Дипломная работа на тему "Вовлеченность населения как трудового ресурса в экономическую систему России"

ГлавнаяЭкономика → Вовлеченность населения как трудового ресурса в экономическую систему России




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Вовлеченность населения как трудового ресурса в экономическую систему России":


Введение

Современная рыночная экономика немыслима без эффективного механизма ее взаимодействия с государством, органами его законодательной и исполнительной власти, что связано с необходимостью поддержания в стране долгосрочного экономического роста, как основного результата посткризисного развития российской экономики.

Компании самого разного размера — от очень маленьких до самых крупных — используют новые технологии, в том числе, и электронные способы организации своей деятельности, для улучшения учета товарных запасов, снижения цен на продукцию и различного рода рационализации своей деятельности. Тем не менее, многие предприятия по-прежнему ежегодно расходуют огромные финансовые средства и тратят множество времени на согласование форм и содержания своей деятельности с требованиями, предъявляемыми государством посредством различных законов и норм. Мелкий бизнес испытывает наибольшие трудности из-за канцелярской волокиты и бюрократизма, связанных с такими действиями, как уплата налогов и профессиональных пошлин, получение лицензий и разрешений, предоставление статистических отчетов, наем сотрудников и обеспечение их деятельности, регистрация новых компаний и начало производственной деятельности, а также запись на прием в государственные учреждения. Не обходят стороной эти же проблемы и представителей крупного бизнеса, но в силу масштаба производства и больших финансовых возможностей они справляются с этими проблемами значительно легче. Другое дело, что в российском обществе существует неоднозначное отношение к самому крупному бизнесу из-за форм и методов его ведения. И, как это ни парадоксально, но зачастую само государство порождает такое негативное отношение в обществе к крупному бизнесу долгое время не решая его насущные проблемы и заставляя представителей этого бизнеса находить самостоятельные (не всегда понятные обществу) решения.

Повышение социально-экономической эффективности крупного бизнеса может происходить только на основе разработки, апробации и применения эффективного механизма государственного управления взаимосвязями бизнеса и общества, первым элементом которого стало создание Общественной палаты

Область исследования, которая является предметом данной работы, по своей сути междисциплинарна, поскольку представляет собой сферу пересечения научных интересов представителей экономической теории, макроэкономики, социологии, экономики отраслевых рынков, теории управления, политологии.

Общие теоретические основы проблем регулирования рыночной экономики со стороны государства были заложены рядом ведущих западных экономистов, таких как С. Кузнец, У. Митчел, П. Боккара, Дж. Сакс. Методологические основы исследования проблем управления экономикой в настоящее время основываются на классических: взглядах на процессы реализации экономической политики таких экономистов как Л. Бляхман, А. Гранберг, Н. Кондратьев, Б. Мильнер, А. Петровский, Д. Росс, Н. Федоренко, Д. Хайман, Ф. Шерер и ряда других. Анализ системных свойств экономики, целей государственного регулирования проведен многими учеными, среди которых наиболее выделяются работы Зарнадзе А., Радченко А., Тамбовцевым В., Трещевским Ю. и др. Бринкерхофф Д., Верхайен Т., Козакова А., Овчинников В., Сироткин С. проанализировали механизмы участия общественности в процессе принятия экономических решений. Вопросы социальной ответственности бизнеса исследованы в работах Аристова С, Гонтмахера Е., Докторовича А., Комаровского В., Литовченко С, Ляховецкой Е., Романовой О., Смыкова В., Ткаченко И., Хахулиной Л. и др. Активную работу в сфере взаимодействия бизнеса и власти ведут российские и иностранные фонды и объединения предпринимателей - CAF Russia, Фонд «Евразия», Ассоциация менеджеров России, Национальный совет по корпоративному управлению, Аналитический центр «Эксперт», Межотраслевой комитет по корпоративным инновациям, Центр социальной ответственности бизнеса при Академии народного хозяйства и др.

Однако обзор научных публикаций по данной проблематике показал, что относительно краткий период трансформации плановой экономики в рыночную обусловливает доминирование эмпирических исследований, адаптирующих сформированные в зарубежной экономической науке модели к российской экономике. Отсутствие теоретической модели формирования целостного механизма взаимодействия бизнеса и власти в условиях устойчивого экономического роста, на наш взгляд, снижает эффективность государственного макроэкономического регулирования. Обобщение отечественного и зарубежного опыта повышения корпоративной социальной ответственности свидетельствует о необходимости теоретического осмысления посткризисной модернизации взаимоотношений государства и крупных корпораций.

Вышесказанное в сочетании с актуальностью бакалаврской работы определило выбор темы исследования, его характер и основные направления.

Цель и задачи исследования. Цель данной бакалаврской работы состоит в комплексном исследовании проблемы формирования и функционирования механизма государственного регулирования деятельности крупного бизнеса в условиях российской экономической системы.

Задачи написания бакалаврской работы:

— рассмотрение понятия и форм предпринимательской деятельности как элемента экономической системы страны;

— систематизация правовых основ функционирования крупного бизнеса в России;

— характеристика роли и сущности государственного регулирования деятельности крупного бизнеса в России;

— оценка роли крупного бизнеса в российской социально-экономической системе;

— выявление и систематизация проблем в функционировании крупного бизнеса в современных российских условиях;

— формулирование основных направлений совершенствования взаимодействия крупного бизнеса и государства.

Предметом исследования бакалаврской работы является роль государства в регулировании хозяйственной деятельности предприятий крупного бизнеса в России.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Правильное написание дипломных работ на заказ в Омске и в других городах России.

Объектом исследования бакалаврской работы является комплекс механизмов регулирования хозяйственной деятельности предприятий крупного бизнеса со стороны государства, а также совокупность процессов взаимодействия государства и крупного бизнеса в России.

Методологические основы бакалаврской работы. Обоснование теоретических положений и аргументация выводов осуществлялись на основе реализации различных методов, в том числе использовались: системный подход в его субъектно-объектном и функционально-структурном аспектах; методы и инструментальные технологии научного исследования, в том числе логический метод микро - и мезоэкономической динамики. Каждый из этих частных методов использовался в качестве основного, дополнительного или проверочного в соответствии с его функциональными возможностями и разрешающими способностями при решении этапных задач исследования.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе официальных данных федеральных и региональных органов Госкомстата России статсборников, содержащих фактические материалы по ЮФО и входящим в него субъектам, а также данных периодической печати, материалов монографических исследований отечественных и зарубежных ученых, а также материалов международных и отечественных конференций.

Бакалаврская работа состоит из введения, двух глав (в каждой по три подраздела), заключения, списка сокращений, списка использованных источников и приложений.

1. Теоретическая глава. Теоретические основы регулирования деятельности бизнеса со стороны государства

1.1 Понятие и формы бизнеса как элемента экономической системы страны

Субъектами рыночной экономики могут быть: государство, фирмы (предприятия) и домохозяйства. В зависимости от этого различают общественный и частный сектор экономики. Вся предпринимательская деятельность в России регулируется согласно Гражданского кодекса РФ, вступившего в силу с 01.01.95 г.

В Гражданском кодексе РФ предпринимательство характеризуется следующим образом: «Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» (ГК РФ, ст.2,ч.3).

Сущность предпринимательской деятельности раскрывается через выполняемые им функции [8]:

- предприниматель берет на себя инициативу соединения факторов производства в единый процесс производства товаров и услуг с целью получения прибыли;

- предприниматель есть организатор производства, настраивающий и задающий тон деятельности фирмы, определяющий стратегию и тактику поведения фирмы и принимающий на себя бремя ответственности за успех их проведения;

- предприниматель - это новатор, внедряющий на коммерческой основе новые продукты, новые технологии, новые формы организации дела;

- предприниматель - это человек, не боящийся риска и сознательно идущий на него ради достижения цели бизнеса.

Бизнес - это деятельность, осуществляемая частными лицами, предприятиями или организациями по извлечению природных благ, производству или приобретению и продаже товаров или оказанию услуг в обмен на другие товары, услуги или деньги к взаимной выгоде заинтересованных лиц или организаций. Рассмотрим данное определение более подробно [7].

Любой бизнес, так или иначе, связан с такими фазами воспроизводственного цикла - производство продукции или услуг, обменом и распределением, их потреблением. Поэтому, в зависимости от того к какой стадии воспроизводственного преимущественно принадлежит бизнес выделяют следующие виды предпринимательской деятельности: производственное, коммерческое, финансовое и услуги [20].

Производственное предпринимательство - это ведущий вид предпринимательства. Его основная функция - организация производства. К производственному бизнесу относят автомобильные, строительные, фармацевтические фирмы, предприятия занятые в производстве косметики, пошиве одежды и многие, многие другие.

Производственное предпринимательство не приносит столь быстро прибыль, как другие виды бизнеса, одновременно, более чем, какая-либо другие виды предпринимательства нуждается в значительной сумме денег для организации бизнеса. Поэтому этот вид предпринимательства нуждается в серьезной государственной поддержке для своего успешного развития.

Полем деятельности коммерческого бизнеса являются операции по купле продаже товаров. В этом виде бизнеса предприниматель выступает в роли торговца, коммерсанта, продавая готовые товары, приобретенные им у других лиц. Примерами коммерческого бизнеса могут служить разнообразные оптовые торговцы и посредники, магазины, бензоколонки, аптеки и т. д.

Коммерческий бизнес занят тем, что приобретает товары у производителей, перевозит ее в разные уголки страны и мира, складируют и доставляют другим посредникам или потребителям. При прохождении товара от производителя к потребителю товар не изменяется, но потребители получают возможность не заботиться о доставке товаров и в то же время более равномерно потреблять необходимую продукцию. Коммерческий бизнес высоко рентабелен. Если во всем мире производственная деятельность обеспечивает, как правило, не более 10-12% рентабельности предприятия, то коммерческая - 20-30%, а нередко и выше.

К рискам данного вида бизнеса можно отнести высокую зависимость от рыночной конъюнктуры. [21] Эффективное коммерческое предпринимательство требует знания тонкостей по ведению переговоров об установке низких закупочных цен, умения завоевывать доверие партнеров и потребителей, навыков по прогнозированию изменений в потребностях общества.

Особым видом предпринимательской деятельности является финансовый бизнес. Сфера его деятельности денежное обращение и кредит. Финансовая деятельность выступает в таких формах как банковская деятельность, страховой и венчурный бизнес. Оно распространяется на такой круг операций как продажа и покупка иностранной валюты, обмен ценных бумаг на деньги, валюту или другие ценные бумаги. К этой сфере относятся услуги разнообразных финансовых посредников: брокеров, дилеров и т. д. Прибыль предпринимателя возникает в результате операций с финансовыми ресурсами и получением процентов.

К конкурентным преимуществам фирм занятых финансовым бизнесом можно отнести высокую мобильность ресурсов, гибкость, способность быстро аккумулировать ресурсы, к рискам - значительную зависимость от состояния национальной экономики, политические риски, зависимость от международных финансовых рынков.

Все перечисленные виды предпринимательства тесно связаны между собой. Очень часто в одном предпринимателе сочетается и производственник и финансист и посредник. Сочетание разных видов бизнеса позволяет предпринимателю увеличивать конкурентные преимущества своего бизнеса и снижать риски. Однако не всегда произвольное сочетание видов бизнеса ведет к успеху.

Для современной рыночной экономики характерна сложная комбинация различных по масштабам производств - крупных, с тенденцией к монополизации экономики и средних и малых предприятий, которые возникают в отраслях, где не требуется значительных капиталов, объемов оборудования и кооперации множества работников. [19]

Размеры предприятий зависят от специфики отраслей, их технологических особенностей, от действия эффекта масштаба деятельности. Есть отрасли, связанные с высокой капиталоемкостью и значительными объемами производства, большой долей основных средств среди издержек предпринимателя. В этих отраслях сосредоточен в основном крупный бизнес. К ним относится автомобильная, фармацевтическая, химическая, металлургическая промышленность, большинство предприятий добывающих отраслей. Наиболее высокими темпами растут отрасли определяющие НТП, так как в них быстрее, чем в других аккумулируются финансовые, производственные и людские ресурсы. Наоборот, в отраслях, для которых не большие капитальные затраты, где в издержках предпринимателей велика доля расходов на персонал предпочтительнее малые размеры предприятий.

Крупный бизнес не поддается простому определению. Обычно понятие «крупный бизнес» применяется к таким гигантам как ИБМ и «Дженерал моторс». По данным эксперта в число крупнейших компаний мира входят такие фирмы, General Electric (США), Roal Dutch (Великобритания - Дания), Coca-Cola (США),. Nippon Telegraph & Telephone (Япония),. Exxon (США). В этот список входила и одна российская компания — Газпром, которая заняла 421 место. Среди 500 компаний мира, получивших наибольшую балансовую прибыль по данным Fortune были: General Motors (США),. Ford Motor (США), Mitsui (Япония), Mitsubishi (Япония), Itochu (Япония). [35]

В современных условиях крупный бизнес является носителем эволюционного процесса в экономике, обеспечивая устойчивость рыночной экономики и ее основных составляющих: цен, структуры производства. На них сегодня производится большая часть приводимой массой продукции. Именно благодаря большим предприятиям идет развитие бизнеса, в основе которого лежат механизмы снижения издержек производства. Крупные фирмы являются носителями НТП, они накапливают, а затем внедряют методы рационального предпринимательства.

Можно выделить четыре основные, фундаментальные причины, стимулирующие рост крупных компаний. [36]

Первая - стремление к получению экономии на масштабе производства (технологическая экономия). Она образуется при увеличении объема выпуска данной продукции за счет сокращения издержек на ее единицу.

Вторая причина - стремление к экономии на масштабе сферы деятельности (другой термин - экономия на разнообразии производственной продукции и рынков сбыта). Это вид экономии, называемый экономией на росте, образуется благодаря несбалансированности роста фирмы, на которой постоянно возникают новые неиспользуемые в данный момент времени производственные и финансовые ресурсы. Экономия от использования этих ресурсов и становится стимулом к расширению сферы деятельности фирмы. Она зависит от специфического набора производственных ресурсов, которыми располагает фирма, поэтому большинство фирм стремится к проникновению в те области, в которых технологические и рыночные факторы являются общими с основным производством фирмы.

Третий стимул роста ─ экономия на трансакционных расходах. Эти расходы связаны с осуществлением рыночных договорных отношений и возникают тогда, когда происходит переход товара или услуги от одной технологически обособленной структуры к другой, т. е. когда имеет место трансакция - сделка, операция, контракт, договор. Трансакционные расходы - это расходы на функционирование рыночной системы. Сокращение этих потерь достигается за счет ограничения объема рыночных отношений с помощью вертикальной интеграции, диверсификации и интернационализации.

Кроме того - большинство современных крупных фирм - это международные компании, работающие на глобальных рынках, что позволяет им использовать преимущества относительно дешевых ресурсов мировой экономики, размещая разные стадии производства в различных странах. С наибольшей наглядностью эти свойства крупного бизнеса проявились в деятельности современных транснациональных корпораций (ТНК). [33]

Наряду с конкурентными преимуществами крупный бизнес имеет и слабые стороны. Рост фирмы часто сопровождается снижением эффективности ее управления. Очень часто крупные фирмы имеют возможность регулировать спрос и цены на свою продукцию, что снижает стимулы к росту эффективности, и делает крупный бизнес негибким. Эти особенности крупных фирм создают возможности для устойчивого развития бизнеса в средних и мелких размерах.

1.2 Правовые основы функционирования крупного бизнеса в России

Понятие крупный бизнес ─ это понятие в основном экономическое. Законодательство как зарубежных стран, так и российское, специально не выделяет понятие «крупный бизнес», но предусматривает ряд организационно-правовых форм, характерных для деятельности крупного бизнеса: акционерные компании и общества, концерны, конгломераты, корпорации, холдинги, субконтрактинг и др.[5]

Акционерные компании ─ это такая правовая форма бизнеса, которая отличается и отделена от конкретных лиц, его владеющих. Владение выражается в пакетах акций. Основные организационные типы: корпорация, консорциум, картель, холдинг-компания, товарищества.

Преимущества. Способ финансирования - продажа акций и облигаций - позволяет привлекать сбережения многочисленных лиц. Через фондовую биржу можно изъять свои ценные бумаги из одной фирмы и вложить их в другую. Более легкий доступ к банковскому капиталу. Ограниченная ответственность. Владельцы корпораций рискуют только той суммой, которую они вложили в покупку акций. Их личные активы не ставятся под угрозу, даже если корпорация пойдет ко дну. Кредиторы могут предъявлять иск корпорации как юридическому лицу, но не владельцам корпорации как частным лицам. Применение технологии массового производства, возможность использования специализированных кадров в каждой сфере деятельности дают преимущества в производительности.

Корпорации. Корпорацией является такая компания, которая представляет собой объединение лиц, причем ее существование, права и обязанности полностью независимы от лиц, входящих в ее состав. Такая компания осуществляет свои права, может приобретать дополнительные права и нести потери, независимо от того, кому она принадлежит полностью или частично в результате владения акциями, или от тех, кто в ней работает [11].

В корпорации:

─ собственность (активы) компании принадлежит самой компании, а не членам ее;

─ долги компании - это ее собственные долги, но не ее членов;

─ управляющие компании осуществляют свои полномочия в соответствии с ее уставом;

─ компания несет ответственность за любые нарушения, совершенные ее сотрудниками, наемными работниками или агентами во время исполнения своих производственных обязанностей.

Холдинг-компании. Холдинговой называется компания, которая имеет контроль над другой компанией (компаниями) либо в результате владения достаточной частью ее (их) капитала (акций, имеющих право голоса), либо путем получения права назначать ее (их) директоров. Такая форма организации бизнеса позволяет добиться централизованного управления (например, в области политики) и наряду с этим децентрализации оперативной хозяйственной деятельности.

Наиболее распространенной формой холдинга в мировой предпринимательской практике и в современной российской являются холдинговые компании как совокупность основного, способного оказывать решающее влияние на принятие решений дочерними, и дочерних хозяйственных обществ. Раскрывая понятия основного (материнского) общества и дочерних (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст.6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»), законодатель устанавливает несколько возможных вариантов экономического контроля основного общества над дочерними:

— наличие преобладающего участия в уставном капитале, которое не обязательно должно превышать 50% голосующих акций (долей участия) — здесь не важен количественный, главное качественный критерий — способность определять решения другого юридически самостоятельного общества;

— наличие заключенного договора, согласно которому одно общество вынуждено подчиняться другому. Это может быть договор кредита, ипотеки, залога, ценных бумаг, в законодательстве даже не содержится примерного перечня таких договоров;

— наличие иной возможности определять решения дочернего общества, к которой можно отнести, например, право избирать подавляющее большинство членов совета директоров, единоличный исполнительный орган.

Управляющее воздействие основного общества может заключаться и в распределении функциональных обязанностей между структурами смешанного холдинга6, где основное общество наряду с владением контрольными пакетами акций дочерних обществ, осуществляет также самостоятельную производственную и/или торговую деятельность. Основное общество, как правило, организует финансовые потоки, осуществляет планирование, правовое, кадровое, информационное обеспечение дочерних обществ, ведет бухгалтерский учет, статистическую отчетность, иногда организует маркетинг и сбыт продукции дочерних обществ.

Дочерние общества зачастую лишены специализированных структурных подразделений, выполняющих указанные выше функции, и получают такие услуги на основании договоров с основным обществом. Поэтому формирование организационно-управленческой структуры основного и дочерних обществ, распределение между ними коммерческих, производственных и технологических задач имеет существенное значение для обеспечения влияния и контроля основного общества.

Картели. Существуют особые виды сотрудничества между компаниями в форме картелей (картельных соглашений). Иногда термин «картель» используется для определения незаконного соглашения между компаниями, с тем чтобы сократить выпуск продукции, урегулировать взаимную конкуренцию, гарантируя таким образом получение высоких прибылей для каждого участника и высокие цены, ограничение выбора для потребителя. [11]

Нередко картелем также называют ассоциацию фирм для контроля над выпуском продукции (и, следовательно, ценами) и передачи функции маркетинга центральному органу, поскольку считается, что в данном случае это служит на благо экономики, так как гарантирует получение соответствующего дохода фермеру, регулярное снабжение потребителя, поддержание высокого качества. Такая форма ассоциации законна.

Общество с ограниченной ответственностью представляет собой форму объединения отдельных капиталов в общий. Это объединение капиталов, а не лиц. Участники общества несут ответственность по его обязательствам только своим вкладом, а не всем имуществом, т. е. несут ограниченную ответственность.

Конгломерат образуется в результате слияния компаний, у которых нет общих основных черт (таких как производство одинаковой продукции или выполнение одних и тех же технологических процессов). Часто связи между компаниями, составляющими конгломерат, весьма свободны, и в качестве связующего звена служат только произведенные капиталовложения и политика в области получения прибыли, руководимые единым центром.

Субконтрактинг (субконтрактация) представляет собой действенный метод сотрудничества между предприятиями, позволяющий достичь им высокого уровня производства благодаря рациональному использованию имеющихся производственных ресурсов. [12]

Среди мотивов, которыми руководствуются малые и средние предприятия при построении технологических связей с крупными фирмами, следует выделить: повышение конкурентоспособности на рынке; возможность расширения круга инвесторов и укрепление отношений с финансовыми институтами; консолидация инвестиционных ресурсов и оптимизация материально-финансовых потоков; уменьшение потребности в оборотных средствах на основе укрепления платежной дисциплины партнеров, использования ими товарных кредитов, векселей, трансфертных цен; улучшение делового имиджа на внутреннем и внешнем рынках, в частности благодаря повышению ритмичности производства; облегчение отстаивания групповых интересов в государственных инстанциях.

К сожалению, в России при общей неразвитости субконцентрации, интеграция крупного бизнеса с малым, имеющим большие потенциальные возможности для диверсификации деятельности, находится в аморфном состоянии. Так, по мнению специалистов, общее влияние малых предприятий текстильной и легкой промышленности на деятельность крупных составляет в нашей стране менее 5%. Незначительное участие российского малого бизнеса в интеграционных процессах обусловлено в основном их слабостью как хозяйственных партнеров. [10]

В Российской Федерации практически отсутствует вообще правовое регулирование взаимодействия малого и крупного бизнеса. В качестве единичного примера можно назвать ст.3 Федерального закона «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации». В ней предусмотрено участие структур крупного бизнеса в уставном капитале малого предприятия в объеме не более 25 % от его размера. Существовавшая возможность у унитарных предприятий для обеспечения прав государственной и муниципальной собственности путем создания дочерних предприятий, которые, как правило, были небольшими, исчезла в связи с принятием Федерального закона от 14 ноября 2002г. №161-ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях», так как унитарное предприятие не вправе теперь создавать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества. Созданные ранее дочерние предприятия подлежат реорганизации в форме присоединения к создавшим их унитарным предприятиям.

Взаимодействие мелкого и крупного бизнеса для развития предпринимательства предполагает значительное расширение имущественной базы субъектов малого предпринимательства как путем организационно-правовых мероприятий, так и крупных финансовых вложений в развитие малых предприятий.

Крупные акционерные общества для диверсификации своей деятельности, расширения объема акционерной собственности и повышения эффективности своего производства вправе создавать другие малые дочерние акционерные общества, тем самым, уменьшая общий объем уплачиваемых налогов с продукции, выпускаемой основным и дочерними обществами. Следовало бы в законе установить преимущества для подобных акционерных обществ при распределении государственных заказов, тем самым, гарантируя при определенных равных условиях получение не менее 15 % от общего объема поставок для государственных нужд данного вида продукции. Правило же ст. 14 Федерального закона от 14 июня 1995 г. №88-ФЗ о размещении у субъектов малого предпринимательства путем проведения конкурсов на указанные поставки между малыми предприятиями на практике не осуществляется. При реализации в законе выдвинутого предложения сложатся действительные условия для кооперации между крупным и малым бизнесом.

В качестве представителя крупного бизнеса выступают финансово-промышленные группы, число которых в России неуклонно растет. Следовало бы в ст. 3 Федерального закона «О финансово-промышленных группах» предусмотреть обязательное участие в них малых предприятий. Нынешняя редакция закона не запрещает их участие в финансово-промышленных группах, но указание в законе об обязательном включении в ФПГ малых предприятий, как это сделано в отношении банков и других кредитных организаций создало бы реальную основу для развития предпринимательства, обеспечения прав собственности.

Эффективное взаимодействие малого и крупного бизнеса невозможно без обеспечения права всех форм собственности. До сих пор не реализованы положения Гражданского кодекса РФ по вопросам права собственности. Прежде всего, не проведено разграничения законом федеральной собственности и собственности субъектов Российской Федерации (п.5 ст.214 ГК РФ). Не определены виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности (п.3 ст.212 ГК РФ). Тем самым, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования отвечают по своим обязательствам имуществом, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности (п.1 ст.126). До сих пор не разработан закон об иммунитете государства и его собственности (ст.127 ГК РФ).

1.3 Характеристика роли и сущности государственного регулирования деятельности крупного бизнеса в России

Специфика деятельности государства на рынке корпоративного контроля обусловлена реализацией трех ключевых функций: приватизационные продажи; приобретение (административными или рыночными методами) тех или иных активов; регулирование (законодательство, ведомственный контроль, правоприменение). [22]

Особенностью России середины первого десятилетия 2000-х годов стало параллельное развитие обоих процессов. [16]

К концу 1990— началу 2000-х годов государственное присутствие в корпоративном секторе (весьма широкое) было распылено в виде тысяч разрозненных, плохо или вообще неуправляемых унитарных предприятий и пакетов акций недавно созданных акционерных обществ практически во всех отраслях хозяйства. Интегрированные структуры, сформированные по инициативе государства и с его участием на начальном этапе приватизации, действовали в основном в топливно-энергетическом комплексе, а также в естественных монополиях.[25]

Период 2000-2004 гг. характеризовался определенными усилиями по повышению эффективности управления распыленными активами путем их интеграции в государственные холдинговые структуры в таких отраслях, как атомная энергетика, железнодорожный транспорт, оборонная и алкогольная промышленность, обеспечение функционирования воздушного и морского транспорта, почтовая связь. Повышение государственной доли в капитале отдельных компаний вне рамок интеграционных процессов было исключением. Параллельно с этим начался процесс реструктуризации естественных монополий.

В этот же период заметно активизировались попытки установления (расширения) контроля за основными финансовыми потоками российской экономики и более широко — позиционирования частного бизнеса в зависимости от государственных институтов, несмотря на решения по дерегулированию, административную реформу и планы дальнейшей приватизации. Главной особенностью 2005 года стало смещение приоритетов в пользу прямого государственного участия в экономике. Как известно, одним из заметных событий 2004 г. (помимо «дела ЮКОСа») стал запуск масштабного проекта по слиянию ОАО «Газпром» и НК «Роснефть».[34]

Изначально государство собиралось обменять «Роснефть» на 10,74 % акций ОАО «Газпром», находившихся на балансе его дочерних компаний («Газпроминвест-холдинг», «Газпромбанк», «Газфонд», «Газпромфинанс» и Gazprom Finance BV) и необходимых государству для консолидации контрольного пакета газового холдинга в своей собственности, что позволяло либерализовать рынок акций «Газпрома» без риска утраты контроля. На основании указа Президента РФ № 1502 от 7 декабря 2004 г. «Роснефть» исключили из списка стратегических АО, а 100% ее акций были внесены в качестве вклада государства в уставный капитал вновь созданного ОАО «Роснефтегаз», включенного в список стратегических компаний. «Роснефтегаз» предполагалось создать в качестве временного хозяйствующего субъекта, в рамках которого можно было провести обмен активами.[39]

В 2005 г. формат сделки изменился. После длительного противостояния между руководством двух госкомпаний, каждая из которых опиралась на «свой» административный ресурс, было определено, что источником оплаты 10,74% акций «Газпрома», перерегистрированных летом 2005 г. на «Роснефтегаз», должны стать не активы «Роснефти», а средства кредита (7,5 млрд. долл.), который «Роснефтегаз» должен получить у консорциума западных банков под залог неконтрольного пакета «Роснефти».

Помимо естественных монополий в качестве нового серьезного игрока, начавшего приобретение ранее приватизированных активов, в 2005 г. выступило ФГУП «Рособоронэкспорт», государственное внешнеэкономическое предприятие, на долю которого приходится основная часть российского экспорта военно-технической продукции. Сферой его активности пока являются оборонная промышленность и машиностроение.

Еще в 2002 г. «Рособоронэкспорт» и Государственная инвестиционная корпорация учредили Объединенную промышленную корпорацию «Оборонпром». Ее деятельность может служить хорошей иллюстрацией комбинированного применения административных и рыночных методов установления корпоративного контроля. В 2005 г. одним из основных направлений ее деятельности стало формирование вертолетостроительного холдинга: в уставный капитал «Оборонпрома» передаются государственные пакеты акций Улан-Удэнского авиационного завода (УУАЗ) -49,18%, Московского вертолетного завода имени Миля (МВЗ) — 31%, Казанского вертолетного завода (KB3) — 29,92%, Московского машиностроительного завода «Вперед» (ММЗ) — 38% и Ступинского машиностроительного производственного предприятия (СМПП) — 60%. Для обеспечения мажоритарного контроля указанных предприятий «Оборонпром» купил у частных акционеров дополнительные пакеты акций УУАЗ (25%), ММЗ (12,5%) и МВЗ (31%). В ноябре 2005 г. у АФК «Система» было приобретено ОАО «Камов-Холдинг», которому, в свою очередь, принадлежат 49% акций ОАО «Камов» (11,8 млн долл.). [27]

Другим способом установления контроля над рядом предприятий стала дополнительная эмиссия акций «Оборонпрома», в ходе которой 15,07% его акций были обменены па 29,92% акций КВЗ, находившихся в собственности Татарстана. Еще одним новым участником холдинга стал контролируемый частными акционерами ростовский вертолетный завод «Роствертол», приобретший 2,79% акций за наличные деньги. При этом холдинг собирается направить вырученные средства на выкуп дополнительной эмиссии акций самого «Роствертола», поскольку в собственности государства находятся только 3,73% акций предприятия. В последующем «Оборонпром» намерен довести свой пакет акций в «Роствертоле» до контрольной величины, ограничившись на первом этапе блокирующим пакетом. «Оборонпром» контролирует также ряд предприятий, не имеющих отношения к производству вертолетов, в том числе ОАО «Оборонительные системы» (более 75% акций), ЗАО «Оборонпромлизинг» (100%). [30]

Как показывают события 2005-2006 гг., интересы «Рособоронэкспорта» явно выходят за пределы оборонной промышленности и распространяются, в частности, на автомобилестроение для гражданских нужд.

Схема установления имущественного контроля пока остается непрозрачной, хотя из некоторых источников известны размер приобретенного пакета (около 60 % акций) и сумма сделки (около 700 млн долл.). В январе 2006 г. стало известно, что ФГУП «Рособоронэкспорт» сделало предложение основным собственникам титанового монополиста ОАО «Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение» о выкупе их акций. [31]

В феврале 2006 г. принято окончательное решение о создании ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» (доля государства — не менее 75% акций), в состав которого войдут практически все ведущие авиастроительные предприятия России: ФГУП «Казанское авиационное производственное объединение имени СП. Горбунова», ФГУП Российская самолетостроительная корпорация «МиГ» (г. Москва), Авиационная холдинговая компания «Сухой» (Москва, 100% акций принадлежат государству), Авиационный комплекс имени СВ. Ильюшина (51%), Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение имени Ю. А. Гагарина (Хабаровский край, 25,5%), Нижегородский авиастроительный завод «Сокол» (38%); Новосибирское авиационное производственное объединение имени В. П. Чкалова (25,5%), «Туполев» (г. Москва, 65,8%). OAK будет создаваться по дивизионному принципу с выделением r качестве бизнес-единиц четырех холдингов: «Боевая авиация», «Гражданская авиация», «Военно-транспортная и специальная авиация» и «Узлы и компоненты». Ежегодный оборот OAK к 2015 г. может составить 8,2-8,5 млрд долл. Одной из очевидных проблем является определение пропорций в структуре капитала создаваемого холдинга между государством и другими группами акционеров и учет интересов частных акционеров, владеющих пакетами акций различной величины на предприятиях, объединяемых в холдинг. Возможно, опыт, приобретенный в ходе создания «Оборонпромом» вертолето-строительного холдинга, будет востребован и при формировании OAK.

В 2006 г. перечень крупных государственных холдингов может пополниться за счет создания нового холдинга «Атомпром» (АЭС, атомная промышленность, профильные научно-исследовательские организации). Основой для объединения служат активы акционируемого концерна «Росэнергоатом» и ряда предприятий, входящих в группу «Объединенные машиностроительные заводы» (фактически в собственности группы «Газпрома», который владеет и другими активами атомной отрасли). Находящиеся в обращении на открытом рынке акции ОМЗ (менее 25 %) могут быть подвергнуты делистингу с последующей трансформацией компании в закрытое акционерное общество. Единственным акционером нового холдинга, видимо, будет государство. [38]

Определенные изменения, связанные с действиями государства и компаний с его участием, затронули в 2005 г. смежные с авиастроением виды деятельности: авиаперевозки и функционирование аэропортов.

Дальнейшие процессы реорганизации железнодорожной отрасли связаны с обсуждением возможных стратегических рисков при приватизации различных объектов ОАО «РЖД». Важными остаются вопросы об источниках покрытия убытков железнодорожного транспорта в случае выделения из ОАО «РЖД» пассажирских перевозок в самостоятельную компанию, ее статусе и собственнике — непосредственно ОАО «РЖД» или федеральные и, возможно, региональные власти. Часть пакета акций ОАО «РЖД» может быть выставлена на продажу к концу третьего этапа реформирования железнодорожного транспорта (2006-2008 гг.) наряду с акциями дочерних компаний РЖД, работающих в конкурентном сегменте рынка.

Подведем некоторые итоги последних лет, в течение которых произошли:

— активизация действующих государственных холдингов и компаний, вставших на путь увеличения масштабов своего бизнеса и его диверсификации путем поглощений и слияний («Газпром», «Роснефть»);

—вовлечение в процессы имущественной экспансии новых игроков (ФГУП «Рособоронэкспорт», РАО «ЕЭС России»);

—политика интеграции разрозненных активов, остающихся в собственности государства, в холдинговые образования становится второстепенной, однако новые структуры начинают активно, хотя и весьма выборочно действовать на рынке корпоративного контроля как самостоятельные субъекты (ОАО «Оборонпром» и др.);

—выход экспансии за пределы топливно-энергетического сектора (в 2005 — начале 2006 г. в сферу государственных интересов попали «АвтоВАЗ», «КамАЗ», ОАО «Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение» и др.), хотя говорить о формировании государственных многоотраслевых конгломератов пока преждевременно;

—смещение интереса с активов «проблемных» или «недобросовестных» с точки зрения госструктур компаний (ЮКОС, группа «Гута») на активы «нейтральных» или «лояльных» собственников;

—интенсификация государственного участия на рынке корпоративного контроля на фоне общего значительного роста сделок на российском рынке при одновременном спаде «враждебных» поглощений;

—более широкая практика таких методов, как доведение размера доли в уставном капитале компаний до величины, позволяющей оказывать решающее влияние на их деятельность («Газпром», «АЛРОСА», «Росгазификация», Московский машиностроительный завод «Вперед», Московский вертолетный завод имени Миля, Улан - Удэнский авиационный завод);

—необходимость политического согласования возможных крупных сделок не только внутри страны, но и с участием зарубежных компаний — обязательный компонент проработки такого бизнес-решения (практически все состоявшиеся крупные сделки в 2005 г. с участием государственных структур, а также отклоненные сделки: продажа пакета акций НОВАТЭК французской Total, размещение акций «КамАЗа» на Лондонской фондовой бирже, продажа контрольного пакета «Силовых машин» концерну Siemens AG).

Отдельно надо сказать о селекции сделок по условиям их оплаты и, что не менее важно, по возможностям вывоза полученного капитала. Здесь действует, по сути, «тройной стандарт», что заведомо исключает рыночный подход к сделкам, и отнюдь не всегда ясны мотивы принятия конкретных решений. Хорошо известны два крайних возможных варианта. Первый — разгром компании и фактическая национализация активов, когда вопрос о рыночной цене сделки и возможностях вывоза полученных средств по понятным причинам не обсуждался (ЮКОС). Второй — сделка по приобретению «Газпромом» «Сибнефти», принесшая основному бенефициару компании 13 млрд долл. и позволившая легитимно распоряжаться ими в России и за рубежом. Имея даже скромное представление о порядке ведения дел с государством, можно предположить наличие значительных трансакционных издержек, которые взял на себя бенефициар, но дело даже не в этом.

Два указанных кардинально противоположных сценария завершения бизнеса, в равной степени благополучного с экономической точки зрения, создававшегося примерно одинаковыми (отнюдь не всегда законными) методами в течение практически одинакового периода (около 10 лет), могут служить идеальной иллюстрацией того, что представляет собой частная собственность в современной России и насколько значима в ней в отличие от современного западного мира причастность к политической власти, как, например, в странах Древнего Востока. Между этими крайними вариантами — широкий спектр компромиссных решений, в русле классической традиции относимых к категории «предложение, от которого невозможно отказаться».

Расширение в 2005-2006 гг. прямого участия государства в экономике стало очевидным. Однако аргументированного подхода к этому процессу как к компоненту общеэкономической стратегии, внятных официальных обоснований на государственном уровне в настоящее время не существует. [39]

Попробуем выделить несколько возможных вариантов (гипотез), понимая, что реальной жизни они так или иначе могут тесно переплетаться.

Вариант первый — управление и эффективность в том или ином виде традиционно присутствует во многих левых и центристских программах 1990 —2000-х годов. Его разновидностями являются апология преимуществ управления экономикой посредством крупных государственных хозяйственных структур и более общие идеи «государственного капитализма».

Модель (государственного) холдинга имеет как преимущества (в некоторых отраслях), так и недостатки. Заметим лишь, что кажущиеся простота и упорядоченность системы государственных холдингов могут быть серьезным стимулом к очередному национальному эксперименту. В качестве наглядного примера можно указать на те проблемы, с которыми пришлось столкнуться в начале 2000-х годов в ходе попыток формирования системы холдингов только в одном секторе — ВПК, где целесообразность таких структур мало кем оспаривается.

Вариант второй — глобальная конкуренция и национальная безопасность — может рассматриваться государственной властью оправданным в том случае, если аналогичные частные структуры не «дотягивают» до уровня современных международных корпораций. Усиление роли государства во многих странах мира является естественной реакцией той или иной нации на вмешательство транснациональных структур во внутренние процессы, делающие понятие национального суверенитета условным и ограниченным.

Соответственно формирование крупных государственных структур в России, в том числе посредством национализации, может расцениваться двояко. С одной стороны, как способ абсолютной государственной поддержки выбранных «центров силы» для глобального позиционирования в мире (добывающие отрасли и ВПК); с другой — как инструмент протекционизма в тех секторах, которые больше всего подвержены влиянию глобальной конкуренции и одновременно несут социальную или инфраструктурную нагрузку (авиастроение и автомобилестроение, связь и др.).

Вариант третий — государственная рента активно обсуждался в 2003-2004 гг. Он связан, прежде всего, с идеей национализации природной ренты (или изъятия сверхприбыли при всей терминологической неопределенности данных понятий) в нефтегазовом секторе, черной и цветной металлургии. Сегодня уже нет смысла рассматривать содержательно ни проект закона «Об изъятии природной ренты» (2003 г.), ни приводившиеся абсолютные цифры, которые сами по себе весьма противоречивы (от 10 млрд. до 80 млрд. долл. для 2002 г.).

Безусловно, прямые популистские меры в данной сфере могли бы найти адекватную поддержку со стороны российского общества, однако выбор был сделан в пользу комплекса косвенных мер, которые реализовывались постепенно в 2003-2005 гг.: новый налог на добычу полезных ископаемых и другие налоговые инструменты; экспортные пошлины; практика доначисления налогов и взыскания налоговой недоимки за предшествующие годы; пересмотр законодательства о недрах; лицензионная политика; процедуры участия в аукционах по природным ресурсам и др.

Вариант четвертый — укрепление персонального влияния и частная рента — наиболее сложный для тех или иных интерпретаций по фактологическим и этическим соображениям. Тем не менее его тривиальность и потенциальный прагматизм дают ему, если исходить из «принципа Оккама», право на существование наравне с другими.

Распределение политической власти в обществе определяется политическими институтами и распределением ресурсов. Естественной потребностью новой власти всегда является установление максимально возможного контроля за доступными ресурсами, который первоначально обеспечивается с. помощью кадровых решений в крупнейших госкомпаниях и банках. Дальнейшие меры обусловливаются конкретными представлениями о месте и функциях бюрократии в обществе и государстве и, что очевидно, теми возможностями, которые открывает существующая (ими выстраиваемая) политическая система. Если сложившиеся политические институты не предусматривают эффективных ограничителей для действий власть предержащих и извлечения значимой ренты от пребывания у власти, то экономические институты не только не стимулируют экономический рост, но и трансформируются в интересах «рентообразования».

Система становится работоспособной, когда контроль за финансовыми потоками замыкается на выстроенных государственных и частных «центрах прибыли» в России и за рубежом. Хотя образность терминологии бывшего советника Президента РФ А. Илларионова немного упрощает ситуацию, стоит привести один из его тезисов: «Главное поощрение члена корпорации — его десантирование в государственную компанию, размер финансовых потоков которой — наиболее точная оценка его места в корпоративной иерархии»12.

При описанных выше условиях в сфере политических институтов дальнейшая логика развития событий прямо предполагает расширение государственного сектора: не по абстрактным мотивам стратегических интересов и национальной безопасности, а весьма точечно за счет секторов и компаний, которые высокорентабельны и не требуют больших сиюминутных управленческих, инвестиционных или инновационных усилий. Для определения возможных масштабов государственной интервенции при заданных предпосылках значение имеют два основных фактора — временной и финансовый, каждый из них со своими ограничениями: временной, по всей видимости, связан с электоральным циклом, а финансовый — с наличием и объемом доступных источников финансирования новых поглощений.

2. Практическая глава. Основные направления совершенствования процессов государственного регулирования крупного бизнеса в России

2.1 Оценка роли крупного бизнеса в российской социально-экономической системе

Список 500 крупнейших компаний России максимально точно иллюстрирует структуру корпоративной России. Лидирует сырьевая экономика, но быстрее растет интеллектуальный бизнес (табл. А1 - А3 Приложения А).

Восемь компаний представляют нефтегазовый сектор, еще девять – выходцы из металлургии. И всего четыре фирмы работают в несырьевом бизнесе. Это Российские железные дороги, Сбербанк, АФК «Система» и «Автоваз» («Транснефть» - хоть и транспортная компания, но очень тесно связана с нефтяной промышленностью). [17]

Список наиболее прибыльных и рентабельных компаний еще более консервативен (табл. Б1 - Б2 Приложения Б).

В 2007 году сильно выросли цены на большинство товаров, поставляемых российскими компаниями на экспорт – нефть, газ, металлы. Неудивительно, что в первую пятерку наиболее прибыльных компаний входят только нефтегазовые концерны. У «Сургутнефтегаза» чистый доход вырос более чем в три раза (до 69.6 млрд. рублей) – холдинг лучше, чем другие представители нефтегазового сектора, использовал выгодную ценовую конъюнктуру. Зато «Сибнефть», несмотря на рост стоимости барреля «черного золота», уменьшила прибыль (с 69.9 до 58.9 млрд. рублей).

Вторую пятерку сформировали металлургические компании и «Транснефть». «Норильский никель» увеличил за год чистую прибыль в два с лишним раза до 52.8 млрд. рублей. Этому способствовал двукратное подорожание никеля. Из металлургов необходимо также отметить компанию «Мечел», доход которой вырос почти в девять раз. Таких высоких результатов холдинг добился за счет продажи блокирующего пакета акций Магнитогорского металлургического комбината его менеджменту во главе с Виктором Рашниковым. Крупнейшие среди несырьевых предприятий замыкают лишь вторую десятку. На 16-ом месте находится Сбербанк (19.3 млрд. рублей), на 18-ом и 19-ом соответственно АФК «Система» (11.8 млрд.) и «Вымпелком» (10.1 млрд.). Казалось бы, доминирующее положение «Системы» должно быть более явным, поскольку компании принадлежит контрольный пакет акций МТС, имеющего гораздо более сильные финансовые показатели, чем «Вымпелком». Однако чистый доход, формируемый МТС, частично «съедают» убыточные подразделения АФК «Система».

Список наиболее рентабельных компаний значительно отличается от рейтинга самых прибыльных. Здесь всего только три фирмы из нефтегазового сектора – две из «третьего эшелона» и ТНК-BP. Металлургия представлена чуть более широко – шестью предприятиями. В частности, МНПО «Полиметалл», специализирующееся на добыче золота и серебра, заняло первую строчку, показав феноменальную рентабельность в 41%. Следом расположился «Совкомфлот». В прошлом году это морское пароходство также вошло в рейтинг наиболее рентабельных компаний. [19]

Но, пожалуй, наиболее примечателен тот факт, что в списке находится большое количество компаний «новой экономики», активы которых созданы после 1991 года. Среди них лидирует банк «Русский стандарт» и его основной конкурент на рынке потребительских кредитов «Хоум кредит энд финанс банка» (ХКФБ).

Остальные компании «новой экономики» представляют самые различные отрасли – телевидение (СТС), страхование («Капиталъ Страхование»), банки (Международный московский банк, Райффайзенбанк и Номос-банк), недвижимость (Группа «Адамант») и телекоммуникации («Межрегиональный транзиттелеком»).

Государство по-прежнему остается основным собственником в российской экономике (табл. 1). Под его контролем находятся такие предприятия как «Газпром», РАО «ЕЭС России», Российские железные дороги, Сбербанк и др. [15]

Таблица 1 — Статистика «Финанс-500»

--------------------------------------------------
Показатели | Величина, трлн. р. |
---------------------------------------------------------
1. Суммарная выручка 500 крупнейших компаний России | 11.6 |
---------------------------------------------------------
2. Суммарная прибыль 500 крупнейших компаний России | 0.9 |
---------------------------------------------------------
3. Суммарные активы 500 крупнейших компаний России | 20.1 |
---------------------------------------------------------
4. Выручка 1-ой компании («Газпром») больше выручки 500-ой («Завод холодильников Бирюса») в, раз | 274 |
---------------------------------------------------------
5. Крупнейшая подконтрольная государству компания | «Газпром» |
---------------------------------------------------------
6. Крупнейшая частная компания | «Лукойл» |
---------------------------------------------------------
7. Крупнейшая компания «новой экономики» | Мобильные Телесистемы |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Ряд крупнейших предприятий принадлежат одному владельцу (или владельцам). Например, Олег Дерипаская через «Базовый элемент» контролирует «Русский алюминий» и ГАЗ. «Альфа-групп» (Михаил Фридман, Герман Хан и Алексей Кузьмичев) владеют различными по величине пакетами акций в нефтяном холдинге ТНК-BP, телекоммуникационных компаниях «Вымпелком» и «Мегафон». Партнер «Альфа-групп» по ТНК-BP Виктор Вексельберг также контролирует Суал. В сферу интересов Андрея Мельниченко и Сергея Попова входят МХК «Еврохим», СУЭК и Трубная металлургическая компания.

Положение крупного бизнеса в экономике и политике постоянно является предметом научного и общественного анализа.

В настоящее время в данной области наметились две тенденции. С одной стороны, крупный капитал уходит из России, с другой стороны, представители крупного бизнеса вынуждены искать новые подходы в диалоге с государством. Так, один из ведущих идеологов крупного капитала Анатолий Чубайс выдвинул идею либеральной империи, движущей силой которой, по мнению В. Д. Кузнечевского, является стремление поставить перед государством задачу защиты собственности, полученной олигархами в результате приватизации 90-х годов.

В 90-е годы олигархи фактически назначались государством, после чего получили неограниченные возможности влиять на государство в своих интересах. В. Д. Кузнечевский считает, что объективно деятельность олигархов имела не только негативные последствия, ими были сохранены нефтяная и газовая отрасли экономики, которые и в настоящее время позволяют наполнять бюджет. В течение всего срока своего президентства В. В. Путин прилагал усилия, целью которых было ограничение поля политической деятельности олигархов, что встречало сопротивление в среде последних. В последнее время действия Генеральной прокуратуры в отношении компании ЮКОС не в последнюю очередь связаны с политическими амбициями главы ЮКОСа М. Ходорковского.

В условиях, когда государство демонстрирует стремление отстаивать свои интересы, представители крупного бизнеса по-разному реагируют на изменение ситуации. Одни олигархи переводят свои капиталы за границу и пытаются оказывать политическое давление на государство, другие признают его новую роль, стремятся найти компромисс на приемлемых для них условиях и, прежде всего, требуют гарантий сохранения собственности, полученной в результате приватизации.

В целом отношение к крупному бизнесу определяется доминирующей негативной установкой. По данным ФОМ, в первой половине июля 2006 г. более половины опрошенных (59%) было убеждено, что крупный бизнес приносит стране значительно больше вреда, чем пользы. Доминирование негативных установок в отношении крупного бизнеса тесно связано с отрицательным отношением к владельцам наиболее крупных состояний (сверхбогатым).

Отношение к сверхбогатым отличается относительной стабильностью: по данным ВЦИОМ, общая палитра социальных эмоций, которые вызывали владельцы наиболее крупных состояний, практически не изменилась. Сохранились и прежние зависимости — от уровня образования, возраста, жизненного уровня и социального статуса: более образованные, молодые, обеспеченные и занимающие более высокие позиции в статусной иерархии по-прежнему относятся к сверхбогатым лучше, чем все остальные. В то же время в отношении к владельцам наиболее крупных состояний во многих социальных группах за истекший период произошли важные изменения.

Позитивные сдвиги в отношении к сверхбогатым оказались локализованы только в самых верхних социальных группах, а на всех остальных этажах социальной лестницы произошли негативные перемены. Среди лиц с высшим образованием: негативные эмоции (возмущение, ненависть) остались на прежнем уровне (21%), а позитивные эмоции (гордость, удовлетворение) несколько выросли (с 13% до 18%), но среди остальных образовательных групп ситуация изменилась к худшему: в группе лиц со средним образованием показатели негативных эмоций увеличились с 23% до 27%, позитивные эмоции сократились с 10% до 8%, а в группе с образованием ниже среднего негативные эмоции усилились с 36% до 41%, а позитивные ослабли с 6% до 4%.

Для общественного мнения характерна достаточно противоречивая оценка роли крупного бизнеса в российской экономике. По данным ФОМ, около половины опрошенных убеждено, что крупный бизнес оказывает негативное влияние на экономику (45%). Противоположного мнения придерживалось четверть опрошенных (25%). Чаще всего альтернативные оценки экономической роли крупного бизнеса встречались среди представителей ресурсных групп населения - жителей мегаполисов, лиц с высшим образованием, возрастных групп моложе 35 лет, сторонников Единой России и других некоммунистических политических партий, а также оптимистов. бизнес государство контроль корпоративный

Несмотря на преимущественно отрицательную оценку экономической роли крупного бизнеса, более половины опрошенных выражают убеждение в необходимости создания благоприятных условий для развития крупного бизнеса в России. По данным ФОМ, такая позиция была характерна для 53%. Противоположную точку зрения поддержали лишь 22% (и еще 25% не имели определенного мнения на этот счет). Переплетение в общественном мнении столь разноречивых характеристик роли крупного бизнеса в экономике можно объяснить тем, что негативные оценки преимущественно описывают текущую ситуацию, в то время как с развитием крупного бизнеса необходимо связывать и перспективы экономического развития страны.

Большей определенностью отличается отношение общественного мнения к политической роли крупного бизнеса. По данным ФОМ, в первой половине июля 2006 г. около половины опрошенных было убеждено, что крупный бизнес оказывает негативное влияние на политику (49%). Противоположное мнение поддержали только 17%. Судя по всему, негативная оценка политической роли крупного бизнеса объясняется несколькими причинами.

Во-первых, общество приписывает крупному бизнесу чрезмерное политическое влияние. Значительная часть общественного мнения убеждена, что политическая власть в России в настоящее время принадлежит олигархам. В субъективной иерархии власти крупный бизнес значительно опережает все остальные реальные и воображаемые инстанции. По данным ВЦИОМ, в середине сентября 2006 г. 33% было убеждено, что власть в России принадлежит крупному капиталу, олигархам. Мнение, что власть принадлежит Президенту, разделяло заметно меньшее число опрошенных - 23%.

Уверенность во всевластии олигархов глубоко проникла в современное российское общество, доминирует в наиболее многочисленных слоях и группах.

Во-вторых, приписывание представителям крупного капитала ведущей политической роли идет рука об руку с ощущением глубокого неблагополучия, убежденностью в том, что развитие ситуации в стране идет в неправильном направлении. По данным ВЦИОМ, в сентябре 2006 г. из числа тех, кто полагал, что события ведут нас в тупик, 52% приписывали олигархам роль ведущей политической силы. В целом пессимистическая оценка вектора политического развития была тесно связана с убежденностью, что власть в стране принадлежит силам, лишенным ответственности.

Если влияние крупного капитала на экономику положительно оценили 25%, а на политику - 17%, то на повседневную жизнь граждан - только 14%. Формирование мнений с опорой на минимальный объем информации усиливает воздействие генерализованного негативного стереотипа, который доминирует в массовом восприятии крупного бизнеса. Похоже, что в общественном мнении крупный бизнес принял на себя роль «козла отпущения», т. е. объекта, на который привычно возлагается ответственность «за все плохое». В этом качестве присутствие олигархов в общественном мнении объективно устраивает представителей политической элиты: значительная доля ответственности за положение дел в стране воле неволей переносится на силу, за которой устойчиво закрепились две негативные характеристики - безответственность и сомнительная легитимность.

Составной частью дискуссии о роли крупного бизнеса стал вопрос об отношениях государства с крупным бизнесом. [18]

Общественное мнение не разделяет официальную версию, согласно которой отношения государства и крупного бизнеса подчиняются принципу равноудаленности. По данным ФОМ, в первой половине июля 2006 г, только 16% считали, что в настоящее время государственная власть относится к крупному бизнесу одинаково. Почти половина опрошенных была убеждена в обратном: по мнению 46% государственная власть относится к крупному бизнесу по-разному: к некоторым лучше, к некоторым хуже.

Вместе с тем стратегии борьбы, сотрудничества и нейтралитета не описывают в полной мере одобряемые общественным мнением типы отношений государства с крупным бизнесом. Прежде всего, выделенные позиции отличаются внутренней неопределенностью: в стратегии борьбы неясной остается конечная цель, а в стратегии сотрудничества - используемые методы. Среди сторонников борьбы 52% соглашаются с официальной версией текущих отношений государства с крупным бизнесом и квалифицируют ее как равноудаленность, а 33% полагают, что отношения строятся на не универсальной основе (к некоторым лучше, к некоторым хуже). В этой группе особенно велика доля затруднившихся дать характеристику текущего состояния взаимоотношений власти с крупным бизнесом.

В группе сторонников сотрудничества преобладают те, кто оценивает текущие отношения государства с олигархами как неуниверсальные (42%), но она также включает и значительную долю тех, кто характеризует эти отношения как равноудаленные (33%). При этом доля затруднившихся с оценкой нынешнего состояния отношений власти с крупным бизнесом снижается (17%). Относительно большей однородностью отличаются лишь сторонники нейтралитета государства: там более половины приходится на тех, кто квалифицировал текущее состояние отношений как равноудаленность (26%). В этой группе удельный вес сторонников оценки нынешних отношений как не универсальных заметно ниже (11%), а доля затруднившихся с ответом снижается до минимального уровня (7%).

Общественный рецепт: принуждение к сотрудничеству. Дополнительную ясность в представления об общественно одобряемом типе отношений государства с крупным бизнесом вносят результаты качественных социологических исследований. По данным фокус-групп, проведенных ФОМ, наибольшую поддержку в общественном мнении имеют две основных стратегии отношений государства с крупным бизнесом, которые условно можно обозначить следующим образом: всех посадить и заставить делиться. Несмотря на полярный характер, в обеих стратегиях, пользующихся поддержкой в общественном мнении, присутствует важный общий элемент, а именно - принуждение.

Таким образом, несмотря на доминирование негативного отношения, общественное мнение не наделяет власть моральным мандатом на борьбу с крупным бизнесом до победного конца. Общественно одобряемую модель отношений государства и крупного бизнеса можно условно назвать принуждением к сотрудничеству. Классическая форма легитимации крупного бизнеса с опорой на экономические функции и закон не признается в настоящее время убедительной общественным мнением. Экономическая роль крупного бизнеса оценивае

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Вовлеченность населения как трудового ресурса в экономическую систему России". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 446

Другие дипломные работы по специальности "Экономика":

Пути повышения экономической эффективности нефтегазовых компаний

Смотреть работу >>

Экономика труда: заказать дипломную, курсовую, контрольную напрямую автору, без посредников

Смотреть работу >>

Расчет прогнозных значений продаж фирмы

Смотреть работу >>

Внедрение инноваций на предприятии

Смотреть работу >>

Формирование региональной политики занятости и ее регулирование в рыночном хозяйстве

Смотреть работу >>