальными чертами организации, через которую дух делается свободным к выполнению своего предназначения; наивысшая же ценность может принадлежать только тому, что приятно постоянному настроению такой идеальной души. Во внутренних состояниях которой нет и следа какого-либо отклонения от её развития; выше этого нет решительно ничего» [92, с. 123]. Субъективизация понятия ценности, характерная для философии Г. Лотце, была продолжена в последующий период в работах мыслителей Баденской школы.

Аксиологический трансцендентализм в лице представителей баденской школы неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт) определяет ценности как бытие идей, носителем которых выступает трансцендентальный субъект. Весь реальный мир подразделяется ими на бытие (действительность, существование) и ценности, которые не существуют, находятся вне и над бытием, по ту сторону и объекта, и субъекта, являясь для последнего лишь объективной, общеобязательной значимостью и долженствованием. Они понимали мир как мир, состоящий из действительности и ценностей. Действительность – это субъекты и объекты, ей противостоит другая часть мира – ценности, которые образуют самостоятельное царство, лежащее «над всем бытием», по ту сторону субъекта и объекта – мир трансцендентного. В. Виндельбанд, обобщая на почве развития немецкой культуры специфику переоценки ценностей, совершившейся к началу ХХ в., писал: «Действие и созидание, владение и власть, широкий деятельный образ жизни, участие в стремительном беге времени – таковы ценности нашего поколения. Сама жизнь в качестве воления и действия стала высшей ценностью» [13, с. 350].

Но, если Виндельбанд наряду с понятием «ценность» ещё употребляет как однопорядковые понятия «всеобщий закон», «норма», «абсолютная оценка», то его последователь Г. Риккерт возводит «ценность» в ранг системо - и смыслообразующей философской категории, ибо ценности обладают значением – смыслом – «то, что нельзя отнести к ценностям, не имеет абсолютно никакого смысла» [61, с. 46]. Ценность, по утверждению Риккерта, не существует, так как она в своей значимости ничем не обусловлена. Она значима как чистая ценность. Ценность трансцендентна потому, что в бытии ценность признаётся и к ней апелируют, а сама ценность «как ценность значима без какой либо ссылки на бытие» [61, с. 49].

И, согласно мнению Риккерта, нельзя смешивать понятия, как «закон» и «ценность», «неизбежность» и «долженствование», «бытие» и «смысл», чем, грешили предшествующие философы, кроме И. Канта – все великие мыслители, которые развивали учение о смысле человеческой жизни, создавали тем самым и систему ценностей. Обобщая можно сказать, что в философии неокантианства ценности противопоставляются бытию. Это две разные сферы действительности, так как долженствование (Sollen) не совпадает с тем, что существует.

Неокантианская трактовка проблемы ценностей получила своё дальнейшее развитие в идеях философов Магбургской школы. Г. Коген считает, что ценности порождает «чистая воля», трансцендентальный субъект. «Чистое чувство» объединяет «чистое познание» и «чистую волю» и воплощается в эстетической сфере. Искусство, объективирующее «чистое чувство» приобщает человека к человечеству и воспитывает в нём человечность. Понятие «чистый» здесь означает то, что речь идёт не об эмпирических проявлениях воли или мыслительной способности, не о психологических аспектах духовной деятельности, а о трансцендентальных условиях духовной реальности, о её априорном логическом основании. Э. Кассирер, не определяя само понятие ценности, вместе с тем отмечает аксиологическое основание саморазвития человечества как в религиозном, так и в философском пути самопознания: «человек оказывается существом, которое постоянно ищет самого себя, которое в каждый момент своего существования испытывает и перепроверяет условия своего существования. В этой перепроверке, в этой критической установке по отношению к собственной жизни и состоит реальная ценность этой жизни».

Ценности как механизм регуляции поведения человека рассматриваются в рамках натуралистического психологизма или аксиологического натурализма. Дж. Дьюи исходит из основного положения о том, что все ценностные суждения – суждения опыта, поэтому, как и научные суждения, они подлежат несомненной экспериментальной проверке. В основе ценностных ориентаций лежит желание, в котором различаются два уровня – побуждение и интерес, предполагаемый ещё и знание о желаемом объекте [52, с. 66].

А. Маслоу, выводя ценности из потребностей, считает ценности избирательным принципом, свойственным всему живому, и называет свою концепцию «натуралистической наукой о человеческих ценностях». Многообразные человеческие потребности в концепции мыслителя объединены в группы и расположены в определённой иерархии по степени их насущности и очерёдности влияния на поведение людей [48, с. 172].

Центральным понятием в теории личности А. Маслоу выступает самоактуализация, под которой он понимает стремление человека к более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей, которое является высшей ступенью в «лестнице» потребностей. Все самоактуализирующиеся люди стремятся к реализации «бытийных» ценностей, которые выступают как жизненно важные потребности. Маслоу полагает, что есть определенные ценности, присущие каждому человеку. «Высшие ценности существуют в самой человеческой природе и могут быть там найдены» [48, с. 172].

Он выделяет две группы ценностей: высшие и низшие. Высшие ценности присущи самоактуализирующимся людям, это – истина, добро, красота, целостность, преодоление дихотомии, жизненность, уникальность, совершенство, необходимость, полнота, справедливость, порядок, простота, богатство, лёгкость без усилия, игра, самодостаточность и другие. Низшие ценности ориентированы на удовлетворение какой-либо потребности, которая неудовлетворена или фрустрирована. Таким образом, ценности у Маслоу являются ча

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Ценности-традиции и аксиологическая парадигма современности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1001

Другие дипломные работы по специальности "Философия":

Русские революционеры-демократы о человеке

Смотреть работу >>

Наука в духовной культуре общества

Смотреть работу >>

Сущность времени и его величины

Смотреть работу >>

О первичных основаниях нравственности

Смотреть работу >>

Социальная направленность проповеди

Смотреть работу >>