Дипломная работа на тему "Сущность времени и его величины"

ГлавнаяФилософия → Сущность времени и его величины




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Сущность времени и его величины":


или недостающий аргумент в споре здравого смысла с теорией относительности.

Исходя из того, что сущностью времени является движение, этот небольшой "трактат о времени" выделяется в таком подходе к проблеме времени своим настойчивым следованием выбранному пути решения этой проблемы до "конца" - до выявления общей основы времени и движения, выявления точки их "пересечения". Но именно такая последовательность и позволила автору УВИДЕТЬ ВРЕМЯ В САМОМ ДВИЖЕНИИ как нечто, производное от движения, и тем самым ясно и просто ответить на вопрос, что такое время. О том, какая же истина предстала при этом перед глазами исследователя, о том, возможна ли Машина времени и может ли время изменять свой ход и направление, Вы и узнаете из этой брошюры, приоткрыв при этом для себя Тайну Времени.

Н. А. Попов.

Введение

Что есть время? Когда меня спрашивают, я знаю, о чём идёт речь. Но стоит мне начать объяснять, я не знаю, что и сказать.

Бл. Августин.

Сущность времени - движение. Такова известная общая формула решения проблемы времени философами-материалистами, выражающая совокупный практический опыт познания временного явления. Однако это лишь исходная посылка, выбор пути решения данной проблемы. Следующий же шаг в этом направлении требует наполнить эту формулу более конкретным содержанием, требует найти "причину", "зародыш" времени в каждом из материальных процессов, проследить, КАКАЯ ИМЕННО СТОРОНА, ГРАНЬ протекания этих процессов несёт в себе временные свойства, абстрагируется в понятие "время". Что и осуществляется в данном философском исследовании, выявляющем внутреннюю, генетическую связь движущейся материи и времени. Результатом же этого явилась концепция времени, отражающая природный механизм единства времени и движения и тем самым содержащая ключ к решению проблемы времени. Кроме того, достигнутая при этом ясность в понимании того, ЧТО есть время и его величина, позволила сделать подробный анализ возможности предполагаемого специальной теорией относительности А. Эйнштейна замедления времени в движущихся системах отсчёта и тем самым оценить эту теорию со стороны сущности времени, природного характера его величины и обнаруженного механизма единства пространства, времени и движения. Но при всём при этом представленная Вашему вниманию работа не претендует сколько-нибудь ни на широту, ни тем более на историчность подхода к затронутым вопросам. Проникнуть в сущность времени на глубину истоков его тесной взаимосвязи с движением, воочию увидеть его бытие и сделать из этого необходимые выводы - в этом её цель и её оправдание.

Глава I

Что такое настоящее время?

В мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени.

В. И. Ленин.

Каким же образом время проявляется в материальных процессах прежде всего в макропроцессах, являющихся первичным и основным источником наших временных представлений?

Что, например, представляет собой НАСТОЯЩЕЕ время, время нашего существования в изменчивом мире движущейся в своём проявлении материи?

Прежде всего отметим тот факт, что в "настоящем" находит своё отражение всё, что и как существует и этим определяет то или иное "лицо" бытия - от отдельных тел, движущихся и неподвижных относительно друг друга, и их составных элементов до сложнейших материальных систем, способных существовать лишь в непрерывном изменении, лишь в качестве процессов. Всё это и определяет содержание "настоящего". А то, как конкретно всё это проявляет себя, нашло свое выражение в понятии "состояние", которое и помогает отличить одно проявление всего сущего от другого например, по различным пространственным взаимоотношениям составных элементов какой-либо внутренне подвижной материальной системы и тем самым одно настоящее от другого. Таким образом, преходящие состояния всего того, что и как существует или, что то же, сменяющие друг друга состояния различных материальных систем, определяющие, характеризующие очередной момент существования движущейся материи, преходящую конкретную форму её проявления, и представляют собой преходящие моменты, формы настоящего времени. При этом состояния различных изменчивых материальных систем - процессов - выступают в качестве времени сопутствующих им "событий" которые, по сути, и сами представляют собой лишь смену состояния чего-либо, в качестве временного фона этих скоротечных явлений. Поэтому, отвечая на вопрос "когда?", необходимо и достаточно указать те состояния удобных для наблюдения процессов, которые были при том или ином интересующем нас событии и тем самым определяли по крайней мере, со своей стороны настоящее время этих событий. Причём если каждая конкретная форма настоящего - миг, мгновение времени, то в этих преходящих формах-мгновениях настоящего проявляется НЕПРЕХОДЯЩЕЕ настоящее время как способ существования неуничтожимой и неистощимой в своём изменении материи, продлевающий "миг между прошлым и будущим" до бесконечности.

Поскольку же состояния различных процессов непрерывно изменяются, то непрерывно изменяется и "лицо" настоящего времени - время "течёт" в широком смысле этого понятия, когда течение времени связывается не только с изменением состояния часов, а подчёркивается преходящий характер всего существующего, всеобщность изменения. При этом время течёт от одного настоящего определённого одним состоянием материальных процессов к другому настоящему определённому другим состоянием этих процессов, приходящему ему на смену в соответствии с причинно-следственными закономерностями бытия. Все тела, процессы всё, что проявляет себя всегда существуют в настоящем, принадлежат только настоящему, поскольку сами его определяют своими состояниями, взаимоотношениями, своим существованием, являясь частью этого настоящего. В этом смысле все часы, как бы они ни шли и что бы ни показывали, всегда показывают одно и то же время - настоящее. Оказаться вне настоящего времени можно, только оказавшись вне существования. Но при этом всякое настоящее так же преходяще, как преходяще любое состояние материального процесса, как преходяща любая конкретная форма проявления материи, объемлющая преходящие состояния различных процессов. Сменяющие друг друга состояния этих процессов, уходя в небытие, лишают материального содержания определяемые ими моменты настоящего времени и тем самым увлекают их за собой, придавая им при этом статус прошедшего времени. Только настоящее время, представляющее собой, в общем случае, ту или иную мимолётную конкретную форму проявления материи, обладает непосредственным существованием позволяя при этом наблюдать себя и “невооруженным глазом”, тогда как, чтобы “воочию” увидеть другие грани временного явления, потребуется еще и внимательный взгляд ума. Поэтому течение времени не есть процесс трансформации будущих событий в события настоящего и затем в события прошлого, а есть процесс трансформации одного настоящего в сменяющее его другое настоящее, в результате чего образуется непрерывная последовательность сменяющих друг друга моментов времени, определённых преходящими состояниями материальных процессов и связанных между собой специфическим отношением, зафиксированным в понятии "раньше-позже", - ВРЕМЕННЫМ ОТНОШЕНИЕМ, как раз и характеризующим порядок, последовательность смены этих состояний и определяемых ими моментов времени. При этом различные состояния процессов, занимая различные места в ряду сменяющих друг друга состояний этих процессов, оказываются разделёнными между собой другими состояниями этих процессов. Эта их удалённость друг от друга в порядке их появления и нашла своё выражение в понятии ДЛИТЕЛЬНОСТИ или временной протяжённости. Так, возникающая в результате протекания какого-либо процесса временная удалённость начальных и конечных его состояний образуемая последовательностью сменяющих друг друга его промежуточных состояний представляет собой длительность данного процесса. Но она же выступает длительностью и между всеми событиями, разделёнными протеканием данного процесса.

Находиться же во временном отношении в отношении раньше-позже к различным событиям, состояниям материальных систем, сменяющим друг друга или, иначе, занимать определённое место в ряду сменяющих друг друга событий и состояний и означает не что иное, как "существовать во времени".

Глава II

Возможно ли движение в настоящем и каков неизменный маршрут "путешествия во времени"?

Движенья нет, сказал мудрец брадатый.

Другой смолчал и стал пред ним ходить.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Правильное выполнение дипломных проектов под заказ в Екатеринбурге и в других городах РФ.

Сильнее бы не мог он возразить;

Хвалили все ответ замысловатый.

Но, господа, забавный случай сей

Другой пример на память мне приводит:

Ведь каждый день пред нами солнце ходит,

Однако ж прав упрямый Галилей.

А. С. Пушкин.

Когда же происходит всякое движение, изменение, если реально существует только настоящее время?

Движение, в общем случае, - способ существования материи путём непрерывной смены её состояний, конкретных форм её проявления в результате взаимодействия составных элементов бытия, наличия внутренних движущих сил. При этом простое механическое движение представляет собой смену мест существования различных тел, смену их пространственных отношений, которые связывают движущееся тело как и неподвижное с другими телами в любой момент его существования, определяя моменты настоящего времени этого тела в его взаимоотношениях с другими телами.

В результате же всякого движения и происходит течение времени. Но поскольку всякое движение осуществляет собой и течение времени, поскольку всякая смена состояний материальной системы означает и смену моментов настоящего времени, определявшихся этими состояниями, то ДВИЖЕНИЕ В НАСТОЯЩЕМ НЕВОЗМОЖНО. Любая попытка "двигать" движущийся объект внутри моментов времени без их смены ведёт к отрыву времени от движения. В настоящем нет места движению. Движение - смена настоящего. Движущийся объект не двигается и не покоится в настоящем, а "двигает" настоящее, существуя-взаимодействуя в нём действие сил инерции, гравитации и др. и этим изменяя его, уничтожая одни и тем самым образуя другие его моменты, формы, связанные с предыдущими отношением раньше-позже, определённым порядком их появления. Таким образом, движение происходит не в тот или иной момент настоящего, но и не выходя за рамки настоящего, реализуясь при смене его моментов, осуществляемой самим движением. При этом становится очевидным, что никакое движение не может происходить за нулевой промежуток времени, т. е. с бесконечной скоростью, поскольку содержит в самом себе течение времени.

Как видим, тот факт, что в настоящем нет места движению, вовсе не мешает двигаться в пространстве и во времени. Однако возможность путешествия во времени ограничена единственным маршрутом - от одного настоящего к другому, приходящему ему на смену в соответствии с причинно-следственными закономерностями. Иной маршрут невозможен, поскольку всё, что существует, существует в настоящем, являясь его содержанием, определяющим преходящие конкретные формы-моменты его проявления. Существовать - значит быть составной частью настоящего, выйти из которого можно лишь в небытие. Только настоящее, как отмечалось, обладает непосредственным существованием. Прошлые и будущие события, являющиеся содержанием одноимённых им времён, не имеют материальной основы своего существования только лишившись её события настоящего и становятся "прошедшими", исчезая при этом с арены бытия, оставляя на ней лишь следы, результаты своего появления, т. е. не способны проявить себя и потому "существуют" лишь в нашем сознании, в наших представлениях о том, что было, и о том, что может быть. Поэтому единственный способ движения во времени - преобразование, "движение" настоящего. Этот принцип и лежит в основе действия реальных машин времени - всех протекающих в природе процессов.

Глава III

Способ проявления времени. Причина его одномерности и однонаправленности.

Время не есть движение, но и не существует без движения...

Аристотель.

Мы обнаружили, что сами материальные процессы осуществляют течение времени, определяют своим содержанием каждый его момент, сами образуют присущую им длительность, наглядно показывая тем самым, что время есть именно СПОСОБ существования движущейся материи, её атрибут, а не внешнее условие её существования, не некая субстанция идея которой сродни идее теплорода или флогистона и не субъективная форма координации явлений. Но поскольку всякий процесс образует свою собственную последовательность сменяющих друг друга состояний в которой проявляется причинно-следственная закономерность его протекания, определяющих своим появлением ту или иную стадию его протекания и этим выступающих моментами его времени, собственные временные связи, отношения отражающие порядок следования этих состояний, т. е. имеет собственную временную составляющую, то всякий процесс обладает СОБСТВЕННЫМ временем как способностью к образованию временных отношений, воплощая и олицетворяя его своим существованием. Никакого другого времени мы и не наблюдаем. Т. е. ВРЕМЯ ПРОЯВЛЯЕТСЯ НЕ ИНАЧЕ, КАК В ВИДЕ СОБСТВЕННЫХ ВРЕМЁН РАЗЛИЧНЫХ МАТЕРИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В КАЧЕСТВЕ ОПРЕДЕЛЁННОЙ СТОРОНЫ, СВОЙСТВА ИХ процессов ПРОТЕКАНИЯ. При этом ТЕЧЕНИЕ ВРЕМЕНИ КАК ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ ВРЕМЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СМЕНЯЮЩИМИ ДРУГ ДРУГА СОСТОЯНИЯМИ МАТЕРИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ ПРЕХОДЯЩИЕ МОМЕНТЫ ВРЕМЕНИ, ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ В ФОРМЕ, СПОСОБЕ И МЕСТЕ ПРОТЕКАНИЯ КОНКРЕТНЫХ ПРОЦЕССОВ.

В этих конкретных, имеющих собственное "лицо" отдельных временах и существует Время, время как ВСЕОБЩЕЕ свойство процессов. При этом собственное время каждого из них представляет собой реальное воплощение диалектического единства общего, особенного и единичного в проявлении временного свойства. Только единичное и является, как известно, носителем общего и особенного. И каждый материальный процесс обладает только собственным временным свойством. Но образуя СВОЮ длительность, СВОЁ время, обладающее сугубо индивидуальными чертами, "персонифицирующими" его, делающими его единичным явлением, этот процесс тем самым проявляет такое свойство, которое проявляют и все другие процессы - длительность, время, т. е. проявляет, с той или иной особенностью, ОБЩЕЕ для всех их свойство. Они обладают этим общим свойством как общим способом, общей закономерностью протекания процессов. Это то общее, что все они образуют изменением своих состояний, своим конкретным способом существования, что содержится в каждом из их собственных времён. Или иначе, длительность конкретного, единичного процесса, его собственное время - не что иное, как общее временное свойство в "исполнении" этого процесса. При этом время биологических, химических, геологических и т. д. процессов может рассматриваться в качестве, соответственно, "биологического", "химического", "геологического" и т. д. времени. Но это всего лишь внешние особенности проявления временного свойства различными процессами, особенности конкретной формы, конкретного способа его проявления. Общим же для всех этих разновидностей времени является то, что каждый момент любого из этих времён определяется преходящими состояниями соответствующих процессов содержащими в себе, своём появлении причину своего исчезновения и тем самым, ввиду неуничтожимости материи, причину появления новых состояний, а течение каждого такого времени генерируется сменой состояний этих процессов. Т. е. общим для них является их материальная природа и способ их проявления различными процессами путём смены их состояний и образования последовательности этих сменяющих друг друга состояний, которым все эти процессы, являясь различными формами движения, обладают как Общим Способом Движения, и который выступает тем самым Общим Способом Времяобразования.

Этот естественный способ проявления времени и предопределяет его основные свойства. Например, его одномерность. Временные отношения между различными состояниями а тем самым и соответствующими моментами собственного времени любого процесса одномерны несмотря на трёхмерность пространства, в котором они реализуются, так как характеризуют ПОРЯДОК СЛЕДОВАНИЯ, ПОЯВЛЕНИЯ этих состояний относительно друг друга, который возникает в результате их смены друг другом и приводит к образованию ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ сменяющих друг друга состояний процесса, в которой все они располагаются лишь друг за другом, друг после друга, выстраиваясь тем самым в один ряд, в одну цепочку, благодаря чему для определения их временных отношений - отношений в порядке их появления - достаточно одной временной координаты этих состояний, фиксирующей условный порядковый номер их появления в ряду сменяющих друг друга состояний и тем самым однозначно определяющей их место в этом ряду. По той же причине эти отношения одномерны и между различными событиями, сменяющими друг друга в какой-либо последовательности.

Не приводит к многомерности времени и наличие множества различных процессов, каждый из которых обладает собственным временем, поскольку состояния и различных процессов также связаны между собой порядком своего появления, который располагает их в один ряд, в одну "очередь на существование" и тем самым образует общую последовательность определяемых ими моментов собственного времени различных процессов. Благодаря чему собственные времена различных процессов сливаются в общий поток времени нашего бытия. Т. е. собственное время каждого процесса не привносит с собой некоторое дополнительное направление течения времени. Оно лишь обогащает его проявление, каждый преходящий его момент, внося свои штрихи в общую изменчивую картину настоящего времени, подпитывая собой его непрекращающийся поток - последовательность состояний различных процессов, определяющих преходящие моменты существования нашего непреходящего бытия. При этом, с одной стороны, все состояния различных материальных процессов, не связанные друг с другом отношением раньше или позже, т. е. все сосуществующие или одновременные состояния различных процессов, занимают одно и то же место в ряду сменяющих друг друга состояний процессов выступая "коллективным" членом этого ряда, приобретая один и тот же условный порядковый номер существования. Причём в данном случае не важен механизм выявления одновременных состояний, важно лишь то, что они существуют, а с другой стороны - определяют собой, своей преходящей конкретной формой СОсуществования общие для различных процессов моменты настоящего времени, их общее время, в котором собственное время каждого из процессов представляет собой, по сути, лишь его собственную составляющую этого общего для всех времени, каждый момент которого определён совокупностью одновременных состояний этих процессов выступающих при этом частью общего, охватывающего всех их процесса - частью бытия. Поэтому для определения времени любого события - его места в ряду, в потоке других событий и состояний, сменяющих друг друга - и достаточно одного "ручейка времени", одной-единственной временной координаты по любым часам представляющей собой условный порядковый номер одновременного событию члена временной последовательности сменяющих друг друга состояний этих часов.

Обобщая, можно сказать, что время одномерно, т. к. на смену одной конкретной форме проявления материи одному настоящему нашего бытия приходит ЕДИНСТВЕННАЯ другая единственное другое его настоящее. Или, иначе, за одномерностью времени скрывается способность материального содержания нашего бытия проявлять себя всегда лишь в какой-либо одной конкретной форме, благодаря чему в условиях его постоянной "неудовлетворённости" собственным результатом формообразования образуется ЕДИНСТВЕННАЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ сменяющих друг друга конкретных форм проявления материи моментов времени её существования, для "ориентации" в которой достаточно одного измерения.

Из естественной природы времени следует и его однонаправленность или необратимость. Протекая, в общем случае, от одного настоящего от одной совокупности одновременных событий и состояний различных процессов к другому настоящему к другой совокупности сосуществующих событий и состояний, в каждом конкретном процессе оно протекает от одного момента его собственного времени к сменяющему его другому моменту его времени. Но сменяющие друг друга состояния любого процесса, определяющие собой соответствующие моменты времени его существования, не сохраняются, как просмотренные кадры киноплёнки, где-то на "задворках" бытия. Всякое состояние, представляя собой конкретную ФОРМУ проявления, мимолётно, одномоментно, одноразово в своём появлении. Лишившись своего материального содержания, передав эстафету существования другому состоянию другой форме, оно не отодвигается на задний план, а исчезает, пропадает. И потому оно как и определяемый им момент времени уходит БЕЗВОЗВРАТНО, а всякое состояние, приходящее на смену существующему, является новым - не "бывшим в употреблении" - состоянием, появление которого означает появление и нового момента времени существования какого-либо процесса, а тем самым и бытия в целом.

И любой так называемый "обратимый" процесс не переставляет в различном порядке один и тот же набор своих состояний сохраняя их где-то для этого, а непрерывно обновляет их, образуя всякий раз заново эти сменяющие друг друга состояния, пусть и подобные в чём-то уже имевшим место, и потому лишь увеличивает, лишь продолжает последовательность сменяющих друг друга своих состояний, а не обращает её вспять. И потому никакой процесс, пусть и самый примитивный, не способен, строго говоря, протекать в обратную сторону. А не имея возможности вернуться к своим бывшим состояниям, не способен вернуть и свои бывшие моменты времени, не способен отсчитывать их в обратном порядке и тем самым изменить направленность отсчитываемого им времени. Откуда, собственно, и следует необратимость времени.

Говоря о направленности течения времени, отметим, что хотя материальные процессы и определяют своими состояниями каждый момент времени, а сменой состояний - течение времени и длительность, тем не менее направление времени не совпадает с направлением протекания этих процессов, не определено их причинно-следственными закономерностями, ибо течение времени не есть само движение, а есть лишь неотъемлемая сторона всякого движения, изменения, представляя собой процесс образования временных отношений между сменяющими друг друга в определённой последовательности состояниями материальных систем. А этот СОПУТСТВУЮЩИЙ всякому движению временной процесс имеет собственное направление протекания, несводимое к направлению, указанному причинностью, ибо причинно-следственные отношения, неразрывно связанные со сменой состояний материальных систем, хоть и неотделимы тем самым от образования отношений раньше-позже, от времени, но определяют они при этом СОДЕРЖАНИЕ временной последовательности образуемой, кстати, и не связанными причинно событиями или состояниями, причинно обусловливая появление каждого её члена и тем самым определяя направление протекания образующего её процесса. НАПРАВЛЕНИЕ же временной последовательности, или порядка смены состояний, как раз и задающее “стрелу времени”, определено не тем, какие состояния приходят на смену друг другу, а тем, что сменяющие друг друга состояния располагаются в порядке их появления друг ПОЗЖЕ друга, т. е. в направлении увеличения условного порядкового номера существования приходящих на смену состояний. В этом направлении сменяют друг друга и определяемые ими моменты времени, задавая тем самым направление течения времени - от одного настоящего к другому содержание которых определено причинно-следственными закономерностями в направлении их следования друг позже друга, независимо от содержания каждого из них какое бы состояние материального процесса ни приходило на смену существующему, оно приводит к появлению лишь очередного по счёту момента времени.

При этом, с одной стороны, поскольку сменяющие друг друга моменты времени не существуют одновременно появляясь и исчезая по очереди, то направление от одного настоящего к другому, идущему на смену, т. е. направление течения времени, невозможно указать каким-либо привычным способом, например рукой или пальцем. Что говорит об отсутствии в его течении какой-либо пространственной направленности. А с другой стороны, и нет никакой нужды указывать направление течения времени, ибо течёт оно всегда в одном и том же направлении - в направлении появления всё новых и новых моментов настоящего времени, в котором находит своё выражение стремление неуничтожимой материи к непрерывному самообновлению путём образования всё новых и новых конкретных форм своего проявления, сменяющих друг друга в диалектическом единстве устойчивости и изменчивости.

Как мы убедились, "первопричиной" и "первоосновой" Времени являются материальные процессы. Именно они, протекая, проявляют при этом такую общую для всех их закономерность, как образование последовательности сменяющих друг друга своих состояний, выступая тем самым материальной основой возникновения временных отношений, или времени, и непосредственной причиной его "течения". И длительность - лишь общая закономерность протекания различных процессов, состоящая в том, что различные состояния этих процессов в результате их смены оказываются удалёнными друг от друга в порядке их появления, существования, т. е. во временном отношении. Таким образом, именно в них время находит свое "телесное воплощение", которое столь же конкретно, как конкретен тот материальный процесс, "в образе и подобии" которого оно проявляется, не имея возможности отделиться от этой прирождённой формы своего бытия что, однако, вовсе не мешает временным связям, отношениям после их выявления и отражения продолжить своё "отражённое существование" и после исчезновения их непосредственных носителей - между сохранившимися образами или следами различных событий в качестве достояния истории. Всякий же процесс благодаря обладанию собственной временной составляющей, реализуясь в пространстве в направлении изменения своего состояния, реализуется и во времени - в направлении следования его состояний друг позже друга, в направлении образования, увеличения последовательности сменяющих друг друга состояний. Что и позволяет говорить о ЧЕТЫРЁХмерности нашего мира, его пространственно-ВРЕМЕННОЙ 3+1 размерности, отражающей, наряду с пространственными свойствами способностью различных тел располагаться относительно друг друга в различных направлениях, образующих в своей совокупности три измерения, коими и ограничивается, исчерпывается эта их способность. При этом не потому тела двигаются в трех измерениях, что пространство трехмерно, а потому пространство трехмерно, что тела двигаются относительно друг друга в трех измерениях, т. е. все вопросы по размерности пространства необходимо направлять к материальным носителям этого свойства бытия. А с другой стороны, это означает, что наш мир трехмерен по той причине, что три измерения – это ПРЕДЕЛ способности движущихся тел, не ограниченных в своем взаимодвижении никакими внешними для них условиями, двигаться в различных направлениях, или, иначе, т. к. трех измерений достаточно для выражения ЛЮБОГО направления, заданного самим движением, и временные его свойства, связанные с одномерной упорядоченностью бесконечной череды его состояний - моментов времени его существования. А поскольку движение смена состояний материальных систем наблюдается как в макро-, так и в мега-, и в микромире, то, очевидно, временная грань бытия как общая закономерность всякого движения, изменения, простирается далеко вширь и вглубь бытия, насколько позволяет ей наличие там самого движения - носителя этой грани бытия.

Глава IV

Количественная сторона времени. Природный характер величины длительности.

Время - это то, что видишь, глядя на часы.

А. Эйнштейн.

Переходя к рассмотрению количественной стороны временного явления, сделаем небольшое отступление, чтобы напомнить основные положения специальной теории относительности А. Эйнштейна, которую считают современной теорией метрических свойств пространства и времени, с целью соотнесения полученных нами результатов с выводами данной теории.

В основе созданной А. Эйнштейном в 1905 г. СТО лежат два постулата:

1. Законы, по которым изменяются состояния физических систем, не зависят от того, к которой из двух координатных систем, движущихся относительно друг друга равномерно и прямолинейно, эти изменения состояния относятся.

2. Каждый луч света движется в "покоящейся" системе координат с определённой скоростью С, независимо от того, испускается ли этот луч покоящимся или движущимся телом.

А. Эйнштейн. Собрание научных трудов, т. I, М., 1965, с. 10.

Суть же СТО как теории метрических свойств пространства-времени содержится в её выводе о зависимости величины длительности и протяжённости от движения ИСО инерциальных систем отсчёта, рассматриваемых СТО А. Эйнштейна. Дополнив известный принцип относительности Галилея, гласящий, что никакими опытами внутри изолированной системы невозможно определить, движется ли система равномерно и прямолинейно или покоится, постулатом о постоянстве скорости света в "покоящейся" ИСО предполагающем независимость скорости света от движения его источника, она приходит к выводу о так называемых релятивистских эффектах - относительности одновременности, сокращении длин в направлении движения, а также о замедлении времени и, соответственно, всех материальных процессов в движущихся ИСО. Откуда, в свою очередь, следует вывод о неопределённости пространственно-временных отношений безотносительно к ИСО и о сугубо относительном характере пространственно-временной структуры мира. Причём, несмотря на очевидную парадоксальность полученных выводов, данной теории удалось выдержать натиск своих противников. Как отмечал М. Борн, один из зачинателей современной физики, оценивая вывод СТО о замедлении времени и всех процессов в движущейся ИСО, "это и в самом деле странный вывод, но его, однако, невозможно избежать никакими ухищрениями логики. Перед этим приходится сдаться..."М. Борн. Эйнштейновская теория относительности, пер., с англ., М., 1964, с. 251.. Обладая безукоризненной логикой и кажущейся простотой исходных постулатов причём один из них, как бы перешедший по наследству от Галилея, выступает символом опоры на достижения классической физики, а другой, "ответственный" за предсказание релятивистских эффектов, - символом перехода к новой, нетрадиционной физике с её несомненными успехами, эта теория стала общепризнанной, несмотря на отдельные непрекращающиеся попытки, вызванные по большей части интуитивным недоверием к ней, обнаружить её "ахиллесову пяту".

Однако, если интуиция - не аргумент, то и общее признание - ещё не гарантия истинности теории, весьма удалённой от практической деятельности человека которая, как известно, только и может подтвердить или опровергнуть ту или иную теорию. Именно это мы и попробуем показать в продолжении нашего исследования, подходя к оценке данной теории со стороны ясного понимания сущности времени и его величины. А для этого ответим вначале на вопрос, что такое величина длительности по аналогии или в сравнении с количественным аспектом всякого другого свойства тел или процессов, прояснив при этом её природный характер.

Начнём же рассмотрение этих вопросов с констатации такого общего и достаточно очевидного факта, что всякий процесс или тело могут обладать только тем свойством, которое является стороной, способом их существования, которое проявляется самими телами и процессами как их способность к чему-либо. Однако любая их способность не безгранична. Всегда имеется определённый предел проявления ими той или иной способности, имеются внутренние рамки проявления ими того или иного свойства, очерченные закономерностями их собственного бытия, их внутренними возможностями. Причём как их способность к чему-либо, так и границы этой их способности всегда конкретны, индивидуальны в своём проявлении - по форме, способу и месту своего проявления. Но это вовсе не мешает различным телам, процессам обладать одинаковыми свойствами, способностями - как по типу этих свойств, способностей, так и по пределу их проявления. С помощью же понятия величины или степени как раз и характеризуется их способность к чему - либо со стороны предела, границы её проявления. При этом, как видим, качественная определенность в проявлении какого-либо свойства позволяющая сказать, на что способны, что именно проявляют тела или процессы неотделима от его количественной определённости позволяющей указать границы проявления этой их способности. Другими словами, всякий процесс или тело, проявляя определённое свойство, проявляет его в определённой самими носителями, обладателями этого свойства степени величина протяжённости стержня, к примеру, определяется изначально лишь его концами. Откуда следует естественный вывод, что величина любого свойства, присущего телу или процессу, определена ими до, без всякого её соотнесения с величиной однотипных свойств других тел или процессов, определена безотносительно к какой-либо мере её измерения. Что и позволяет ей выступать как объектом измерения, так и мерой измерения, обеспечивая тем самым саму возможность измерения.

И длительность как неотъемлемое свойство самих процессов сторона, способ их протекания - не исключение. Длительность, как мы видели, не существует сама по себе, а представляет собой специфическое отношение между сменяющими друг друга в определённой последовательности состояниями различных процессов. Образуя же с каждым новым своим состоянием всё новое и новое временное отношение, удаляясь при этом во времени в последовательности сменяющих друг друга состояний от своего первоначального состояния, всякий процесс тем самым всё более и более увеличивает свою длительность, ограничивая её, в конечном счёте, своими начальными и конечными состояниями, которые и определяют степень его способности к образованию временных отношений, к проявлению свойства длительности, или, иначе, величину его длительности. Таково происхождение, такова естественная природа величины длительности, предопределяющая характер проявления этой величины, а тем самым основные метрические свойства времени.

Глава V

Собственное время материальных процессов и теория относительности. Проблема скорости течения времени.

Каковы же неизбежные следствия, вытекающие из естественной природы времени и его величины?

Во-первых, величина всякой длительности, как и сама длительность, имеет ту или иную конкретно-индивидуальную форму своего проявления определённую сменяющими друг друга состояниями проявляющего длительность процесса и совпадающую тем самым с конкретной, единичной в своём проявлении формой его протекания, которая, с одной стороны, является естественной, природной формой выражения величины длительности, а с другой - изначальной, первичной формой её выражения по отношению к величине длительности в привычной нам относительной форме её выражения. Самостоятельно проявляя, определяя качественную грань своего временного свойства, всякий процесс тем самым самостоятельно проявляет-определяет и его количественную грань всё - в форме-способе-месте своего протекания как предел внутренне присущей ему способности к проявлению временного свойства. Что как раз и соответствует единству количественной и качественной определённости в проявлении временного свойства. А это значит, что всякий процесс, в принципе, сам отсчитывает своё время, осуществляя сменой состояний смену моментов времени и этим определяя величину проявленной им длительности но при этом, как мы увидим ниже, только периодически повторяющиеся процессы способны отсчитывать время, определяя его численное значение, т. е. способны измерять его, способны стать часами - инструментами измерения времени.

Обращаясь же к СТО, можно отметить лишь то, что ни о какой иной, кроме численной, форме выражения величины длительности в ней речи не идёт.

Во-вторых, время как свойство самих процессов является, во всей своей качественно-количественной определённости, неотъемлемой собственностью самих этих процессов. Но не абсолютной - собственные времена различных процессов лишь по своему происхождению, лишь по форме, способу и месту своего проявления неотделимы от порождающих их процессов. Как объективная же реальность они, благодаря своему материальному облачению, выступают ВСЕОБЩИМ ДОСТОЯНИЕМ. Не существует каких-либо принципиальных ограничений для использования собственного времени какого-либо процесса например, периода вращения Земли везде, где это необходимо, в том числе и в различных ИСО. Не имея возможности протекать В различных ИСО т. е. "наполняя" собой ИСО, это время, тем не менее, протекает ДЛЯ всех ИСО, способных отразить его ход. При этом каждая ИСО вправе выбирать, пользоваться ли ей временем только своих материальных процессов или использовать и время "чужих" процессов астрономы, например, давно и успешно используют "чужое" время - определяемое движением различных космических объектов - для отсчёта времени земных событий.

Тогда как в СТО, предполагающей различную скорость течения времени в различных ИСО, время подразделяется лишь по относительной скорости его протекания и потому - на собственные времена различных ИСО. Причём эти безликие собственные времена различных ИСО, отличающиеся только скоростью своего протекания с которой СТО связывает соответствующее изменение хода всех процессов движущихся ИСО, и, прежде всего, часов, отсчитывающих при таком соответствии собственное время каждой ИСО, выступают некой абсолютной собственностью этих ИСО - время одной ИСО в СТО не является реальностью для другой показания часов одной ИСО в СТО не имеют значения для других ИСО.

И протекает собственное время любого процесса не в точках пространства как это следует из СТО в отношении собственного времени каждой ИСО, поскольку своим выводом об относительности одновременности событий она предполагает различные моменты времени в различных ТОЧКАХ пространства всякой ИСО для наблюдателей различных ИСО. Являясь стороной протекания какого-либо процесса, оно обладает локальностью своего проявления лишь в той мере, в которой локален проявляющий его процесс. Иначе, оно обладает не точечно-локальной, а пространственно-локальной структурой своего проявления, которая позволяет различным ИСО своим взаимодвижением - этим общим для них процессом - отсчитывать и ОБЩЕЕ для них время, отвергая и с этой стороны какую-либо временную изолированность различных ИСО.

В-третьих, величина длительности всякого процесса, определяемая его сменяющими друг друга состояниями, определяется ими ОДИНАКОВЫМ ОБРАЗОМ ДЛЯ ВСЕХ СИСТЕМ ОТСЧЕТА, как одинаково для всех изменяется состояние любого процесса. Т. е. в изначальной, природной форме своего выражения, как результат проявления временного свойства каким-либо процессом, как объект для измерения величина длительности одинакова для всех систем отсчёта. И в этом смысле имеет абсолютный характер.

СТО же, предполагая различный ход времени в различных ИСО и связанную с этим временную изолированность различных ИСО, приходит к выводу о различной величине длительности одного и того же процесса для различных ИСО, который, как это теперь видно, противоречит природному характеру величины длительности любого процесса.

В-четвёртых, из природного способа определения величины длительности любого процесса - его начальными и конечными состояниями - следует, что ВСЕ ОДНОВРЕМЕННО и только одновременно ПРОТЕКАЮЩИЕ ПРОЦЕССЫ ОБЛАДАЮТ РАВНОЙ ВЕЛИЧИНОЙ ДЛИТЕЛЬНОСТИ.

Действительно, с одной стороны, только у одновременно протекающих процессов границы проявления временного свойства, очерченные начальными и конечными состояниями этих процессов, не удалены друг от друга во временном отношении, не связаны друг с другом отношением раньше-позже а в этом суть одновременности, т. е. СОВПАДАЮТ в проявлении временного свойства. А совпадая - определяют собой одинаковую степень проявленной процессами длительности, одинаковую временную протяжённость образуемых ими последовательностей сменяющих друг друга состояний. С другой стороны, таким свойством обладают ВСЕ одновременно протекающие процессы, так как у всех их, благодаря одновременности их протекания, границы проявляемой ими длительности совпадают независимо ни от каких других особенностей их протекания. Таким образом, одновременность протекания различных процессов - необходимое и достаточное условие одинаковости их длительности. Отсчёт одновременно протекающими процессами одинаковой по величине длительности и даёт возможность выражать длительность, образуемую одним процессом, через длительность другого - одновременного ему - процесса, т. е. ПОЗВОЛЯЕТ ИЗМЕРЯТЬ длительность одних процессов с помощью других, выступающих в роли часов, СОВМЕЩАЯ во времени и начальные и конечные их состояния. Причём одновременно протекающие процессы будут обладать одинаковой величиной длительности независимо от своей принадлежности к различным ИСО, поскольку эта их принадлежность не влияет ни на сущность времени и его величины, ни на природный способ выражения ими величины собственной длительности - своими граничными состояниями, которые определяют величину проявленной процессом длительности одинаковым образом для всех ИСО позволяя, в принципе, сравнивать длительности процессов различных ИСО без промежуточного этапа их измерения внутри каждой ИСО и тем самым делать предварительную оценку относительной величины их длительности без посредников в лице секунд этих ИСО.

Такова объективная связь величины длительности различных процессов с соотношением начальных и конечных их состояний, соответствующая природе этой величины. Такова общая закономерность проявления длительности различными процессами, предопределённая природным способом выражения ими величины этого свойства, или, иначе, такова закономерность отсчёта времени самими процессами. Которая, в свою очередь, означает, что СОБСТВЕННЫЕ ВРЕМЕНА РАЗЛИЧНЫХ ПРОЦЕССОВ НЕ ОБЛАДАЮТ НИКАКОЙ СКОРОСТЬЮ ПРОТЕКАНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ДРУГ ДРУГА и, следовательно, что применение понятия скорости ко времени не имеет смысла. Ни внутри отдельных ИСО, ни принадлежа к различным ИСО. Никаким изменением хода процессов невозможно ни ускорить, ни замедлить относительный ход их собственного времени. Протекая одновременно, все они будут обладать равной длительностью независимо ни от своего хода, ни от своей принадлежности к различным ИСО. Только заканчиваясь раньше или позже друг друга при одновременном начале их протекания они будут обладать, соответственно, меньшей или большей длительностью по отношению друг к другу. В этом, повторимся, - закономерность проявления длительности различными процессами, обусловленная происхождением этого их свойства, его сущностью.

Причём признаёт эту закономерность проявления временного свойства различными процессами и СТО. Однако, не зная, чем она вызвана, и предполагая различный ход времени в различных ИСО, СТО тем самым предполагает ограниченность этой закономерности внутренними рамками отдельных ИСО не замечая, что одинаковая длительность одновременных процессов - не только и не столько результат измерения, сколько ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ измерения длительности любого процесса путем совмещения начала и конца его протекания с началом и концом измерения его длительности какими-либо часами, предопределившее данный метод измерения, и что, следовательно, это ее предположение, означает, по сути, ограничение самой возможности измерять общепринятым методом. При этом СТО предполагает такую же ограниченность и соответствующего этой закономерности метода непосредственного сравнения длительностей различных процессов только наложив негласный запрет на сравнение длительностей процессов различных ИСО по соотношению во времени их граничных состояний, можно говорить о различной длительности процессов в различных ИСО между общими для них событиями, например, встречами их ИСО, вступая тем самым в скрытый конфликт с природным способом определения величины длительности процессов и не замечая при этом, что допустив саму возможность измерения общепринятым методом длительности процессов одной ИСО по часам другой, она неявным образом исходит из посылки, которую открыто пытается опровергнуть путём "выкручивания рук" секундам различных ИСО. Более же подробный разговор о методе измерения и о том, что за ним стоит, ещё впереди.

Сейчас же хотелось подчеркнуть другой момент. Поскольку собственные времена различных процессов не обладают никакой относительной скоростью хода, т. е. обладают ЕДИНЫМ ходом своего протекания независимо ни от каких систем отсчета, сливаясь при этом в однородный общий поток времени нашего бытия, но позволяя нам, однако, для отсчета, измерения времени – протяженности отдельных участков этого потока – использовать лишь один из составных ручейков этой полноводной “реки времени”, то такое их свойство и в самом деле позволяет сделать вывод о существовании ЕДИНОГО для всех времени, за которым, однако, стоит не какая-то самостоятельная сущность, пронизывающая мировое пространство, а собственное время – временные отношения – любого периодического процесса, избранного в качестве ведущего, главного при отсчете времени.

В-пятых, исходя из вышесказанного, становится вполне очевидным, что и в относительной, численной форме своего выражения величина длительности любого процесса не может иметь различное значение для различных ИСО. Как известно, в численной форме своего выражения она представляет собой результат сравнения, соотнесения длительности одного процесса с длительностью другого, периодического, выраженный числом, показывающим, сколько раз длительность одного - периодического, играющего роль часов - процесса повторилась в границах длительности другого. При этом длительность одного периода или определенной его части периодического процесса выступает МЕРОЙ, единицей измерения времени, а операция соотнесения какой-либо длительности с мерой времени называется измерением. Именно в процессе измерения индивидуализированная природная - первичная - форма выражения величины длительности, обладающая абсолютным в своей независимости от системы мер, отсчёта характером, трансформируется в безликую численную - вторичную, зависящую от единиц времени - форму своего выражения, которая позволяет сравнивать длительности заочно, по их численному обозначению, отражающему отношение величины измеряемой длительности к величине измеряющей, выступающей, в лице избранной меры времени, необходимым посредником заочного сравнения величин. Однако при этом возможности использования в этой роли длительности одного и того же периодического процесса ограничиваются привязанностью этой длительности к местоположению проявляющего её процесса. С другой стороны, было обнаружено, что результат измерения не изменится, если использовать в качестве меры времени длительность и других процессов, равную первоначально избранной для этой цели. Поэтому в качестве меры времени принимается длительность ЛЮБОГО периодического процесса любой конкретной формы её проявления, равная, однако, длительности определённого общедоступного периодического процесса, взятой за основу, за образец величины меры времени поскольку длительность определённой величины возможна не иначе, как длительность определённого процесса. При этом первичные для данной меры времени часы приобретают статус эталонных, образцовых, а определённая как количественный эквивалент эталонной длительности мера времени оказывается всеобщей, универсальной, способной отсчитываться где и когда угодно с помощью различных - вторичных по отношению к эталонным - часов. Причём длительность в качестве меры времени не может быть <обезличена>, не может выступать в относительной форме своего выражения, т. к. для процедуры измерения ее величина требуется в своем <натуральном> виде. И наша вездесущая секунда берущая, как известно, своё начало от суточного вращения Земли - в том числе. Её универсальность - в её многоликости, позволяющей ей проявляться в форме-способе-месте протекания любого периодического процесса и тем самым отсчитываться им в качестве его личной собственности, имеющей при этом статус всеобщей меры времени.

Необходимым же условием отсчёта различными часами одной и той же - всеобщей - меры времени является их равнение на ход эталонных, или первичных, для данной меры часов. Что мы и наблюдаем в нашей системе отсчёта вспомним сигналы точного времени, в рамках которой является общепризнанным, что только одновременно протекающие процессы обладают равной длительностью. Однако, как мы видели, данное свойство проявления длительности различными процессами не ограничивается внутренними рамками отдельных ИСО. Поэтому к каким бы ИСО ни принадлежали различные часы, для отсчёта ими эквивалентов избранной меры времени все они должны равняться на ход первичных для данной меры часов. Только эти - первичные - часы способны совершенно самостоятельно отсчитывать избранную меру времени, ибо только эти часы "знают сами по себе" величину избранной меры времени, обладая этой величиной длительности и до придания ей статуса образца всеобщей меры времени. И поэтому эти часы выступают в роли ведущих, а все остальные - в роли ведомых при отсчете этой меры. Что и гарантирует отсчет ими избранной меры времени. Всякая же автономия последних в этом деле означает, по сути, переход к новому эталону и новой мере времени.

Однако СТО, не опирающаяся на ясное понимание сущности времени и его величины, этого необходимого условия отсчёта часами различных ИСО одной и той же единицы времени не замечает. Для неё условием отсчёта эквивалентных единиц времени является соответствие хода часов различных ИСО требованию её второго постулата к ходу времени в этих ИСО. Предполагая же замедление не только времени, не только часов, но и абсолютно всех процессов движущейся ИСО, СТО подводит к выводу о принципиальной невозможности заметить какие-то отклонения в отсчёте единиц времени, связанные с движением ИСО, внутри каждой ИСО. А в условиях ограничения неправомерного, как мы уже видели области непосредственного сравнения длительностей внутренними рамками отдельных ИСО эта "внутренняя" одинаковость единиц времени различных ИСО и позволила говорить о "физической равноценности единиц измерения" СТО М. Борн. Эйнштейновская теория относительности, пер. с англ., М., 1964, с. 245., несмотря на предполагаемый ею различный ход часов различных ИСО.

И только неясность в вопросе о сущности времени и его величины мешала увидеть всю иллюзорность такой равноценности единиц времени, не учитывающей как природный способ выражения величины длительности различными процессами, так и соответствующее ему непременное условие обладания ими одинаковой длительностью. Но в результате оказываются обманчивыми, иллюзорными и логически безупречные выводы СТО. В том числе её вывод о зависимости величины длительности любого процесса от выбора ИСО, измеряющей эту величину, и тем самым об относительном - как эту относительность понимает СТО - характере этой величины. А такая относительность пространственных и временных отношений, связанная с выбором ИСО, является сутью, основным содержанием теории относительности, давшим название самой этой теории.

При этом нужно признать, что величина длительности любого процесса действительно имеет относительный характер. Но, во-первых, только в относительной форме своего выражения, которая, как видели, не является единственной формой её выражения. А во-вторых, эта относительность связана лишь с ВЕЛИЧИНОЙ объекта сравнения меры времени. И в этом случае относительная, численная форма выражения величины длительности мирно соседствует с абсолютной - первичной, природной - формой её выражения в образе проявляющего длительность процесса, предполагая и дополняя её как результат соотнесения величин в абсолютной форме их выражения, выступая при этом вторичной, производной формой выражения величины длительности, формой отражения абсолютной величины длительности процесса в зеркале абсолютной величины меры времени. И проявляющийся при этом относительный характер величины длительности лишь дополняет её изначально независимый ни от каких мер времени и в этом смысле абсолютный характер, является его продолжением в условиях сравнения различных длительностей. Имеющая же место при этом неопределённость, до измерения, величины длительности любого процесса в относительной форме её выражения вовсе не мешает её определённости, до измерения, в иной, абсолютной форме её выражения, не мешает определённости её проявления самим процессом, её определённости в качестве независимого от систем отсчета объекта измерения. Её значение в абсолютной, природной форме её выражения и предопределяет, совместно с абсолютным значением избранной меры времени, численное её значение, обнаруживаемое в процессе измерения, в процессе сравнения абсолютных значений измеряемой и измеряющей длительностей. При этом характер относительности, связанный с выбором меры времени по её величине, совпадает с классическим представлением об относительной величине, согласно которому результат измерения какой-либо длительности с помощью одной и той же меры времени должен быть для всех одинаков.

СТО же, не видя прямой и неразрывной связи относительного хода часов различных ИСО с относительной величиной отсчитываемых ими единиц времени, предполагает, в соответствии с требованием её второго постулата, различную скорость отсчёта ими одной и той же единицы времени секунды в различных ИСО прикрываясь при этом упомянутой "внутренней" одинаковостью этих единиц времени. И приходит к выводу о зависимости относительной величины длительности процессов ещё и от выбора ИСО. Но делая это, СТО не просто расширяет, корректирует область её относительности зависимости. Она при этом переходит невидимую черту от одного типа относительности к другому, переходит от неопределенности численного значения величины длительности до выбора меры времени по её величине, которая ничуть не мешает величине длительности быть вполне определённой в иной, не относительной форме её выражения, к неопределённости численного значения величины длительности до выбора меры времени по скорости её отсчёта или, что то же самое, до выбора ИСО, которая противоречит какой бы то ни было вообще её определённости безотносительно к ИСО поскольку определённость величины длительности до выбора ИСО, т. е. без участия ИСО, лишь собственными средствами проявляющего длительность процесса, означает её изначальную одинаковость для всех ИСО, несовместимую с выводом СТО о различной величине длительности для различных ИСО, с относительностью "по-СТО".

А это значит, что делая вывод о зависимости относительной величины длительности процесса от выбора ИСО, СТО тем самым предлагает такой характер этой величины, который несовместим с наличием абсолютной, независимой от всяких систем отсчёта формой её выражения. А значит - с природной формой, природным способом выражения величины длительности, являющимся естественной основой, предпосылкой относительной, в чём-то искусственной с участием измерителя формы её выражения которую СТО только и признаёт, не замечая того, что за ней стоит, несовместим с самостоятельностью определения величины длительности проявляющим её процессом. И, следовательно, - со временем, как стороной протекания самих процессов, предполагающим единство количественной и качественной определённости в проявлении ими временного свойства.

А с другой стороны, предполагая сугубо относительный характер величины длительности, предполагая относительную форму выражения этой величины единственно возможной формой её выражения в СТО бессмысленно говорить о величине длительности без указания системы её отсчёта, СТО ОТОЖДЕСТВЛЯЕТ тем самым величину длительности с её значением лишь в относительной - численной - форме её выражения. А отождествляя - АБСОЛЮТИЗИРУЕТ, неоправданно преувеличивает роль, значение численной - вторичной, производной - формы её выражения и её относительного характера за счёт полного непризнания, игнорирования изначальной, природной формы её выражения - формы её проявления - и её природного, независимого характера чему в определённой степени способствовали и несомненные заслуги численной формы выражения величины длительности, в результате чего была вытеснена на задний план, оказалась вне фокуса сознания изначальная, природная форма выражения величины длительности, неотделимая к тому же от формы-способа протекания проявляющих длительность процессов, "закамуфлированная" под них и этим затрудняющая своё обнаружение. При этом СТО выдаёт одну из черт её характера - относительную - за единственную черту этого характера. Такова плата СТО за провозглашение постулата, требующего участия скорости движения ИСО в определении относительной величины длительности. А игнорируя другую - абсолютную - черту её характера, не замечая изначальную форму выражения величины длительности просто невозможно заметить, ощутить всю противоестественность ограничения области непосредственного сравнения длительности различных процессов внутренними рамками отдельных ИСО, позволившего СТО сделать свои выводы. Как невозможно осознать и тот факт, что граничные состояния любого процесса не только показывают, определяют границу измерения его длительности, но и, прежде всего, сами по себе определяют величину измеряемой длительности, причём одинаковым образом для всех ИСО, перечёркивая тем самым вывод СТО о сугубо релятивистском характере временных и не только связей, отношений. И такой "близорукостью", ведущей к абсолютизации относительности, СТО обладает, можно сказать, из принципа - благодаря провозглашённому постулату, несовместимому, как увидим чуть ниже, с абсолютной гранью выражения величины длительности. Её "прозрение" означало бы её самоотрицание.

Однако в рамках лишь вычислений такая опасность ей не грозит, поскольку эти рамки не позволяют увидеть то, что стоит за характером метрических свойств времени. Только проникнув в сущность какого-либо явления, можно заметить, что характер количественной его стороны предопределён его глубинной качественной стороной, его "внутренним устройством". И что измерения-вычисления - не начало познания количественной грани бытия, а его продолжение на основе ранее уже познанных качественных и количественных его сторон в их нераздельном природном единстве. При этом, как известно, человек шёл в познании окружающей его действительности от конкретного к абстрактному. Вначале были различные предметы, события, явления, их свойства, связи, закономерности и только потом, в результате отражения и обозначения всего этого, появились понятия, абстракции. И к понятию времени он шёл тем же путём, заинтересовавшись определённым порядком следования различных событий, явлений, их непространственной удаленностью друг от друга, тем, ЧТО отделяет начало и конец протекания различных процессов например, начало и конец жизненного пути каждого человека, и обозначая выявленные природные свойства и отношения теми или иными названиями "раньше", "позже", "одновременные", "длительность" и т. п., не отделяя при этом вначале выявленные свойства от их конкретных носителей, от конкретного способа проявления этих свойств.

С обозначений начиналось познание и количественной стороны временного явления, которая предстала перед человеком изначально в виде того факта, что лишь немногие процессы, вместе начинаясь, вместе и заканчивались остальные - либо раньше, либо позже. Этот факт и был соответствующим образом зафиксирован в сознании человека. При этом процессы, "концы" которых совпадали в своём появлении, стали называть одинаковыми по этой их способности к "самоудалению" к удалению друг от друга своих начальных и конечных состояний, остальные были обозначены как обладающие меньшей или большей этой способностью. Выработав же определение того, какие процессы одинаковы, а какие неодинаковы в проявлении данного свойства, человек получил возможность сравнивать различные процессы по этой их способности, получил МЕТОД их сравнения путём соотнесения в порядке появления их граничных состояний. Обозначив же это их свойство как "длительность", он получил возможность сравнивать уже не процессы по их способности, а сами эти способности создав тем самым необходимые, но еще недостаточные условия для отрыва этих свойств от процессов, имея при этом готовый метод их сравнения и используя для этого словесный способ выражения количественной грани временного явления благодаря наличию абсолютной формы ее выражения. При этом вопрос о том, какие длительности считать одинаковыми, а какие - большими или меньшими по отношению друг к другу, решился не путём измерений для этого ещё не был "изобретён" метод измерений и не путём конвенций, а путём простого обозначения, отражающего тот факт, что существуют процессы, одноимённые "концы" которых либо совпадают, либо не совпадают друг с другом в порядке их появления.

К тому же, обозначив процессы, "концы" которых совпадают, как "обладающие одинаковой длительностью", человек получил не только определение одинаковой длительности. Зафиксировав при этом СВЯЗЬ относительной степени способности этих процессов к "самоудалению" с определённым соотношением "концов" этих процессов, он неожиданно для самого себя обнаружил общую ЗАКОНОМЕРНОСТЬ проявления временного свойства различными процессами - все процессы, "концы" которых совпадают, обладают одинаковой длительностью. Которой и воспользовался далее, не сумев, однако, осознать сам факт её обнаружения и предоставив тем самым "открытие" этой закономерности своему потомку - человеку с часами.

Придя к методу сравнения длительности различных процессов путем соотнесения их "концов", человек не остановился в своем подходе к оценке количественной грани времени. Используя тот факт, что одновременно протекающие процессы т. е. чьи "концы" совпадают ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ обладают одинаковой длительностью, он стал выражать длительность одного процесса через равную ему длительность другого, периодического длительность каждого периода которого была принята за единицу времени путём совмещения начала и конца измеряемого процесса с началом и концом измеряющего периодического процесса, т. е. с началом и концом измерения. И этим сделал следующий шаг в расширении своих возможностей познания количественной грани этого свойства - шаг от метода непосредственного сравнения и словесно-описательного способа выражения величины длительности к методу измерения и ЧИСЛЕННОЙ форме выражения этой величины, которая, с одной стороны, позволила сравнивать длительности различных процессов на любом их удалении друг от друга, причём сравнивать уже непосредственно длительности по их численному значению, а не процессы, а с другой стороны, тем самым основательно разорвала их видимую связь, позволила в какой-то мере "забыть" при этом о процессах, упустить на время из виду то, что конечный смысл измерений длительности состоит в определении истинного соотношения "концов" различных процессов, т. е. позволила "оторвать" длительность предварительно "обезличив" её от процессов. Все, что их после этого ещё связывало в сознании человека, - это метод её измерения путём совмещения "концов" измеряемого и измеряющего процессов. И теперь уже с трудом приходится "вспоминать", что за этой тонкой нитью, связывающей их, стоят как происхождение измеряемого свойства, так и его природный характер предопределённый этим происхождением, или закономерность его проявления, состоящая в том, что одновременно протекающие процессы обладают одинаковой длительностью, и что смысл одинаковой длительности процессов в том, что "концы" этих процессов совпадают в своём появлении, и метод измерения длительности исходит из ПЕРВИЧНОСТИ утверждения о "совпадении..." по отношению к утверждению об "одинаковости..." не потому совпадают "концы" процессов, что их длительность одинакова, а потому их длительность одинакова, что "концы" их совпадают.

А поскольку "одинаковая длительность процессов" - это всего лишь иное выражение, обозначение того факта, что "концы" этих процессов совпадают в порядке своего появления, то выражение "одновременные процессы обладают равной длительностью" НЕ ТОЛЬКО И НЕ СТОЛЬКО ОЦЕНКА длительности этих процессов по результатам измерений, позволившим осознать, наконец, эту закономерность проявления длительности, сколько, прежде всего, ОПРЕДЕЛЕНИЕ того, длительности каких процессов считать одинаковыми, возникшее как отражение общей закономерности проявления ими этого свойства до всякого его измерения. И как таковое оно является отправной точкой, исходным постулатом, АКСИОМОЙ всякого измерения, сравнения длительности, пусть и неосознанной. На этом "утверждении, не требующем доказательств", строятся и все предполагаемые измерения СТО так как незнание того, какая общая закономерность проявления временного свойства лежит в основе метода его измерения, вовсе не избавляет от необходимости действовать, пусть и неосознанно, в соответствии с этой закономерностью. Это всё равно как за

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Сущность времени и его величины". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 683

Другие дипломные работы по специальности "Философия":

Русские революционеры-демократы о человеке

Смотреть работу >>

Наука в духовной культуре общества

Смотреть работу >>

О первичных основаниях нравственности

Смотреть работу >>

Социальная направленность проповеди

Смотреть работу >>

Политика как призвание и профессия

Смотреть работу >>