Дипломная работа на тему "Организация и тактика тушения пожаров на нефтепромысле г. Перми"

ГлавнаяБезопасность жизнедеятельности → Организация и тактика тушения пожаров на нефтепромысле г. Перми




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Организация и тактика тушения пожаров на нефтепромысле г. Перми":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1

1.1 Социально-культурные характеристики

1.2 Китайцы в России

1.3 Особенности китайской диаспоры в России

ГЛАВА 2

2.1 Туристические ресурсы Китая

2.1.1 Туристический рынок в Китае

2.1.2 Образ китайского туриста

2.2 Привлекательность России для китайцев

2.2.1 Российский туристический рынок

2.3 Иркутск – центр миграции китайцев

2.3.1 Департамент туризма Иркутской области и «китайское направление»

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Перми и в других городах России.

2.3.2 Иркутский ''Чайна-таун''

2.3.3 Китайский рынок в Иркутске

2.4 Российско-китайское сотрудничество

ГЛАВА 3.

3.1 Роль туризма в социальной экономике Иркутской области

3.2 Перспективы развития туризма в регионе

Заключение

Источники

Список литературы


ВВЕДЕНИЕ

Еще в начале XVII века европейские путешественники сравнивали расселившихся по Юго-Восточной Азии китайцев с евреями. Оторванные от родины, они так же врастали в новую среду, но не теряли при этом национальных корней и выделялись исключительной изворотливостью в коммерческих делах. Интересно, что как и в случае с Израилем, в настоящее время на деньги 55-миллионной китайской диаспоры идет гигантская модернизация отсталой миллиардной страны. По сути дела, сегодня Россия инвестирует развитие китайской промышленности и сельского хозяйства. Торговля с Россией решает в Китае проблему наличных валютных средств, "разжижает" безработицу. По оценкам аналитиков, в XXI веке Китай станет доминирующей силой на планете.

Во многих районах Приморья, Хабаровского края, Амурской и Иркутской области китайцы становятся уже как бы неотъемлемой частью местного пейзажа. Точных цифр о количестве постоянно присутствующих на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири китайцах назвать никто не решается: кто-то говорит о тысячах, а кто-то о десятках тысяч. Пограничники говорят о сотнях тысяч. Стратегическое сдерживание Китая на дальневосточном направлении возможно только с помощью укрепления российской "монополии" на дальневосточные земли и решительного ограничение политического влияния китайской диаспоры в этом регионе. С другой стороны, учитывая крайнюю перенаселенность Китая, также не в российских интересах желать Китаю каких-либо политических, социальных или экономических катаклизмов. Только сильное китайское государство в состоянии вести "игру по правилам" и бороться с нелегальной миграцией, криминалом, контрабандой среди своих граждан.

Большинство жителей России считают, что приехавшие в нашу страну жители ''поднебесной'' – это лишь так называемые ''челноки'', дешёвая рабочая сила, и, последовавшие за ними различного рода, болезни, дешёвые вещи и т. д. Китайцы ассоциируются только с торговлей, нелегальным вывозом российского леса, нашей флоры и фауны. Несомненно, по большей мере так оно и есть. Встречая очередной поезд из Пекина и соответственно новоприбывших китайцев, невольно может вырваться:'' Опять приехали''. И, наверное, вряд ли кому из нас придёт в голову мысль, а, может, это просто турист. А, ведь порой – это именно так. Несомненно, – это лишь небольшой процент, от того количества китайцев, которые въезжают в нашу страну, но нельзя отрицать и того, что в России есть китайские туристы.

Сегодня туризм является одной из ведущих и наиболее динамичных отраслей экономики. Во многих странах туризм играет значительную роль в создании дополнительных рабочих мест и обеспечение занятости населения. Туризм оказывает огромное влияние на такие ключевые отрасли экономики, как транспорт и связь, строительство, сельское хозяйство, производство товаров народного потребления и другие, т. е. выступает своеобразным стабилизатором социально-экономического развития. В свою очередь, на развитие туризма воздействуют различные факторы: демографические, природно-географические, социально-экономические, исторические, религиозные и политико-правовые.

Всемирная туристская организация (ВТО) подвела итоги 1999 года. Число туристов, путешествующих за границу, составила 657 млн. человек. Общий доходы государств от туризма в 1999 году составили 455 млрд. долларов США, в том числе 75 млрд. долларов получили США, 25 млдр. – Испания, 31 млрд. – Италия и 24 млрд. долларов – Франция. По прогнозам экспертов ВТО, число туристических поездок в мире к 2010 году достигнет миллиарда туристских прибытий, из которых 546 млн. придется на Центральную и Восточную Европу, включая страны СНГ и Балтии, где туризм будет развиваться опережающими темпами по сравнению с Европейским регионов в целом.

Для развития въездного туризма в России существуют объективные предпосылки: открытость для массового туризма, большой природный, культурный и исторический потенциал, привлекательный и довольно перспективный рынок. Название дипломной работы «Китай на рынке туристических услуг Иркутской области''. Я считаю, что данная тема достаточно актуальна по следующим причинам: во-первых, Иркутская область является одним из центров миграции китайского населения, во-вторых, сотрудничество во многих отраслях между Китаем и Россией предполагается именно через Иркутскую область, например: лесопромышленность, торгово-экономические отношения, туризм, а также образование, и, в-третьих, Иркутская область является одним из самых перспективных регионов нашей страны в области туризма.

Целью данной работы является исследование рынков туристических услуг, как Китая, так и России, а также исследование туристических ресурсов обеих стран и определение дальнейших путей сотрудничества между двумя государствами. Объектом дипломной работы является туризм, как одна из динамично развивающихся отраслей экономики, а предметом – развитие туризма в Иркутской области.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

- Дать характеристику китайской диаспоры в России.

- Изучить состояние туристических рынков, как Китая, так и России; рассмотреть Иркутск, как центр миграции для китайцев (дать оценку ситуации; определить районы с наибольшим количеством проживающих китайцев и рассмотреть виды сотрудничества в различных областях между Иркутской областью и Китаем)

- Выявить перспективы развития этого вида деятельности в регионе.

В ходе работы использовались известные книги Малявина В. В. «Китайская цивилизация», Девятова А. «Развитие Российско-китайских отношений в XXI веке», учебник по региональной политике Гладкого Ю. Н. и Чистобаева А. И., материалы интервью с профессором Иркутского государственного университета В. А. Дятловым, а также материалы из интернет на туристических и официальных китайских сайтах на русском языке.

Дипломная работа включает введение, три главы, заключение и список литературы. В ведении указаны цель, задачи работы, основные источники и структура диплома. Первая глава посвящена характеристике китайского этноса и региональному представлению китайцев. Во второй главе рассматриваются туристические рынки, даются оценку туристических ресурсов, региональное сотрудничество между Китаем и Иркутской области. Третья глава посвящена перспективам развития туризма в Иркутской области, рассмотрено влияние туризма на экономику области и представлена программа посещения Иркутска для иностранных туристов. В заключении дано обобщение результатов работы и основные выводы.

ГЛАВА 1

1.1. Социально-культурные характеристики

В последнюю четверть века Китай приобретает все возрастающее значение в мировой политике и экономике. Это касается не только Китайской народной республике, как государства, которое уже сегодня по многим параметрам сопоставимо с Соединёнными штатами Америки, бесспорным лидером второй половины XX века. Это касается в первую очередь всего ''китайского мира'', включающего в себя Тайвань, и Сингапур, и китайские общины по всей планете, уже в ближайшей перспективе претендующего не просто на то, что бы КНР стала ''второй сверхдержавой мира'', как никогда Советский Союз, – он утверждает иную модель, как развитие человечества, отличного от привычного нам ''евроцентризма''.[1]

При всей своей природной "стихийности" китайский этнос обладает двумя неоспоримыми преимуществами перед другими нациями: китайцы поразительно приспосабливаются к условиям существования, и – китайцев очень много. Это то, что позволяет им на протяжении уже нескольких тысячелетий скачкообразно, но неуклонно расширять "ареал проживания": от скромного района, ограниченного в древности на севере "Великой Стеной", а на юге Нанкином, до нынешних границ.

В глубинах человеческой природы гораздо больше общего, чем различного. Однако яркие факты китайской инаковости позволяет говорить о специфике китайской души и анализировать эту специфику. Анализируя её, можно отметить пять основных характеристик китайской психологии.

Наипервейшая характеристика китайца – это осознание ''лица'', суть – чувства собственного достоинства и достоинства других. ''лицо'' – то глубоко личное, что идентифицирует душу. Со смыслом ''сохранения лица'' связана и такая особенность китайцев, как склонность к безличному характеру дискуссий, непроницаемость и отсутствие контакта глаз. Примечательно, что русские в личном общении привержены к местоимениям, а на Западе в той же ситуации принято использовать имена. Образец правильного поведения - семья, которая выступает основанием китайского общества. Приоритет большой семьи и клана над личностью запечатлен у китайских именах, где фамильный иероглиф предшествует имени.

Второй характеристикой психологии китайцев выступает чувство иерархии, которое упорядочивает положение ''лица'' во взаимоотношениях с другими ''лицами'' и образуют семейные и плановые связи, снизу доверху связывающие ''лица'' круговой порукой сообразно занимаемым в иерархии местом. Третьей характеристикой психологии китайцев выступает чувство смирения. Китайский символ смирения – человек в лодке без вёсел. Точен и реки времени определяет жизнь человека. То есть традиции, государство, природа определяет путь жизни, поэтому вёсла человеку особенно и не нужны, достаточно руля. Четвертой характеристикой психологии китайцев выступает прагматизм, как тип поведения, предполагающий ориентацию на практический полезный результат и силу. Однако китайский прагматизм не чета западному. Прагматизм в бизнесе означает, что китайцы всегда используют все свои карты. Следует помнить, что китайская вежливость, обходительность, гостеприимство и щедрые угощенья, скромный стиль обсуждения вопросов – являются прагматичной тактикой для достижения при любой возможности непреложного преимущества

Пятой характеристикой чрезвычайно исторического самосознания китайцев выступает чувство снисхождения, а порой и презрения к иностранцам. Неравенство лежит в основе картины мира у китайцев, в которой они занимают центр. Срединное государство – страна не только самой большой численности населения в мире, но и самой древней из ныне живших цивилизаций на планете, изумительные достижения которой по многим параметрам не имеют себе равных в мире. Поэтому в глубине души китайцы убеждены в исключительной самобытности центра, одна из сторон которой – интеллектуальная, моральная и культурное превосходство над жителями окраины.

Китайцы за глаза считают иностранцев вообще неполноценными, беспринципными, нетерпеливыми, грубыми, продажными и вероломными. По существу – ''дьяволами, с белыми лицами''.[2] При этом в Китае очень хорошо относятся к корректным людям из-за рубежа. Китайцы вежливы и гостеприимны к ним. И даже в современном термине ''иностранец'' употребили смысл ''почтенный обитатель окраины'', признавая превосходство иностранцев в технологии и сноровке.

Однако практически любой китаец – это такой человек, который может жить за границей, честно платя налоги, всю жизнь, но когда Родина попросит, он сделает для неё всё, что сможет.[3] На сегодняшний день как раз и наблюдается тенденция миграции китайцев в различные страны, особенно в Россию. Известно, что китайцы "прекрасно акклиматизировались" в условиях сибирской зимы. Наверное, сибирские морозы гораздо меньшее зло для китайцев, чем запрет на рождение второго ребенка.

1.2 Китайцы в России

Сегодня многие китайцы находятся в России нелегально. Китайцам это даже выгодно: они жили у нас с просроченными визами (за что в их стране жестоко наказывают), а при принудительной депортации им выдали выездные российские визы. За просроченные визы и паспорта любой милиционер в любой момент может забрать торговца из общежития или квартиры (после массовых рейдов многие южане стали селиться на квартирах) и отправить в кутузку. А у него - нереализованный товар. Человек вмиг может потерять все. Но милиция продолжает свои рейды по рынкам. Берут несколько десятков человек, снимают штраф. Присоединяется и налоговая, и тоже штрафует. И снова отпускает до очередной проверки. Китайцы просят: зарегистрируйте на три месяца наше пребывание здесь. После этого мы оформим туристические визы, паспорта и вернемся к вам. Но никто не берет на себя такую ответственность: раз они тут незаконно, значит, надо депортировать. Но, с другой стороны, на депортацию нет средств.

В Москве создана китайская община. Она владеет несколькими гостиницами, общежитиями. Доходы московские китайцы не складывают в чулок (как наши), а переводят на свои счета в Китай. А перед этим деньги (год, а то и больше) вращаются в банках, работают на Москву. Создается впечатление, что незаконное пребывание китайцев многим выгодно. ОВД периодически получает гарантированные штрафы. Администрация района конфискует товары.

Около миллиона китайцев населяют Дальний Восток и Сибирь (по официальным данным - 250 тысяч). Здесь картина такая же пестрая: есть среди них легальные бизнесмены, но немало и мелких торговцев, работающих без всяких документов.

По расчетам Министерства экономического развития, Россия теряет около 40 миллионов долларов в год только на ввозе из КНР коммерческого багажа под видом сверхнормативного туристического. Тысячи казенных рублей уходят на то, чтобы отловить и под конвоем выслать восвояси граждан КНР, которые незаконно проживают на нашей территории. Но сами стражи порядка признают, что те, кого высылают, - капля в море. Большинству нелегалов удается договориться с местными органами власти, получить законный статус и достаточно быстро встать на ноги.

1.3 Особенности китайской диаспоры в России

Особенности китайской диаспоры в России (как, впрочем, и в других странах) - замкнутость, солидарность, взаимная поддержка, установка не на ассимиляцию, а на создание сплоченных сообществ и рост их численности. Китайцы стараются создавать рабочие места, но не для чужих, а для новых приезжих китайцев. С властями предпочитают устанавливать "неформальные" контакты. Торговля дешевым китайским ширпотребом стала солидным сектором российской теневой экономики. Некоторые московские банки специализируются на переправке теневой выручки (десятки миллионов долларов) из России в Китай.

Было бы ошибкой видеть в каждом китайце теневика, мечтающего тихо завладеть российской землей. Мы должны цивилизованно сотрудничать с великим соседом. Россия нуждается в китайских инвестициях, китайском опыте, да и квалифицированная рабочая сила из КНР нам никак не помешает. Когда китайцы открывают кафе, как в Москве, выращивают овощи, как в Костроме, предлагают разводить рыбу, как в Пензе, или выпускать термосы, как в Калужской области, - это можно только приветствовать.

В китайской философии есть правило: могучая страна не должна идти войной на соседнее государство. Она ставит себя ниже его – как лощина, в которую стекаются все воды, и бесконфликтно присоединяет его.

ГЛАВА 2

2.1 Туристические ресурсы Китая

Китай – огромная страна с обилием туристических ресурсов. Страна изобилует достопримечательностями и памятниками старины, красивейшими реками и горами, славится этнографическим многообразием. В Китае созданы две сравнительно развитые туристические зоны: первая – традиционные туристические маршруты с посещением Пекина, Сиани, Шанхая, Сучжоу, Ханчжоу и других известных политических и культурных центров; вторая зона – открытые районы, она имеет на карте форму молодого месяца. Главными туристическими центрами этого маршрута являются Ляодунский и Шаньдунский полуострова, дельты рек Янцзы и Чжуцзян. По первому маршруту туристы могут совершить экскурсии на участок Великой китайской стены Бадалин, в храм Неба, посетить музей терракотовых фигур воинов и коней на месте гробницы императора Циньшихуана, Лес мемориальных стел и Большую пагоду «Дикий гусь», осмотреть отмели Шанхайвайтань, походить по оживленной улице Нанкинулу и новому району Пудун в Шанхае, полюбоваться пейзажами архитектурно-парковых ансамблей Сучжоу и озера Сиху в Ханчжоу. По второму маршруту туристы могут познакомиться с огромными переменами, произошедшими в открытых приморских городах за период проведения политики реформ и открытости в Китае; могут любоваться уникальными северными и южными приморскими красотами, в свое удовольствие купаться в море, отдохнуть на песчаных отмелях под ласковыми лучами солнца; во всех приморских городах созданы комплексы для отдыха, салоны для культуризма, есть бары и другие места для развлечений, где после дневной экскурсии можно весело провести вечер. В год международного экологического туризма в Китае дополнительно открыты специализированные туристические маршруты, привлекшие широкое внимание общественности. Они проложены таким образом, чтобы, путешествуя, туристы повышали свой познавательный уровень в области охраны окружающей среды, обогащались физически и духовно. Этот маршрут проложен на севере через степи Внутренней Монголии, через гору Хэншань, известную гору даосской культуры Уданшань, через три ущелья (Санься) на Янцзы, Гуйлинь и до побережья моря Бэйхай и китайско-вьетнамской границы. Наиболее благодатными туристическими местами на Цзючжайгоу в провинции Сычуань, которые занесены правительством Китая в каталог главных турбаз года экологического туризма. Эти районы экологического туризма охватывают достопримечательности и памятники старины на севере Китая и изумительные горы и реки на юге, северокитайский степной пейзаж и сельский вид на юге Китая, знаменитые горы и большие реки в центральных районах страны и приморские пейзажи в Гуанси-Чжуанском автономном районе. Путешествуя по этим местам, туристы могут воочию убедиться, сколь обширна цивилизация и как величественны и горы, и реки Китая!

2.1.1 Китайский туристический рынок

Китайский туристский рынок - самый динамичный в мире. Китай является страной привлекательной для иностранных туристов. Так в потоки inbound tourism за 1997 г. в Китай составили 57,58 млн. прибытий. В то же время только 7,428 млн. китайских туристов выехали в зарубежные туристские поездки. Валютные доходы КНР от иностранного (въездного) туризма составили в 1997 г. 12,074 млрд. американских долларов. По туристской статистике Китай занял 6 место в мировом рейтинге по приему иностранных туристов и 8 место по уровню валютных доходов от туризма. В настоящее время в Китае функционирует 4418 туристских гостиниц, из которых 2349 соответствуют европейским стандартам системы гостеприимства. В системе международного туризма работает 1163 туристских агентства. В 1995 г. начата работа по сертификации туристского продукта и услуг гостиниц (Фонд гарантии качества туристского общества). Существенно возросла пропускная способность международных и внутренних авиалиний. В настоящее время открыто 119 международных линий, которые соединяют Китай с 58 городами в 33 странах мира. Внутренние авиалинии соединяют 136 городов Китая. Туризм из России в Китай постоянно растет. Так в 1997 г. 813 тыс. россиян посетило Китай в целях туризма. В 1998 г. рост туристских прибытий в этом направлении планируется на 6,8%.

Современный туризм в Китае восходит к началу 50-х гг. В 1954 году было открыто международное бюро путешествий Китая с 14 филиалами в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу и других городах. В 1964 году в Пекине создано Государственное управление по делам туризма КНР. После 1978 года благодаря проводимой в Китае политике реформ и открытости туризм вышел на стадию быстрого развития. К концу 1998 года число принятых Китаем туристов достигло 63,48 млн. человек, из них число иностранных туристов составило 7,11 млн. человек. Доходы от международного туризма достигли 12,6 млрд. долларов США. Два последних показателя возросли соответственно в 35 и 48 раз по сравнению с 1978 г. В настоящее время Китай превратился в ведущий туристический центр в Азии, по числу принимаемых иностранных туристов Китай вышел на 6-е место в мире. Наряду с развитием международного туризма отечественный туризм тоже получил бурное развитие. В 1998 году число отечественных туристов достигло 695 млн. человек, поступления от туризма составили 239,1 млн. юаней. Эти показатели на 10 и 74 процента превышают уровень 1995 года. По мере повышения уровня жизни народа у граждан страны пробудился огромный возрастающий интерес к поездкам за границу, в последние годы китайские туристы посещают страны Юго-Восточной Азии и Европы. Одновременно туристические агентства учредили в Китае свои представительства, используя самую разную рекламу для привлечения клиентов.
Ныне Китай вступает в ряды развитых туристических стран, совершенствует формы и содержание туризма, улучшает качество сервиса.

2.1.2 Образ китайского туриста

В 1990 г. из Китая выехало 0,7 млн. туристов, в 1998 г. уже 4,0 млн., в 2000 г. – 5,6 млн. человек. Расходы китайских туристов за рубежом растут еще быстрее. Так в 1990 г. они оставили 0,5 млрд. дол., в 1999 г. - 10,9 млрд. Следует учесть, что в настоящее время основную часть туристского потока из Китая составляют лица с высокими доходами. В среднем китайский турист оставляет за границей 3114 долл. (1999 г.), что значительно выше аналогичного показателя большинства высокоразвитых стран. В настоящее время лишь 0,3% китайского населения выезжает за границу с туристскими целями. Но, учитывая тенденцию роста доходов населения, туристская активность в КНР будет расти очень быстро.

2.2 Привлекательность России для китайцев

История мирового туризма показывает, что в начальный период развития выездного туризма основной туристский поток направляется в близлежащие страны. Для Китая Россия - главное туристское направление (не считая Гонконга и Макао, которые в статистике, несмотря на объединение с КНР, учитываются отдельно). Для китайцев посетить Россию означает встретиться с иной, западной европейской культурой. На современном этапе развития международного туризма этнокультурные перепады не тормозят, как прежде, развитие массовых путешествий, а, напротив, стимулируют их. Ведь китайская элита несравненно более герметична, чем даже русская и европейская, не говоря уже об американской. То есть китайцы готовы пользоваться услугами иностранца как эксперта, но вручить ему реальную власть.

Быстрый рост въездного туризма в Приморский край из КНР уже идет: в 1996 г. Приморье посетило 21,5 тыс. китайцев, в 2001 г. - 154,6 тыс. Этому способствует благоприятное транспортно-географическое положение Приморья относительно КНР, что выгодно отличает его среди других административных единиц России, имеющих границу с Китаем. Вдоль российско-китайской границы действуют 6 сухопутных пограничных переходов. Формирование системы пограничных переходов сказалось на развитии международного туризма обеих сопредельных стран. Так, доля китайских туристов в структуре въездного туризма Приморского края растет: в 1994 г. она составляла 83%, в последние годы колеблется в пределах 89,1-94,3%. Изменилась и доля Приморского края в общероссийском потоке китайских туристов с 9% в 1994 г. до 17-24% в 1998-2000 гг.

В будущем станут возможными челночные круизные маршруты между Японией, Южной Кореей, КНДР, Россией и Китаем. Ожидается появления морского кольцевого маршрута типа токийской подвесной кольцевой линии. страну, если он совсем ничего о ней не знает.

В развитии въездного туризма в Приморье китайское направление будет доминировать и в перспективе. Учитывая это, необходимо при развитии туристской инфраструктуры и совершенствовании региональной нормативно-правовой базы туризма ориентироваться в первую очередь на китайский рынок. Менее 7% въездного потока в Приморье приходится на другие страны АТР. Очень скромное, хотя и второе после Китая место на рынке въездного туризма Приморского края, занимает Япония. Япония входит в тройку стран-лидеров мирового выездного туризма. Несмотря на то, что в последние годы ежегодный прирост убытий из Японии снизился, в целом страна считается, по оценкам ВТО, более динамичным рынком выездного туризма, чем США и Германия.

К сожалению, Приморский край не имеет транспортного сообщения с Тайванем. В Тайване сложившийся рынок выездного туризма, уступающий по расходам только Японии, но выездной поток жителей Тайваня минует территорию Приморья. Политико-идеологические причины ограничивают посещение Приморья для потенциальных туристов из КНДР, несмотря на наличие железнодорожного сообщения между нашими странами.

Определенные перспективы развития въездного туризма в Приморье связаны с зоной Туманган. Проект развития туризма в районе стыка территорий трех государств (России, КНР, КНДР) осуществляется под эгидой ВТО. Основная идея Проекта - создание кольцевых маршрутов по территориям с разными природными и культурно-историческими особенностями. Специалисты ВТО проводят маркетинговые исследования, рекламные кампании, дают рекомендации по развитию туризма для каждой из стран Проекта. Из их оценок следует, что для иностранных туристов (не только азиатского происхождения, но и из Европы) Приморье представляет интерес как территория, слабо измененная человеком.

Обращает на себя внимание асимметрия въездных потоков в Приморский край из провинций Хэйлунцзян и Цзилинь. Доля Цзилинь в китайском въездном туризме Приморского края составила в 2002 г. 17,5% (через сухопутные пропускные пункты). Это отчасти объясняется наличием только одного перехода на приморско-цзилиньской границе, но немаловажное значение имеет плохое транспортное обеспечение от Хунчуня до Владивостока. Это косвенно подтверждают цифры приморского выезда в Китай, где доля Цзилиня всего 2,1% (2002 г.). Другая причина малого потока приморцев в Цзилинь - плохая "раскрученность" данного направления, хотя по рекреационным ресурсам данная территория не уступает Хэйлунцзяну, а по живописности ландшафтов даже опережает. Туристский поток из Цзилинь в 21 раз больше обратного из Приморского края. Это однозначно указывает на высокую потребность хуньчуньского перехода со стороны провинции Цзилинь. Следует учитывать, что Хэйлунцзян имеет 28 переходов на границе с различными административными единицами России, а Цзилинь только один. Таким образом, Приморский край теряет значительную часть въездного туристского потока только из-за недостаточной обустроенности проезда морским и автомобильным транспортом от Краскино до Владивостока. Транспортно-инфраструктурное обеспечение китайских переходов в перспективе может сыграть немаловажную роль в транзитных перевозках: из Южной Кореи корейцев, а возможно и японцев через КНДР в Россию, цзилинь-хэйлунцзянских туристов из Тайваня, Сингапура, Японии и других стран в Приморье или наоборот. Маркетинговые исследования Всемирной туристской организации по проекту Туманган указывают на высокие потенциальные возможности данной зоны контакта трех национальных культур. Наибольшей привлекательностью должны обладать кольцевые маршруты в зоне Туманган с посещением Китая (Цзилинь), Приморья и КНДР. Если китайская сторона уже готова к проведению таких маршрутов (провинция Цзилинь принимает больше иностранных туристов чем Приморский край), то российская нет.

Таким образом, изучение китайского рынка российского въездного туризма однозначно указывает на его высокие потенциальные возможности и необходимость встречных мероприятий по развитию, что требует не очень больших инвестиционных вложений.

Нужно отметить, что сотрудничество в области туризма между Россией и Китаем происходит. Совсем недавно в Санкт-Петербурге состоялась презентация Государственного Управления по делам туризма Китайской Народной Республики. Предложен на российский туристский рынок новый туристский продукт “Путешествия по Китаю”. В составе официальной делегации КНР представители государственных органов по туризму, туристских компаний, гостиниц, авиакомпаний. Был проведен традиционный workshop, доклад о новом туристском продукте с показом компьютерного фильма, а также официальный банкет с лотерей и призами для российских участников туристской общественности. На встрече присутствовало более 200 представителей туризма Санкт-Петербурга, пресса.

2.2.1 Российский рынок туристских услуг

Особенности развития туризма в России во многом обусловлены политическими и экономическими изменениями, происходившими в стране после 1990 года. Иностранные граждане получили возможность свободно передвигаться по территории России, а российские выезжать за границу. Небольшие частные туристские фирмы стали во множестве появляться и в крупнейших городах, и в далекой провинции. Общий экономический кризис этих лет тоже существенно повлиял на структуру и динамику российского туризма. В итоге резко сократился спрос на преобладавшие прежде путешествия и отдых внутри страны и столь же резко увеличился спрос на ранее весьма немногочисленные поездки в зарубежные центры туризма. Типичен пример большого черноморского курорта Сочи, санатории и дома отдыха которого в 1990 году посетили более 1,2 млн. человек, в 1992 году - лишь 0, 57, в 1994 году - 0,4 млн. человек. В 1995 и 1996 годах число посетителей выросло до 0,6 миллиона человек, но дальнейшего быстрого роста не наблюдается. Основная причина чрезвычайного спада во внутреннем туризме - прекращение его финансирования государством и профсоюзами. Сократился и поток иностранных туристов, приезжающих в Россию. Таким образом, социально-экономические факторы в последние годы не способствовали полноценному и сбалансированному развитию российского туризма. К сожалению, за последние 10 лет подробных и достоверных статистических данных о развитии туризма в России нет, однако общие особенности нынешнего этапа экспертно можно охарактеризовать следующим образом:

- в 1990 году объем туристских услуг, производившихся в России на одного жителя страны, составлял еще около $ 15, к 1997 году он сократился в 5 раз - до $ 3; в 1994 году, по ориентировочным оценкам, доход от въездного туризма составлял 4 млрд долларов США, доход от выездного - около 12 млрд (соотношение 1:4);

- соотношение числа туристов, приезжающих из-за границы и выезжающих за границу России, равно ныне 1:2; доля туризма в ВНП страны в настоящее время составляет около 0,01%;

- доля России в мировых потоках туристов составляла и составляет от 1 до 1,5 %, это чрезвычайно мало, если ориентироваться на российский потенциал и потенциал стран СНГ;

- по оценкам Всемирной туристской организации вместо 2,5 или 3 млн. иностранных туристов Россию в год могли бы посещать 20 - 40 млн., а доля внутренних туристов могла бы подняться до 50% от численности населения страны;

- бывший СССР, нынешние Россия и страны СНГ характеризуются пассивным туристским балансом и дефицитом торгового баланса; последний не гасится, а усугубляется пассивным туристским балансом;

- в выездном туризме преобладают “шоп-туристы” (около 70%);

- материальная база туризма, его инфраструктура на 80% (приблизительная оценка) нуждаются в капитальном обновлении, в существенных преобразованиях;

- произошли кардинальные институциональные изменения в туризме - вместо трех суперструктур (Интуриста и Спутника, владевших монопольно “иностранным” туризмом, а также Центрального совета по туризму и экскурсиям, обеспечивавшего дотационный внутренний организованный туризм) ныне существуют эти же три структуры в кардинально редуцированном виде плюс более 30 тыс. частных турфирм разного калибра (от консорциума “Академсервис” с сотнями штатных служащих до фирмочек с численностью сотрудников два-три человека), при этом более 90% фирм занимаются выездным, и менее 10% въездным и внутренним туризмом;

- рынок туризма испытывает серьезные колебания, обусловленные изменениями социально-экономического фона, и характеризуется потенциальной и реальной неустойчивостью.

В этой ситуации продвижение туристского продукта на российский рынок обрело ряд характерных особенностей:

- рекламируются, прежде всего, такие характеристики тура как его комфортность и развлекательность при якобы “минимальной” стоимости;

- из природных и культурных региональных особенностей внимание обращается на море, солнце, кухню, архитектуру - при этом употребляются эпитеты исключительно в превосходных степенях, но достоверность и содержательность таких обычно весьма лаконичных рекламных сообщений убедительными сведениями не подкрепляются;

- специализированные и детальные фирменные каталоги - редкость, серьезные аналитические публикации - еще большая редкость, а периодических профессиональных аналитических изданий практически не существует;

- российские клиенты очень часто ориентируются не столько на рекламу, которой не очень доверяют (что вполне объяснимо), сколько на мнение знакомых, испытавших на себе качество услуг той или иной турфирмы и повидавших те или иные края. Необходимо отметить также и то обстоятельство, что господствующая ныне ориентация на выездной туризм и нерыночный характер туризма в прошлом обусловили скудность, а нередко и полное отсутствие рекламы на уровне отдельных объектов размещения туристов внутри страны. Несколько лучше обстоит дело с рекламой авиакомпаний и ресторанов, отчасти - наиболее крупных музеев. Но в целом как специализированная туристская реклама, так и вообще справочная информация, Существенно и еще одно обстоятельство. Руководители многочисленных региональных туристских или рекреационных учреждений - баз отдыха, пансионатов, детских оздоровительных лагерей, принадлежавших прежде крупным предприятиям, ведомствам или местным властям, как правило, не умеют и не стремятся активно искать клиентов, поскольку “загрузка” этих учреждений всегда осуществлялась без их участия. В результате эти учреждения, представляющие собой один из компонентов туристского потенциала страны, остаются неизвестными и невостребованными. Другое дело, что они лишились ведомственной или государственной поддержки и их материальное положение, состояние зданий и оборудования по большей части бедственное если не катастрофическое. Безусловно, существенным фактором, усугубляющим эту ситуацию, является также падение платежеспособного спроса. Тем не менее некоторые из таких учреждений, проявив инициативу, разработав и осуществив маркетинговые мероприятия, добились очевидных успехов.

Еще одна серьезная проблема в развитии российского рынка внутреннего туризма - несоответствие цен на предлагаемые услуги качеству этих услуг, особенно в части условий размещения, питания и перевозок, то есть в важнейших компонентах туристского сервиса. В результате многие из иностранных туристов, однажды побывавшие в российских регионах, не стремятся приехать к нам снова, а их суждения о российском туризме не способствуют формированию привлекательного облика страны.

И последняя проблема - российский внутренний туризм по сути дела не имеет государственной рекламной поддержки. Между тем формированием позитивного туристского имиджа страны во всем мире занимаются авторитетные государственные структуры. Администрациям национальных парков, заинтересованным в развитии внутреннего туризма, безусловно, следует иметь все это в виду.

2.3 Иркутск – центр иммиграции для китайцев

С появлением на нашей территории соседей из КНР Приангарью время от времени предсказывают китайское будущее. Знакомые, приезжающие в Иркутск из дальневосточных и забайкальских городов, увидев на улицах характерного цвета лица, восклицают: "И у вас!" А затем начинают рассказывать, как много за последние годы у них появилось гостей из Поднебесной и чем они занимаются.

Количество граждан КНР во многих сопредельных регионах растет прямо на глазах. В Хабаровском крае, Амурской и Читинской областях возникают настоящие чайна-тауны, служащие плацдармом для закрепления и дальнейшего проникновения в Россию. За этим процессом с тревогой наблюдают и рядовые обыватели, и губернаторы. Последствия ползучей "оккупация" им кажутся во много раз опаснее, чем московским чиновникам: тигр всегда страшнее, когда он рядом.

Официальный Китай по-азиатски дипломатичен, скрытен и не намерен широко афишировать свои цели. И тем не менее аналитики утверждают, что еще в 1989 году в Поднебесной была принята специальная закрытая программа освоения российского Дальнего Востока, включения его в зону политического и экономического влияния. Через несколько лет на заседании Политбюро Компартии КНР вниманию партийных руководителей был представлен доклад, в котором говорилось о целесообразности приобретения в китайскую собственность земельных владений и недвижимости на Дальнем Востоке, в Забайкалье, Восточной Сибири, о поддержке китайских диаспор за рубежом. На это нацелено и закрытое постановление Госсовета КНР, рекомендующее местным органам власти, внешнеэкономическим и другим структурам поощрять экспорт рабочей силы за границу.

Дальше - больше. По свидетельству профессора Института стран Азии и Африки при МГУ Виля Гельбраса, сейчас наступил новый этап в глобальной китайской миграции: Китай привлекает землячества к решению далеко идущих, масштабных задач. В прошлом году в Пекине прошел форум китайских предпринимателей и китайских мигрантов из всех стран мира. Аналогичное мероприятие состоялось и в Брюсселе. В нынешнем году такие же встречи состоялись в Нью-Йорке, Токио, других городах. Нетрудно догадаться, о чем на этих форумах шла речь. Не приходится удивляться и тому, с какой скоростью появляются землячества в промышленных центрах России.

Внешнеэкономическая стратегия Пекина, определяемая в среде специалистов словами "идти вовне", ориентирована на обеспечение Китая различными видами сырьевых ресурсов, заимствование научно - технических разработок, продвижение китайских товаров на новые рынки сбыта: "Китайские землячества уже действуют в этих направлениях. Не будет ничего удивительного, если использование китайцами теневых и "черных" схем при закупках леса, рыбы и морепродуктов, цветных металлов, дикоросов получит еще больший размах".

Сегодня в неафишируемых планах китайского руководства, как утверждают эксперты, организация явочного освоения китайцами дальневосточных и сибирских приграничных территорий, создание компактных поселений с последующим формированием административно-территориальных автономий. Затем, по всей видимости, следует ожидать "борьбы за воссоединение", как это уже было в других частях света.

Все больше едет к нам людей из других стран, они активны, предприимчивы. На фоне сокращения численности и старения коренного населения это вызывает сложные чувства. Все чаще приходится говорить о нашествии китайцев на Сибирь и Дальний Восток. Не потому, что китайцы агрессивны и замышляют против нас, просто народу у них много, а земли мало. У нас – наоборот. Закрыться невозможно, не те времена, впрочем, силовые методы бессильны здесь что-либо изменить.

Иркутская область тоже популярна у жителей Поднебесной. В области давно процветают китайские рынки, открываются центры китайской медицины, работают фирмы по продаже леса. А недавно на улицах Иркутска и некоторых городов области стали открываться китайские ресторанчики. Еще один признак появления в регионе соседей из Поднебесной - вывески на китайском языке на кафе, магазинчиках и фотосалонах.

Сибирский город Иркутск – один из современных центров китайской иммиграции. И порой очень часто мы задумываемся, какой разрез глаз, и какого цвета кожа будет у наших правнуков? Известно, что в Англии к 2010 году европеоидная раса останется в меньшинстве. Нас то же самое ждет? (комментировал профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета Виктор ДЯТЛОВ) Скорее всего да. Страна у нас изначально многонациональная. Мы в Иркутске веками живем рядом с бурятами, представителями другой расы. Смешанные браки обычное явление, и это обстоятельство совершенно не пугает и не тревожит. Копни предков любого коренного сибиряка, у него обязательно окажется в роду сложный национальный коктейль. Проблема не в том, станет ли узкоглазых, желтолицых больше, чем белолицых, проблема в том, на основе какой культуры будет существовать общество. Мы перешли на современный тип воспроизводства населения, для которого характерна низкая рождаемость. Это свершившийся факт. И надо смириться с тем, что увеличения собственного населения уже не будет никогда. Но не получится ли так, что они приедут, поселятся где-нибудь на окраине Иркутска, постепенно резервация будет расширяться и через некоторое время поглотит город? Все зависит от того, как мы себя поведем. Будем смиренно относиться к этому как к данности или возьмем ситуацию под контроль. Здесь мигрантов столько, сколько требует жизнь, экономическое развитие региона. Потенциально Китай, мировой демографический донор, может предоставить огромное количество людей.

К середине века, по прогнозу серьезных специалистов, востоку России для освоения Сибири и Дальнего Востока может потребоваться миллионов пять-семь, может быть, даже десять мигрантов. И это в условиях, когда за Байкалом сейчас живет миллионов восемнадцать. Можете себе представить, как это радикально изменит этническую, культурную ситуацию в регионе. А если их придет сразу много, если они осядут компактно, образуют свой замкнутый мир на собственной культурной базе, который общается с коренным населением только погранично – на рынке, тогда создадутся два культурных мира. Совсем другая ситуация. Если эта компактная группа окажется где-нибудь на границе с Китаем, не исключен косовский вариант.

На сегодняшний день вопрос, на какой культурной основе будет формироваться сибирский социум – на российской или на чужой является самым главным. Это новая проблема для нас, надо привыкнуть к ней и в нее вникнуть. Вопрос в том, будем ли мы успевать: проблема нас будет гнать или мы станем опережать. Едут они потому, что условия жизни для подавляющего большинства китайцев в России гораздо лучше, чем на родине. Здесь больше возможностей реализации своих способностей, да просто жизнь побогаче. Но едут не все желающие, а только те, кто может найти себе место. Это спрос нашей экономики, которая постепенно выходит из кризиса. А коль скоро этот спрос будет повышаться, надо готовиться к приезду китайцев.

В Москве же, при всех огромных проблемах относительно спокойно. Здесь приезжие из очень многих стран. Миграционные потоки как бы уравновешивают друг друга, и мигранты постепенно принимают нормы поведения московских жителей. Москва – город мирового масштаба, с сильными традициями, укладом жизни, для столицы китайцы – это одна из многих групп: вот кавказцы, вот вьетнамцы, вот китайцы, украинцы, молдаване... А для Сибири это не так, потому что Китай рядом с нами, чувствуется его полуторамиллиардное дыхание, нам было бы неплохо подумать о конкуренции. Пусть будет не один поток. Пусть едут и из Средней Азии. Там качество рабочей силы похуже, но, с другой стороны, мы близки цивилизационно, потому что мы постсоветские. Важно также, что за таджиком в Иркутске не будет стоять гигантская страна, как за китайцем. Геополитически это правильнее. В городах России к кавказцам часто относятся с неприязнью, но их понимают, они для нас “свои”, мы с ними живем бок о бок много веков, к китайцам неприязнь гораздо меньше, зато они для нас далекие, как марсиане. Огромная культурная дистанция, это тоже серьезная проблема. С китайцами необходимо сживаться, устанавливать человеческие отношения, потому что именно человеческими отношениями создается социум. Люди работают вместе, в перерыве пьют чай, рассказывают про своих детей, ходят друг к другу в гости.

Вот мигрант уже понимает, что не принято плевать на пол или рыгать после обеда, ну, ладно, не принято – не буду. Ребенок идет в русскую школу, окультуривается через школу – это важнейший социальный механизм. Он не перестает быть китайцем, не обязательно ассимилируется, но воспринимает нормы морали и поведения, входит в среду, социализируется. Самое главное в том, что принимающее общество должно успевать переваривать мигрантов, приспосабливать к своей культурной платформе. И тогда, сколько бы ни было мигрантов, принимающему сообществу не опасно.

Другие страны – США, Канада, Израиль, например, имеют хорошо продуманные и четко осуществляемые программы селекции и приема иммигрантов. Принимают нужных им специалистов, талантливую молодежь. Есть ли у России подобная программа? Написать программу технически не сложно, но она не может быть результатом только интеллектуальных усилий группы специалистов в этой области. В ее основе лежит философия; общество и государство должны понять для самих себя, что нам надо и чего не надо, что мы хотим получить в результате и чем согласны поступиться, должны понять, зачем нужны мигранты и каково их место. Только тогда это может быть реализовано в наборе конкретных мероприятий.

Чтобы при решении проблем власти руководствовались не эмоциями, страхами, фобиями, спекуляциями недобросовестных и психически больных политиков. Выбор должен быть рациональным, и его делают политические элиты от имени избирателей. Но, сделав выбор, решив принимать людей, нужно создавать для них условия жизни, обучать языку, помогать адаптироваться в среде. Сегодня, не все поймут, как это китайцу, который к нам приехал неизвестно зачем, создаются условия для жизни за счет налогоплательщиков: языковые курсы, пособия, медобслуживание. У нас и так народ небогато живет, а тут еще на китайца жертвовать должен! По мнению Виктора Дятлова – это не верно, ведь приезжий китаец работает, сам себя кормит. Выполняет работу, улучшает жизнь. Но если посмотреть, то сегодня можно увидеть, что почти везде задействованы китайцы, выходит, что они отнимают работу у русского населения? Что ж, конкуренция – дело хорошее. Работай получше, старайся. Кроме того, у них есть экономические ниши – там, где наши не хотят работать. Это грязная, тяжелая, низкооплачиваемая, малоквалифицированная работа. Он оплачивает свое пребывание здесь, оставляет свой труд – то, что нам жизненно необходимо и будет еще долго необходимо. Он платит налоги, торговые сборы. Если не платит, проблема налоговой инспекции, как заставить его платить.

Незаконопослушных надо карать, но сможем это делать только тогда, когда дадим ему возможность быть законопослушным. Сейчас у большинства китайцев нет выбора: нарушать закон или не нарушать, потому что самим своим пребыванием и экономической деятельностью в России он закон нарушает. Он изначально вне закона, вынужден прятаться от милиции. А если смогут находиться здесь законно, обладать правами и обязанностями, иметь возможность легально интегрироваться в существующую систему, то большинство постарается не нарушать законы.

Вот приезжает китаец. Он гость, ущемлен незнанием языка, обычаев, законов, отсутствием гражданства, у него нет связей. Он, безусловно, нуждается в защите. Это объективная жизненная необходимость. Принимающее общество должно заботиться о нем. Милиция должна защищать от правонарушителей, отдел по труду – следить, чтобы работодатели не обижали, платили зарплату, пусть небольшую, но соответствующую работе, которую он выполнил. А он должен быть законопослушным, платить налоги. Если государство и принимающее общество будут его защищать, он сам будет заинтересован в том, чтобы сюда вписаться, интегрироваться, выполнять нормы, правила. Если же китаец будет знать, что государство в лице милиционера его не защитит, то его потребность в защите будет реализована иначе. Найдутся бандиты, “крыша”. Поди сейчас тронь чеченца или азербайджанца в Иркутске! Сто раз прежде подумаешь, потому что он позовет своих и те станут разбираться. То же будет и с китайцами. Бандиты будут их защищать, а взамен потребуют лояльности, покорности, денег... Так и создается мафия, внегосударственный способ организации социума, который берет на себя функции государства, в том числе применение силы.

Сибирь и Дальний Восток в представлении жителей европейской части страны очень дальняя, необъятная окраина, доставшаяся в наследство от СССР. Понятно, что большое богатство, но что с ним делать, кроме того, что защищать, как Курилы, от посягательств? На пространство за Уральским хребтом некоторые отечественные исследователи смотрят как на балласт, мешающий динамичному развитию России, интеграции ее в Европу. И вообще в Сибири метисы живут... Мечтают о небольшом, высокоразвитом, богатом, европейском государстве Московии. Но это уже будет не Россия, а совершенно иное государство, иное общество.

Сибирь и Дальний Восток – места малонаселенные, края с гигантскими природными ресурсами, просто планетарного масштаба. Эти ресурсы неизбежно будут осваиваться, вводиться в оборот, край наш нуждается в возделывании, в рачительном хозяйствовании. Там надо жить, надо строить, выращивать. Долгое время Сибирь рассматривалась как некая кладовка с неимоверными богатствами. Открыл сундук, зачерпнул оттуда. Господствовала хамская, потребительская стратегия – прийти, взять и пойти дальше. Надо этот взгляд менять. Сибирь – не приложение к России, это самостоятельная ценность. Развитие региона необходимо и для Сибири, и для России, и для мира в целом.

Но для того чтобы Сибирь развивалась, нужно, чтобы там жили люди, для которых это место будет родным домом. Кем же ее заселять? До революции были плановые переселенцы из европейской части по столыпинской реформе, заключенные. В советское время комсомольцы, зеки. Сейчас потенциал исчерпан. Нет русской многодетной деревни, которая поставляла людей. Откуда же людям теперь взяться? Значит, китайцы? Конечно, китайцы приедут. Но китайцев у нас будет столько, сколько их необходимо России. Какой окажется спрос на китайскую рабочую силу, столько их и будет. Мы становимся страной с открытой рыночной экономикой, многие вещи будут регулироваться именно спросом и предложением. Необходим товар – будет импульс. Нужный товар в данном случае рабочая сила. А рядом Китай, у которого этого товара много. Это мировой донор.

Китай и Центральная Азия – два основных миграционных источника. От них никак не отгородишься, даже если бы мы этого хотели, потому что для этого надо было бы закрывать границы, выходить из общемирового экономического поля, а это возможно только на основе сталинского типа нерыночной экономики, государства. Пришлось бы создавать железный занавес. Но маловероятно, потому что мы это уже проходили, к тому же и ресурсов нет. Так что неизбежно приезжать будут. Но будут приезжать работать. На высшем государственном уровне провозглашено стратегическое партнерство, но реальный товарооборот очень маленький. Какие перспективы у наших отношений с Китаем? Сложилась парадоксальная ситуация. Встретились по Амуру и Уссури две великие цивилизации, две великие культуры – российская и китайская. Так ведь спинами друг к другу стоим! И для нас граница окраина, и для них окраина. Отгородились друг от друга бетонными заборами. Нам нужен от них не только ширпотреб, но мы, например, никогда не сможем себе позволить, чтобы огромная масса людей у нас собирала вручную платы микросхем, нет столько людей для этого и нет китайского прилежания, получится заведомо хуже. Но у нас много светлых голов, мы можем другое: изобрести что-то, внедрить – другая специализация.

Если будем развивать наши регионы за счет связей с Китаем, который нуждается в газе, научных разработках, сформируются очень тесные отношения, снизится угроза возникновения войны, потому что в обстановке сотрудничества меньше соблазна трахнуть соседа атомной бомбой. Мы станем сферой их жизненных интересов, и они – наших. Будет создан энергомост, от которого зависят целые города и отрасли экономики. Тогда китайцы будут жизненно заинтересованы в ситуации. Будет другой интерес, другая политика.

2.3.2 Иркутский «Чайна-таун»

Улица Первомайская в предместье Радищево Иркутска с первого взгляда ничем не выделяется среди сотни других городских улиц частного сектора - ухабистая дорога, высокие заборы, множество заброшенных домов и лай собак. Только позднее понимаешь, что главное отличие Первомайской - в ее жителях. Большинство из них - китайцы. Это 40 домов или порядка 200 человек. Считается, что именно сюда приезжают жители Поднебесной, пожелавшие навсегда "осесть" на территории России. По времени пребывания всех обитающих на Первомайской улице китайцев можно условно разделить на несколько категорий.

К первой относятся те, кто оказался в Иркутске после Второй мировой войны. Тогда в КНР был страшный голод, вот и перебегали китайцы международную границу, невзирая на то, что за это в СССР их наказывали тюрьмой. Пока родители отсиживали положенный срок (в среднем, год-полтора), детей определяли в приюты. Сейчас потомки "послевоенных" китайцев официально носят русские имена и не знают языка своих дедов. "Моя бабушка бежала в Советский Союз с двумя детьми на руках, а третий был в животе, - рассказывает одна из жительниц Первомайской Катя, - сначала она переплыла Амур, а потом и до Иркутска добралась".

Ко второй категории можно отнести китайцев, которые приехали покорять Иркутск в 60-70-е годы. В то время в Китае тоже было нелегко. Вот и спасались, кто как может. Ира - плод любви китайца и кореянки - вспоминает, что ее родители, как только оказались в Иркутске, сразу здесь - на Первомайской - и поселились: "Огород завели, стали капусту выращивать, а потом ее продавать. Сейчас одна капуста не в цене, поэтому растим еще морковь, зелень. Салаты делаем".

Третья категория - это те, кто покинул Китай в 90-е годы. Как говорится, поехали в Россию на заработки (на родине мало-мальски разбогатеть гораздо сложнее). За 5-10 лет они тоже обжились, многие создали семьи. Кстати, смешанные браки -явление распространенное. Китайские мужчины охотно отдают предпочтение российским женщинам. Вполне комфортно под одной крышей уживается и русский милиционер с китайской продавщицей.

Невольно возникает вопрос, а почему китайцев больше всего тянет в Радищево, на улицу Первомайскую? Земли брошенной много. В КНР заполучить в личное пользование земельный участок - целое событие, у нас - все гораздо проще. Купил, а потом главное - не забывай про земельный налог. Между прочим, китайцы исправно платят все необходимые сборы, нет долгов за электричество.

Основное занятие выходцев из Поднебесной - торговля. Продают все: овощи, фрукты, одежду, постельное белье, канцелярию, аудио-видеотехнику и прочую бытовую мелочь. Все дешево и без гарантии на качество. Ремонт обуви, автосервис, строительство, ресторанный бизнес - всем этим китайцы тоже зарабатывают на иркутской земле. Самое прибыльное дело - перекупка леса. На Первомайской живут бизнесмены всех мастей. Но большинство нынешних обитателей, как и их предки, зарабатывают на жизнь сельским хозяйством. Удобряют скудную почву, возводят огромные теплицы, копают скважины, чтобы вода была: кому-то хватает 18 метров, а кому-то и до 30-метровой глубины приходится рыть. Рассказывают, что сейчас на Первомайской новых жителей практически не появляется - места нет: "Те, кто здесь зацепился, рядом строят дома для детей". Если "русская" часть улицы все больше приходит в запущение, то "китайская" напротив - преображается. В последнее время на месте покосившихся деревяшек стали появляться двухэтажные домики. Сегодня китайцы активно обживают земли деревни Хомутово. Идет завоевание новой территории.

Коренные иркутяне к азиатским соседям относятся дружелюбно. По словам Кати, многие становятся друзьями: "Вместе отмечаем праздники и русские и китайские. Самый популярный китайский праздник - Новый год по лунному календарю. Веселимся всей улицей". К торжеству, как положено, готовится несколько десятков блюд. Острая пища сибирякам очень нравится, как впрочем, борщ - китайцам. Вот и делятся по-соседки кулинарными рецептами. Правда, в Китае хозяин кухни - мужчина, появление женщины у плиты скорее исключение. В России все наоборот. В отличие от взрослых, между детьми нередки стычки. Маленькие жестокие человечки не обделены фантазией, поэтому клички выходят до боли обидными: акцент делается на внешности. Прозвища подкрепляются услышанным дома или на улице матом. "Всякое бывает, - признается Катя, мать двоих детей, - Китайские семьи действительно страдают. Недавно мальчика устраивали в школу. Видят, что китаец и не берут ни в какую. В детских садах сговорчивее". Несмотря на то, что в округе три дошкольных учреждения, жители "китайской" улицы отдают своих чад в одной место - так безопасней. Это правило распространяется и на школу. Среди русских сформировался стереотип, что китайцы едут в Россию, еще и для того, чтобы обзавестись кучей детишек. В Китае, как известно, действует правительственное ограничение "Одна семья - один ребенок". На самом деле, повышенным инстинктом размножения китайцы не страдают: норма - два малыша.

Удивительно, но факт, точной информации о количестве китайских мигрантов нет ни у кого в России. Как пояснили "Известиям" в РУ ФСБ И УВД Иркутской области, оценок о том, сколько реально китайцев прибывает в регион, много. Но никто не знает точно, насколько достоверны те или иные цифры. Например, официально за четыре месяца 2003 года в Иркутскую область прибыло 2800 китайских граждан, реально их здесь - около десяти тысяч. В чем причина такой недостоверной информации? В ФСБ считают, что в России до сих пор не налажен единый учет и контроль за миграционными потоками.

Руководитель миграционной службы УВД Иркутской области Александр Терехов говорит, что в Иркутске существует единственный контрольно-пропускной пункт по круглосуточному контролю за миграцией - в аэропорту: "Все рейсы, которые прилетают из Китая, Монголии мы проверяем. Но сейчас, в связи с угрозой атипичной пневмонии транзитные рейсы из Китая отменены. Однако, основной приток миграции, которую мы не контролируем прибывает в регион по авто и железной дорогам". Кстати, основные потоки мигрантов из Поднебесной прибывают в Иркутскую область через границу с Маньчжурией и Забайкальск. В Чите они регистрируются и едут в Иркутск. Забавный факт: о желтой угрозе в России заговорили впервые после того, как миграционные службы Владивостока сообщили, что через их КПП въехало 200 тысяч китайцев, обратно выехало только 100 тысяч. Но эта информация не соответствует действительности - китаец, который въехал во Владивосток, потом скорей всего легко выехал через тот же Питер. Специалисты шутят, чтобы точно знать, сколько у нас китайский граждан, надо закрыть Иркутск, и всех пересчитать по головам. "Государство до сих пор не может определить, сколько китайцев проживает на территории России, - говорит профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета Виктор Дятлов. - Несмотря на то, что у нас существует система МВД, ФСБ, миграционная служба, пограничные войска, оценки количества китайцев в стране колеблются от 300 тыс. до шести млн человек. А это значит, что государство не может принимать грамотных управленческих решений". По мнению Виктора Дятлова, отсутствие точных данных о численности китайцев дает возможность манипулировать цифрами: "Какой-то губернатор говорит: "Нас захлестнули китайцы. Дайте нам больше денег из Москвы, чтобы мы эту проблему урегулировали". Ясно, что эти деньги пойдут на офисы, компьютеры, зарплаты, а часть и вообще не по назначению. Проблема же как была, так и остается нерешенной". Начальник отдела по борьбе с преступлениями, связанными с иностранными гражданами и этническими преступными группировками управления уголовного розыска УВД Иркутской области Геннадий Муминов также считает, что у нас не в полной мере отработан механизм выдворения. Однако даже в таких законодательных условиях в Чите эту проблему решили: "Там формируется спецпоезд, куда загружают всех китайцев, и отправляют на родину".

В РУ ФСБ пояснили, что проблема объясняется просто - сегодня возможности ОВИР и миграционной службы ограничены. Кроме этого у официальных служб недостаточно средств на выдворение (вывезти иностранца, если он говорит, что не имеет средств, необходимо за счет государства). Алексей Терехов уверен, что сейчас на государственном уровне уже решается проблема усиления миграционной службы: принята концепция сплошного миграционного контроля на территории РФ. Она, кроме прочего, предусматривает, что в каждой точке, например, Иркутской области будет налажен миграционный контроль. Сейчас ситуация такова - в районах за эти вопросы отвечает начальник местного райотдела милиции. А у него и без наших проблем хватает головной боли. У миграционной службы силы ничтожные. Если у нас будет миграционная инспекция, да еще состав аттестованных инспекторов, как это предусматривает концепция, тогда в каждом районе и городе области будут работать профессионалы. Мы сейчас находимся в составе УВД, помощи и полномочий имеем достаточно, но пока не подкреплены материально. С июля миграционные службы Восточной Сибири и Дальнего Востока будут объединены в локальную сеть. Это позволит точно знать, кто из въехавших китайцев куда перемещался.

Однако не все китайские граждане пребывают на нашей территории в нелегальном статусе. Некоторые предпринимают шаги для получения вида на жительство и в дальнейшем - гражданства. Начальник отделения по контролю над режимом пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства Управления паспортно-визовой службы УВД области Юлия Мурыгина говорит, что, согласно новым законодательным правилам иностранный гражданин, который зарегистрирован временно на территории РФ, при наличии у него оснований, имеет право получить разрешение на временное проживание: "Прожив по нему как минимум год, можно претендовать на получение вида на жительство. Основания на разрешение указаны в законе. Надо иметь действительные документы, постоянный легальный источник дохода, место для проживания, важно не нарушать российское законодательство, нельзя болеть опасными заболеваниями, которые признаны таковыми на территории РФ. А также необходимо доказать, что, проживая в стране своей гражданской принадлежности, он не привлекался к уголовной ответственности. В течение полугода будут идти квалифицированные проверки разными службами. Только после этого может быть принято решение о выдаче разрешения на временное проживание. Чтобы получить вид на жительство надо повторно пройти все проверки, потому что вид на жительство - это прямая дорога на гражданство". Даже если у китайца русская жена, это не является преимуществом для получения гражданства. Единственное, это дает ему право получить разрешение на временное проживание без учета ежегодной квоты. Для Иркутской области в 2003 году квота составляет 3 тысячи человек.

Китайцы, которые проживают в Иркутске на законных основаниях, считают, что нелегалы портят репутацию китайской нации в целом. В то же время они отмечают, что российские власти не стремятся выдворять незаконно въехавших. По их мнению, незаконные мигранты являются источником "теневого" дохода для тех же сотрудников милиции, уже поэтому их нахождение в городе выгодно.

Виктор Дятлов считает, что когда государство не может или не хочет контролировать процесс внешнего притока - это страшная вещь: "Нелегальный мигрант незащищен. Если его ограбили - в милицию он не пойдет, потому что там у него первым делом документы спросят. А в защите нуждается любой человек. Особенно - вдвойне, втройне - нуждается в защите человек за рубежом. Так как государство не может защитить такого мигранта, то эту функцию на себя должен взять кто-то другой. И конечно, находятся такие структуры, которые на себя эту функцию берут. Криминальные. Они защитят и сделают это эффективно. Фактически получается, что частные лица, криминальные структуры берут на себя функции государства. Они подменяют собой государство. Это вещь страшная, потому что тогда государство взрывается изнутри. И это путь к мафии".

Кстати, о преступности. В РУ ФСБ сообщили, что в последние годы в отношении китайский граждан было совершено несколько громких убийств, которые выходят за рамки просто уголовных. 2001 год декабрь ...

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Организация и тактика тушения пожаров на нефтепромысле г. Перми". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 817

Другие дипломные работы по специальности "Безопасность жизнедеятельности":

Организация работы по охране труда и жизнедеятельности образовательного учреждения - ДЮСШ "Самбо и Дзюдо"

Смотреть работу >>

Детский травматизм и его профилактика

Смотреть работу >>

Пожаровзрывозащита мукомольного производств

Смотреть работу >>

Рабочее место программиста (раздел диплома по БЖД)

Смотреть работу >>

Планирование и организация физической безопасности как составной части комплексной безопасности предприятия (на примере АЭС)

Смотреть работу >>