Дипломная работа на тему "Любовь как философская категория"

ГлавнаяФилософия → Любовь как философская категория




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Любовь как философская категория":


План

Предисловие

Глава 1. Предмет исследования

Глава 2. Любовь. Трансцендентный уровень

Глава 3. Любовь. Социальный уровень

Глава 4. Любовь. Материальный уровень

Глава 5. Любовь к себе и к другим

Послесловие

Литература


Предисловие

Пожалуй, ни о каком другом человеческом качестве не сказано и не написано столько, сколько о Любви. Ни один значимый философ не обошёл тему любви стороно й, да и психологи не очень отстают в этом плане от философов. Сказать о ней что-то новое, никогда и ни кем не сказанное, представляется маловероятным, да, пожалуй, и не нужным. Для тех, кто хочет более подробно ознакомиться с позициями различных авторов по теме любви можно порекомендовать Философию любви. М.: Политиздат, 1990 или Феномены человеческого бытия А. Б. Демидова, Минск: ЗАО Издательский центр «Экономпресс», 1999.

В настоящей работе сделана попытка рассмотреть “любовь”, именно, как философскую категорию, то есть найти и описать такие общие свойства и качества, без наличия которых “любовь”, как таковая, невозможна в принципе.

Для облегчения правильного восприятия настоящих размышлений, необходимо предварительно сделать некоторые пояснения.

Первое пояснение состоит в полном признании автором научности и объективности тех направлений психологии, которые признают бессознательное, открытое Зигмундом Фрейдом, и коллективное бессознательное, открытое Карлом Юнгом. В самом общем виде, эти направления можно объединить под эгидой трансперсональной психологии.

Работы З. Фрейда в свое время произвели настоящий переворот во взглядах на традиционную психологию сознания. Он уподобил психику айсбергу, где малая часть, выступающая над поверхностью воды, представляет область сознательного, в то время как гораздо большая масса под водной поверхностью представляет область бессознательного. В этом обширном пространстве бессознательного можно обнаружить влечения, страсти, подавленные мысли и чувства – гигантскую преисподнюю незримых жизненных сил, осуществляющих императивный контроль над сознательными мыслями и поступками индивида. С этой точки зрения, психология, ограниченная анализом сознания, абсолютно не адекватна для понимания основополагающих мотивов человеческого поведения.

Юнг пришел к выводу, что помимо индивидуального бессознательного существует коллективное, расовое бессознательное, общее для всего человечества и являющееся проявлением созидательной космической силы. Коллективное бессознательное, в отличие от индивидуального (личностного бессознательного), идентично у всех людей, общее для всего человечества. Оно образует всеобщее основание духовной жизни каждого человека, будучи по природе своей сверхличным. Коллективное бессознательное – есть “предпосылка каждой индивидуальной психики, подобно тому, как море есть предпосылка каждой отдельной волны”.

Суть второго пояснения состоит в следующем. Философская, этическая мысль в своем историческом развитии определила три основных фактора или уровня, влияющих на формирование нравственных ценностей человека (и на всю его психику в целом): идеалистический (религиозный), социально-исторический и натуралистический.

Независимо от того, верит ли человек в существование Высших сил, или является последовательным материалистом, это, в любом случае, влияет на формирование его жизненных ценностей. Этот фактор влияния нужно трактовать несколько шире, чем просто отношение к религии. Это отношение человека к бытию вообще. Это уровень информации, мировоззрения, морали, идеологии. Таким образом, первый фактор влияния можно назвать онтологическим или трансцендентным, то есть, на сегодняшнее время, выходящим за пределы нашего вполне осознанного понимания.

Человек существо социальное. Его моральные и нравственные качества могут формироваться и проявляться лишь в социуме, а в отрыве от общества просто не имеют смысла. Об этом же говорит и современная психология, обращая внимание на важную особенность психики человека. Человеческая психика не дана человеку в готовом виде с момента рождения и не развивается сама по себе, не появляется сама по себе человеческая душа, если ребенок изолирован от людей. Только в процессе общения и взаимодействия ребенка с другими людьми у него формируется человеческая психика, в противном случае, при отсутствии общения с людьми, у ребенка ничего человеческого ни в поведении, ни в психике не появляется (феномен Маугли). Второй фактор влияния – социальный фактор или фактор взаимодействия.

В то же время, человек существо биологическое. Организм – это такое целое, которое включено в более широкое целое, из которого оно происходит; наш человеческий организм есть дитя природы и обязательно удерживает в себе и интенсивно использует физические закономерности природы. Организм существует только в природной среде, в процессе систематического обмена продуктами с природной средой и существует глубинная, фундаментальная связь нашего органического существования с природой. Поэтому без изучения природы и самого человека невозможно понять, как происходит формирование моральных и нравственных качеств у человека. Третий фактор влияния – биологический или материальный фактор. Человек не только испытывает воздействие окружающего мира, но и сам активно воздействует на него именно на этих трех уровнях. В моральном аспекте, нравственные ценности и идеалы изначально образуются как идеализированные мысленные образы, поэтому трансцендентный уровень можно назвать и моральным. На этом уровне человек воздействует на мир своими мыслями. На социальном уровне человек взаимодействует с другими людьми, как правило, посредством вербального или словесного общения. Этот уровень можно назвать уровнем взаимодействия, где человек воздействует на мир своими словами. На материальном уровне моральность человека проявляется в его действиях и поступках – это уровень проявления.

Таким образом, любовь, как философская категория, будет рассмотрена на трёх уровнях взаимодействия: трансцендентном, социальном и материальном.

Глава 1. Предмет исследования

Прежде чем приступить к рассмотрению Любви как таковой, необходимо определиться, что же конкретно будет рассматриваться. Само слово “любовь”, в настоящее время применяют столь широко, используя его к месту и не к месту, что без такого определения обойтись просто невозможно.

Древние греки выражали понятие “любви” разными словами: "эрос", "филия", "ага́пэ", "сторгэ". В порядке нисхождения уровня внутреннего напряжения или страсти их располагали следующим образом:

Эрос (греч. eros любовь) – главным образом половая, страстная любовь, способная дойти до безумия.

Филия (греч. philia) – приязнь к самым разнообразным "вещам". Это и любовь к родителям, к детям, и любовь к родине, и любовь к товарищам (дружба), и эротическая любовь (эрос – лишь один из видов филии), и любовь к познанию, и прочее. Существительное «филия» имеет свой глагол – «филион» – «сближать – дружу – люблю». Есть различные виды этой любви. Любовь к отцу – «филопатор», любовь к матери – «филоматор», любовь к детям – «филопайс», любовь к брату – «филадельфия».

Ага́пэ (др.-греч. ἀγάπη; ага́пе, ага́па) – мягкая, жертвенная, снисходящая к ближнему любовь. 1. Жертвенная любовь с забвением собственных интересов в заботах и во имя любимого. 2. Жертвенная любовь, бескорыстная самоотдача, растворение любящего в заботе о любимом. Именно такое понимание любви восхваляло христианство в период заката языческой культуры; у ранних христиан были в обычае "агапы" – братские трапезы.

Сторгэ – любовь-нежность, в частности семейная любовь, любовь родителей к детям.

Наш русский язык тоже достаточно богат, чтобы помимо слова «любовь» использовать и другие слова: нравиться, испытывать приязнь, предпочитать, обожать, наслаждаться и т.п. Тем не менее, у нас «любят» практически ВСЁ. “Любят” не только людей, но и любые объекты, явления, процессы и понятия, к людям никакого отношения не имеющие. «Любят» Родину и истину, музыку и литературу, яблочный пирог и соседний магазин, грозу и телепередачу и т.д. и т.п. Подобные отношения “не между людьми”, к любви как таковой касательства не имеют, и рассматриваться не будут. Представляется целесообразным проверять правомерность применения слова «любовь» обратным утверждением. Если обратное утверждение невозможно, то и употребление слова “любовь” неправомочно. Например, утверждение: «Я люблю своего сына”, допускает обратное утверждение: “Мой сын любит меня». Следовательно, применение слово “любовь” в этом случае вполне допустимо и оправдано. Утверждение: “Я люблю пирожки с капустой”, не допускает обратного утверждения: «Пирожки с капустой любят меня». Следовательно, применение слова “любовь” в этом случае недопустимо, и не оправдано.

Что касается отношений между людьми, то здесь можно выделить следующие виды этих отношений, которые, как правило, называются любовью:

1. Родственные отношения между людьми близкими друг другу по крови:

Отношение (любовь) родителей к своим детям. При этом различают материнскую любовь, как безусловную, независимую от того, как к ней относится ребенок, и отцовскую, как обусловленную, то есть отличающуюся большей требовательностью; любовь отца ребенок должен "заслужить".

Отношение (любовь) детей к своим родителям. Основой этих отношений является чувство благодарности, за данную им жизнь, за нежность и заботу родителей по отношению к самим детям.

Отношение (любовь) детей (братьев и сестёр) друг к другу. Основой этих отношений являются дружественные чувства, приязнь, понимание и забота друг о друге.

Отношение (любовь) более отдалённых по крови родственников друг к другу. Основой этих отношений является чувство принадлежности к одной семье, взаимопомощь и поддержка.

2. Отношения между людьми не связанными кровными узами:

Отношение (любовь) к самому себе.

Отношение (любовь) конкретного мужчины к конкретной женщине.

Отношение (любовь) ко всем людям вообще (братская (не кровная), христианская любовь).

В самом общем и кратком виде современная психология определяет любовь как совокупность трех составляющих: сексуального влечения, симпатии и уважения. При этом, сексуальное влечение и симпатия без уважения понимаются как влюблённость; симпатия и уважение, без сексуального влечения как дружба.

Если принять данное определение за основу, и посмотреть на перечисленные выше виды отношений, то становиться совершенно ясно, что сексуальное влечение возможно только для одного вида этих отношений – между конкретным мужчиной и конкретной женщиной. Во всех остальных случаях подобное влечение будет половым извращением и психопатией. Что касается однополых отношений, которые до недавнего времени считались, и совершенно справедливо считались, половым извращением то, с точки зрения нравственности, они прямо противоположны Любви. Однополые отношения, как и целомудрие, нарушают все четыре динамики основного принципа выживания Хаббарда [4]. Такие отношения в принципе не могут дать начало новой жизни. Здесь имеет место незыблемое этическое правило: “если какой-либо образ жизни (жизненный принцип) не может быть рекомендован всем людям без исключения, так как это приведет к их уничтожению, как биологического вида, то этот принцип порочен и служит исключительно Злу”.

Таким образом, только отношения между конкретным мужчиной и конкретной женщиной могут являться РЕАЛЬНОЙ ЛЮБОВЬЮ, но, и они требуют дополнительного уточнения.

Для некоторых людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимыми, а не в том, чтоб любить самим. Значит, сущность проблемы для них в том, чтобы их любили, чтобы они возбуждали чувство любви к себе. В этом случае, стратегия таких людей заключается в повышении своей “ценности” на “рынке любви”. Мужчины, стремятся любыми возможными способами (слава, богатство, власть) повысить свою “значимость”, что повышает их шансы в выборе наиболее привлекательных женщин. Женщины же стремятся любыми возможными способами повысить собственную сексуальную привлекательность, что повышает их шансы на выбор наиболее “значимых” мужчин. Способы возбуждать любовь к себе являются теми же самыми путями, которые используются для достижения удачливости, для обретения полезных “друзей” и влиятельных связей. При таком подходе, мужчины и женщины являются друг для друга взаимной добычей, одновременно играя роль и охотников, и жертв. Главное для них не продешевить, “продавая” на “рынке любви” собственную привлекательность. Во всём этом слишком много животного и слишком мало человеческого. По сути, такие люди ищут не столько любви, сколько повышения собственной значимости, а также материального и социального благополучия. Народ тут же придумал очередную мудрость, очень точно и доходчиво объясняя суть подобных взаимоотношений: “Секс – это та цена, которую женщины платят мужчинам за брак, а брак – это та цена, которую мужчины платят женщинам за секс”.

На более высоком уровне подобную “любовь” исследовал французский экзистенциалист Жан-Поль Сартр. Подавляющее большинство философов и психологов рассматривают любовь как стремление человека самому любить другого. А, вот Ж.-П. Сартр исследовал любовь именно как стремление быть любимым другим человеком. Он пришёл к выводу об изначальной конфликтности подобной “любви”. По мнению Сартра, каждый человек жаждет любви другого человека к себе, причем любви свободной и добровольной. Почему любящий человек жаждет именно свободной взаимности от любимого? Как показывает Сартр, дело в том, что человек хочет при помощи другого добиться признания реальности и ценности своего собственного бытия, или, другими словами своей значимости. Сам по себе я был бы "ничто", пока мое существование и моя ценность не были бы признаны другими людьми. При этом наибольшую ценность мне придавало бы признание со стороны того, кого я сам признаю особо ценным существом.

Поскольку другой "дает мне бытие" (т.е. благодаря его признанию я обретаю некоторое достоинство, становлюсь "чем-то"), постольку вместе с тем я оказываюсь и зависимым от другого; эта зависимость ограничивает мою свободу и, значит, умаляет мое "я". Таким образом, мое «бытие – для – другого» изначально конфликтно: другой дает бытие моему "я" и в той же мере отнимает у меня мое "я". Этот конфликт является условием любви, и сама "любовь есть конфликт".

Конечно, исследования Сартра куда более глубоки и разноплановы. Желающие могут ознакомиться с ними в его работе “Первичное отношение к другому: любовь, язык, мазохизм”. Для настоящих размышлений главным является то, что Сартр доказал абсолютную бесперспективность и изначальную конфликтность любви, как жажды быть любимым, а не любить самому.

Все психически нормальные люди желают настоящей, чистой и светлой Любви, но мало кто осознаёт главный парадокс реальной Любви. Желание быть любимым, а не любить самому – это путь в никуда, который не может дать ни настоящей Любви, ни настоящего Счастья. Но, и стремление, а главное способность, любить самому не гарантирует Счастья взаимной Любви. Если самая настоящая, чистая и светлая Любовь (реальная Любовь) направлена на человека, не способного любить в принципе (эгоизм, альтруизм), то и она не сможет вызвать у него ответной реальной Любви. Большинство авторов, исследующих феномен Любви, считают, что Любовь есть преодоление собственного эгоизма: “Есть только одна сила, которая может изнутри, в корне, подорвать эгоизм, и действительно его подрывает, именно любовь, и главным образом любовь половая. Эгоизм есть сила не только реальная, но основная, укоренившаяся в самом глубоком центре нашего бытия и оттуда проникающая и обнимающая всю нашу действительность, - сила, непрерывно действующая во всех частностях и подробностях нашего существования. Чтобы настоящим образом подорвать эгоизм, ему необходимо противопоставить такую же конкретно-определенную и все наше существо проникающую, все в нем захватывающую любовь” (Соловьев В. С. Смысл любви).

Если бы это было действительно так, то вся наша жизнь уже давным-давно стала бы совсем другой. Дело в том, что способность (как и не способность) любить формируется в самом раннем возрасте, при формировании второго критерия внутренней модели внешнего мира ОДНОВРЕМЕННО с Человечностью (бесчеловечностью) и Реализмом (эгоизмом-альтруизмом). Детская влюблённость в сверстника противоположного пола на этапе формирования индивидуальной морали, безусловно, может сыграть решающую роль в самом процессе этого формирования. Но, после того как процесс завершён, эгоист-альтруист теряет способность любить в принципе. На основе выбранных жизненных ценностей и идеалов, формируется вся остальная психика человека, а потому её изменение без специального и длительного психиатрического лечения представляется маловероятным. Даже чувство влюблённости, изменяющее на какой-то период психику и физиологию человека, не упраздняет эгоизм-альтруизм, а лишь временно отодвигает его на задворки индивидуального сознания, да и то лишь по отношению к одному единственному человеку. Чужая любовь, тем более, не в состоянии повлиять на уже сформированную психику эгоиста-альтруиста, который будет принимать эту любовь как должное, даже не пытаясь изменить что-либо в своём отношении к миру.

Таким образом, Счастье взаимной Любви возможно в отношениях мужчины и женщины лишь в том случае, если оба они являются людьми нравственной ментальности и оба любят друг друга реальной Любовью. А, вот как раз такое сочетание является крайне редким в реальной жизни. Именно поэтому, люди способные на реальную Любовь, так редко и так недолго могут быть счастливы, зато так часто обрекаются жизнью на Боль и Страдание несчастной Любви.

Возможно в этом соединении людей нравственной ментальности, способных к реальной Любви с людьми безнравственными, к такой Любви неспособными, проявляется Высшая Справедливость, недоступная нашему пониманию. Может быть, тем самым, во-первых, даётся шанс людям безнравственным одуматься и пересмотреть своё отношение к миру и людям; во-вторых, возможно, только такое соединение предотвращает окончательное разрушение нашего мира, сохраняя Жизнь на Земле. Возможно, это наглядный пример соблюдения Равенства Человеческих Достоинств, который даёт нам трансцендентный мир. ВСЕ ЛЮДИ ОДИНАКОВО ДОСТОЙНЫ ВСЕГО СУЩЕСТВУЮЩЕГО В ЭТОМ МИРЕ. Поэтому, даже люди, в силу своего неверного выбора высших ценностей и идеалов, фактически добровольно отказавшиеся от реальной Любви, ДОСТОЙНЫ её в силу того простого факта, что они люди, хотя и выбравшие свою животную сущность. Как бы там ни было, людям нравственной ментальности от этого не легче. Но, видимо, такова их участь, ценой собственных страданий сохранять Жизнь на Земле, обеспечивая её дальнейшую эволюцию до построения социального устройства общества на принципах Нравственности.

Возвращаясь к непосредственной теме нашего изложения, можно подвести итог: реальная Любовь – это любовь конкретного мужчины к конкретной женщине (или наоборот), как стремление любить, а не как желание быть любимым. Именно такая Любовь будет рассмотрена ниже.


Глава 2. Любовь. Трансцендентный уровень

Трансцендентный уровень.

Многие философы (феноменология, экзистенциализм) совершенно справедливо полагают, что Любовь есть ответ на проблему человеческого существования, или, как минимум, попытка такого ответа. Поэтому любая теория любви должна начинаться с теории человека, человеческого существования.

Основной проблемой, как всего человеческого рода, так и каждого отдельного индивидуума является проблема ОТДЕЛЁННОСТИ, отчуждённости и одиночества. В работах на эту тему чаще употребляется термин ”одиночество”, но само это слово акцентирует внимание больше на внешних проявлениях проблемы. Термин же «отделённость» более точно передаёт внутреннее состояние человека ощущающего невозможность собственного, хоть сколько-нибудь удовлетворительного, единства с другими людьми, осознание своей отдельности от них.

Очевидно, что сам феномен отделённости многомерен, а корни его лежат в трансцендентности человека. Если материальный мир, это мир Индивидуальности, то трансцендентный мир (Единое Сознание Мира), это мир Единства. Универсальный принцип индивидуальности материального мира выражается простой формулой: ”В данной точке пространства, в данный момент времени не может находиться более одного материального объекта”. В материальном мире, где царит Индивидуальность, Единство может присутствовать лишь в потенции. В трансцендентном мире, напротив, царит совершенное Единство, а в качестве потенции присутствует уже именно Индивидуальность. В трансцендентном мире всё сплавлено в неразрывном, всеобъемлющем и абсолютном Единстве.

Индивидуальное сознание каждого Человека имеет своим основанием Единое Сознание Мира, общее для всего существующего в нём. Как на водной поверхности, во время дождя, возникают воздушные пузырьки, заключенные в тончайшую водную оболочку, так в поле Единого Сознания Мира возникают “пузырьки” человеческих сознаний, заключенные в оболочку своей психической и физической индивидуальности. Но, хотя эта оболочка, как верный и неподкупный страж, надежно препятствует нашему “несанкционированному” проникновению в трансцендентность, она не является вовсе уж непреодолимой. Различные духовные практики, определённые методы психологии, в том числе, трансперсональной, являются этому доказательством.

У каждого человека, на самых глубинных уровнях бессознательного имеется память о том неразрывном, всеобъемлющем и абсолютном Единстве, в котором в качестве потенции пребывало его индивидуальное сознание, до своего рождения в материальном мире. Эта память о былом единстве и является источником постоянного психологического дискомфорта и тревожности. С одной стороны она напоминает о невозможности сколько-нибудь удовлетворительного Единства с другими людьми в материальном мире, с другой стороны заставляет неудержимо стремиться к максимально возможному, для материального мира, единению.

Вот это стремление к Единению или Единству с другим человеком и является основным отличительным признаком реальной Любви. Это основание, на котором как на фундаменте покоятся отличительные признаки реальной Любви других уровней: взаимодействия и материального. Убери это основание, и другие отличительные признаки Любви развалятся, как карточный домик.

Отделённость трансцендентного уровня выражается в принципиальной невозможности полного духовного слияния различных людей. Если человеку, которого ты любишь больно или плохо, если он по какой-либо причине страдает, ты не можешь, как бы тебе этого не хотелось, взять на себя хотя бы частичку его боли, горя или страдания. Ты можешь сделать всё от тебя зависящее, чтобы облегчить страдания любимого, но почувствовать его боль, как свою собственную, тем более взять часть её на себя невозможно. Тем не менее, люди постоянно стремятся к максимально возможным для материального мира видам или формам единства.

Согласно современным научным представлениям, сознательные и бессознательные мысли в физическом плане представляют собой энергетическое излучение, энергетическую волну. Излучения мозга не имеют ограничений во времени и пространстве. Энергетические волны мыслей каждого человека имеют свою специфическую амплитуду, интенсивность, диапазон частоты. Происходит психическое взаимодействие между людьми на неосознаваемом уровне, поскольку информационно-энергетическое излучение мыслей одного человека способно проникнуть и оказать некое влияние на бессознательную часть психики другого человека. Особенно тесное бессознательное взаимодействие и взаимовлияние происходит между людьми, у которых энергетические излучения мыслей имеют похожие или совместимые амплитудно-частотные характеристики [5].

Более подробно об этом можно узнать из книги: Тойч Ч. К., Тойч Д. М. Второе рождение, или искусство познать и изменить себя. М., 1994.

Вероятно, именно это является основой эффекта избирательности, наличия внутреннего “оценочного фильтра”, позволяющего с первых секунд общения определить свое отношение к человеку: симпатию, равнодушие или неприязнь. С точки зрения науки, ощущение единства двух людей вызвано близостью, а то и совпадением амплитудно-частотных характеристик энергетических излучений их головного мозга. Это своеобразный духовный резонанс двух сознаний.

На бытовом же уровне, человек просто ощущает незримое, но постоянное присутствие любимого человека, даже не рядом, а где-то внутри: в сознании, в душе, в сердце. В духовном плане, любящий человек, действительно ощущает себя единым целым с любимым человеком. Это постоянное ощущение присутствия в себе, не образа, а именно личности любимого человека, единства, непрерывной духовной связи с ним, даёт ощущение силы, уверенности, спокойной, тихой радости и счастья. Никакие внешние обстоятельства, трудности или неприятности не могут вырвать человека из этого состояния. Насколько ничтожными кажутся любые неприятности по сравнению с ЛЮБОВЬЮ. Как писал В. Высоцкий: “Я люблю, а значит, я живу, я дышу, а значит, я люблю”. Постоянная, ни на мгновение не прерываемая настроенность на любимого человека, делает человека любящего неуязвимым для любых внешних воздействий. Но эта же настроенность, при определённых внутренних обстоятельствах может стать причиной невыносимых, и не на мгновение же не прерываемых страданий. Эта постоянная настроенность на любимого человека не означает, что любящий человек непрерывно думает о любимом. Ведь никто не думает постоянно, что он это он, просто это так и есть. Также и постоянное присутствие любимого в сознании, и в сердце любящего просто существующий факт. Любящий и любимый на духовном уровне составляют единое целое, единство, которое никакие внешние обстоятельства и воздействия разорвать не могут. Нарушить это Единство может лишь один из пары, добровольно отказавшись от единения.

Постоянная настроенность на любимого человека позволяет мгновенно почувствовать его настроение и состояние, причем, в отдельных случаях, даже на расстоянии. Некоторые люди могут почувствовать, что с их любимым человеком вот в этот самый момент случилось что-то плохое, даже если любимый человек находится в это время за тысячи километров от них. Пожалуй, это максимально возможная степень единства трансцендентного уровня для материального мира.

Таким образом, Единение в реальной Любви на трансцендентном уровне можно сформулировать, как постоянное присутствие любимого человека в сознании и в сердце любящего, непрерывная настроенность на него, как максимально возможная форма духовного единства.

Не все виды единства можно считать единением в Любови. Например, существуют виды симбиотического единства. Биологической моделью такого единства являются отношения между беременной матерью и плодом. Они являются двумя существами и в то же время чем-то единым. Мать это как бы его мир, она питает и защищает плод, но и ее собственная жизнь усиливается благодаря ему. В этом симбиотическом единстве два тела являются психически независимыми. Симбиотическое единство возможно и в психологической сфере.

Э. Фромм различает пассивную форму симбиотического единства – подчинение или мазохизм и активную форму симбиотического единства – господство или садизм.

«Мазохист избегает невыносимого чувства изоляции и одиночества, делая себя неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, руководит им, защищает его, является как бы его жизнью и кислородом. Мазохист преувеличивает силу того, кому отдает себя в подчинение: будь то человек или бог. Он - все, я - ничто, я всего лишь часть его. Как часть, я часть величия, силы, уверенности. Мазохист не должен принимать решений, не должен идти ни на какой риск; он никогда не бывает одинок, но не бывает и независим. Он не имеет целостности, он еще даже не родился по-настоящему».

«Садист хочет избежать одиночества и чувства замкнутости в себе, делая другого человека неотъемлемой частью самого себя. Он как бы набирается силы, вбирая в себя другого человека, который ему поклоняется.

Садист зависит от подчиненного человека так же, как и тот зависит от него; ни тот ни другой не могут жить друг без друга. Разница только в том, что садист отдает приказания, эксплуатирует, причиняет боль, унижает, а мазохист подчиняется приказу, эксплуатации, боли, унижению. В реальности эта разница существенна, но в более глубинном эмоциональном смысле не так велика разница, как то общее, что объединяет обе стороны - слияние без целостности» (Фромм Э. Искусство любить).

Садизм и мазохизм психологически, самым естественным образом, соотносятся с эгоизмом и альтруизмом. Отсюда следует очень важный вывод: единение в реальной Любви возможно лишь при безусловном признании равенства Человеческих Достоинств. В любом другом случае единение реальной Любви вырождается в симбиотическое психологическое единство, или психологическую зависимость и даже рабство. Эгоизм и альтруизм оказываются НЕ СПОСОБНЫМИ к реальному единению реальной Любви.

Ложным путём достижения Единства на данном уровне является, также использование различных видов оргаистических состояний. Суть их заключается в том, что человек с помощью специальных ритуалов, алкоголя и наркотиков вводит себя в состояние транса, при котором исчезает внешний мир, а вместе с ним и чувство отделённости от него. Ложность этого пути в том, что после окончания оргаистического состояния и возвращения в реальный мир, человек с ещё большей остротой чувствует свою отделённость, и вынужден всё чаще и всё интенсивнее возвращаться в своё трансовое состояние.

“Мало чем отличается от этого прибежища сексуальное оргиастическое решение проблемы. В определенном смысле, это естественная и нормальная форма преодоления отделенности и частичный ответ на проблему изоляции. Но для многих индивидов, чья отделенность не преодолима иными способами, источник сексуального удовлетворения обретает ту функцию, которая делает его не слишком отличимым от алкоголизма и наркомании. Оно становится отчаянной попыткой избежать тревоги, порождаемой отделённостью, и в результате ведет к еще большему увеличению чувства отделенности, поскольку сексуальный акт без любви никогда не может перекинуть мост над пропастью, разделяющей два человеческих существа. Разве что на краткий миг” (Фромм Э. Искусство любить).

Оргаистические состояния, как способ преодоления отделённости оказываются неэффективными в силу своей кратковременности и периодичности, они ведут к преждевременному физиологическому старению и даже к смерти. Только Единение в Любви может быть реальным ответом на преодоление отделённости человека.

Уровень взаимодействия.

На этом уровне отделённость проявляется как отчуждённость, то есть ощущение своей малости, ничтожности и беззащитности перед силами Природы. Ещё Блез Паскаль обратил внимание на то, что люди опасаются оставаться наедине с собой, со своими мыслями и именно потому ищут спасения от одиночества в развлечении. Недаром, одиночное заключение во все века считалось наказанием куда более страшным, чем помещение осужденного в общую камеру.

Действительно, подавляющее большинство людей не могут оставаться один на один со своими мыслями. Они общаются с друзьями, стараясь проводить с ними как можно больше свободного времени. Если это по каким-либо причинам невозможно, то человек либо читает, либо смотрит телевизор, либо болтает по телефону, то есть делает всё что угодно, только не остаётся наедине с собой и своими мыслями. Мало, кто способен, оставшись наедине, просто удобно сесть в кресло, расслабиться и прислушаться к самому себе. Позволить своим мыслям течь свободно, не концентрируя внимания ни на одной из них. Вслушаться в себя, в своё внутреннее состояние, отмечая краем сознания малейшие движения или изменения в своем теле и сознании. Не управлять телом и мыслями, а слушать их, хотя бы по 5-10 минут в день. Именно в таком состоянии кажущегося безделья, совершается самая напряжённая и самая необходимая для человека работа по его духовному совершенствованию. Именно это лежит в основе всех духовных практик, которые, кроме описанного состояния, используют различные действия или атрибуты усиления, но именно как дополнительные.

Обычно, причиной такого нежелания общаться с самим собой называют скуку. Но это не более чем лежащая на поверхности отговорка. На самом деле, на уровне сознания – это элементарная лень, а на уровне подсознания, ещё и страх. Страх остаться один на один со своей ничтожностью перед бесконечностью мира.

Корни этого страха также лежат в трансцендентности человека. Индивидуальное сознание каждого человека, пребывая в качестве потенции в Едином Сознании Мира, то есть в своей трансцендентности, было едино со всей бесконечностью бытия. Родившись в материальном мире, человек как существо разумное, осознал свою ничтожность, как биологического существа, перед Бесконечностью Вселенной.

«Когда я размышляю о мимолетности моего существования, погруженного в вечность, которая была до меня и пребудет после, и о ничтожности пространства, не только занимаемого, но и видимого мной, пространства, растворенного в безмерной бесконечности пространств, мне не ведомых и не ведающих обо мне, – я трепещу от страха и спрашиваю себя, – почему я здесь, а не там, ибо нет причины мне быть здесь, а не там, нет причины быть сейчас, а не потом или прежде. Чей приказ, чей помысел предназначил мне это время и место?» (Паскаль Б. Из "Мыслей" // Ларошфуко Ф. и др. Суждения и афоризмы).

Если отделённость есть ощущение своей отдельности от людей и мира, то отчуждённость есть ощущение своей беззащитности перед миром и людьми. Преодолевая собственную отчуждённость, человек стремиться к единению с другими людьми. Один – я ничто, вместе – мы сила. Но, здесь человек сталкивается с ещё одной проблемой – невозможностью полного взаимопонимания между людьми. Мы не в состоянии проникнуть хоть сколько-нибудь глубоко не только во внутренний мир других людей, но и в свой собственный. Одна из причин этого описана выше – страх собственной ничтожности перед бесконечностью мира. Другая причина более приземлённая, корни которой лежат в самих человеческих взаимоотношениях.

Каждый человек является носителем огромного количества слабостей, страхов и комплексов. Это результат как биологической природы человека, которая закладывает их в каждого из нас на уровне инстинктов, так и их приобретения в процессе рождения, взросления и сознательной деятельности. Именно наличие этих слабостей, страхов и комплексов не позволяет человеку раскрываться перед другими людьми больше минимально необходимого для общения уровня, чтобы избежать уязвимости перед ними. Каждый человек раним, особенно в том, что касается его индивидуальных, как психологических, так и физиологических особенностей. Совершенная бесчеловечность социальных взаимоотношений, утверждаемая на протяжении тысячелетий, вынуждает человека скрывать свой внутренний мир от посторонних взглядов. Поэтому возникает противоречивая ситуация. С одной стороны, человек стремиться к единению с другими людьми, чтобы избавиться от своей беззащитности перед миром. С другой стороны, человек в этом единении, не позволяет себе раскрываться больше необходимого минимума, чтобы не быть беззащитным перед людьми.

Тем не менее, люди стремятся к преодолению своей отчуждённости от других, и одним из самых распространённых способов такого преодоления является единство, основанное на приспособлении к группе, её обычаям, практике и верованиям. На уровне взаимодействия существует множество социальных структур, которые являются своеобразными кругами единения. Семья, род, нация, раса, человечество. Друзья, трудовой коллектив, партия, социальный класс, государство, – все эти социальные структуры, как и многие другие, есть круги единения. Для всех этих структур, как кругов единения существует простое, но незыблемое правило: “чем большее количество людей входит в круг единения, тем сильнее этот круг, как социальная структура, но тем слабее сила единства между людьми, его составляющими”. Верно и обратное утверждение: “чем меньше людей входит в круг единения, тем больше сила их единства”.

Из этого следует, что, с одной стороны, чем большее количество людей “любит” человек (христианская любовь), тем слабее сила его любви, которая, в конечном счете, вырождается в обычное равнодушие, с другой стороны, круг единения, состоящий из двух людей, а именно из мужчины и женщины, является максимально возможной формой социального единства. Почему именно мужчины и женщины, а не мужчины и мужчины, или женщины и женщины? Да потому, что реальное единство есть объединение противоположных начал, в данном случае: мужского и женского. Сознание плюс Сознание или Материя плюс Материя есть абсурдное, “мертвое” единство, не способное создать мир. Только единство противоположностей Сознания и Материи создают Мир и дают жизнь всему сущему в нём. Так и мнимое единство мужчины и мужчины или женщины и женщины являются мертвым единством, не способным к созиданию новой жизни. Отношения, которые, в принципе, не могут дать новую Жизнь, не могут быть реальной Любовью. Это не относится к парам, которые не могут иметь детей по медицинским показателям. Поэтому, именно круг единения, в который входят конкретный мужчина и конкретная женщина является максимально возможной формой социального единства и основой, стержнем любой Семьи.

Круг единения «Он - Она», как социальное образование, самая слабая структура, но, как межличностный союз это, самая мощная из всех существующих форм единства. Если Он и Она заключены в круг единения реальной Любви, то вся бесконечность и мощь Вселенной представляются им совершенно ничтожными. Нет Силы, способной извне разрушить их единство. Даже вездесущая Смерть не властна над этим единством реальной Любви. Физическое отсутствие любимого человека, не может прервать его постоянного присутствия в сознании и сердце любящего, нарушить их духовное единство. Недаром, многие авторы, исследующие феномен Любви, утверждают, что именно Любовь является реальным способом достижения как индивидуального, так и всеобщего Бессмертия.


Смерть и Время царят на земле, –

Ты владыками их не зови;

Всё, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви.

(В. С. Соловьёв)

Как знать, может быть, люди до сих пор ничего не слышали о примерах бессмертия лишь потому, что за всё время существования человечества не нашлось ни одной пары, в которой мужчина и женщина не имели бы, НИ ОДНОЙ сексуальной связи с кем бы то ни было, кроме друг друга?

Но, и круг единения “Он - Она” может быть разорван – изнутри. Лишь один из пары может сделать это, если совершенно осознано и добровольно вступит в сексуальную связь с чужим человеком, опустив тем самым себя до уровня животного, отказавшись от своего Человеческого Достоинства, обесчестив себя непорядочностью поступка. В этом случае, круг единения разрывается НАВСЕГДА, и восстановить его уже НЕВОЗМОЖНО. Круг единения не носок, который можно заштопать, даже если вместо иголки и ниток использовать раскаяние и прощение. Поскольку, Единение является фундаментом реальной Любви, то все её остальные отличительные признаки проваливаются в образовавшуюся пропасть измены и предательства. Пара ещё может жить вместе, но ни реальной Любви, ни Счастья у них уже не будет НИКОГДА.

Любовь есть порождение и продолжение Мудрости. Только последний глупец может променять бесценный бриллиант реальной Любви на раскрашенные стекляшки беспорядочных половых связей. А разве достойны бессмертия глупцы и животные? На уровне социальных и межличностных отношений нет большей ценности, чем реальная Любовь и Семья, и любой здравомыслящий человек должен беречь их больше всего на свете.

Абсолютного единства в материальном мире достигнуть невозможно даже в семье. Утверждение: “мы никогда не знаем тех, кого любим”, оказывается горькой истиной. Во-первых, даже в семье, человек никогда не раскрывается полностью. Значительную часть информации о себе мы скрываем от близких нам людей. Скрываем не потому, что это может нас как-то опорочить, а просто оберегая своих близких от лишних и ненужных им забот и волнений. Во-вторых, мы всегда любим не только, а может и не столько человека, но образ этого человека, созданный нашим представлением о нём. И вот это наше представление о человеке может очень значительно отличаться от его реальных качеств. Как правило, мы очень сильно идеализируем тех, кого любим. Представление любящего о любимом всегда идеальнее самого человека. И наоборот, те, кто не способен любить, всегда создают образ своего партнёра, значительно занижая его качества. В своих представлениях они всегда опускают своего партнёра ниже собственного нравственного уровня. И всё же, круг единения “Он-Она” является максимально возможной формой социального единства.

Человек нравственной ментальности, устанавливая отношения с представителем противоположного пола, изначально стремится к долгосрочности и серьезности этих отношений, к созданию семьи. Завязывать поверхностные отношения, исключительно для удовлетворения своих сексуальных потребностей для него невозможно. Во-первых, такие отношения унижают его самого, как Человека, опуская его до уровня животного, во-вторых, такие отношения являются скрытым оскорблением для представителя противоположного пола, которого изначально считают доступной добычей для удовлетворения собственной похоти, что неприемлемо для порядочного человека.

Только в рамках семьи возможно достижение максимально возможного единства двух людей. Муж и жена становятся друг для друга самыми родными и близкими людьми. Ни родители, ни, даже, дети не могут иметь той степени близости, которая возникает между мужем и женой. Только в кругу семьи человек может раскрыться перед другим человеком, не опасаясь, что его слабости, страхи и комплексы будут использованы против него. Только в кругу семьи человек может максимально проявить свою индивидуальность, встречая понимание, приятие и поддержку.

“Любовь, как действительное упразднение эгоизма, есть действительное оправдание и спасение индивидуальности. Любовь больше, чем разумное сознание, но без него она не могла бы действовать как внутренняя спасительная сила, возвышающая, а не упраздняющая индивидуальность” (Соловьев В. С. Смысл любви).

Нередко, люди, прожившие вместе долгие годы, становятся даже внешне похожими друг на друга, начинают одинаково воспринимать окружающее, одинаково думать и реагировать на некоторые предметы, слова и события. Иногда это может выражаться в одновременно сказанной фразе, что показывает, что они в это самое время думали об одном и том же, и, как правило, одинаково. Только в рамках семьи возможно максимальное единение между мужчиной и женщиной.

Таким образом, стремление к единению в реальной Любви на уровне взаимодействия можно сформулировать, как стремление к долгосрочным отношениям, созданию и сохранению семьи, как максимально возможной форме социального единства.

Различные формы социального единства (кроме семьи) требуют той или иной степени приспособления, за счет отказа от той или иной части собственной индивидуальности. За принадлежность к группе надо платить, и платить, как правило, именно собственной индивидуальностью. Люди не любят и боятся тех, кто выделяется, выходит за рамки некого “среднего уровня”. Их считают выскочками, воображалами, гордецами, ставящими себя выше других людей. Таких людей избегают, отделяя их от коллектива и обрекая на одиночество.

“Единение с группой является еще и ныне в современном западном обществе преобладающим способом преодоления отделённости. Это единство, в котором индивид в значительной степени утрачивает себя, цель его в том, чтобы слиться со стадом. Если я похож на кого-то еще, если я не имею отличающих меня чувств или мыслей, если я в привычках, одежде, идеях приспособлен к образцам группы, я спасен, спасен от ужасающего чувства одиночества» (Фромм Э. Искусство любить).

Как видим, на уровне взаимодействия Единение в Любви оказывается наиболее эффективным способом преодоления отчуждённости, так же как оно оказывается наиболее эффективным в преодолении отделённости на уровне трансцендентном.

Материальный уровень.

На этом уровне отделённость проявляется как одиночество. Если человек по каким-либо причинам не смог создать семью или, что гораздо хуже, потерял её в результате каких-то обстоятельств, он остаётся один на один с этим неуютным и зачастую жестоким миром. Как правило, люди страшатся одиночества. Тяжело когда не с кем поделиться своими успехами и радостями, некому пожаловаться на свои трудности или недомогание, просто поговорить с кем-то близким. Одиночество, как отсутствие родного и близкого человека ведет к психологическому дискомфорту, а иногда и к тяжёлым депрессивным состояниям. Но, проблема преодоления одиночества решается на социальном уровне (уровне взаимодействия) и выражается в стремлении к созданию и сохранению Семьи.

Единение же в Любви на материальном уровне заключается в стремлении к максимально возможной форме физического единства. Таких форм множество. Поцелуи, объятия, танцы, особенно с близким физическим контактом, семейные застолья, походы в гости, корпоративные вечеринки – всё это, и многое другое, есть формы физического единства с различной степенью единения. Максимально возможной формой физического единства является физическая близость, со взаимным проникновением тел друг в друга. Поэтому любящие постоянно стремятся именно к этой форме физического единства, стремясь к наиболее полному слиянию тел, сердец и сознаний в экстатическом порыве физической близости. Им важна именно физическая БЛИЗОСТЬ, а не половой акт или секс, которым занимаются самцы и самки человекоподобных животных. Сравнивать диапазон и глубину психофизических ощущений, возникающих в результате физической близости двух любящих людей и случайным половым актом, всё равно что сравнивать эффект от выстрела из детского пистолета и настоящего боевого оружия. Учёными доказано, чем чаще люди имеют беспорядочные половые контакты, тем хуже у них со здоровьем, особенно психическим, и тем быстрее они стареют, очень быстро приобретая “потасканный” вид молодых старичков и старух. И, наоборот, чем чаще происходит физическая близость между любящими людьми, тем крепче у них здоровье и тем дольше они сохраняют молодость, по сравнению со своими менее удачливыми в любви сверстниками.

Таким образом, стремление к единению в реальной Любви на материальном уровне можно сформулировать, как постоянное стремление к физической близости с объектом любви, как максимально возможному физическому ощущению единства.

Ещё одним путём обретения единства на материальном уровне является Творчество. В любом виде творческой работы творческий человек объединяет себя со своим материалом, репрезентирующим внешний мир. Во всех видах творческой деятельности творец и его предмет становятся чем-то единым, то есть в процессе творения человек объединяет себя с миром. Но, этот путь оказывается ложным, потому что он не межличностен. На самом деле, человек замыкает круг единения на самого себя. Он может не ощущать своего одиночества, но одиночество то, от этого не исчезает.

Итак, на трансцендентном уровне основным отличительным признаком реальной Любви является Единение, как преодоление отделённости, отчуждённости и одиночества. Именно Единение является основанием или фундаментом реальной Любви, на котором держатся все её остальные признаки.

При, этом люди безнравственной ментальности, не признающие равенства Человеческих Достоинств и утверждающих принцип превосходства людей друг над другом, к реальному Единению и реальной Любви НЕ СПОСОБНЫ. Их попытки единения ведут лишь к симбиотическому единству, по типу: господство – подчинение; садизм – мазохизм.

Подведём краткие итоги.

На трансцендентном уровне главным отличительным признаком, фундаментом реальной Любви является стремление к Единению со своим любимым.

На трансцендентном уровне – постоянное присутствие любимого человека в сознании и в сердце любящего, непрерывная настроенность на него, как максимально возможная форма духовного единства.

На уровне взаимодействия – стремление к долгосрочным отношениям, созданию и сохранению семьи, как максимально возможной форме социального единства.

На материальном уровне – постоянное стремление к физической близости с объектом любви, как максимально возможному физическому ощущению единства.

Глава 3. Любовь. Уровень взаимодействия

На данном уровне основным отличительным признаком реальной Любви является Жертвенность. Прежде чем рассматривать, как именно проявляется Жертвенность в Любви на различных уровнях взаимодействия, необходимо понять, что же она собой представляет и что является её основанием.

Иногда, жертвенность понимают как лишение, связанное со страданием. Предполагается, что человек сознательно отказывается от чего-либо, ему жизненно необходимого, добровольно обрекая себя на страдание. Это христианское понимание жертвенности:

Взглянув же, Он увидел богатых, клавших дары свои в сокровищницу; увидел также и бедную вдову, положившую туда две лепты, и сказал: истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила; ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а она от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела (Евангелие от Луки, 21:1-4).

В языческих культах, жертвы богам возносились как благодарность за помощь в каком-либо важном деле. С одной стороны, это было более целесообразно, так как жертва понималась именно как подарок, и не влияла сколько-нибудь существенно на благополучие жертвующего лица. С другой стороны, в этом была известная доля цинизма: ты – мне, я – тебе. Удалось дело – получай жертву (подарок), нет удачи – нет жертвы.

Первый вариант присущ психологии альтруиста, второй – эгоиста.

С нравственной точки зрения, жертвенность не является ни добровольным страданием альтруиста, ни торгашеской благодарностью эгоиста. Жертвенность – это отказ от более низкого состояния сознания ради состояния более высокого. Это переход на новый уровень взаимодействия с миром. Переход этот заключается в том, что человеку становиться жизненно необходимым, отдавать, а не брать. Это своеобразное ощущение и реализация своей внутренней Силы. У человека появляется настоятельная потребность отдавать, делиться с другими избытком своей Силы. Это не имеет ничего общего с отказом от чего-то, жизненно необходимого, ради страдания угодного Богу. Нравственная жертвенность делиться именно избытком силы, хотя и подразумевает готовность, в случае необходимости, для спасения другого человека отдать и гораздо больше, вплоть до собственной жизни. Не имеет она ничего общего и с разовой благодарностью за полученную выгоду, так как это постоянная жизненная потребность отдавать, а не брать. Жертвенность – это радость максимально возможного утверждения своей индивидуальности и жизнеспособности, выражаемой через другого человека. Но, жертвенность предполагает и реальное самопожертвование: отказ от части собственных интересов ради интересов другого человека, отказ от каких-то планов и целей, если они не совместимы с планами и целями другого человека. А в критических ситуациях, когда любым другим способом невозможно спасти другого человека, то и отказ от собственной жизни ради жизни этого человека. Но, и физическое самопожертвование есть лишь максимально возможная, окончательная реализация своей внутренней силы.

Жертвенность, это привилегия сильных людей. Слабому человеку попросту нечем делиться. Ведь давать, дарить, делиться чем-то можно лишь имея это что-то. Нельзя дать то, чего у тебя нет. Только осознание своей силы, избытка эмоций и чувств, позволяет делиться, дарить, отдавать кому-то свою силу и заботу, душевное тепло и нежность, жизнь и счастье. Слабый человек, не выскочит первым из окопа под шквальным огнём противника, увлекая в атаку своих товарищей. Он не броситься, рискуя жизнью на защиту незнакомого человека, избиваемого хулиганами; он не закроет собственной грудью друга от случайной вражеской пули; он не останется на верную смерть, встречая в одиночку врага и давая возможность своим товарищам уйти от погони. Для слабого человека всё это не под силу. При этом, такие поступки совершаются не вследствие безумной храбрости, аффекта или веры в Бога и во славу Его. Они совершаются благодаря нравственной Жертвенности и Мужеству, Человеком и ради Человека. Что же является источником той внутренней силы, которая даёт возможность человеку проявлять Жертвенность и получать радость от возможности её проявления?

Внутренняя сила не сводится ни к физической силе, ни к силе воли, хотя они и являются её составляющими. Основу внутренней силы составляет осознание собственного Человеческого Достоинства, незапятнанная Честь и Порядочность, как в быту, так и в человеческих взаимоотношениях, а также отрицание превосходства людей друг над другом. Отрицая превосходство людей друг над другом, Человек осознаёт себя равным среди равных. Для него и уборщик мусора, и он сам, и президент страны одинаково равны в своём Человеческом Достоинстве. У него нет двойных стандартов и лицемерия во взаимоотношениях с людьми. Со всеми он общается одинаково уважительно, без подобострастия, но и без превосходства или снисходительности. Он не меряет Достоинство человека материальными мерками: известностью, материальным благосостоянием или социальным положением. Для него имеют значение только моральные качества и реальные способности человека. Именно такая жизненная позиция является источником его внутренней силы, ведь если нет более достойных, чем он, значит, нет и более сильных, чем он. То, что нет и менее достойных, а значит и менее сильных, чем он, ничуть не умаляет его собственной внутренней силы. Внутренняя сила, это духовная, а не физическая категория. Такую внутреннюю силу невозможно отнять, в отличие от “значимости”, которая зависит не от внутренних, а от внешних причин. Популярность и известность проходят, богатые разоряются, государственные деятели снимаются с должности или просто уходят в отставку. Их “значимость” или “значительность”, связанные с внешними атрибутами их жизни уходят вместе с материальными благами. Они остаются теми, кем они подсознательно и ощущали себя всю свою жизнь – совершенно пустыми и ничтожными существами. Мыльные пузыри их “значительности”, которые выглядели красивыми и радужными только благодаря их поклонникам, деньгам или должностям, родственным или деловым связям, лопаются с оглушительным треском. Хотя есть и такие, которые, благодаря своей глупости и апломбу (качества совершенно неотрывные друг от друга), осознают это только в последние мгновения своей жизни.

Но и в расцвете своей “значимости”, они никогда не ощущают своей реальной внутренней силы. Ведь всегда находятся те, у кого больше известности, больше денег, больше власти, а значит они “значительнее” и “сильнее”. А если от таких людей ещё хоть как-то зависит и собственное благополучие, то им просто невозможно не угождать, всячески подчеркивая их “значительность” и собственную “ничтожность”. Какая уж тут “внутренняя сила”. Вот и приходится добиваться этого же от подчинённых, показывая им собственную “значительность” и их “ничтожность”. Нелегкая жизнь у людей, живущих по принципу превосходства. Им никогда не почувствовать реальной внутренней силы. Не гипертрофированной, психопатической силы по типу: “Я – всё, остальные – ничто”, или наоборот, гипертрофированного, психопатического самоуничижения: “Я – ничто, остальные – всё”, а силы реальной, базирующейся на Человеческом Достоинстве. Им не понять, что источник внутренней силы не может зависеть от внешних факторов. Внутреннюю силу невозможно занять, купить или отнять, её можно только ощутить, а для этого надо осознать своё Человеческое Достоинство.

Таким образом, жертвенность - это внутренняя потребность, жизненная необходимость отдавать, дарить, делиться избытком своей внутренней силы с другими людьми. Это радость от возможности реализации своей индивидуальности и жизнеспособности, выражаемой через других людей.

Для эгоиста подобный вид жертвенности неприемлем. С одной стороны у него нет, и не может быть той внутренней силы, которая необходима для жертвенности. С другой стороны, для него отдать что-либо не получив ничего взамен, значит быть обманутым. Эгоист не способен на бескорыстие.

Неприемлема такая жертвенность и для альтруиста, но по иным причинам. По своему психологическому типу альтруист является мазохистом, и не может не получать удовольствия от страдания. Но это наслаждение именно страданием, а не радость жертвенности. С одной стороны, альтруист, это самоуничижённая личность, ставящая себя ниже остальных людей, и не имеющая внутренней силы для проявления жертвенности. С другой стороны, примеров жертвенности среди верующих людей за свою Веру несчётное множество. И в этом нет никакого противоречия. Мазохист, избегая невыносимого чувства изоляции и одиночества, делает себя неотъемлемой частью либо другого человека, либо, если он верующий – Бога, который направляет его, руководит им, защищает его, являясь как бы его жизнью и кислородом. Мазохист преувеличивает силу того, кому отдает себя в подчинение: будь то человек или Бог. Он - все, я - ничто, я всего лишь часть его. Но, как часть, я часть Его величия и силы. Вот эта Вера, являясь следствием симбиотического единства с Богом, и даёт альтруисту силы для преодоления любых страданий. Жертвенность для верующего имеет ценность только как страдание, нет страдания – нет жертвы. Таким образом, нравственная (во имя Человека) и религиозная (во имя Бога) виды жертвенности имеют принципиально разные основания.

Нравственная Жертвенность есть порождение, продолжение и проявление Человечности. Человечность – Равенство Достоинств – Внутренняя Сила – Жертвенность. При этом, эгоизм и альтруизм НЕ СПОСОБНЫ к реальной Жертвенности.

Необходимо ещё раз подчеркнуть, что Жертвенность, это не долг, который хоть и не очень хочется, но надо отдавать. Жертвенность – это именно внутренняя, непреодолимая потребность делиться избытком своей силы с другими людьми.

Жертвенность в реальной Любви отличается от обычной Жертвенности, прежде всего, своей избирательной направленностью на конкретного человека. Поскольку Жертвенность является состоянием сознания, жизненной необходимостью, то её направленность на конкретного человека не исключает, а наоборот усиливает её проявления и по отношению к остальным людям.

Согласно исследованиям современной медицины, состояние влюблённости сопровождается изменениями как психического, так и физического характера, вплоть до изменения химического состава крови влюблённого. Главным результатом этих изменений является значительное увеличение внутренней энергии и силы влюблённого человека, которые настоятельно требуют своей дополнительной реализации в виде Жертвенности. Влюблённость, как всякое чувство проходит, но Любовь, как особое состояние Сознания остаётся надолго, иногда на всю оставшуюся жизнь. Любовь многократно усиливает внутренние силы человека, давая ему мощнейший дополнительный стимул к проявлению своей индивидуальности и жизнеспособности, выражаемой через другого человека в виде Жертвенности. Если реальная Любовь оказывается взаимной, то эти процессы, взаимно усиливая друг друга, возрастают до бесконечности, преодолевая все ограничения материального мира, по направлению к Бессмертию.

Трансцендентный уровень.

На этом уровне Жертвенность в реальной Любви проявляется как Дарение максимально возможной ценности. Любящий человек готов отдать любимому самое ценное, что у него есть. А что может быть ценнее в этом мире, чем сам Человек. Безусловно, разнообразие физических и психологических типов живущих людей беспредельно. Всегда найдутся люди, превосходящие любящего человека по своим моральным, психологическим, физическим, интеллектуальным и другим параметрам. Поэтому, если ограничить сущность Человека исключительно материальными рамками, то его ценность для любимого будет относительна. Он не будет видеть в любящем человеке какой-то исключительной ценности. Если бы выбор избранника осуществлялся исключительно по внешней привлекательности, то он был бы невозможен вовсе, так как каждый человек привлекателен по-своему. Но, в том-то и дело, что человека невозможно ограничить рамками материальными, биологическими, низвести его до уровня животного, пусть и самого совершенного. Ценность Человека уходит в бесконечность трансцендентного мира, где его биологические особенности настолько ничтожны, что не имеют для любящего человека, хоть сколько-нибудь существенного значения. Вероятно, поэтому иногда появляются пары, которые со стороны выглядят не совсем гармонично. Либо она красавица, каких мало, а он вполне серенький и средний человечек, либо наоборот. Но в том-то и дело, что со стороны видят лишь внешность, а любят не внешность, а Человека. Человека в целом, со всеми его достоинствами и недостатками, которые для любящего человека являются не недостатками, а индивидуальными особенностями любимого.

Для любящего человека совершенно неважно как выглядит любимый человек. Женщин это иногда обижает, ведь они столько сил и времени тратят на то, чтобы быть сексуальными и привлекательными. Не стоит обижаться, ведь вот эта крохотная жировая складочка, которая приводит вас в ужас, заставляет любящего вас мужчину задыхаться от нежности и умиления. Ведь эти еле заметные морщинки, целлюлит, как и любые другие женские кошмары, принадлежат ВАМ, а потому, для любящего человека они также бесценны, как и вы сами. Для него всё, что связано с вами свято, так как освящено самой Любовью. Станете ли вы пухленькой или наоборот похудеете, будете вы брюнеткой или перекраситесь в блондинку, шатенку или рыженькую, наденете роскошное вечернее платье или домашний халатик, для любящего человека всё это будете ВЫ, во всём многообразии ваших проявлений. Чтобы не случилось с вашей внешностью, благодаря вам самим или по воле беспощадного времени для любящего это не имеет никакого значения. Он любит вас в каждый момент времени именно такой, какой в этот момент вы являетесь. Потому что любят не внешность, любят Человека.

Поэтому, принося в дар любимому человеку самого себя, своё счастье и свою жизнь, любящий делает самый бесценный подарок из всех для него возможных. Принося себя в жертву любимому человеку, человек любящий вполне осознанно и добровольно берёт на себя определённые обязательства.

Отныне он уже не вправе единолично распоряжаться самим собой. Его тело, его сердце и его сознание теперь принадлежит не только ему, но и любимому им человеку. Собственные интересы, жизнь и счастье становятся единым целым с интересами, жизнью и счастьем другого человека. Некоторые ограничения свободы и самостоятельности не тягостны, так как эти ограничения не внешние, со стороны другого человека, а внутренние, со стороны самого любящего. Они естественны и органичны. Ведь если ты делаешь что-то, что обижает твою любимую, то ты фактически обижаешь самого себя. Стремление жить для другого человека не является ни психологическим, ни каким-либо другим рабством. Наоборот, любящий человек стремится максимально реализовать себя. Ведь чем полнее он реализует самого себя, тем ценнее будет его дар любимому человеку. Поэтому он всячески развивает свои физические, интеллектуальные и духовные качества. Но, реализуя и совершенствуя себя, он не стремиться понравиться всем особям противоположного пола, он делает это для одного единственного, любимого им человека. Только пожертвовав свою собственную жизнь на благо и счастье другого человека, можно наиболее полно проявить и реализовать самого себя.

Сделать другого человека максимально счастливым – вот главная цель любящего человека. Все свои силы: физические, психологические, интеллектуальны

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Любовь как философская категория". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 656

Другие дипломные работы по специальности "Философия":

Русские революционеры-демократы о человеке

Смотреть работу >>

Наука в духовной культуре общества

Смотреть работу >>

Сущность времени и его величины

Смотреть работу >>

О первичных основаниях нравственности

Смотреть работу >>

Социальная направленность проповеди

Смотреть работу >>